home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Центр Всего


Там, откуда он пришел, у него не было имени. Ни у кого не было – хотя бы потому, что у них не было слов и языка, в который эти слова складываются. Каждый был сам по себе, они не говорили, они нападали, убивали и пожирали. Там не было друзей и семей, а имя не нужно, когда ты один против всех.

Все изменилось, когда они пришли сюда. Они взяли язык у тех, кто жил здесь раньше, а еще получили от них имена – много имен для каждого. Имен из страшных легенд, заклинаний и призывов. Он потерял счет тому, сколько раз его нарекли, но больше всего ему нравилось имя Аид. Он решил оставить это имя себе.

Теперь он жил и сражался как Аид – и он был богом. Он хотел остаться таким навечно, а для этого нужно было устранить всего одно препятствие. Конечно, он не ожидал, что встретиться с Огненным королем и его новыми маленькими игрушками доведется так скоро, но Аид ни о чем не жалел. Пусть будет так, сейчас, это ему на руку: он не в лучшей форме, но и Огненный король – тоже. А его прикормленные зверюшки из этого мира вообще не в счет, они будут только путаться под ногами, а потом исчезнут, они подготовлены гораздо хуже, чем те, что когда-то загнали Аида в клетку. История не повторится.

Их было девять. Он знал, что те, с крыши, не присоединятся к ним – он неплохо потрепал их. Получается, перед ним сейчас были все противники его последней битвы, и он знал их. Аурика много рассказывала ему о них, показывала фотографии. Аид считал такую подготовку излишней, однако ему несложно было запомнить. Теперь, рассматривая их напряженные, хмурые лица, он узнавал их.

Центром его внимания и самым опасным противником был Огненный король. Глядя на него, пылающего знакомым пламенем прошлого, Аид чувствовал невольную горечь в душе, и это удивляло его. Он знал, что это новый человек, рожденный смехотворное количество лет назад – даже сотни не наберется! Но его энергия была точной копией того, другого… предателя.

В своем родном мире они были не заодно, они были друг против друга, потому что иначе нельзя. Это была колыбель вражды и вечного одиночества: хочешь выжить – убивай. Но здесь– то все стало по-другому! Они узнали много новых слов, и среди этих слов были «друг», «брат», «семья». Они, порожденные когда-то одной землей, могли считать друг друга братьями, значит, они должны были держаться вместе. У них это не сразу получилось, однако они быстро приспособились к новому сотрудничеству. Они были одни против всех!

Но не он, нет. Он, самый сильный из них, способный стать их вожаком, отрекся от всего, чем раньше жил. Он перешел на сторону этих жалких двуногих уродцев с их мягкими уязвимыми телами и ничтожным подобием силы. Он сказал, что простит их, своих братьев, если они прекратят разрушение. Он! Простит их! Кто кого должен был прощать?

Они были уверены, что справятся с ним, что его ручные человечки никак ему не помогут, а получилось иначе. Но они-то выжили, а он – нет, Аид не сомневался в этом, он сам нанес Огненному королю одну из смертельных ран. Он не колебался ни мгновения, потому что перед ним был уже не брат, а преступник, отнявший у них все.

Огненный король умер. Они почувствовали это даже в клетке – и они торжествовали! Но и здесь предатель перехитрил их. Он нашел способ передать жалким людям самого себя, чтобы служить им снова и снова. Этот мальчишка, пылающий силой Огненного короля, еще не овладевший ею, но уже не умирающий от нее, был для Аида символом всего худшего, что сделал с ним этот мир.

Сегодня он умрет. Они оба пришли на битву слишком рано, но у Аида пока было больше сил.

Рядом с Огненным королем постоянно крутилась человеческая самка, каким-то непостижимым образом разделившая с ним силу. Хотя как – Аид не понимал, он не чувствовал в ней правильной крови. Да и какая разница? Она слишком слаба, чтобы стать проблемой. Аурика сказала, что ее зовут Дана и она – невеста Огненного короля. Что ж, приятно будет отнять что-то у Огненного короля перед смертью, заставить его смотреть, как гибнет то, что ему дорого.

