home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Выхода нет

Последний раз они пересекались где-то с полгода назад, на вечеринке после презентации. Формальная часть, на которой Дана была одним из организаторов, закончилась, и девушке хотелось просто отдохнуть. Ему тоже хотелось отдохнуть, но по-другому. Он привык к тому, что все представительницы прекрасного пола в таких местах доступны, и действовал решительно. А под влиянием выпитого – даже слишком решительно. Дана поддалась раздражению и сдерживаться не стала.

Она влепила ему пощечину на глазах у всех, оттолкнула. Он спьяну не удержался на ногах, неудачно ударился о край столика при падении и заработал глубокий порез на лице. Дело могло закончиться плохо для Даны, если бы он стал предъявлять обвинения. Никто не разбирался бы, как и что, уволили бы или даже под суд отдали!

Но он об официальные разбирательства руки марать не стал. Объявил только, что она ведьма и стерва, и вопрос был закрыт. Дана больше его не видела, да и не ожидала увидеть – учитывая ту крайнюю степень неприязни, на которой они расстались.

И вот он оказался перед ней в колдовском мире. Он спас ее! Дана не сомневалась, что не ошиблась, потому что и он узнал ее, она видела. Только говорить о прошлом он не стал, и здесь его звали другим именем. Девушка понятия не имела, позволено ли ему бывать в мире людей, из которого она пришла, можно ли упоминать это. Она решила, что им лучше обсудить все наедине.

Но этого еще нужно было дождаться. Он заплатил за нее и покинул дворец один. Дану же увели в душевые, позволили наконец отмыться, надеть нормальное платье и туфли на плоской подошве, отлично подходящие для здешних мостовых. Когда она вышла из душа, на лицо ей нанесли легкий слой мази, и проклятое жжение наконец ушло. Она не видела, как меняется ее кожа, но чувствовала это.

– Тебе очень повезло, – сказала одна из женщин в сером.

– Почему? Меня не швырнули в яму неизвестно с чем? Ага, повезло, – проворчала Дана. Охранница иронию то ли не заметила, то ли не поняла:

– Не только поэтому. Лорд Легио – представитель одного из Семи Великих Кланов. Ты теперь аристократка!

Дана сомневалась, что ее будущее действительно так безоблачно, но спорить с ними не стала. Ей просто хотелось уйти из этого проклятого дворца и никогда не возвращаться.

Ее отпустили не с пустыми руками. Для девушки собрали целую дорожную сумку одежды, украшений и косметики. Очевидно, здесь это было «приданым» для будущей жены.

У ворот дворца ее ждал паланкин. Дана в жизни не сидела в таких, и поначалу было неудобно. Однако выскочить и убежать она не пыталась. Зачем? Она уже пробовала, и ни к чему хорошему это не привело. К тому же, глупо было бы бежать сейчас, когда у нее появился такой союзник.

Ее доставили в центральную часть города. Здесь, в непосредственной близости к дворцу, располагались самые богатые дома. Тот, к которому привезли Дану, возвышался на пять этажей над землей и гордо мерцал медной крышей в свете солнца…

Солнца, которого не было. Дана лишь сейчас поняла это. Небо над ее головой было одинаково голубым, как в ясный день, и солнечные лучи падали на улицу. Причем даже под углом, как и полагалось при нормальном движении солнца. Только самого огненного шара нигде не было видно. А такое сложно упустить!

Впрочем, у нее давно уже не было сомнений, что она не в своем мире. Она не знала, чего здесь можно ожидать, поэтому не ожидала ничего.

Женщины в сером отнесли ее вещи в дом и удалились. Дана осталась одна в просторном холле.

Внутри дом не отличался ничем подозрительным и уж тем более колдовским. Напротив, здесь все выглядело современной классикой, проработанной хорошим дизайнером – от кованых люстр до массивной деревянной мебели. Не было только следов цивилизации: телевизоров, компьютеров, даже лампочек. Как будто интерьер из двадцать первого века вдруг перенесли в какое-то средневековье!

Пока она оглядывалась по сторонам, хозяин дома наконец соизволил появиться. Он спустился по лестнице, и Дана увидела, что он уже успел переодеться – сменил костюм-тройку на джинсы и майку. Тоже не та одежда, в которой ожидаешь колдуна увидеть! Да и был ли он колдуном?

– Никита, что происходит? – Она наконец задала вопрос, который не покидал ее с самого аукциона.

