home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 98

2064: ближняя сторона Луны, западнее кратера Жуковского

Джон огляделся. Вот тут он в последний раз видел Блю и остальных… вон следы Псов и мулов, ведущие к скале. Пошел дальше – и пригнулся, уворачиваясь от полетевших ему в голову камней размером в кулак. Один из камней попал ему в предплечье.

– Иисусе, ребята, это я!

Короткая пауза.

– Ой, прости, Джон, – сказал Макс. – Мы думали…

Джон покачал головой.

– Камни?

– Ты вышел из-за угла с винтовкой…

– О’кей. Но в следующий раз обращайте внимание на скафандр. У эмкашников на плече лычки нашиты и фамилии на груди.

Псы гавкнули в знак понимания.

– Рассказывай, что произошло.

– Я снял двоих, которые шли следом за нами, по осыпи. Остальные пока на дне кратера.

Дункан наморщил лоб.

– Снял? Как?

– Потом.

– Что теперь? – спросил Макс.

– Придется снимать остальных.

– Хочешь, чтобы мы и дальше тут оставались?

– Ага.

– Дай мне одну из винтовок.

Джон поглядел на Макса, на мгновение задумался, а затем снял с плеча YM-20 и отдал ему.

Макс попытался приставить приклад к плечу, но у него не получилось. Его передняя лапа была коротка, чтобы достать до рукоятки. Мгновение Джон думал насчет того, чтобы взять ремнабор на одном из мулов и спилить приклад на несколько сантиметров, но понял, что это не самая большая проблема. Коротенькие пальцы Пса и запястье не обладали подвижностью человеческой руки, ничего не получится.

Нет, если Максу и остальным придется обращаться с оружием, это откладывается, пока они не попадут в Аристилл, где есть программы проектирования и 3D-принтеры.

Джон протянул руку и положил ее на винтовку. Макс поглядел на него, не выпуская оружие.

– Макс, не получится.

Макс еще с секунду держал винтовку. Джон понимал, что творится в голове Пса – ничто так не угнетает, как беспомощность в опасной ситуации.

Макс медленно и неохотно отпустил оружие.

Джон снова закинул винтовку на плечо.

– Эмкашники в любой момент могут заметить, что двое из них пропали. Мне надо идти.

– Нам нужно настоящее оружие, – прорычал Макс.

– Пока ничего не поделаешь. Пожелай мне хорошей охоты.

Псы повторили последние слова.

– Ты не испуган? – спросил Дункан.

– Я вернусь.

Джон дернул правым плечом, поправляя винтовку на ремне, и развернулся.

– Убей кого-нибудь за меня, – сказал ему вслед Макс.

Джон пошел к краю кратера.

Майк годами доказывал, что война близится. Джон всегда отмахивался, настаивая, что нет, а что если и да, то до этого еще не один год. А теперь лишь покачал головой. Майк был прав, а сам он ошибался.

Он выдавал желаемое за действительное. Хотел, чтобы угроза Псам осталась в прошлом… хотел, чтобы ему не пришлось стрелять в старых друзей и сослуживцев, сражающихся на другой стороне.

Черт.

Но если война и вправду началась, то он знает, что делать. Во-первых, надо убить остальных МК. Если он выживет, то надо вернуться в Аристилл и предупредить Майка не только насчет МК на обратной стороне, но и насчет Гаммы. А потом будет война, в которой он должен победить.

Его переполняли заботы. Стратегия. Тактика. И мелочи. Простые мелочи, которые не должны сыграть роль, но всегда играют.

Он вывел на дисплей приложение блокнота и стал делать заметки.

Поговорить с Катериной Дайкус насчет терморегуляции скафандров.

Поглядел на два сетчатых мешка с магазинами на поясе.

Подсумки для боеприпасов.

И оказался рядом с краем кратера. Навел винтовку поверх камней и пошел дальше.

Приставив запасную винтовку к скале, он отрегулировал ремень первой.

Пора проверить снаряжение.

Где был корабль МК? В трехстах метрах от стены кратера? Джон выбрал камень примерно на таком же расстоянии, наклонил голову. И понял, что не может прижаться щекой к прикладу, как положено. Черт. Если бы он мог прижаться щекой к прикладу, он мог бы нормально прицелиться, через электронный прицел винтовки. А без этого он будет видеть прицел под углом.

