home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10

— Господин Лорд…

— Манфред…

Крупный банкир делает мягкий жест рукой.

— Ну, что вы, что вы прям так вот уж… милые детки, — говорит он.

Он вернулся два часа тому назад. Мы ждали его на франкфуртской вилле — Верена и я. И вот мы снова сидим у камина, в котором уже (в этом году холода пришли рано) горит огонь. Господин Лорд улыбается, готовя себе крепкую выпивку, после того как мы с Вереной отказались пить.

— Мы вам не милые детки, — говорю я. — Я пришел сюда потому, что у нас есть что вам сказать, и еще потому, что мы хотим это сделать, прежде чем вы это узнаете от других.

Господин Лорд делает глоток и невозмутимо произносит:

— Но я и без того все знаю.

— Что ты знаешь?

— Все, что только можно знать, милая деточка.

— С каких пор?

Манфред Лорд иронически задумывается, проводя рукой по своим седым волосам.

— Почти с самого начала, — радушно отвечает он и делает еще один глоток.

— Вы действительно не хотите виски, Оливер?

— Нет. Вы блефуете!

— Блефую? Я? — Улыбка Манфреда Лорда становится еще снисходительнее. Он подходит к окну. — Не хотите ли вы подойти к окну и посмотреть вон туда, Оливер?

Я подхожу к окну и вижу перед собой осенний парк, окружающий дом. Около дорожки из гравия, ведущей к подъезду, на которой уже немало облетевших осенних листьев, стоит мой белый «ягуар».

— Что это значит?

— Это значит, что вы наконец можете получить назад свою машину. Вот ключи и документы.

Он протягивает их мне, а я механически беру.

Лорд начинает расхаживать взад-вперед по комнате.

— Видите ли, Оливер…

— Господин Лорд…

— Теперь говорю я, ладно? Вы находитесь в моем доме. Так мы не до чего не договоримся, если один станет перебивать другого. Такой человек, как я, должен быть осторожным, понимаете? Должен быть сверхосторожным.

— Я думаю.

— То, что вы думаете, меня не интересует. Прежде всего вы думаете неверно. Вы, например, думаете, что Лео передаст мне фотографии, сделанные на Эльбе только завтра. Так вам сказала ваша подруга Геральдина. Но он, разумеется, передал мне их сразу, как только отпечатал. С какой стати ему так долго ждать? Воистину, вы производите впечатление не очень смышленого человека! Кстати, и о Геральдине у меня впечатление не лучше. Она-таки верит, что я еще не видел снимков. А ей все не терпелось. Она хотела, чтобы это случилось побыстрей. Она так и сказала Лео по телефону.

— По телефону? Когда?

— Позавчера. Ах, Оливер, не может быть, что вы и в самом деле так наивны!

Верена встает и хочет выйти из комнаты. Ее муж толкает ее назад в кресло.

— Ты никуда не пойдешь. Сиди и слушай. Я достаточно долго молчал. — Все это он произносит без злости и дрожи в голосе, а спокойно, абсолютно спокойно.

И прежде чем продолжить, наливает еще два бокала. — Возможно, вам это все-таки понадобится, — говорит он при этом. — Значит, так. История, которую я хочу вам поведать, не из красивых. Но разве подлинные истории бывают красивы? Я знаю всех любовников своей жены, — дорогая, я же сказал: сиди и слушай, разве не понятно? — мне известны все письма, которые она, получив, забывала уничтожить, все телефонные разговоры.

— Лео, пес паршивый…

— Никакой он не пес, дорогой Оливер. Лео преданный слуга. Прежде чем показать письма вам, он показал их мне. И пленки дал мне прослушать, перед тем как отдать их вам. Он шантажировал вас по моему заданию. И делал это неохотно. Крайне неохотно. У него мягкое сердце. Но мне была нужна определенность. Как и всегда. Он вынудил вас отдать в залог машину и, получив деньги, отдал их мне — все, до единого пфеннига. Потом вы не смогли внести очередные взносы на погашение долга, и у вас забрали машину. Не так ли, малыш?

Я молчу.

— А теперь, когда мне почти все известно, я выкупил машину у «Коппера и К°». Не мог же я присвоить себе ваши деньги.

Верена вдруг берет свой бокал и выпивает его до половины.

— Вот видишь, дорогая, тебе-таки потребовалось выпить, — говорит Манфред Лорд.

Я тоже прикладываюсь к рюмке. При этом рука у меня так дрожит, что я расплескиваю виски.

— Я поручил Лео шантажировать вас, поскольку знаю, до какой степени молодые парни любят свои машины. По степени вашей податливости на шантаж и готовности отдать свою машину я, как по шкале термометра, мог определить степень вашей привязанности к Верене. — Он делает поклон в мою сторону. — По-видимому, вы очень любите ее.

— Да, я очень люблю ее!

— Могу себе представить. Она стоит любви.

— Господин Лорд, мне жаль, что я обманывал вас и злоупотреблял вашим гостеприимством. Но поскольку разговор пошел начистоту, я должен вам сказать, что Верена решила уйти от вас и выйти замуж за меня.

— Зачем так кричать, дорогой Оливер? И об этом мне уже давно известно.


предыдущая глава | Избранное. Компиляция. Книги 1-17 | cледующая глава