С ним пришли и воины из Великих Кланов – совсем как тогда, в первой битве, которая эти кланы и породила. По правую руку от Огненного короля держалась Дана, а по левую – высокий светловолосый маг в белых одеждах с символом дома Инанис, вышитым на плече. Этот был опасным, Аид чувствовал. Еще чуть-чуть, и он станет большой бедой… мог бы стать. Теперь уже нет.

Чуть поодаль держалась девушка из клана Мортем, молодая коротко стриженая блондинка. Аид уже сражался с ней раньше, знал, что она великолепно обучена и лишена жалости, ее хрупкая внешность таила в себе душу идеальной воительницы. Аид мог уважать ее за это, но не собирался щадить – один раз она сбежала, этого хватит.

Пришли и два мага из клана Арма – Аид удивился этому, но не слишком. Одного из них он знал по сообщениям Аурики: Наристар, глава второй ветви, талантливый создатель артефактов, от которого мало толку на поле боя. С ним явился другой молодой маг, высокий, плечистый, светловолосый, с янтарными глазами, которыми отличались многие представители этого клана. Вот его Аид как раз узнать не мог, чувствовал только, что он очень силен. И что с того? Сила клана Арма Аида никогда не беспокоила. Они – не помеха, они игрушечных дел мастера.

Рядом с Наристаром крутился мраморный голем, девушка, имя которой Аид никак не мог вспомнить. Она была недостаточно важна; ей не следовало сюда приходить, ее силы никак не подходили для битвы с богом.

Еще одной опасной противницей была девушка из дома Арбор. Молодая, но решительная, истинная дочь этого мира – не кластерного, а того, внешнего, который принял их когда-то. В ней была сила этой земли, которую Аид не отказался бы познать. Он просил Аурику поймать эту девушку, Алесту, и она даже пыталась. Но раз она с Огненным королем, миссия провалена, очень жаль.

Сюда явился и вампир, с которым Аид тоже дрался. В целом, он считал вампиров ничтожным видом, недостойным его внимания. Но этот был силен, он мог неплохо дополнить эту битву.

Неподалеку от них, в башне, вспыхнул и погас портал. Получается, кто-то пробрался туда и помог троице, пойманной на крыше. Не важно, они уже не вернутся, а если очень повезет, мальчишка, телом которого управлял Аид, и вовсе сдохнет. Если нет, то их можно будет добить потом, когда он расправится с Огненным королем.

– Значит, все заканчивается здесь? – насмешливо поинтересовался Аид. – Достойный мир, он отражает новое время. Приятно вернуться в него из забытья.

– Ты напрасно вернулся, – холодно произнес Огненный король.

– Для тебя – да, напрасно. Но я предпочел бы не оставаться там вообще. Ты представляешь, каким дивным стал бы этот мир, если бы ты позволил ему развиваться под нашей властью?

Человек был настолько похож на настоящего Огненного короля, что Аид даже забыл, что говорит с чем-то другим, новым и не связанным с прошлым. Но оправдываться он не стал.

– Ты ведь больше не будешь убегать, не так ли? – усмехнулся Огненный король. – Ты для того и пришел сюда, чтобы сразиться с нами, Эвридика и Диаманта были всего лишь приманкой.

– Я не был уверен, что ты появишься, но надеялся на это. А если бы ты не пришел, прекрасные сестры стали бы для меня неплохим утешением. Их я получу позже, а сегодня – тебя… и ее.

Он кивнул на Дану, зная, что это взбесит Огненного короля, и не прогадал. На Аида опустилась лавина чистого алого пламени, а значит, время для разговоров закончилось.

