home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Гиббонс ничего не мог с собой поделать. Он снова уставился на жирного коротышку в черном дождевике, стоящего перед скелетом огромного динозавра. Три последних дня Гиббонс не спускал с него глаз, заходил вместе с ним в кафе, магазинчики, музеи, Центральный парк, но так и не мог привыкнуть к его виду. И дело было не в его физиономии с перекошенным ртом, а в том, как он ходил, глядя в спину людям, как поправлял узел галстука, воротник, манжеты, как доставал носовой платок и прочищал нос со звуком, подобным реву носорога. Сабатини Мистретта как две капли воды походил на покойного директора ФБР Эдгара Гувера.

Гиббонс сдвинул шляпу на затылок и поглядел на часы. Было почти три. Если Мистретта и сегодня не изменит своему обычному распорядку, он вскоре отправится в кафе, чтобы заказать чашку кофе и кусок пирога. Вчера это был персиковый пирог, а позавчера с кокосовым кремом. Гиббонс не переставал думать о кокосовом креме. Лоррейн заявила, что ему не следует больше есть подобные вещи. У него в крови высокий процент холестерина. Врач сделал тест на содержание холестерина, когда они с Лоррейн ходили сдавать анализ крови. Сказал, что больше двадцати двух, а хорошо это или плохо? Лоррейн пообещала, что будет покупать для него пироги с белковым кремом, что и сделала тем же вечером. Но это совсем не то, что кокосовый крем. О священные узы брака, черт бы их побрал.

Гиббонс прошелся по залу и остановился возле информационной таблички, краем глаза глядя на Мистретту. В прежние времена они с Лоррейн заходили сюда, по крайней мере, раз в год. Музей естествознания и Метрополитен были их любимыми. Лоррейн очень нравился рыцарский зал в Метрополитен. Она специализировалась не на этом периоде, но все эти мечи и доспехи неизменно приводили ее в восторг. Рыцарские доспехи появились во времена раннего Ренессанса, а вовсе не в средние века, объяснила она, когда они впервые были здесь вместе. В средние века были кольчуги. Он любил поддразнивать ее, говоря, что во времена цезарей римские легионы без труда разбили бы любую средневековую армию, будь то христиане или варвары. В качестве примера он показывал витрину с короткими римскими мечами. Легкое и компактное оружие. Все равно что сравнивать современное огнестрельное с тяжелыми палашами средневековых англичан и французов. И вообще, битвы более позднего времени – это просто кровавая мясорубка. Биться следует только один на один, лицом к лицу, как это делали римляне.

Гиббонс тяжело вздохнул. Они с Лоррейн больше не вели подобных бесед. Теперь они ходили по магазинам и выбирали занавески. Он поглядел на Мистретту и подумал, заставляет ли его жена выбирать занавески. Нет, Мистретте наверняка глубоко плевать на занавески. Скорее всего он полагал, что смена занавесок, которые просто нуждаются в стирке, – пустая трата денег. Судя по всему, Мистретта не из тех, кто швыряет деньги на ветер.

Гиббонс подошел к скелету огромного динозавра с другой стороны от Мистретты и поглядел на него через ребра грудной клетки животного. Казалось, будто мафиози вновь очутился за решеткой. Впрочем, туда ему и дорога.

Мистретта отвел взгляд от таблички и посмотрел Гиббонсу прямо в глаза. Тот отвернулся. Мистретта, вероятно, догадывался, что за ним следят. Охранники не выпускали его из виду с того момента, как он оказался в Центре социальной реабилитации. Вот почему он проводил целые дни в прогулках по городу, старательно избегая встреч с членами своего семейства.

По словам главного охранника Сэперстейна, Мистретта не общался ни с кем, кроме монашки, сестры Сэла Иммордино. Они виделись в пятницу, за два дня до того обеда в доме Иммордино. Судя по тому, что им с Догерти удалось подслушать, Мистретта дал свое согласие на какое-то новое дело, затеянное Сэлом и связанное с Лас-Вегасом, неким Золотым Мальчиком и мистером Бешеным. Вообще-то это не соответствовало привычкам Мистретты. Он предпочитал всем руководить самолично, и, пока он отбывал срок в тюрьме, его семейство вело себя поразительно тихо. Почему он позволил начать новое дело всего за несколько дней до окончательного освобождения? Если на протяжении четырех лет он не разрешал Сэлу ничего, кроме ведения рутинных дел, что заставило его вдруг всецело довериться Иммордино? Что-то тут не так.

Если только Иммордино не затеял игру на свой страх и риск. Последнее крупное дело, пока бразды правления еще в его руках. За спиной Мистретты? Если это дело имело отношение к Лас-Вегасу, значит, оно связано с большими деньгами. На протяжении своей карьеры специального агента в Отделе по борьбе с организованной преступностью в манхэттенской конторе ФБР Гиббонс не раз убеждался в том, что, когда речь заходит о больших барышах, возможно все что угодно.

