home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Всепоглощающее пламя

Дане до сих пор сложно было поверить, что все это по-настоящему. От спасения собственных жизней они вдруг перешли к изменению магического мира! Но больше всего девушку удивляло даже не это, а то, что нашлись люди – или, точнее, нелюди, – готовые ради них поставить на карту все.

У нее не было времени сомневаться, правда ли это, и размышлять, способны ли все они зайти так далеко. Она знала, что Амиару сейчас очень сложно, ведь многое зависело именно от него. Поэтому Дане нужно было оставаться уверенной ради них обоих.

Они собрались в их номере в отеле. Благодаря магическим лекарствам Рин полностью оправился после того, что произошло в Эдене. Катиджан чувствовал себя хуже, ему нужно было время, но и он не отказался участвовать в разговоре.

– Итак, что мы знаем на сегодня, – обратился к ним Амиар. – Тот, кого мы ищем, – скорее всего, друг детства Хораны. Она звала его Кей. Настоящее имя кто-нибудь знает?

– Нет, и к какому виду он принадлежит – тоже, – указал Рин.

– Ладно, разберемся позже. Он и Хорана познакомились в Эдене, стали друзьями, и в день, когда чудовища вырвались из клеток, он спас ей жизнь.

– Он сделал даже больше, – заметила Уника. – Он показал ей, что она дорога кому-то, что есть человек, который про нее не забудет. Инквизиторов ведь с детства приучают к одиночеству, а Кей стал первым, кто открыто был ей верен. Он не просто ее друг, он ее единственный и лучший друг.

– Они покинули Эден вместе, – сообщила Эйтиль. – Их не было в том зале, когда всех убили.

– Я думаю, они использовали план Кея, – кивнула ведьма. – Выдали его за ребенка одного из инквизиторов. Тогда многие воины погибли, так что некому было разоблачить его ложь.

– Но ты же говоришь, что у него белые волосы и желтые глаза, – напомнил Рин. – И он телепат. Как можно такое не заметить?

– Ну, что он телепат – вообще не понятно, пока он тебе в голову не полезет. Белые волосы – можно считать, что светлые выгорели на солнце. И, кстати, волосы у него были длинные, он вполне мог спрятать глаза под ними.

– Уника верно говорит, – согласился Роувен. – Эти двое наверняка и после того, как покинули Эден, остались вместе. У инквизиторов своя система заботы о сиротах: им дают жилье и деньги, но за ними не следят. Если Хорана и Кей хотели остаться вместе, сделать это было не так сложно.

Получается, он на много лет заменил ей всю семью. Хорана осиротела рано, и без поддержки маленькая девочка могла и вовсе не выжить, даже с той сомнительной помощью, что шла от инквизиции. Именно Кей дал ей шанс преодолеть это, он был рядом всегда, и Хорана не сомневалась, что он ее поддержит. Это дорогого стоит.

– Не нужно забывать о том, что оба они обладали особой силой, – отметил Катиджан. – Я вам рассказывал про пещеру с магическими кристаллами, это не шутки. Если они с детства проходили через это облучение, то их природная сила увеличилась не на время, как у взрослых, а навсегда.

– Но Кея это не спасло, – вздохнул Амиар. – Судя по документам ордена Белой Лилии, у Хораны был оруженосец. Готов поспорить, что это был он. После катастрофы в Эдене они жили вместе, вместе и начали работать. Скорее всего, они вообще не разлучались до самой его смерти.

– Нам остается только узнать, какого он вида и как погиб, – подытожила Уника. – И то, и другое очень важно, если мы хотим вернуть его к жизни.

– А мы хотим? – мрачно поинтересовался Катиджан.

– Ради чего все это тогда? Конечно, хотим!

– Мы не знаем, его ли ищет Хорана.

– Но это самый вероятный вариант.

Споры сейчас точно были лишними, поэтому Дана поспешила вмешаться:

– Я согласна с Уникой. У кого-нибудь есть идеи по поводу его вида? Мы знаем, что у него желтые глаза и он телепат.

