home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



18

Они вошли в большую гостиную. Охранники остались снаружи. Мебель в комнате солидная, стильная. Перед огромным камином — мягкие кресла, справа от окна — бар, на стенах красивые литографии в рамках. Дверцы всех книжных шкафов распахнуты, ящики письменного стола выдвинуты. По всей комнате разбросаны документы, деловые бумаги, конверты.

Вестен с трудом добрался до широкого дивана. Лицо у него стало мертвенно-бледным.

— Алвин! — воскликнула Норма. — Ты себя опять плохо чувствуешь?

Он улыбнулся.

— Дай мне пару таблеток. Тех, что ты взяла у врача в Гамбурге. И запить принеси. Только не воду, пожалуйста, виски! Там, в баре, наверняка стоит несколько бутылок виски. Милленд их приготовил для встречи, я знаю…

Норма поспешила за стойку бара, перед которым выстроилось шесть высоких табуретов. Взяв бутылку, налила немножко виски в узкий стакан.

— Побольше налей, дорогая, — проговорил бывший министр, у которого лоб покрылся испариной. Проглотив таблетки, отпил виски из стакана. Он стал вытирать лоб, остальные озабоченно на него смотрели. — Подождите минутку, — проговорил Вестен, пытаясь вздохнуть полной грудью.

— То, что вы сделали, просто безобразие, по-другому не скажешь. Вам нужно в больницу! — возмутился Сондерсен.

— Совершенно с вами согласен, — сказал Вестен. — Безобразие и безответственность.

Он сидел не шевелясь и старался дышать спокойно и ровно. Никто не произносил ни слова. Примерно через минуту лицо Вестена порозовело. И он привычно властным голосом спросил:

— Как это могло произойти?

— Доктора Милленда убили раньше, чем здесь появились мои люди.

— Что это значит? Когда же они вылетели? — удивилась Норма.

— Как только мы узнали о возможной встрече между господином Вестеном и Генри Миллендом. То есть сегодня утром.

— И?..

— И когда они приземлились днем, он уже давно был мертв. Его домоправительница — она живет в рыбачьем поселке — нашла его убитым вчера утром. Он лежал под дубом. Полицейский врач установил, что Милленда застрелили ночью между двадцатью одним и двадцатью четырьмя часами. До прихода домоправительницы он был мертв не менее девяти-тринадцати часов. Так что снова кто-то нас опередил. Задолго до того, как вы, фрау Десмонд, меня оповестили. Паршиво, хуже некуда.

— О чем вы?

— Что вы не сообщили мне сразу, как только господин Вестен получил письмо.

— Я запретил ей это, — сказал Вестен.

— Почему? — злобно спросил Сондерсен.

— Потому что хотел спасти его жизнь. Я подумал, что если сразу позвоню вам, то предатель — а мы в который раз убедились, что он есть, что его не может не быть, — тотчас проинформирует своих людей, и они убьют Милленда.

— Как вы могли?.. — махнул рукой Сондерсен.

— Боже ты мой, я все-таки не представлял себе, что предателю становится известно все до последней детали! Я подумал, что Милленда необходимо, конечно, охранять, но по возможности попозже… Я подумал… лучше всего попозже… потому что как только здесь появятся ваши люди, это будет сигналом для наших врагов. Этот предатель… в голове не укладывается, как ему удается все узнавать? Буквально все!

— Никто этого не понимает, — сказал Сондерсен. — Сколько мы ни ломаем голову… Когда мои люди оказались сегодня здесь и узнали о случившемся, они сразу связались со мной по радио. Из самолета Люфтганзы. Другие мои люди охраняли вас с того самого момента, как вы сели в самолет в Гамбурге, и до того, как приземлились здесь. Один из них привез вас сюда на «лендровере».

— Роджер Хардвик? — спросила Норма. — Он тоже один из ваших людей?

— Да.

— Просто невероятно. Ведь он знает Гернси как свои пять пальцев. Он нам столько рассказывал о здешнем языке, об истории и немецкой оккупации…

— Он и был одним из солдат-оккупантов, — сказал Сондерсен. — Высадился вместе с десантом третьего июля сорокового года, а оставил Гернси двенадцатого сентября сорок шестого. Шести лет как-нибудь хватит, чтобы узнать людей, язык, обычаи и историю острова, разве нет?

— Тогда его, конечно, зовут не Хардвик, — сказала Норма.

— Конечно нет. Этот человек оказался для нас находкой, но, к сожалению, Генри Милленду он ничем помочь не смог Когда со мной связались по радио, я передал доктору Барски, что немедленно вылетаю на Гернси, а он попросил меня взять его с собой.

— Зачем? — спросила Норма.

— Из-за вас, — ответил Сондерсен. — А вы что думали?

— Ян! — несколько неуверенно проговорила Норма. — Вы оставили клинику, фрау Хольстен…

— Да.

— …и Така в инфекционном отделении…

— Да.

— А похороны?..

— Завтра. Эли и Александра на месте. Я так боюсь, как бы с вами чего не случилось. Я не мог не прилететь сюда!

— С каждым что-то может случиться. В любую минуту, — тихо проговорила Норма.

— Не сомневаюсь. Но я хочу быть рядом с вами. Я вас одну не оставлю. Ни на минуту. Я… — Барски смущенно оглядел присутствующих. — Извините, но фрау Десмонд… для меня… такой близкий человек…

— Для меня тоже, друг мой, — сказал Вестен. — И я на вашем месте бросил бы все и молнией прилетел сюда. Вам не за что извиняться.


предыдущая глава | Избранное. Компиляция. Книги 1-17 | cледующая глава