home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5


Волчий вой не прекращался, и я не сразу поняла, что это уже вовсе не сон: Серый громко надсадно выл и скребся в дверь. Такого не было никогда. Не раздумывая ни минуты, я выбежала в коридор и бросилась к двери. 10 секунд, как учили когда-то, чтобы восстановить дыхание и сконцентрироваться. За дверью может быть что угодно — раз. Я много раз участвовала в университетских дуэлях — два. Главное — это реакция и простота действий — три. Нельзя недооценивать противника — четыре. У меня два вида магии, это плюс — пять. Я давно не пользовалось темной — минус, расслабилась — шесть. Там Серый — это семь. Я должна быть сильной — восемь, девять, десять…

Я резким рывком распахнула дверь и выскочила за порог. Кривая луна освещала бледным светом небольшой пятачок улицы перед моим домом. Картина, открывшаяся моим глазам, была чудовищна и страшна: трое мужчин, стоя спина к спине и образовав простейший боевой круг, отбивались от сумеречных тварей, которых было гораздо больше. Серый со вздыбленной шерстью и оскаленной пастью, перестав выть и скрестись в нашу дверь, бросился в самую гущу схватки. Несколько драгоценных секунд я простояла в оцепенении, затем опомнилась и начала действовать. Даже с моей помощью мужчины не справятся с нежитью — ее слишком много и, судя по всему, она уже успела вкусить чьей-то крови, которая заставляет ее биться до победного бифштекса из человечины. Связной амулет, с помощью которого я могу вызвать Керса и стражников на подмогу, у меня дома. Значит, единственный возможный вариант поведения — отвлечь этих тварей, укрыться у меня дома, создав совместную защиту, и позвать на помощь.

Сумеречные твари — порождение тьмы, больше всего они боятся света. Я начала плести заклинание, которому меня когда-то научил отец, — наш фамильный отличительный знак. Обычное заклинание света, усиленное частичкой своей души и специальным произношением нараспев, было в подобных ситуациях незаменимо. Мужчины, занятые сражением, не слышали, как я подбежала. Чтобы спустить заклинание в нежить, нужно было убрать с дороги мужчин, иначе слишком яркий свет может ослепить их на некоторое время, а его у нас в запасе сейчас нет совсем. Кричать — слишком опасно, в горячке боя меня могут ненароком ранить. Судя по их стойкам и слаженным действия, они профессиональные боевые маги, настоящая боевая тройка, — самый распространенный вид военно-магических объединений. Если я ничего не забыла за эти годы, то…

— Ashnavar! — крикнула я изо всех сил. Мужчины повиновались сразу: все трое мгновенно прекратили атаку, закрылись магическим щитом и повернулись на мой голос. Итак, с боевым приказом защититься и повиноваться говорящему, я ничего не напутала. Теперь надо приказать им усилить мое заклинание и отступать.

— Oshton! — летит следующий приказ, и вслед за ним я спускаю с пальцев свое заклинание, допевая последнюю строку и вплетая часть своего внутреннего света в слова. Мужчины, защищенные своим щитом, вскидывают руки и усиливают заклинание.

— Istan! — командую я и бегу к дому. Рядом бежит Серый. Я слышу, как за моей спиной бегут мужчины. В считанные секунды я достигаю двери, запускаю новых знакомых и Серого и захлопываю дверь. Кровь бешено стучит в висках. Я слишком привыкла к мирной жизни, забыла про совместные со стражниками ночные патрули во время истончения купола, все забыла. Сердце бухает в груди и не желает успокаиваться. Мужчины выглядят не лучше: в потрепанных и запыленных плащах, тяжело дышащие после недавней схватки. Один был ранен: кровь с его рукава капала на пол в прихожей, где мы все стояли. Кап-кап-кап… Этот размеренный звук привел меня в чувство.

— Закройте вход двойным зеркальным щитом, я сейчас позову на помощь, — быстро проговорила я и бросилась к своему плащу, одиноко болтающемуся на вешалке в шкафу прихожей. В кармане плаща лежал амулет связи с Керсом. Подобные артефакты, позволяющие связаться через любое расстояние с кем угодно, стоили безумно дорого и всегда делались на заказ тем людям, между которыми устанавливалась связь. Краем глаза я видела, что мужчины по-прежнему беспрекословно подчиняются и уже закрывают дверь необходимым щитом

— Давай, миленький, давай, — шептала я, прокручивая камень связи в небольшом медальоне. Через полминуты раздался сонный и недовольный голос Керса.