– И лет в восемь он был достаточно силен, чтобы убить чудовище, напавшее на Хорану, – добавила ведьма.

– Все это сужает список, но не так сильно, как вы думаете, – покачал головой Наристар. – Да, телепатия – редкий дар. Но я сходу могу назвать вам десять видов, которые ею владеют.

– Ну и что тогда? – растерялась Дана. – Искать документы, где это может быть записано?

– В этих документах даже имени его нет, – напомнил Амиар.

– Есть идея получше?

– А идея получше есть у меня, – наконец присоединилась к разговору Света. – Я так понимаю, что ролик, который переслал Наристар, никто не смотрел. Мы не знаем, что там, но это связано с Хораной и было снято до смерти ее оруженосца. Вполне возможно, что он там есть.

– Но не факт, что там видно, к какому виду он принадлежит, – заметил Катиджан. – В Эдене он этого не показывал.

– Так мы и не узнаем наверняка, пока не посмотрим!

То, что она называла «роликом», на самом деле было маленьким стеклянным шариком. Дана понятия не имела, как это нужно смотреть. Но в комнате хватало магов, которые могли с ним разобраться.

Как и следовало ожидать, сферой занялся Наристар. Ему не нужно было подыскивать для нее дополнительные артефакты. Он несколько секунд держал стеклянный шарик в руках; после этого сфера поднялась в воздух и застыла, расширяясь. Когда она достигла размера большого надувного меча, в ней начали мелькать изображения, и со стороны это действительно напоминало трехмерную съемку.

Дана увидела заброшенное здание – то ли склад, то ли ангар, – и площадку перед ним с трещинами в асфальте, поросшими травой. Там, среди ржавых ящиков и гор металлолома, и шел теперь бой.

Здесь метались крупные существа – не меньше двух метров каждое. Силуэтом они напоминали человека, но на этом сходство заканчивалось. Их тела были покрыты темно-серыми плотными шкурами, которые могли соперничать с крокодильей броней. Головы напоминали нечто среднее между крысой и летучей мышью, длинные руки заканчивались изогнутыми когтями.

– Подвид гулей, – мгновенно определила Уника. – Похоже, тут у них крупное гнездовище!

Среди массивных серых тел легко терялась тонкая фигурка молодой девушки, подростка еще. На первый взгляд казалось, что ее судьба предрешена: такому хрупкому и красивому существу не было места рядом с разъяренными хищниками. Но достаточно было с минуту понаблюдать за ней, чтобы понять, что она себя в обиду не даст. Боевая коса в ее руках казалась живой, одного удара хватало, чтобы перерубить замешкавшееся чудовище пополам. Гули были быстры, но она – еще быстрее. И они боялись ее! Целая стая монстров боялась одну молоденькую девушку.

Та Хорана была мало похожа на Ангела тысячи лезвий, которого видела Дана. Волосы короче, они только-только отросли ниже скул, и девушка не спешила заплетать их, просто убрала с лица повязкой. Кожа светлая, без следа багрового камуфляжа, который она использовала теперь. Наряд гораздо более закрытый: кожаные брюки, сапоги с металлическими набойками и кожаный топ без рукавов. Украшений меньше раза в два, а то и в три, тогда она еще не собрала так много артефактов.

Она была одна, оруженосца, которого они так надеялись увидеть, рядом не оказалось.

– Ну и где он? – нетерпеливо поинтересовался Катиджан.

– Подожди, запись еще не закончилась.

– Как эту запись вообще сделали? – удивилась Дана. – Не похоже на камеру наблюдения!

– Потому что это и не камера, – ответил Наристар. – Судя по качеству съемки, это одна из наблюдательных сфер Арма. Мой клан иногда посылает их шпионить за истребителями нечисти, нам очень важна эта информация. Хорана Иллари устроила драку с гулями во внешнем мире, до наступления темноты. Это не прошло незамеченным.