Гиббонс делал вид, будто изучает скелет, краем глаза косясь на Мистретту. Он не был уверен, что старик разгадал его, но, судя по его подозрительному взгляду, это не исключалось. Но, может, ему вообще свойственно не доверять всем, с кем он встречается на своем пути. Эдгар Гувер был таким же. Или, может, Мистретта так осторожен, что всегда остается начеку, всегда готов перейти к обороне. Беспечный человек никогда не стал бы саро di capi во втором по значимости мафиозном семействе в Нью-Йорке.

– Вам что-то нужно? – Сердитый голос Мистретты эхом разнесся по залу.

Гиббонс поднял голову и некоторое время смотрел на него.

– А что вы можете предложить? – спросил он.

Мистретта прищурился.

– Вы преследуете меня весь день. Вчера было то же самое. Что вам от меня нужно?

Гиббонс обогнул ограждение экспоната и подошел к старику. Потом сунул руку в карман и достал удостоверение.

Взглянув на удостоверение, Мистретта удивленно поднял брови. Гувер тоже имел обыкновение презрительно вскидывать брови.

– Я просто поражен.

Гиббонс разглядывал длинную шею динозавра и его маленькую головку.

– Скажите-ка мне, Мистретта, как дела у Сэла?

– Какого Сэла?

– Иммордино.

Мистретта пожал плечами.

– Я такого не знаю.

– Известно, что вы возносили молитвы в церкви на прошлой неделе вместе с его сестрой, – улыбнулся Гиббонс.

– Я знаком с его сестрой. Но не с ним.

Гиббонс пощипал себя за нос.

– Очень странно, как вы могли позволить парню, которого совсем не знаете, присматривать за вашим семейством.

– Не понимаю, о чем вы говорите. Дети у меня уже взрослые, а жена может сама о себе позаботиться.

– Разумеется, может.

– Ну, так и что все это значит?

Гиббонс пожал плечами и улыбнулся.

– А что вам известно о «Сивью пропертис инкорпорейтед»?

– Никогда ничего не слышал об этом.

– Неужели? Вы же член совета директоров.

Мистретта ничего не ответил.

– "Сивью пропертис" имеет права собственности на землю, на которой было построено казино Нэша и отель «Плаза» в Атлантик-Сити. Это сказано в налоговых отчетах.

– Ну и что?

– Сэл Иммордино провел весьма длительное время в Атлантик-Сити. Он встречался с Расселом Нэшем.

– Кто это такой?

Гиббонс осклабился.

– Итак, зачем глава вашего семейства – я имею в виду другое семейство – встречался с человеком, чье казино располагается на вашей земле?

– Сэл Иммордино вовсе не глава семейства. Он вообще недееспособен. Несчастный парень.

– Вы, кажется, сказали, что не знаете Сэла.

– Мне рассказывала о нем его сестра.

Гиббонс кивнул, глядя на длинный хвост динозавра. Похоже, у него был в хвосте еще один мозг величиной с лесной орех.

– Это всего лишь мое предположение, Мистретта, но готов держать пари, что Нэш должен вам деньги за эту землю и Сэл отправился туда получить их для вас.

Мистретта молча изучал голову динозавра. Щеки старика были морщинистые и бугристые. Как у Гувера.

– Согласно сведениям муниципальной налоговой комиссии Атлантик-Сити, Рассел Нэш пять лет назад подписал договор об аренде земли на девяносто девять лет. С тех пор прошло пять лет и двадцать шесть дней.

Мистретта только пожал плечами.

– Пять лет – довольно большой срок. Может быть, Нэш должен был выплатить значительную сумму к такой годовщине. Возможно, он не сделал этого. Не исключено, что Сэл Иммордино пытается выяснить, почему так случилось, и убедить его выплатить деньги.

Но как это связано с Лас-Вегасом? – подумал Гиббонс. У Нэша нет казино в Лас-Вегасе.

Мистретта возился с булавкой для галстука, пока не прикрепил ее точно горизонтально. Поправил лацканы плаща, потом потер нос и шмыгнул.

Гиббонс смотрел на него, ожидая какого-нибудь ответа. Две маленькие пожилые леди вошли в зал, окинули взглядом скелеты и удалились. Их это не интересовало.

– Вам все это не кажется вероятным, Мистретта?

Он презрительно вскинул брови, потом медленно опустил их и заговорил с невозмутимым видом:

– Видите этого большого динозавра? Все считали, что это бронтозавр, но потом обнаружилось, что это всего лишь динозавр. Парень, который заявлял, что открыл новый вид, всего лишь нашел еще экземпляр обычного динозавра, такой же, какой был найден им несколько лет назад. – Мистретта посмотрел на табличку и провел по ней пальцем. – Многие годы все говорили, что это бронтозавр, а это был еще один динозавр. Вот так обычно случается и с вами. Ваши люди, эксперты, вдруг решают, что они что-то обнаружили. Они отправляются в суд и клянутся на Библии, что абсолютно уверены в своей правоте. Судьи выслушивают их и выносят приговор совершенно невиновным людям. Разрушают им жизнь. Потом много лет спустя те же самые эксперты заявляют, что совершили ошибку. Мол, все было совсем не так. Оказывается, что это был не бронтозавр, а обычный динозавр. Такое случается постоянно.