— Черт, Лия, ты знаешь, который час? — проворчал он.

— Керс, подъем! — заорала я. — Около моего дома сумеречные твари, где-то с дюжину особей. Временно дезориентированы моим фирменным световым заклинанием. Со мной три боевых мага. Мы в моем доме под защитой двойного зеркального. Нужна помощь.

С Керса сразу слетел весь сон. Уже спокойным и твердым голосом он ответил:

— Держись, дорогая, я сейчас подниму наших и примчусь сам.

Я погасила амулет и повернулась к мужчинам, которые уже закончили со щитом и теперь смотрели на меня пристально и с любопытством. Я с не меньшим интересом рассматривала своих невольных гостей. Все трое были выше среднего роста, фигуры их закутаны в черные плащи. В полумраке коридора лиц было почти не разглядеть. Повисла тишина, которую никто не хотел нарушать. Серый подошел ко мне и привычно ткнулся мордой в ладонь. Я опустилась на колени и, сев прямо на пол, обняла его за шею.

Один из мужчины выступил вперед и, галантно поклонившись, произнес:

— Мои друзья и я обязаны вам жизнью.

— Не мне, а Серому, — отстраненно кивнула я.

— Вам обоим, — твердо возразил мой собеседник, опускаясь рядом со мной на пол и протягивая руку.

— Позвольте представиться: Рэмиан Нортон.

— Лия Вэльс, — я протянула ему в ответ свою руку, которую он крепко пожал.

Я встрепенулась и зажгла свет, щелкнув пальцами.

— Среди вас есть раненые? Я целитель.

— Нам сегодня везет, — со смешком сказал другой мужчина. Я перевела на него вопросительный взгляд. — Жизнь спасли, еще и подлечат, чем не везение?

Все трое засмеялись громко, так, как смеются люди, избежавшие большой опасности и прекрасно это осознающие.

Я молча подошла к тому из них, с рукава которого капала с раздражающе мерным звуком кровь.

— Начнем с вас. Сейчас я принесу свои инструменты, а вы даже не вздумайте шевелиться.

— Это настолько серьезная рана? — встревожено спросил он. Я наклонилась поближе к раненому предплечью, оценила наспех поставленное обезболивающее и кровоостанавливающее заклинание, которое вот-вот должно истаять, и, выпрямившись, ответила:

— Нет, жить будете, но мне бы не хотелось, чтобы вы окончательно испортили мой ковер. Мне лень заниматься покупкой нового, а бытовой магией я практически не владею. Господин Нортон, — обернулась я к единственному знакомому среди этой троицы, — отряд стражников я вызвала, но щит лучше поддерживать.

Нортон ошарашено кивнул, и я направилась в гостиную за своим саквояжем. Наверное, со стороны я выглядела настоящей сумасшедшей: среди ночи впустила домой трех незнакомых боевых магов. Если бы это была простая стычка, в которых мужчины периодически выясняют, кто самый сильный, самый смелый и самый ловкий, я бы не вмешалась — таково негласное правило боевых магов. Маги — создания довольно свободолюбивые, они не терпят, когда лезут в их дела, но и сами уважают личную жизнь других.

Когда я вернулась с инструментами, то застала почти идиллическую картину: мужчины о чем-то беседовали, одновременно подпитывая щит на двери.

— Так, давайте начнем, — вмешалась я, бесцеремонно обрывая их разговор на правах целителя.

— Может, я лучше подожду военного целителя, — жалобно протянул раненый.

— Не нужно никого ждать, — коварно усмехнулась я, — потому что я и есть штатный военный целитель города Корлин Лия Вэльс.

— У тебя, видимо, нет выбора, дружище, — засмеялся Нортон. Я подошла к безымянному раненому и силой усадила его на стул.

— Как вас зовут?

— Ах, простите, — спохватился он, — забыл представиться, Элиам Штондт.

— Что ж, господин Штондт, процедура, думаю, вам знакома: сейчас я снимаю временное заклинание, промываю рану, ставлю постоянное заклинание заживления, и все счастливы. Готовы?

Штондт мужественно кивнул, а я начала привычную работу. Рана его была неглубокой, но крови он потерял прилично. Когда заклинания заживления и обезболивания были наложены, я протянула маленький красный пузырек своему пациенту.