Хорана справлялась отлично, и все же тогда у нее не было той дикой, звериной грации, которую Дана наблюдала при нападении на Амиара. Она убивала существ быстро и безжалостно, но нападение не прекращалось. Уника верно сказала: рядом у них было гнездовище, все новые гули бежали на помощь своим собратьям из заброшенного ангара.

Она все же допустила ошибку: в какой-то момент она отвлеклась на гулей, нападавших одновременно, и ее спина осталась открыта. На нее сразу же прыгнул крупный хищник, но кинжал, брошенный со стороны, перехватил его в полете, вошел глубоко в глазницу и отбросил в сторону.

Он наконец появился – тот самый Кей, о котором Дана столько слышала. Теперь она его увидела; описания оказалась вполне точными. Он вырос в высокого, спортивного юношу, смуглого от солнца, с белыми волосами. Его глаза сейчас были закрыты солнечными очками, но Дана не сомневалась, что они желтые.

На нем тоже была одежда из черной кожи, и дрался он как инквизитор, а не как нелюдь. В руках у него был обоюдоострый меч, покрытый кровью гулей, а браслеты и кольца показывали, что обращаться с артефактами он умеет.

Они с Хораной дрались одинаково хорошо, их движения дополняли друг друга. Дана не сомневалась, что они учились и тренировались вместе, тут Амиар был прав. Они еще и улыбаться друг другу успевали! Вокруг них бесновались монстры, а для них, казалось, все это было игрой. Они не говорили, и все же иногда они действовали так слаженно, что без общения это было бы невозможно. Тогда Дана и поняла, как работает телепатия: миру не нужно было знать, о чем они разговаривают, они привыкли общаться без слов.

Вдвоем они покончили со стаей за считанные минуты. Ни Хорана, ни ее спутник не пострадали, скоро они были единственными, кто остался на ногах. Внезапно крыша ангара разлетелась на куски, из пролома взвилась в небо особенно крупная тварь с кожистыми полупрозрачными крыльями. Она не собиралась нападать на инквизиторов, наоборот: теперь, когда от гулей ничего не осталось, это существо пыталось спастись.

– Надо же, летает, – хмыкнула Хорана. – Твоя зона.

– И то правда. – Кей снял очки и бросил их девушке. – Подержи, пока я не вернусь.

Он разогнался и резко оттолкнулся ногами от земли. Казалось, что он собрался просто перевернуться через голову, и Дана не понимала, зачем ему это. Но в прыжке он сумел перевоплотиться, так быстро и ловко, что это поражало. Вместо человека перед ними появилась хищная птица.

Больше всего она напоминала беркута – крупного орла с величественными широкими крыльями, чуть суженными у основания, и мощными длинными лапами. Хвост, однако, отличался от орлиного, он был заметно длиннее, чем у известных Дане птиц. Оружием птице служили длинные, как серпы, когти и массивный изогнутый клюв.

А еще это существо горело. Каждое из его белоснежных крыльев было охвачено алым пламенем, которое, впрочем, не вредило птице. Это был грациозный хищник, сильный, ловкий. От высокого крика, вырвавшегося из его клюва, кровь стыла в жилах, и перепуганное чудовище ускорилось, надеясь спастись.

Но это напрасно. Перевоплотившись, Кей двигался гораздо быстрее противника. Его движения были легкими, завораживающими, он не просто парил в небе – он правил высотой. У существа, которое он выбрал жертвой, не было ни шанса.

Птица настигла его в небе, вцепилась изогнутыми когтями. Секунда – и все было кончено, чудовище, казавшееся сначала таким грозным, двумя безжизненными кусками повалилось на землю.

Кей полетел обратно, в воздухе вернул себе человеческое тело и ловко приземлился на ноги.

– Аплодисменты нужны? – усмехнулась Хорана, протягивая ему очки.

– Не обязательно. Но ты можешь сказать мне, что я хорош.

– Чертовски хорош!

– Музыка для моих ушей! – подмигнул ей юноша.