Джон посмотрел на винтовку. Может, есть какая-то хитрость? Может, прицел можно поднять над ствольной коробкой?

Нет.

Долбаные идиоты, все до единого.

Значит, у него проблема. Если ему придется возиться с этим долбаным параллаксом, он не сможет попадать туда, куда прицелился. Должно быть какое-то решение.

Джон принялся экспериментировать и наконец понял, что, если сдвинуть винтовку вперед и откинуть голову на пару сантиметров назад, все получится. Линия прицеливания почти параллельна с линией ствола.

Не идеально, но должно получиться.

Теперь пора проверить прицельность боя.

Он нашел взглядом выбранный им до этого камень и попытался переключить рычажок предохранителя. Толстые перчатки скафандра мешали сделать это, даже с арктической модификацией, но у него получилось.

Он спустил курок. Беззвучный выстрел, отдача минимальная.

Поднялось облачко пыли, на метр левее камня. Промах. Параллакс. Черт.

Надо спешить, но надо и все наладить.

С параллаксом можно разобраться, просто подстроить прицел. Но эта проблема оказалась серьезнее, чем он думал. Не так-то просто было повернуть крохотное колесико настройки рукой в перчатке.

Он достал из ремнабора отвертку. Покопавшись почти минуту, наконец смог отрегулировать прицел. Второй выстрел. Пуля попала на ладонь от камня. Еще пару подстроек, пару выстрелов – и он четко попал в центр камня.

Спусковой крючок мягковат, но Казахстан, Найроби и Саудовский Протекторат доказали, что снаряжение не столь важно, сколь нормальный план действий.

А он у него был. Если удастся его реализовать без огрехов – и если он сможет справиться с неизбежным бурлением говн, если нет – с ним все о’кей будет.

А может, и нет.

В любом случае, он был готов настолько, насколько мог. Пора сделать это.

Джон отвернулся от своего импровизированного стрельбища и пошел к краю кратера. Подойдя ближе, опустился на четвереньки и пополз. Проползая последние пару метров до края, услышал по радио болтовню эмкашников внизу.

– …даже не знал… думал, у «Барселоны» есть шанс против «Манчестера», но…

– Вы, двое, не занимайте канал!

Пауза.

– Есть, сэр.

Недовольным тоном.

Джон подвинулся ближе к краю. Выглянул. Корабль МК все так же стоял в центре кратера.

Джон намотал на предплечье ремень винтовки и потянул вперед. Снова болтовня по радио.

– Майор Тудель, докладывает первый отряд. Мы в трещине в восточной стене. Все расхреначено. «Полу Генри» крышка – тут одна огромная дыра. Большая часть оборудования лунной базы разрушена.

– Данные разведки говорят, что экспаты живут под поверхностью. Найдите шлюзы, проверьте, есть ли питание.

– Черт, майор, мы действительно должны это сделать? Эта хрень наверняка радиоактивная, как хрен знает что…

– Вы были на инструктажах, как и я. Ядерные заряды самоликвидации – совсем не то, что ядерные электростанции.

– Но, майор…

– Все записывается и снимается, и будет просматриваться. Идите туда и проведите разведку, найдите входы в тоннели.

Пауза.

– О’кей, майор.

Безопасное ядерное оружие? Джон покачал головой. Ну и чушь они рядовым в головы льют теперь. Если говорить о ядерном оружии, то разведчик сказал, что остался кратер. Если ядерный взрыв оставил после себя кратер, значит, испарилось до хрена радиоактивного дерьма. Охренительное заражение. Джон поглядел вверх. Грибообразного облака после взрыва не было, но вверху должно быть огромное количество радиоактивного дерьма. Если его и Псов до сих пор им не присыпало, то скоро присыплет. От одной этой мысли у него все зачесалось.

Ладно, все по очереди.

Джон снова поглядел внутрь кратера. Пятеро эмкашников, которых он только что слышал по радио, вошли в трещину на востоке, их не видно. Пятеро других, которые до этого шли на запад, видимо, уже достигли нужной точки и теперь возвращались к упавшему кораблю МК. Один из них начал докладывать:

– Снаружи кратера следы разделяются. Нет никакого оборудования, нет людей, нет сооружений. Мы возвращаемся.

Командир – майор Тудель? – ответил:

– Вас понял. Вижу вас отсюда.