Никита Грабовский был типичным представителем той целевой аудитории, с которой она работала в своем родном мире. Сын богатых родителей, успешный предприниматель, с отличным образованием, звезда тусовок. Он был из тех, кому ее компания продавала дорогие аксессуары и развлечения. Потому что развлечениями он и жил! Светский мажор, красивый, а потому наглый вдвойне. На нем девицы гроздьями висли, а он ни в чем серьезнее тусовки не нуждался.

Дане казалось, что она знает его, потому что знает таких, как он. В нем не было ничего глубокого, благородного или непредсказуемого. И вот он стоит перед ней на сцене, а на него с почтением смотрят чудовища!

– Во-первых, не Никита. – Он остановился на лестнице, на второй ступеньке, разглядывая свою гостью. В его глазах не было и тени симпатии, одно лишь раздражение. – Это имя забудь и никогда здесь не упоминай. Меня зовут Амиар, как ты уже слышала. Во-вторых, вопросы задаю я.

– Еще чего не хватало! – оскорбилась Дана.

Она понимала, что он прав. Он ее спас, выкупил… Он в этом мире хозяин, она – вообще никто. Но одно дело знать, другое – принимать. А принимать такое Дана отказывалась.

Он протест не оценил. Скрестив руки на груди, мужчина поинтересовался:

– Хочешь обратно отправиться? Я могу это устроить. Только отправишься ты не на торги, а прямиком в пасть шершеннам. Колинэ на тебя за что-то взъелась, я видел. Зная тебя, я даже могу предположить, за что. Так что не нарывайся, если, конечно, жить не надоело.

– Ты меня не знаешь!

– Я знаю ровно столько, сколько нужно. Мне плевать на твой богатый внутренний мир, мне нужны факты.

– Никита…

– Последний раз повторяю: не Никита, – прервал он. И по его тону было понятно, что это действительно последний раз. – Если тебе так легче понять, Амиар – это мое настоящее имя, и в Красном гареме должно звучать только оно. Никита Грабовский – имя для моей светской жизни среди людей. А теперь будь любезна, расскажи, какого хрена ты здесь делаешь! Как ты вообще сюда попала?

– Упала с Эльбруса, – буркнула девушка.

– Ты вообще можешь без шуток обойтись?

– Я могу, судьба – нет, – рассудила Дана. – Я действительно спускалась с Эльбруса, сорвалась и полетела в пропасть. Думала, что умру, но вдруг очнулась в какой-то общей спальне. Со мной заговорило бревно, представившееся хозяйкой положения, и сообщило, что теперь я в колдовском мире. Стало втюхивать что-то про чистоту крови и продажу какому-нибудь дядьке. Я видела, как люди умирают! Я в последние сутки много чего видела… Будь моя воля, я бы давно вернулась домой. Но я здесь, и я пока слабо понимаю, что происходит!

Некоторое время Амиар молчал, разглядывая ее. Казалось, он пытался понять, врет она или нет. Дана выдержала этот взгляд без труда – она сказала правду! Пока не всю, но ведь он дал понять, что все ему и не интересно.

Она не была уверена, что может доверять ему.

– Пойдем на кухню, – наконец сказал Амиар. – Если хочешь есть – приготовь себе что-нибудь, и поговорим о том, что будет дальше.

Предложение оказалось весьма своевременным. Других невест во дворце кормили, однако для Даны голод был частью наказания. Теперь, войдя на кухню, она обнаружила вполне современную меблировку и даже некое подобие холодильника – правда, здесь он больше напоминал наполненный льдом сундук.

Похоже, для Амиара кто-то готовил, потому что блюд здесь хватало, а сам он не походил на мужчину, который будет возиться с кастрюлями и сковородками. Зато прислуга в этих интерьерах пришлась бы к месту. Пока Дана наполняла тарелку чем-то вроде густого сырного супа, Амиар наблюдал за ней, и взгляд его был тяжелым.

– Дай догадаюсь… ты не рад, что я здесь? – не выдержала Дана.

– Нет.

– Тогда почему ты купил меня?

– Эмоциональная несдержанность, – усмехнулся Амиар. – Мне почему-то показалось, что ты не заслуживаешь превращения в фарш. И вот теперь мы с тобой здесь, и у обоих проблемы.

– Забавно… те серые тетки, что привели меня сюда, считали, что все наоборот. Сказали, что ты представитель какого-то там супер-клана великолепной семерки…

– Одного из Семи Великих Кланов, – поправил Амиар. – И это тоже часть проблемы.