Он понимал, что его противники сильны. Он мог ненавидеть их, но не мог пренебречь их силой. Поэтому Аид не стал распадаться на стаю черных псов, этого было слишком мало для Огненного короля и его свиты. Он принял свою боевую форму, вернул себе крупное, гибкое тело, острые когти и мощные челюсти, выдвигающиеся вперед. Это тело отнимало больше энергии, но не слишком много, он мог себе это позволить. Оно не шло ни в какое сравнение с человеческим, оно носило Аида по этому миру быстрее ветра.

Он не стал нападать на Огненного короля – для этого было слишком рано. Его противник пока силен, он настороже, он готов к тому, что Аид сразу бросится на него. Однако черный пес ушел в сторону, направляясь к Керенсе Мортем.

Он терпеть не мог, когда его жертвы не умирали сразу. Он почувствовал вкус ее крови во время их предыдущей встречи, и это была нежная, сладкая кровь. Он хотел получить больше, прежде чем она исчезнет.

Керенса была быстра, но не быстрее его. Он видел испуг в ее глазах, когда она поняла, что не успеет уклониться. Это испуг пьянил Аида, черный пес торжествовал, но в последний момент ему помешали.

Снова этот проклятый вампир! Крутится тут, как жалкая моська вокруг своей хозяйки, мечом размахивает… как это старомодно! Аид уже знал, что люди нынешних времен все чаще полагаются на пули. Какое замечательное оружие! Пули тяжело заговорить и легко отразить, если бы в Аида стреляли, он бы и глазом не моргнул. Но заговоренный меч – это плохо, особенно в руках такого искусного воина, как этот вампир. Честное слово, лучше бы стрелял! Его удары оставляли на шкуре черного пса глубокие порезы, заливали землю его кровью и иногда даже причиняли ему боль. С этим нужно было что-то делать.

Аиду пришлось пойти на небольшую жертву. Он сам подставился под удар, позволив вампиру вогнать лезвие в переднюю лапу, пронзая ее насквозь. Он сжал клыки от резкой боли, а потом попросту переломил лезвие.

Вампир такого не ожидал. Он наверняка верил, что его меч невозможно уничтожить – такая магия, такой металл! Этот наивный дурак и правда решил, что справится с богом? Не замедляясь ни на секунду, Аид вытащил осколок лезвия из своей плоти и вогнал его в сердце вампира.

Вот и все, одной проблемой меньше. На лице вампира отразилось абсолютное удивление: он понял, что был убит собственным оружием. Он только и успел, что повернуться к Керенсе Мортем и что-то тихо сказать ей – а потом его не стало. Он разлетелся бледным белым пеплом, и Аид поймал несколько хлопьев пастью, наслаждаясь дымным вкусом.

Огненный король и маг Инанис отвлекли его, заставили отступить объединенной атакой. Аид не видел, что стало с Керенсой Мортем после смерти вампира, но слышал ее отчаянный крик. Музыка для его ушей!

Теперь они были злы, потому что он убил их товарища. Их злость питала его, заживляла его раны, делала его почти неуязвимым. Они ведь сильные, его противники, и поддаваясь ярости, они передавали эту силу ему. Он был богом войны и повелителем гнева, на что они вообще рассчитывали?

Наслаждаясь своим превосходством, он все-таки упустил одну из атак. Никчемная человеческая девушка, Дана, сумела превратить землю под его лапами в горячую смолу. Аид застрял в ней, замедлился, и тут же получил в бока несколько стрел от боевых големов, созданных магами Арма. Решили, что все будет так просто? Кем они вообще себя возомнили?

Аид рванулся изо всех сил, освобождаясь из ловушки – а сил у него хватало. Он заставил оставшихся в Строна Полар зомби напасть на союзников Огненного короля, это отвлекло их. Он сделал вид, что собирается прыгнуть на Дану, и Огненный король, конечно же, устремился к ней. Но со стороны Аида это был лишь отвлекающий маневр, его целью стали маги Арма.

Одного из них, того, чье имя он не знал, Аид со злостью отшвырнул в сторону, и на его жертву осыпались камни полуразрушенной башни. Скорее всего, этот уже не выберется из-под завалов.