— Вы потеряли много крови, надо восстановить. В течение трех дней принимайте этот отвар по чайной ложке в день. Только обязательно, слышите? Не делайте мою работу бесполезной.

— Хорошо, госпожа целитель, — церемонно поблагодарил Штондт.

— Господа, нужна ли моя помощь кому-нибудь еще? — повернулась я к остальным.

— У меня только мелкие царапины и синяки, само пройдет — отрицательно покачал головой Нортон.

— А мне бы не помешало, — выступил вперед третий их магов, — кажется, у меня треснуло ребро.

— Это опасно, — засуетилась я, — раздевайтесь по пояс и садитесь на стул. Господин Нортон, принесите, пожалуйста, из гостиной стул, — она прямо по коридору.

— Гордрик Эндсон к вашим услугам, госпожа, — коротко отрапортовал тем временем раненый маг.

Я протянула руку для пожатия, но мою ладонь господин Эндсон ловко перехватил и поднес к своим губам. За моей спиной раздалось деликатное покашливание — это Нортон принес стул. Я аккуратно высвободила руку и приступила к своим обязанностям. Осматривать господина Эндсона было одно удовольствие — у него был мощный торс с рельефными мышцами, перекатывающимися под загорелой кожей. Каюсь, я даже прикасалась к его груди чуть чаще, чем того требовал мой лекарский долг.

— Трещин у вас нет, только сильный ушиб. Заклинания здесь излишни, я наложу вам повязку, пропитанную заживляющим отваром. Будет немного щипать, потерпите.

— Все, что нужно, — с готовностью кивнул мой второй за этот вечер пациент.

Пока я занималась повязкой для Эндсона, в дверь раздался барабанный стук и послышался звучный голос Керса:

— Лия, открывай!

— Господин Нортон, будьте добры, откройте дверь, — попросила я, не оборачиваясь.

Керс ворвался в дом подобно урагану и тут же начал вести допрос:

— Так, детка, на дворе ночь, в твоем доме трое незнакомых мне мужчин, один из них раздет по пояс, а ты в одной ночной рубашке. Что я должен думать?

Только усилием воли мне удалось не покраснеть. Я и совсем забыла, что выбежала на улицу, даже не накинув халата, а потом уже и вовсе было не до этого.

— Керс, — ответила я, заканчивая перевязывать Эндсона, — по-твоему, я должна была сначала надеть вечернее платье, а уже потом отгонять нежить и лечить вот этих героев?

Керс подошел ко мне и положил руку на мое плечо, разворачивая меня к себе.

— Конечно же, нет, моя девочка. Я просто очень волновался. Сегодня пик луны, первый день истончения купола. Сумеречные твари голодны и разъяренны. Ты как?

— Я нормально, просто устала. Меня Серый разбудил. Спасибо, что пришел так быстро, — прижалась я к груди друга.

— Ну, полно тебе, как будто могло быть иначе? — Керс аккуратно отстранил меня от себя и обвел глазами троицу магов. — Господа, я думаю, нам надо поговорить. Лия, мы пройдем в гостиную?

— Конечно, идите. Я переоденусь и принесу чай.

Керс во главе небольшого отряда прошествовал в мою маленькую гостиную, а я отправилась приводить себя в порядок. Времени наводить красоту не было, поэтому я надела первое попавшееся в шкафу платье, заплела косу и поспешила на кухню. Серый ждал меня там и, гипнотизируя взглядом миску, тактично намекал на необходимость срочно позавтракать.

— Да, мой дорогой друг, — обратилась я к нему, выкладывая в его миску кусок свежего мяса, — ты сегодня самый настоящий герой.

Пока Серый завтракал, я быстренько заварила чай и даже вытащила из закромов печенье, испеченное в порыве вдохновения ко вчерашнему ужину с Керсом, да так и оставшееся нетронутым. Нагрузив всем этим поднос, я отправилась в гостиную.

— Лия, присядь, я тебе сейчас помогу, — Керс при моем появлении действительно вскочил с кресла, забрал поднос и, кивком головы велев мне усаживаться, принялся ловко расставлять чашки и наливать чай. Пока он суетился, я с удивлением обнаружила, что с таким большим количеством мужчин моя гостиная стала совсем маленькой и тесной. К двум мягким креслам и небольшому столику у камина подтащили стулья, ковер был изгваздан, а моя забытая на кресле индирская шаль сиротливо лежала на каминной полке.