После этого он неожиданно указал наверх, и Дане показалось, что он заметил ее – сквозь это расстояние и годы между ними. От неожиданности у девушки даже сердце замерло, но скоро выяснилось, что Кея интересовала не она.

– За нами следили, – предупредил он. – Похоже, клан Арма. Хочешь я поймаю и разобью их маленькую игрушку?

– Не надо! – беззаботно махнула рукой Хорана. – Мы не делали ничего плохого, только свою работу. Мы мир от стаи гулей избавили!

– Они не поэтому на нас пялятся.

– Знаю, хотят выяснить, сильные мы или нет. Так пусть знают: сильные! И любому, кто к нам сунется, мало не покажется!

Все это они говорили не друг для друга, а для сферы, наблюдавшей за ними. Оставив предупреждение для клана Арма, они снова перешли на мысленное общение. Инквизиторы направились прочь с поля боя, и запись оборвалась.

В комнате отеля воцарилась тишина, которая Дане совсем не нравилась – при таком количестве магов, которых обычно не заткнуть.

– Судя по вашему драматичному молчанию, он кто-то необычный, – робко предположила девушка.

Первым опомнился Амиар:

– Он феникс. Они не то что необычные, просто очень редкие. Честно, я бы не догадался… Фениксов очень мало, их всегда было мало. А раз он был ребенком, когда познакомился с Хораной, значит, он попал в Эден совсем птенцом. Это невероятно, потому что у фениксов редко появляется потомство, и если уж такое случилось, они глаз с ребенка не спустят.

– А кто сказал, что он попал туда добровольно? – тихо спросила Эйтиль. – Они похищали нелюдей… я говорила вам об этом.

– Да, но нелюди нелюдям рознь, – указал Катиджан. – Одно дело – спереть, например, вампира, которых – как грязи, другое – феникса.

– Мне кажется, я знаю, как они его получили, – задумчиво произнесла Уника. – Пару лет назад я разговаривала о фениксах с другими ведьмами, и они рассказали мне о скандале, связанном с этим видом. Фениксы не рвутся общаться с другими нелюдями, так-то они затворники. Но примерно двадцать пять лет назад стало известно, что на них напали – вырезали целую семью и похитили четырехлетнего ребенка.

– Целую семью фениксов? – изумился Рин. – Это ж какая сила нужна!

– Там действовал культ демона, наделенный его силой. Им было непросто – на месте сражения нашли несколько сотен трупов. Но победа осталась за ними, птенец исчез. Фениксы не могли найти его самостоятельно и наняли на эту работу – угадайте, кого?

Тут даже Дана, не знакомая с тонкостями колдовского мира, могла ответить:

– Инквизиторов.

– Верно. Я не знаю, какой орден это был, но держу пари, что орден Белой Лилии. Они отыскали тот культ, вырезали всех до единого человека, однако птенца так и не нашли.

– Хотя на самом деле нашли, – продолжил Рин. – Уника, да ты гений! Инквизиторы не решились бы спереть маленького феникса просто так, им репутация дороже. Но тут для них идеально все сложилось: можно было получить редкую птичку и прикрыться поклонниками демона!

– Если они всерьез надеялись получить ручных нелюдей для охоты на чудовищ, то феникс – отличный вариант, – подтвердил Роувен. – Они умные и очень сильные.

Инквизиторам, работавшим в Эдене, так и не удалось приручить нелюдей, но в случае Кея это было и не нужно. Он остался с Хораной, потому что хотел этого. Если речь шла действительно о нем, то его родители погибли, а дальнюю родню он мог толком и не знать. Получается, он оказался в том же положении, что и Хорана.

Два брошенных ребенка, вынужденных начинать жизнь заново.

– Я пытаюсь вспомнить, как звали того маленького феникса, – нахмурилась Уника. – Обычно я такие вещи не запоминаю, но у фениксов всегда очень красивые имена. Оно у меня в памяти вертелось еще долго… Точно! Кьярта-Ра Солас!