А вот Наристару повезло куда меньше. Этот признанный гений, похоже, не успел даже понять своим хваленым умом, что все кончено, когда Аид перерезал ему горло. Вот тогда в глазах чайного цвета появился ужас; Наристар сделал несколько шагов назад, инстинктивно прижимая руки к шее, но было уже поздно. Кровь ручьями била между его пальцев, унося жизнь из слабого тела.

Как и ожидал Аид, на него тут же бросилась мраморный голем. Глупая влюбленная девица, что с нее взять? Он подпустил ее поближе, делая вид, что замешкался, а когда она поверила в это, одним ударом превратил в каменные обломки. Она умерла даже быстрее, чем ее возлюбленный, и Наристар успел увидеть ее разрушение. Аид беззвучно расхохотался в сознании черного пса; весь этот спектакль развлекал его, заставляя забыть о боли.

Но отвлекся он напрасно, потому что это позволило древесным корням, вырвавшимся из земли, взять его в плен. Черный пес вырывался изо всех сил, он уничтожал одни корни, но на смену им приходили другие, такие же сильные и гибкие. Алеста Арбор, которую он так хотел получить, держала его крепко, позволяя Керенсе нанести сокрушительный удар.

Когда эта стерва вогнала два ножа в его глаза, Аид взвыл от ярости и боли, ослепший, обозленный. Сработаться они уже успели, жалкое отродье этой земли! Решили, что так победят его – в единстве. Но они просчитались. Керенса допустила ошибку, на которую и рассчитывал Аид: поддалась боли, вызванной смертью вампира. А как не поддаться, если часть пепла от его трупа осталась на ее лице, сделав ее слезы черными!

Решив, что противник слеп, она попыталась перерезать ему глотку. Если бы Аид и правда рассчитывал только на восстановление своих основных глаз, она могла бы успеть. Но он жил по законам своего мира даже здесь, он не был земным чудовищем. Третий глаз открылся у него во лбу, как раз когда Керенса была совсем близко, тянулась к его шее.

Мощные челюсти выдвинулись вперед, сжались – и эта хватка была смертельной. Колдунья из клана Мортем, повелительница смерти, умерла, даже не успев понять, что происходит. Это шокировало Алесту, заставив ее утратить контроль над корнями. Аид воспользовался этой минутной слабостью, чтобы вырваться на волю.

Но ему не дали даже оглядеться по сторонам. Огненный король направил на него металлические пики, пробивая его насквозь, Катиджан Инанис заключил его в лед, мешая двигаться, Дана частично погрузила эту ледяную глыбу в землю, еще больше ослабляя Аида. Да и Алеста Арбор быстро пришла в себя, и вот уже по льду били новые корни.

Их осталось всего четверо, но они были лучшими. Они видели, как умирают их друзья, но сумели преодолеть ненависть, радовавшую Аида, перековав ее в силу. Они знали, какие грандиозные потери понесли, но готовы были идти до конца, чтобы эти потери не были напрасны.

Теперь уже Аиду приходилось совсем тяжело. Собрав всю энергию, что у него была, он сумел освободиться – оставив в земле и льду две передние лапы. Он отскочил подальше, на соседнюю улицу, и это дало ему небольшую передышку. Он знал, что если все останется как есть, его попросту добьют.

Но так не будет, не с ним. Огненный король действует отчаянно, а значит, и Аид не должен ему уступать. Он сосредоточился, забирая силу у всех зомби, затаившихся в этом мире. Сколько их тут?.. Тысяча еще, нет, даже больше. Это к лучшему, как раз то, что нужно. Их мертвая энергия частично восстановила то, что он потерял, дала ему необходимую власть, чтобы перевоплотиться, возвращая себе самое совершенное свое тело.