При моем появлении мужчины, что-то обсуждавшие с Керсом, замолкли. Теперь же все были заняты чаем и печеньем. Я, лениво помешивая в своей чашке сахар, наблюдала за собравшимися. Керс, озабоченно хмурясь, прихлебывал чай. Поймав мой внимательный взгляд, он ободряюще улыбнулся. Имена моих новых знакомых совершенно перепутались у меня в голове, и я беззастенчиво рассматривала их, пытаясь вспомнить кто есть кто.

Они все были чем-то неуловимо похожи. Все боевые маги чем-то похожи, если знать, на что обращать внимание. Все трое — коротко стрижены, выше среднего роста, в черных плащах, которые не скрывают, а скорее подчеркивают хорошо развитую мускулатуру. Сидящий прямо напротив меня господин выделялся из этой троицы пижонским стилем, больше характерным для столичного аристократа, чем для боевого мага в Приграничье. Плащ его явно был сшит на заказ у первоклассного портного и сидел на нем как влитой. Я готова была поклясться, что и ткань на ощупь напоминает мою шаль — такая же мягкая, тонкая и, вместе с тем, теплая и прочная, а значит, привезена из соседнего государства Индиры и стоит недешево. В левом ухе у него красовалась сережка с редкой черной жемчужиной; черты лица — тонкие и правильные.

Второй маг сидел от меня по левую руку и выглядел попроще первого. Нос его был несколько раз сломан и, видимо, всякий раз срастался без помощи целителя, потому что его кривизна была сразу заметна. Глаза его были ярко-карие, глубоко посаженные, густо обрамленные ресницами, что вкупе с широкими бровями вразлет, высокими скулами и кривым носом придавало его лицу нечто хищное и опасное. На правой руке на мизинце поблескивал перстень с черной жемчужиной.

Наконец, третий был обладателем широкого квадратного подбородка, резких скул, тонких губ и серых глаз, которые хитро поблескивали из-под светлых ресниц. В нем было что-то волчье и что-то свое, родное — то, что с трудом передается словами, но ощущается сердцем. На правом мизинце я заметила и у него перстень с черной жемчужиной. Всем троим на вид можно было дать от 30 до 40.

Голос Керса разрушил смутное очарование этой предрассветной тишины:

— Дорогая, это превосходное печенье! Ты прямо как будто знала, что будут гости!

— Вообще-то я испекла его к нашему вчерашнему ужину, но в тебе не осталось места для десерта! — парировала я.

— Неужели такое бывает? — округлил глаза Керс в притворном изумлении. Я важно кивнула и, резко стерев улыбку с лица, спросила:

— Итак, введи меня в курс дела, Керс, будь так добр.

С Керса мигом слетела вся шутливость, он подобрался и заговорил деловым суховатым тоном.

— Предоставим это право нашим гостям, — он замолчал и перевел взгляд на троицу. После небольшой паузы заговорил господин Жемчужная Сережка.

— Собственно, рассказывать особо нечего. Мы с коллегами получили задание расследовать случившиеся в Корлине похищения темных магов из стражи. Несколько дней назад выехали из столицы, по пути заглядывали во все города Пограничья. Въехали в ваш город и направились к гостинице. Тут-то на нас и напала нежить. Потом прибежал волк, а потом уже подоспела наша прекрасная спасительница. Вот и весь рассказ.

— Негусто, — подвела я итог. — Из какого вы ведомства, господа?

— Мы с Рэмианом, — тут Жемчужная Сережка указала на Волчий Взгляд, — из Отдела внутренней безопасности Имперской службы…

Ага, значит третий — господин Мощный Торс. Он откуда, интересно?

— … а Эндсон из Особого отдела.

Я непроизвольно поморщилась. Принесла ведь нелегкая!

— Мне вот что интересно, господа, вы ведь все трое — боевые маги, причем явно из сработанной тройки, вам не привыкать работать вместе. Почему вы не размазали этих тварей как масло по бутерброду? — спросила я.

— Вы можете нам не поверить, но, такое чувство, что нежить кто-то натравливал на нас и подпитывал ее энергией извне, — после некоторого молчания ответила Жемчужная Сережка. Он, кажется, у нас Нортон? Или Штондт? Ладно, пусть пока побудет Сережкой, а там видно будет.

Керс присвистнул, а я чуть не подавилась чаем и закашлялась.