– Это вполне можно сократить до «Кей», – заметила Света. – Хотя не факт, что это он.

– Да не важно, он это или не он, – сказал Катиджан. – Важно то, что он – феникс! Вся наша теория со случайным убийством во время общей резни в замке инквизиторов летит к чертям.

– Почему это? – смутилась Дана.

– Потому что феникса очень тяжело убить, – пояснил Амиар. Он один никогда не забывал, что она всю жизнь прожила в мире людей, а потому не хмыкал раздраженно, услышав очередной «детский» вопрос. – Их мало, они редко рождаются, зато они практически бессмертны. Я говорю даже не о продолжительности жизни, хотя она и поражает – они до тысячи лет легко доживают. При этом фениксы – хищники, они часто вступают в бой и часто рискуют, но почти никогда не умирают. Раны слабого или среднего уровня на них очень быстро затягиваются. Если феникс получает серьезное ранение, которое для человека стало бы смертельным, он просто перерождается, изменяя свое тело так, чтобы можно было избежать гибели.

– Феникс, возрождающийся из пепла? – вопросительно посмотрела на него Дана. Амиар кивнул:

– Такие легенды не появляются на пустом месте. Фениксам не нужно этому учиться, это их инстинктивная способность.

– Возможно, там он был окружен, не было смысла перерождаться – его бы убили в любом теле, – предположила девушка, хотя ей и самой было сложно представить, как такое могло произойти.

– Это означало бы, что они все кидались на Кея – а с чего бы, если он работал на орден много лет? Но даже если вдруг это было так, у фениксов есть еще одно мощное оружие – всепоглощающее пламя.

– В смысле, что они превращаются в огонь, когда умирают?

– Нет, – ответил Амиар. – Когда феникс умирает, на его месте остается самый обычный огонь, который можно потушить чем угодно, хоть водой, хоть песком, хоть ногой затоптать. А тут другое. Всепоглощающее пламя – это магия крови. В момент смертельной опасности феникс может превратить свою кровь в огонь особой разрушительной силы, способный уничтожить кого угодно и что угодно.

– Проще говоря, Кей мог уничтожить того, кто напал на него, и выжить, – пояснила Уника.

– А он все равно умер, – заметил Рин. – Может, мы все неправильно понимаем? Может, это Хорана убила его на самом деле? Она-то знала, как!

– Но почему тогда она хочет его вернуть?

– Может, все-таки не его!

– Да как же не его?

Снова начались бессмысленные споры. Они могли гадать хоть целую вечность, но так ничего и не добиться, потому что подсказки кончились. Кей погиб в замке, он почему-то не захотел спасать себя – и это при том, что его сила, и без того немаленькая, была увеличена годами, проведенными в Эдене. Что-то в этой истории просто не сходилось.

Им нужно было знать наверняка. Время поджимало, обходных путей больше не было.

– Нам придется заглянуть в прошлое! – решительно заявила Дана. – В день, когда произошла та резня. Я это сделаю, а Роувен поможет мне. Уника, ты можешь научить меня тому заклинанию?

– Могу, – кивнула ведьма. – В самом заклинании нет ничего сложного, тут важна только энергия. Но… ты уверена, что хочешь этого? Может, лучше я?

– Нет, – ответила Дана. – Я благодарна тебе за помощь, но я не могу больше отсиживаться в стороне. Ты еще не восстановилась полностью после Эдена, а у меня больше энергии – вся сила Огненного короля. Я должна это сделать – и я это сделаю. Вам нужно будет только отвлечь госпожу Льос и ведьм, которые на нее работают.

– Сделаем, – заверил ее Наристар. – Это несложно. Проще, чем твоя задача.

– Но ты справишься, – подхватила Света. – Просто сосредоточься на заклинании и предоставь остальное нам!

Дана не сказала им, что ей не страшно, она знала, что маги быстро распознают ложь. Она боялась того, что произошло в замке на горе восемь лет назад. Но отступать она не собиралась.


* * * | Ангел тысячи лезвий | * * *