Таким он пришел сюда, таким был, когда бегал по полям и холмам родного мира. Гигантом, легко доходящим до середины небоскребов. Могучим созданием, массивным черным псом, отдаленно похожим, пожалуй, на быка – плечами и грудной клеткой. На нем не было кожи, его тело покрывала толстая броня сухих мышц, зато они мгновенно восстанавливались и не чувствовали боли. Его кровь была черной, она капала на землю, обжигая ее, растворяя металл и камни.

Аид глубоко вдохнул воздух, наслаждаясь свободой. Да, сохранение этого тела в реальности кластерного мира требовало немалых усилий. Но оно того стоило!

Его безмозглые противники даже не поняли, что случилось. Они, должно быть, решили, что раз он не покрыт кожей и истекает кровью, значит, у него не хватило сил, и перевоплощение было неполным. Они поверили, что это их шанс, и попробовали напасть все одновременно.

Он мог атаковать кого угодно, но выбрал Алесту Арбор – она раздражала его, как желанная игрушка, доставшаяся другому. Он рванулся к ней, снося на своем пути целые здания. Алеста попыталась остановить его, как останавливала раньше, создавая на его пути древесные сети. Но она была еще слишком неопытна, а он – слишком силен теперь. Он двигался вперед, не обращая внимания на оставленные ветвями рваные раны.

Он добрался до нее. Она не успела даже крикнуть. Мощные серповидные челюсти, не помещающиеся полностью в его пасти, сомкнулись на ней; она была такой же сладкой, как Керенса Мортем.

Что ж, осталось трое. Огненный король и его девица сумели объединить свою силу, посылая в сторону Аида облако разрушительной энергии. Но он снова удивил их: он поглотил силу, призванную его убить. Это он умел – а они не знали. Им не следовало недооценивать его истинное тело!

Они ушли от его нападения, даже не понимая, что он заставляет их отдалиться. Теперь они не успели бы помочь своему другу, пришло его время.

Маг из клана Инанис был хорош. Аид сразу понял это, а теперь лишь убедился. Судя по глазам, он догадался, что сейчас умрет, но все равно не сдался. Он создал вокруг себя ледяные лезвия, заполнившие все улицы. Они изрезали тело Аида, залили Строна Полар его черной кровью, частично растопившей лед, причинили ему такую боль, что он почувствовал ее отголосок даже в своем защищенном от страданий сознании.

Но Аид все равно успел, превзошел, победил. Он вытянул вперед лапу, и его удлинившийся коготь пробил мага Инанис насквозь. Тот удивленно просмотрел вниз, на свое уничтоженное тело; это удивление навсегда поселилось в его глазах, так и оставшихся открытыми. Он что, всерьез считал себя непобедимым? Бессмертным? Как наивно для человека!

Они ведь были людьми на самом деле, все эти Великие Кланы. Вот в чем заключалась их главная слабость.

Аид устал, смертельно устал, как никогда раньше. Его израненное тело пульсировало болью, от которой ему едва удавалось отстраниться, его лапы подламывались, он стал медленным и неуклюжим. Но он не мог остановиться сейчас! Остались ведь всего двое: Огненный король и его девица. Они тоже вымотались, они только что видели, как погибают их друзья, и это ранило их. Еще чуть-чуть, и Аид отомстит за столетия заточения и свой позор при первой битве.

Поэтому он запретил себе поддаваться слабости. Собрав последние силы, Аид двинулся вперед.

Огненный король и Дана оставались рядом, он держал ее за руку, не решаясь отпустить от себя. Он потерял всех – но не сломался благодаря ей. В ней была его главная сила, но и уязвимость тоже в ней. Аид напрягся, пытаясь связаться с сознанием Огненного короля. Он не мог подчинить его, как молодого мага Инанис, который оставался на крыше. Но он мог наполнить разум Огненного короля жуткими видениями, сотканными из чистого страха.