— Мы бились примерно четверть часа, но нежить, ненадолго выходя из строя, вновь возвращалась. Магия действовала через раз, помогали только защитные заклинания. Мы первые столкнулись с тварями, не реагирующими на атакующую магию.

— А как вы справились с ними, Керс? — повернулась я к другу.

— Очень просто. В патруле я сегодня был единственным темным магом, поэтому я прикрывал наших, пока они по старинке кромсали сумеречных тварей мечами.

— То есть магией ты на нежить не воздействовал?

— При таком раскладе сил это лишено смысла.

Мы все немного помолчали. Все новости не укладывались у меня в голове.

— Кстати, госпожа Вэльс, откуда вы знаете формулы командования темными магами в боевых условиях? — задал мне вопрос Волчий Взгляд.

— Я училась на факультете целительства, нас как потенциальных боевых магов тоже заставляли их учить, — рассеянно откликнулась я.

— С каких это пор целители считаются возможными боевыми магами? Разве это не противоречит вашей светлой природе?

— У меня хорошо развиты оба дара, — честно ответила я, не видя никакого смысла скрывать очевидное, — поэтому я в обязательном порядке посещала факультатив по боевой магии.

Настала очередь Сережки присвистнуть:

— А вы удивительная женщина, госпожа Вэльс!

— Стараюсь, — холодно промолвила я.

— Что ж, спасибо за все, нам, пожалуй, пора, — проговорил Мощный Торс Особиста, поднимаясь со стула. Остальные последовали его примеру. — Думаю, нам вместе придется работать по этому делу. Рад был знакомству.

Я тоже поднялась с места и так же церемонно произнесла полагающиеся в таком случае слова про взаимное приятное знакомство, про пустяки с помощью (мол, на моем месте так поступил бы каждый) и про то, что рада буду сотрудничать с новыми знакомыми в деле поимке злых супостатов. Гости наконец-то откланялись, и Керс пошел их провожать.

Я услышала звук хлопнувшей двери и легкий шорох шагов друга. Керс сел напротив меня и откашлялся, напоминая о своем присутствии. Я лениво подняла на него взгляд.

— Ну, что скажешь, Лия?

— Не знаю, — я передернула плечами. — Что ты хочешь от меня услышать?

— Не увиливай и зажги камин — прохладно что-то, — поежился Керс.

— У меня туго с бытовой магией, как будто ты не в курсе. Зажги сам.

— Ох, ну и достанется же кому-то такое сокровище, — сокрушенно покачал головой друг.

— Будешь ворчать — достанусь тебе, — съязвила я в ответ.

— Нет, такого счастья я не вынесу, — произнес Керс, разжигая пламя в камине.

— Ладно, — милостиво махнула рукой я, — давай вернемся к нашим магам. Ты ведь о них хотел поговорить?

— Да. Я тут с ними немного побеседовал, пока ты чистила перышки. На первый взгляд, неплохие ребята. Сдается мне, что новый капитан не так уж плох, раз вызвал подкрепление из центра. Только вот странно, что никого из Ковена не прислали.

— Да, насчет Ковена ты прав. Капитан говорил что-то насчет подкрепления и, между прочим, упоминал об особисте. Вот только зачем? Он кого-то подозревает из своих? Или знает больше, чем говорит?

— Мы мало что знаем о самом капитане. Его приезд как-то некстати совпал с началом всех этих странностей, — заметил Керс.

— Не люблю пальцем в небо тыкать. Уже через несколько часов будет совещание, послушаем, что другие узнали, что эти залетные бойцы нам расскажут, а там уже можно будет выводы делать.

— Я боюсь тебя, когда ты вот так спокойно и логично рассуждаешь о происходящем.

— Брось, ты думаешь то же самое, просто потрепаться хочешь. И я хочу. Так что давай просто поболтаем. Хочешь, я принесу еще печенья?

— Давай. А что-нибудь посущественнее есть? — жалобно спросил Керс.

— Остатки нашего вчерашнего ужина. Будешь?

— Да, буду. Ты лучшая женщина в Корлине, Лия, честное слово!

— Ладно, тогда в следующий раз ты меня кормишь в каком-нибудь трактире, — рассмеялась я.

— Все, что угодно!

— Собери все со стола и отнеси на кухню, а я пойду разогревать рагу, — скомандовала я.

— Слушаюсь, лейтенант Вэльс, — козырнул Керс. Я только покачала головой и снова рассмеялась. Без Керса моя жизнь потеряла бы много ярких красок. Если за это нужно платить ужинами, то я согласна, потому что это — ничтожная цена за проверенного временем и жизнью человека.