Гиббонс удивленно взглянул на Мистретту. Старик говорил весьма убедительно.

– Очень поучительно. А как насчет собаки, зарытой под казино Нэша?

Мистретта свирепо посмотрел на него. Вылитый Эдгар Гувер. Просто невероятно.

– Вы верите в переселение душ? В реинкарнацию? – спросил Гиббонс.

Мистретта прищурил глаза и бросил на него еще один злобный взгляд.

– Что?

– Так, ничего. – Гиббонс сосредоточил внимание на огромных лапах динозавра. Только такие и могли выдержать вес его туши. – Что нового в Лас-Вегасе?

– Какого дьявола я должен интересоваться Лас-Вегасом? Я сидел в тюрьме. В Пенсильвании.

– Вы знакомы с Вакарини? Он, кажется, один из ваших парней. Я слышал, что он приобрел там много друзей. Которым он так доверяет, что позволяет делать ставки вместо себя. Большие ставки, по пятьдесят баксов. Что это за игра? Может, и мне удастся подзаработать на этом?

Мистретта выпучил глаза, рот его еще больше скривился. На мгновение показалось, что он действительно удивлен. Он не знал об этом? Должно быть, неприятно узнавать о делишках своих людей от агента ФБР.

– Не понимаю, о чем вы говорите! – рявкнул он затем.

Гиббонс сжал губы и кивнул.

– Итак, вы не знаете, о чем я говорю?

– Не знаю.

Казалось, Мистретта был чем-то обеспокоен. Это было почти не заметно, но Гиббонс не сомневался, что это так и есть. Может, потому, что Мистретта так похож на Гувера? Гувер всегда бывал чем-то слегка обеспокоен. Словно стремился куда-то убежать, увидеть что-то более важное, чем то, что видел вокруг. Но почему он вдруг занервничал? Специальный агент ФБР едва ли мог заставить нервничать такого важного мафиози. В предыдущие три дня во время прогулок по городу Мистретта вовсе не выглядел обеспокоенным. Может, он сорвался? Неужели он действительно не знал, что происходит в его семействе? Неужели он знал меньше, чем Гиббонс и Тоцци? Потрясающе. Три дня ходить за этим коротышкой, и все попусту.

Мистретта взглянул на большие золотые часы на руке.

– Послушайте, я иду пить кофе. Вы не возражаете, если я вас покину? – язвительно спросил он.

Гиббонс покачал головой. Оба прекрасно понимали, что за Мистреттой будут наблюдать. Мистретта направился к лифту. Гиббонсу не хотелось отпускать его просто так. Если ему не удалось выяснить ничего нового, можно хотя бы немного порезвиться.

– Постойте, Мистретта.

Тот остановился и обернулся.

– Что вам еще от меня нужно? – рявкнул он.

– Правда, что вы отошли от дел и назначили главой семейства Иммордино?

Мистретта уставился на него.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – злобно буркнул он.

– Можете не отвечать. Это и так ясно по тому, как ведет дела Сэл. Очень похвально с вашей стороны отойти в сторону и передать бразды правления более молодому человеку. Очень похвально.

Мистретта отвернулся и зашагал к лифту. Гиббонс последовал за ним, улыбаясь во весь рот.

– Послушайте, Мистретта. Еще один вопрос.

– Что еще? – раздраженно спросил тот, не замедляя шага.

– Вы сегодня закажете кофе с пирогом?

Мафиози остановился и глянул через плечо.

– Это тоже преступление?

– Если только это не пирог с кокосовым кремом.

Мистретта еще больше рассвирепел.

– А как насчет орехового пирога? Это можно?

Гиббонс кивнул.

– Разумеется. Если вы его любите.

Шаги Мистретты громким эхом отдавались в зале. Гиббонс некоторое время смотрел ему вслед, потом поглядел на скелет плотоядного, стоящего на задних ногах. Чудовищные острые зубы в застывшей мертвой улыбке. Ореховый пирог. Гиббонс любил ореховый пирог, но он тоже был включен в запретный список Лоррейн. Слишком много сахара плюс холестерин, содержащийся в орехах. Гиббонс двинулся к лифту, чтобы посмотреть, как Мистретта закажет кофе и пирог, выяснить, не станет ли он звонить кому-нибудь, понаблюдать, действительно ли он сильно нервничает. Если Мистретта в самом деле не знал, что затевает Сэл, он этого так не оставит...

Гиббонс в последний раз взглянул на скелет, возвышающийся над ним, и снова задумался об ореховом пироге. Снял с головы шляпу, потом надел ее снова. Он вдруг осознал, что, если Лоррейн будет продолжать в том же духе, ему больше никогда не видать орехового пирога. Черт побери! Если этот дерьмовый Мистретта закажет ореховый пирог, Гиббонс сделает то же самое. Все равно Лоррейн ничего не узнает.


Глава 10 | Цикл "Майк Тоцци и Катберт Гиббонс". Компиляция. Книги 1-6 | Глава 12