Вот Дана занимает место Керенсы Мортем – и умирает, окруженная собственной кровью. Вот она оказывается там, где стояла Алеста Арбор, и отправляется прямиком в бездонную пасть. Вот она становится мраморным големом, и черный пес давит ее, разбивая на куски. Она умирает, умирает, умирает… Надежды нет. Возможно, она уже мертва, а Огненный король даже не заметил.

Аиду всегда хорошо давалась игра с человеческими душами – такой тонкий, благородный холст, на котором можно написать любую картину. Он был бы не прочь подчинить Огненного короля и заставить его убить Дану собственными руками. О, это было бы прекрасно! Но так не получится, разум Огненного короля слишком силен – придется работать самому.

Он наполнял своего противника страхом, одновременно поглощая направленную на него магию. Он видел, как Дана что-то говорила Огненному королю, трясла его за плечи, стараясь привести в себя. Бесполезно. Он утратил контроль, ненадолго, но Аиду этого хватило.

Он убил их обоих одновременно, потому что так было проще всего. Хотел бы помучить, но не рискнул, рванулся вперед и полоснул когтями. В его гигантском теле и когти были под стать – они рассекли Огненного короля и его невесту пополам, и эти двое упали вниз, на кровавую землю, так и не разомкнув переплетенные пальцы. Умерли, держась за руки, – как это по– человечески!

Черный пес тяжело повалился на землю, стараясь отдышаться. У него не было сил ни на что, он только и смог, что снова принять человеческий облик. Быть таким слабым унизительно… но какая разница? Он победил, он – легенда, он – убийца Огненного короля. Аид посмотрел на свои залитые кровью руки и широко улыбнулся.

Все закончилось.

Он остался один в этом мире, где все было уничтожено им. По крайней мере, так он думал, пока не услышал одинокие, неспешные хлопки. Аплодисменты, которых он был достоин – и которых не ожидал.

Обернувшись, Аид увидел, что к нему направляется тот самый маг Арма, имя которого он не мог вспомнить. Удар черного пса не прошел для него бесследно: его лоб был рассечен, по лицу струилась кровь, и, похоже, он только-только закончил восстанавливать сломанную руку, но это не помешало ему хлопать в ладоши.

Маг был спокоен, настолько спокоен, что Аид засомневался: уж не лишился ли он рассудка от страха и горя? Но нет, встретившись со взглядом янтарных глаз, он понял, что его неожиданный собеседник вполне вменяем и совершенно спокоен.

А еще Аида не покидало чувство, что он уже видел эти глаза раньше. Он даже вспомнил, где и когда, и это было неприятное воспоминание.

Интересно, знают ли нынешние горе-колдуны, что родовые имена, которые они так гордо носят, пошли от имен первых человеческих магов, поверивших Огненному королю и получивших дар его силы? Легио, Арма, Инанис, Интегри – так их звали, и так потом звались их потомки. Аид помнил их всех, кого-то – лучше, кого-то – хуже, но Арму – идеально.

Это была женщина, молодая и красивая. В те времена женщины редко занимались магией, еще реже – наукой, а она была хороша и в том, и в другом. Она родилась в хрупком, прекрасном теле, но ее душа была душой воина, и это меняло все.

Аид хорошо запомнил ее, потому что, когда он обдал учеников Огненного короля волной страха и черной ненависти, все они отступили, не сорвались, но не рискнули нападать. А она – нет. Ее воля была стальной, несгибаемой, и Аид, даже желая ее убить, восхищался ею. В ее душе не было страха, его держала на коротком поводке ее удивительная мудрость, которую природа дарит лишь избранным.

Ее взгляд прожег память Аида и остался в ней навсегда, как шрам, – ледяной взгляд теплых янтарных глаз, объединивший в себе созидание и разрушение. Цвет ее глаз передался многим ее потомкам, да почти всем в том клане купцов и ремесленников, который она основала. А вот ее душа, горящая в глазах, – нет. Например, у Наристара Армы, смелого, умного и талантливого, не было такого взгляда.

А у этого мага был.

– Поздравляю, – спокойно произнес колдун Арма. – Это было отличное выступление.