Значит, Тудель на корабле. Сколько их еще там с ним? Хорошо бы знать, но в конечном счете это не имеет значения. План Джона от этого не изменится. Снять пятерых на западе, потом пятерых на востоке, когда они выйдут обратно из трещины в стене Жуковского, а потом разобраться с теми, кто остался на корабле. По крайней мере, попытаться.

Итак. Пятеро на западе. Идут рядом, так же как Тин и Аль-Фарран шли. В рукопашном бою это было ему на руку, но сейчас было бы лучше, если бы они шли пореже.

Ничего не поделаешь.

Прицел показывал расстояние более четырехсот метров. Дальше, чем он пристреливал винтовку. Снижение. Где-то 140 метров, по его прикидкам. Компьютерный прицел сам рассчитывал баллистическую траекторию. Мгновение Джон думал, что ему можно довериться, но потом вспомнил, что прицел не адаптирован даже к шлемам скафандров. Шанс того, что программу переделали под лунную гравитацию, близок к нулю.

Черт. Еще есть шанс, что она рассчитана не только на земную гравитацию, но и на потерю пулей скорости от сопротивления воздуха. Придется все это как-то компенсировать, самому.

Проклятье.

Все оказалось чертовски сложнее.

О’кей, надо сосредоточиться и решить проблему с баллистикой. И что это значит?

Низкая гравитация означает более настильную траекторию, отсутствие сопротивления воздуха сгладит ее дополнительно. Черт. Макс или Блю это бы в уме посчитали, напрямую. А вот у него точно не получится.

Погоди. Учитывая тишину в вакууме, он может потренироваться. Сделать пару выстрелов вон в ту скалу, в двадцати-тридцати метрах позади эмкашников. Пристреляться.

Он сделал глубокий вдох, сдвинул винтовку вперед, натягивая ремень, аккуратно поправил положение тела, наводя прицельную метку на скалу позади эмкашников. Какое упреждение сделать? Низкая гравитация означает, что пуля пойдет выше. Джон двинул бедром вперед, прицельная метка немного опустилась. Когда скала оказалась на три деления выше метки, Джон перевел палец со ствольной коробки на спусковой крючок.

Нажал.

Пуля не попала в скалу. Джон увидел облачко пыли в паре метров перед ней. Хорошо. Подправив прицел, он поставил метку на два деления ниже скалы и на одно левее.

Выстрел. Осколки камня почти из центра скалы. Почти там, куда он целился. Хорошо. Очень хорошо.

Пора.

Джон пошевелил бедрами, и прицельная метка сместилась, наводясь на эмкашников. Они продолжали идти на восток, на полпути до корабля.

Джон навел метку на того, что слева, отставшего от остальных. Упреждение два вниз и один влево. Прицелившись, он спустил курок.

Фигура упала.

Остальные четверо продолжали идти.

Пора перенацелиться. Слегка расслабив левый бицепс, он ослабил натяжение ремня… и прицельная метка навелась на другой шлем. Джон сделал поправку.

Спуск.

Фигура упала.

Крик, по радио.

– Какого хрена! Мой скафандр! У меня дыра в скафандре!

Попадание. Он ранил парня, но не убил. Надо ли стрелять еще раз? Незачем, у эмкашника очень скоро воздух выйдет.

Они оказались к нему спиной.

Джон навел прицел на другого эмкашника, перевел палец на спусковой крючок…

…и тот, в кого он целился, наклонился, чтобы помочь другому, с дыркой от пули в скафандре.

Его шлем было не видно, за наспинным контейнером с аппаратурой жизнеобеспечения. Целиться в другого?

Джон на мгновение задумался. Нет. Бить в голову необязательно. В скафандре любое ранение смертельно, со временем. Может, не так изящно, как сделал бы Карлос Хэткок, но сойдет.

Джон навел прицел на спину скафандра эмкашника и спустил курок.

Промах.

По радио поднялся гвалт. Трое невредимых эмкашников, пытающиеся помощь второму залатать скафандр, заметили первого.

Джон на мгновение затаил дыхание и выстрелил еще раз. Упала третья фигура.

– Блин! Ё-моё! У меня что-то в спине… что-то меня ударило… у меня утечка!

Целыми остались двое.

Джон прицелился в четвертого и спустил курок.

Промах.

Зазвучал голос Туделя:

– Что у вас там происходит?

– Майор! Черт! У нас трое легли!