Через несколько минут Керс появился на кухне, что-то весело насвистывая под нос. Я уже доставала из разогревающей печки тарелку с дымящимся рагу. Моя кухня была полна такими вот магическими приборами, которые были созданы для облегчения жизни таким вечно занятым лентяйкам, как я. Магчайник, согревающий воду в считанные минуты; согревающая печка, позволяющая быстро согреть пищу и не спалить ее дотла; холодильная камера, сохраняющая продукты свежими в течение нескольких дней. Работали все они за счет специальных артефактов, которые нужно было заряжать раз в месяц. Мне как магу, бесконечно далекому от бытовой магии, легче зарядить артефакты, чем делать все самой. Артефакты вообще очень часто использовались в качестве накопителей магической энергии, наполнять их новой энергией не очень-то трудно, если, конечно, они не слишком много этой самой энергии потребляют. Бытовые требовали минимальной магической подпитки и нечасто, боевые и защитные — гораздо чаще и в большем объеме.

Керс времени не терял и уже сел за стол, преданно гипнотизируя тарелку с рагу.

— Иногда мне кажется, что тебя невозможно прокормить, — пошутила я, ставя перед ним вожделенное блюдо.

— Зато тебе всегда есть, чем заняться, — парировал он и уделил все свое внимание еде. Пока Керс отдавал должное моей готовке, я заварила свежего чаю и разлила его по чашкам.

— Ты так и не сказала, как тебе новые знакомые? — через несколько минут спросил Керс.

— Время покажет, — ответила я, подливая себе чаю.

— Ты утром слишком много философствуешь, — заметил Керс.

— Сыплю избитыми истинами, ты хотел сказать?

— Может быть. Не понимаю, почему ты так раздражена, — резко меняя тему, задал он вопрос.

— Потому что мне страшно, Керс. За тебя, за себя, за всех нас. Потому что я не понимаю, что происходит. Потому что я уже не в том возрасте, когда хочется приключений. Потому что я была в восторге от мускулов особиста, когда осматривала его после боя. Меня оправдывает только то, что я не знала, кем и где он служит, — немного невпопад закончила я, стараясь свести все в шутку. Друг не поддержал и, отставив недопитый чай, накрыл своей рукой мои нервно подрагивавшие пальцы.

— Я с тобой, Лия.

— Это радует. Однако еще больше я обрадуюсь, когда перестану разводить сырость по любому поводу и возьму себя в руки.

— Сейчас почти половина шестого утра, на совещание нам к девяти. Предлагаю немного отоспаться, — после некоторого молчания высказался Керс.

— Да, отлично. Постелешь себе в гостиной, как обычно.

— Нет, ты все-таки невыносима. Я мужчина, за мной нужен уход.

Я закатила глаза и засмеялась.

— Что поделать, если у меня есть некоторые принципы. Например, принцип гостевого самообслуживания. Подушка и одеяло на прежнем месте. Разбудишь меня в половину девятого, — с этим словами я поднялась и гордо прошествовала мимо весело ухмыляющегося Керса в свою спальню.

Я прилегла на кровать и принялась задумчиво смотреть в потолок. Спать не хотелось, единственным желанием было еще раз в тишине разобраться с событиями последних дней. Итак, примерно месяц назад при странных обстоятельствах было совершено нападение на нового капитана городской стражи. Затем пропали трое темных магов из этой же самой городской стражи. Капитан забил тревогу, собрал совещание. На следующую ночь приехало подкрепление в виде одного особиста и двух безопасников. На них напала ночью нежить.

Что в этой цепочке странного? Обстоятельства исчезновения магов и нападений на капитана и моих новых знакомых. Такое чувство, что в обоих случаях кто-то сообщил об их передвижениях заранее и нападения были спланированы. Может, поэтому капитан вызвал следователя по делам о должностных преступлениях. Утечка в наших рядах — вещь крайне неприятная и опасная. Так, что еще? Липовые разбойники, подпитываемые извне сумеречные твари… Меня не покидало чувство, что я упускаю какую-то очевидную деталь сегодняшнего происшествия.

Мозговой штурм продлился недолго — утомленная событиями раннего утра, я быстро уснула. Мне снилась мама, которая гладила меня по голове и говорила, что я самая умная и красивая девочка на свете.



Глава 4 | Приграничная история | Глава 6