– Ты кто такой? – настороженно поинтересовался Аид.

Ему следовало сразу броситься на этого наглеца, и убить, разорвав на куски. Но пока не получалось: он так ослаб после битвы с Огненным королем, что даже не мог превратиться в черную стаю, только не после трех предыдущих перевоплощений. Да и что ему сделает одинокий, раненый колдун?

– Лукиллиан Арма, – представился тот. – Похоже, мы остались здесь только вдвоем, да?

Славная и быстрая битва. Совсем не такая, как с первым Огненным королем.

Он отчего-то не паниковал. Казалось, он был даже рад тому, как все сложилось! Это было неправильно…

– Щенок не знал, куда полез, вот и получил свое, – хмыкнул Аид. Ему было совсем не так весело, как он пытался изобразить.

– Не только он. В сущности, все твои сегодняшние противники были плохо подготовлены. Они даже не знали ни одного первозданного заклинания, представляешь? Без этого нельзя идти в бой с посланниками Генезиса.

– Какого еще Генезиса?

– Так я называю мир, из которого ты пришел, – пояснил Лукиллиан. – Но это неважно. Мы ведь на Земле, тут правила другие. На самом деле, все твои сегодняшние противники – очень талантливые маги, которым просто не хватает знаний и опыта. Ничего, научатся, жизнь – она долгая.

Тут Аид не выдержал, расхохотался.

– Кто научится? Куски мяса и лужи крови? Ты, я вижу, лишился рассудка!

– Ничего я не лишился. Присмотрись внимательнее.

Ох как не понравились Аиду эти слова… но он все равно присмотрелся.

Там, где лежали останки Керенсы Мортем, теперь валялись серые булыжники. Там, где умер Наристар Арма, рассыпался песок. Да и Огненный король со своей невестой исчезли, оставив после себя лишь белую пыль. В Строна Полар все еще была кровь – пролитая раньше, когда погибал город. Последняя битва не оставила на улицах ни капли.

Аид продолжал оглядываться по сторонам, все еще не веря себе. Как, что это? Мираж? Но у него не может быть галлюцинаций, он же бог! Он не только видел, как убивал Огненного короля и его свиту, он чувствовал это, запомнил вкус их крови!

А Лукиллиан Арма между тем продолжал говорить:

– Это был большой риск – идти к тебе, зная лишь одно первозданное заклинание. Когда я был лидером своего клана, я никогда не принимал миссию с такими рисками. Но все бывает впервые, я теперь управляю не семьей, а только своей жизнью.

«Когда я был лидером?» Это еще что такое? Аид совершенно точно знал, что кланом сейчас правит Сарджана Арма, похожая на свою далекую прародительницу, как две капли воды. А до нее… до нее был Лукиллиан, вот где он слышал это имя! Аид снова окинул собеседника изумленным взглядом, пытаясь понять, в чем подвох.

Лукиллиан Арма, о котором он слышал, был стариком.

– Ты помнишь, в чем заключалось первое заклинание Арма? – продолжил Лукиллиан. – Я напомню, на всякий случай. Основательница нашего клана получила от Огненного короля дар создавать артефакты, связанные с живыми существами. Не с мертвыми, как клан Мортем, а с продолжающими жить, в этом вся соль. Стараниями Осгуда Интегри я вернул это заклинание в нашу семью.

Камни и песок. Глина и вулканическая пыль. Все это были исходные материалы для создания големов. Но как, как Лукиллиану удалось сделать их такими настоящими?! Даже кровь Керенсы сохранила прежний вкус!