– Легли? Что значит «легли»? Что происходит, блин?!

– Дырки в скафандрах! Долбаные скафандры не работают…

Еще выстрел. На поверхность упала четвертая фигура.

– Черт, моя жопа! Мне кто-то в жопу выстрелил!

– Выстрелил? Кто выстрелил? Видите где-нибудь экспатов?

Последний из эмкашников выпрямился, огляделся по сторонам и неуклюже побежал к кораблю.

– Стой, Фред, не бросай нас!

Фред не слушал, наклоняясь вперед, чтобы бежать быстрее.

– Фред, козел! Вернись, мать твою!

Джон пытался навести прицел на последнего, но в лунной гравитации тот бежал прыжками.

Черт.

И тут Фред, естественно, непривычный к лунной гравитации, оступился и упал.

Джон навел прицельную метку на шлем эмкашника, но тот вскочил на ноги.

Джон попытался вести его, держа на прицеле.

Эмкашник снова споткнулся. Упал на четвереньки, и в этот момент прицельная метка навелась на зеркальное стекло шлема.

Джон спустил курок.

В ладони от шлема взлетело облачко пыли.

– Блин! Майор! Они в меня стреляют!

Он снова вскочил на ноги и побежал.

– Возвращайся на корабль, немедленно.

– Пытаюсь, майор!

Эмкашник споткнулся в третий раз. Упал на руки и уже начал подыматься, когда Джон спустил курок.

Лицевое стекло шлема разлетелось вдребезги, и эмкашник упал навзничь.

Голос Туделя.

– Вон он, на стене кратера! У верхнего края осыпи.

У Джона перехватило дыхание. Они знают, где он. Его пронзила холодная волна адреналина.

Надо бежать?

Нет.

Эмкашники вооружены, но если у них непристрелянные винтовки, такие же, как у него, он в безопасности.

О’кей, тогда к кому обращается Тудель? К тем, кто шел на восток к Жуковскому?

Он поглядел. Нет, они еще не вернулись.

Джон перевел прицел обратно на западную группу. Вот. Двое из тех, кого он ранил, встали. Один пытался наклеить заплатку на скафандр другому.

– Быстрее! Быстрее!

– Меня кто-нибудь слышит?

Голос Туделя:

– Он на стене кратера! На юге. Атаковать цель!

Джон улыбнулся. Вряд ли они в него попадут.

И тут он вспомнил, что на упавшем корабле есть скорострельные пушки, на палубе.

Черт.

Лучше закончить с этим, пока майор Тудель тоже не вспомнил.

Выстрел. Промах.

Второй выстрел. Второй промах.

Проклятье. Он начал нервничать. Сделав глубокий вдох и выдох, приказал своему сердцебиению замедлиться.

Третий выстрел. Эмкашник с заплаткой в руке упал.

Последний выстрел. Последний из пятерых эмкашников упал ничком.

Джон пополз назад. Метр. Два. Четыре. И спустя мгновение почувствовал, как поверхность под ним содрогнулась. Полетели осколки камня, оттуда, где он только что лежал.

Иисусе. Похоже, Тудель вспомнил про скорострельные пушки.

Джон отполз еще на пару метров.

О’кей, о западной группе он позаботился, но осталась восточная. Надо переместиться на другую позицию, потом найти их и вынести. Все по порядку. Джон поглядел на винтовку. Указатель на магазине с 40, сейчас на нем 23. Он и не понял, что сделал так много выстрелов. Джон перекатился на бок, чтобы залезть рукой в подсумок…

И увидел летящий в лицо ботинок.

Дернулся, но было поздно. Удар пришелся в шлем сбоку. Голова больно ударилась о шлем.

Зазвенело в ушах. Он попытался вскинуть винтовку, но рука за что-то зацепилась – за ремень.

Снова удар ногой. Голова снова ударилась о внутреннюю поверхность шлема. Что-то в глазах. Кровь. Он попытался приподняться, опираясь на левую руку, но снова что-то помешало. Ремень винтовки. Оставив надежду на винтовку, он потянулся за ножом правой рукой.

Он так вот не умрет, будь оно проклято! Правая рука нашла рукоять ножа, и тут в него прилетел еще один удар.

Джон увидел трещины на лицевом стекле.

Еще удар.

Он попытался перекатиться, но последовал еще один удар. И наступила темнота.


* * * | Державы земные | * * *