– Слушай, хорошо, ты здесь босс и все такое… – признала Дана. – Но ты можешь хотя бы условно объяснить, что происходит? Раз ты говоришь, что у обоих проблемы, давай попробуем решить их вместе!

На этот раз Амиар спорить не стал и ответил ей.

Мадам Колинэ говорила правду. Мужчины действительно приезжали в Красный гарем либо за женами, либо за развлечениями. Амиар предпочитал последнее. Как представитель одного из сильнейших кланов колдовского мира, он обязан был участвовать в аукционах – его родня настаивала на этом. Но никто не мог заставить его выбрать жену. Считалось, что это делается один раз и навсегда.

Сам Амиар жениться не собирался, у него были другие планы на ближайшие годы. Но тут вопрос внезапно стал остро: либо он спасает Дану, либо она умирает. И он неожиданно для себя дал слабину.

– Если бы у меня было больше времени на анализ ситуации, я бы не стал этого делать, – холодно заявил он. – Ты принесешь мне слишком много проблем. Но что сделано, то сделано. Колинэ наверняка сообщит моей родне, и начнется подготовка к свадьбе. Это займет от нескольких месяцев до года, и все это время ты обязана жить в Красном гареме.

Дана понимала, что он вряд ли воспылал бы к ней нежными чувствами за пять минут. Но слышать такое все равно было обидно.

– Если ты так не хочешь жениться на мне, почему не вернешь во дворец?

– Потому что тебя там убьют.

Хотелось бросить в ответ что-нибудь вызывающее вроде «Ну и пожалуйста!», однако Дана не рисковала; она не была уверена, что он этого не сделает.

– А ты не можешь просто отпустить меня? – осторожно поинтересовалась она. – Ты купил, ты хозяин…

– Так не делается. Это правило Красного гарема, которое не могут нарушить даже представители Великих Кланов. Женщина, которая уже знает об этом мире, не может вернуться к прежней жизни.

Ситуация пока складывалась печальная, но Дана не привыкла сдаваться просто так. Она карьеру построила на том, что находила нестандартные решения! Вот и теперь, когда хотелось просто забиться в угол и заплакать, она сдерживалась, продолжая перебирать варианты.

– Хорошо, а если ты женишься на мне, а потом разведешься? Мол, не сошлись характерами…

– Ты не путай этот брак с добровольным, – посоветовал Амиар. – Всем плевать на твой характер, ты должна быть такой, какой я скажу. Развод в данном случае означает твою смерть, но уже от рук моей родни. Да и мне достанется за то, что выбрал такую. Единственным способом сохранить свободу для меня был отказ от выбора жены. Но из-за тебя это больше не вариант.

– Та-а-ак… А если я сбегу до свадьбы? При твоем содействии, конечно, но вроде как ты не знал…

– Это Красный гарем, у тебя не хватит ни сил, ни знаний, чтобы сбежать отсюда без моей помощи, – возразил он. – За нарушение правил в сочетании с попыткой обмануть клан меня и казнить могут. А тебя точно найдут и казнят.

– Почему точно найдут? Я умею прятаться!

– Рад, что перспектива моей смерти не заставила тебя отказаться от этого плана! – фыркнул Амиар. – Но ты теперь уже никуда не скроешься. Тебя найдут, хоть ты на край земли беги.

– Почему?

– Да потому что ты помечена. Колинэ помечает всех девиц, которых притаскивает на свой аукцион. Подойди к зеркалу и посмотри на свой лобешник.

На стене кухни была закреплена декоративная зеркальная плитка. Дана подошла к ней, осторожно убрала в сторону светлую челку – и ничего не увидела. А ведь у нее даже сердце замерло от мысли о том, что ее изуродовали навсегда!

– Ты издеваешься? – возмутилась девушка.

– Смотри ровно в центр лба, – посоветовал Амиар. – И ты увидишь цветочный рисунок.

Она не верила, что это возможно, – пока не увидела. На ее лбу начали проявляться тонкие сияющие белые линии. Три треугольника, переплетенные лианами из листьев, и похожий на орхидею цветок между ними. Это оказалось настолько неожиданно, что Дана невольно отшатнулась от зеркала. Но когда она снова заглянула туда, рисунок не исчез.

– Ты что сделал? – нахмурилась Дана.

