home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4

Близился вечер, начинало смеркаться. Мы с Анжелой сидели за столиком кафе прямо на тротуаре, рядом со знаменитым ночными скандалами рестораном «Вум-Вум», потягивали шампанское и глядели на потоки людей и машин, несшихся мимо. Я то и дело поглядывал на «мерседес», однако тот парень больше не появлялся. И вдруг я почувствовал, что Анжела сует мне в руку деньги.

— Это еще что такое?

— Это деньги, которые ты заплатил за платья.

— Но я сам хочу за них заплатить!

— Ни в коем случае! Я их заказала для выездов «в свет», то есть это как бы моя «спецодежда», и ты это знаешь. Я позволила тебе расплатиться в салоне, потому что представила тебя как своего супруга. Но теперь изволь взять эти деньги обратно!

— Ни за что!

— Возьми! Я на этом настаиваю!

Так мы препирались какое-то время, в конце концов победила Анжела. Я сунул деньги в карман. Внезапно Анжела просияла. Ничего не понимая, я долго глядел на нее и наконец прямо спросил:

— О чем ты сейчас думаешь?

— О Рождестве! — радостно выпалила она.

Я озадаченно уставился на нее.

— Что-о-о?

— А я все время думаю о Рождестве, Роберт! — Она засмеялась. — Я же сумасшедшая, ты сам знаешь!

— И слава Богу, — немного успокоился я. — А иначе — разве нам удалось бы ладить друг с другом? Так что связано с Рождеством?

— Просто я подумала, что к Рождеству ты уже будешь здесь. Ведь так и будет, правда? — Голос ее вдруг задрожал, и она испуганно взглянула на меня.

— Разумеется, — ответил я, и произнося это слово, был искренне в этом убежден. Что бы ни произошло до той поры, но к Рождеству я обязательно приеду к Анжеле.

— Это Рождество будет самым прекрасным в моей жизни, — заявила Анжела. — Я всегда боялась этого праздника.

— Не всегда, — счел я нужным уточнить.

— Правильно, не всегда, — согласилась она. — Иногда рядом был мужчина. Но все это для меня сейчас как бы покрыто туманом, понимаешь? На Рождество здесь бывает так тепло, что можно загорать. Помнится, два года назад выпало немного снега. В мгновение ока во всех фотоателье расхватали всю пленку, — все бросились снимать снег, такая сенсация! — Она схватила мою руку. — Мы будем дарить друг другу разные мелочи. И я… я… Роберт, только не смейся надо мной… Я хочу поставить на террасе елку и украсить ее. Тебе нравится все это? Это не слишком безвкусно?

— Это лишь свидетельствует о том, что у тебя хороший вкус, — сказал я.

— Мы оденемся, как на праздник, да? И станем дарить друг другу разные разности. Рождественских гимнов мы петь не будем, не бойся. А потом пойдем в «Амбассадор», ресторан в гостинице «Муниципаль», да?

— Да, Анжела, конечно пойдем, — ответил я, а сам подумал, что на дворе еще июнь.

— Мне нужно будет заранее заказать у Марио столик. Это тамошний метрдотель. Столик на двоих. На двоих самых влюбленных людей на свете. Знаешь, во Франции Рождество — очень веселый праздник. Люди танцуют и смеются, бросают друг в друга конфетти и воздушные шарики. Мы с тобой тоже будем танцевать, хорошо?

— Мы будем делать все, что ты захочешь.

— И в канун Нового года ты тоже будешь со мной, — продолжала она. — Встречать Новый год мы тоже будем в «Амбассадоре». В полночь они гасят в зале свет, как и на Рождество, чтобы все могли поцеловаться. О, как мы с тобой будем целоваться, Роберт! А потом начнется фейерверк. Прямо перед окнами ресторана! Это невозможно описать, как будто ты сидишь внутри вулкана. В последние годы, когда начинался фейерверк, я не могла удержаться от слез, если я была там с мужчиной, которого не любила. Или если меня брали с собой друзья — в прошлом году это были супруги Трабо. И мне приходилось быстренько придумывать какое-нибудь объяснение — ну, например, что слезы текут из-за слишком ярких огней или еще что-нибудь в этом роде. Этот момент — наступление Нового года — всегда был для меня мучителен. Ты меня понимаешь?

— Понимаю, Анжела, очень даже понимаю. Для меня этот момент тоже всегда был трудно переносим. Часто я старался его проспать.

— Но в этом году все будет иначе. В этом году мы будем вместе. И мы не будем грустить. Потому что следующий год будет нашим годом, верно?

— Конечно, он будет нашим годом, — сказал я.

— Но я тем более буду заливаться слезами, — сказала она.

Неподалеку от нашего столика встретились двое нищих. У обоих на груди висели плакаты.

На одном плакате было написано: «Каждый вторник ночные скачки на ипподроме в Кань-сюр-Мер!»

На другом плакате стояло: «Покайтесь, грешники! Конец света близок!»

Люди в отрепьях с плакатами на груди были знакомы друг с другом. Они поздоровались за руку и начали мирно беседовать. Я видел, как они весело засмеялись.


предыдущая глава | Избранное. Компиляция. Книги 1-17 | cледующая глава