– Те, кого ты видел, были точной копией оригиналов, – сказал Лукиллиан. Он подошел к Аиду вплотную, теперь их разделяло от силы три шага, больше чем достаточно для прыжка черного пса. Но колдун не боялся. – В наше сложное, техногенное время я бы даже рискнул использовать слово «клон», хоть и не в том значении, какое вкладывают в него люди. Я взял у моих друзей немного крови и, используя силу Огненного короля, создал из нее и даров нашего мира живые копии настоящих воинов. Они были связаны с оригиналами до самой смерти от твоих рук, несли их память и волю. Вот только с силами беда: я смог передать им лишь половину силы оригиналов, а в случае с Огненным королем и того меньше. Этого, конечно, не хватило бы для битвы с семью чудовищами, иначе победить можно было бы одной лишь армией моего клана! Но ты, к счастью, пришел один, и спасибо тебе за это.

Аид чувствовал, как в нем вскипает бессильная, тупая злость. Его обманули, обвели вокруг пальца, направили в нужную сторону, как слепого щенка! Его триумф сменился унижением. Только что он был уверен, что в одиночку уничтожил отряд Огненного короля – и вдруг оказывается, что всю его магическую силу выпотрошил один маг Арма!

Что если это вообще ловушка?! Аид пока не мог защитить себя от настоящего Огненного короля, но мог сбежать. Впрочем, быстрая проверка Строна Полар показала, что они с колдуном Арма в этом мире одни.

Она показала и кое-что еще…

– Ты не артефакт, – хищно прищурился Аид. – Не голем и не клон, как ты говоришь. Ты человек!

– Да, – с готовностью ответил Лукиллиан. – Это мои настоящие плоть и кровь.

Аид, уже готовившийся к прыжку между мирами, расслабился: хоть одному союзнику Огненного короля он сегодня отомстит! Похоже, Лукиллиан Арма всерьез планировал избавиться от него. Он совершенно не понимал, что первозданное заклинание его клана не подходит для убийства бога. Оно было создано для диверсий, отвлечения внимания, опасных миссий – но не для битвы один на один.

– Ты пришел умереть?

– Если ты имеешь в виду самоубийство, то нет, это слишком банально для меня. Я пришел убить тебя. Все остальное – допустимый ущерб.

– Что ты несешь?

Он не видел на Арме ни активных артефактов, ни оружия. Просто молодой уставший колдун, да еще и истекающий кровью…

– Если бы я прислал вместо себя голема, как в случае с другими, я бы, может, выжил. А может, и нет, потому что магическое омоложение – это тебе не шутки, за него нужно платить. Если я все равно умру, то зачем напрягаться? В своем настоящем теле мне было проще управлять големами, сохраняя их жизнеспособность. Да и потом, только плоть и кровь, в которых моя душа прожила всю свою жизнь, были способны на последнее заклинание.

– Ты уже использовал первозданное заклинание!

– Да, и оно принадлежит моему клану, но оно не мое – а значит, не может быть моим последним заклинанием. Заклинания, знаешь ли, очень похожи на компьютеры, – рассуждал Лукиллиан. – Ну, или микросхемы, или любой прибор. Их можно сломать, можно починить, а можно разобрать на запчасти и сделать нечто совершенно новое. Я взял первозданное заклинание первой леди Армы, заклинание, придуманное моей внучкой Сарджаной, кое-что добавил от себя – и все получилось.

Аид наконец понял, что не так с энергией этого колдуна – что беспокоило его с самого начала.

– Ты превратил себя в артефакт! – прорычал Аид.

Он попытался переместиться между мирами, но было уже слишком поздно. Лукиллиан подался вперед и схватил его за руку, связывая свою энергию с поверженным божеством.

– В артефакт, – кивнул он. – А точнее – в портал, и за эту энергию перемещения спасибо Огненному королю. Ты прав, Аид, я не могу убить тебя. Но я могу перенести нас обоих туда, где мы точно умрем.

Аид пытался вырваться, но безуспешно, простая человеческая рука держала его крепче любых цепей. А потом их время закончилось: его и Лукиллиана охватило ослепительное белое сияние, разделявшее миры и реальности. Колдун действительно использовал собственное тело, принес себя в жертву, чтобы открыть дверь в пространстве – и он утянул Аида за собой.



* * * | Последний рыцарь | * * *