– Вот дурной характер у бабы, – раздраженно закатил глаза Амиар. – Во всем я виноват по умолчанию! И все потому, что я один раз в клубе тебя за задницу схватил?

– Не уходи от темы!

– Я и не ухожу. Это магическое клеймо. Оно позволяет отследить тебя, где бы ты ни находилась – хоть в этом мире, хоть в другом. Это такая фишка Колинэ, своего рода гарантия качества для покупателей. Знаешь, как собак чипируют?

– Спасибо за сравнение!

– Пожалуйста.

Это многое объясняло, на самом деле. Мадам Колинэ оставила дверь в спальню открытой и позволила им сбежать, зная, что ничем не рискует. Даже если бы ее прислужницы потеряли их из виду, она бы легко вычислила их по клейму. Она не давала им шанс на побег, она просто играла с ними!

И эта игра обошлась Лизе очень дорого.

– Почему я раньше не видела эти каракули? – спросила Дана. – Я смотрела в зеркало!

– Рад за тебя. Но такова особенность любого магического клейма или печати, – пояснил он.

– Увидеть их можно, только если точно знаешь, где они находятся и как выглядят. Все! Будь ты хоть трижды великий маг, иначе ты эту штуку не найдешь. Я про клеймо знаю, потому увидел сразу. Ты тоже знаешь и уже не перестанешь видеть. Но все, кто не знает, не увидят никогда.

– Но я не хочу так ходить, – пожаловалась Дана. Несмотря на то, что клеймо было почти всегда закрыто челкой, ее не радовала перспектива всю жизнь проходить меченной. Не говоря уже о наблюдении со стороны мадам Колинэ! – Ты можешь это убрать?

– Я – нет.

– А кто может? Мадам Колинэ?

– Тебе уже без разницы. Просить ее я ни о чем не буду. Привыкнешь! Считай это добровольной татуировкой. И мы отвлеклись от темы.

– От такой темы не грех и отвлечься, – вздохнула Дана. – Обсуждаем, как тебе не хочется на мне жениться, а надо! Моя самооценка прям до небес на этом фоне взлетела.

– Дело не только в женитьбе как таковой. Подобные браки заключаются не ради удовольствия, а для продолжения рода. После того, как мы станем мужем и женой, ты должна будешь родить мне наследника, а я этого не хочу.

– Ты не поверишь, у нас тут полное совпадение интересов!

– Опять же, все зависит не только от нас, – напомнил Амиар. – Если в течение года ты никого не родишь, моя родня начнет интересоваться, что с тобой не так. Тебя будут лечить. Если и это не поможет, через пять лет после брака ты будешь казнена, а от меня потребуют новой свадьбы.

– Равноправие во всей красе! – поморщилась Дана. Он сочувствовать не собирался:

– Ты еще не поняла? Здесь нет равноправия, по крайней мере, не для тебя. Это мир магии. У тебя магических способностей нет, ты считаешься существом второго сорта, созданным для выполнения одной задачи.

– Рожать?

– Вот-вот. А поскольку это не надо уже мне, мы оказываемся в ситуации, из которой нет выхода.

– И как быть? – растерялась девушка.

– Не знаю. Я еще буду думать об этом. А пока обустраивайся тут – и ни шагу без меня за порог. Твоя комната на втором этаже, за белой дверью.

Он поднялся со стула и уверенно направился к выходу. И что-то подсказывало Дане, что он не собирался помогать ей с сумками.

– Ты куда? – удивилась она.

– А какая разница? То, что ты как бы моя невеста, не значит, что мы друзья. Я еще не решил, как быть. Просто сиди в доме и все.

Она слышала, как он пересек холл, как хлопнула входная дверь. Дана не пыталась пойти за ним, и на то, чтобы исследовать дом, у нее не было сил. Слишком много произошло за последние сутки… Побег, исчезновение Лизы, эти унизительные торги и ощущение того, что сейчас у нее под ногами разверзнется бездна. Она действительно могла умереть пару часов назад, а никому и дела нет! Тех, кого эта смерть обрадовала бы, гораздо больше, чем тех, кто желает ей добра.

Она осталась одна в чужой реальности, а мимолетная надежда на помощь оказалась ложью. Утопающий хватается за соломинку – но у Даны и соломинки больше не было. Девушка прижалась к прохладной стене и, опускаясь на пол, наконец дала волю слезам.


* * * | Огненный король | * * *