home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Обман?

Мэнеринг лихорадочно думал. Значит, за то время, когда он покинул дом, а полиция осмотрела письменный стол, миниатюрная копия меча пропала.

Бристоу не лжет, этот звонок не был ловушкой, и миниатюру действительно похитили. Но, кроме Сары Джентиан и полицейских, в тот момент в доме никого не было. Мэнеринг вдруг подумал, а не прятался ли кто-то в доме, пока он там был?

Бристоу был взбешен. Мэнеринг знал его очень давно, между ними было много всего, и плохого, и хорошего. Но и Бристоу знал, на что способен Мэнеринг, если от него этого потребуют обстоятельства.

— А теперь отдай мне меч, — приказал Бристоу.

Мэнеринг продолжал молчать и думал, неужели его видели, неужели девушка в таком состоянии узнала его самого и его голос. А может, его видел один из полицейских, но преднамеренно дал ему возможность уйти? Младший полицейский чин не захотел связываться с человеком, занимающим такое положение, как Мэнеринг, и передал сведения о нем Бристоу?

— Мэнеринг, если ты не отдашь мне…

— Оставь это, Билл, — грубо оборвал его Мэнеринг. — У меня нет никакой копии меча. Ни Сара, ни ее дядя не говорили мне, что она существует. Если хочешь, можешь обыскать весь дом.

— Если ее здесь нет, значит, ты спрятал ее в другом месте.

— Нет, это значит, что у меня ее нет и никогда не было. Почему бы тебе не перестать запугивать меня и не объяснить истинную причину визита ко мне?

— Я тебе уже все объяснил.

— Я не поверил тебе, — ответил Мэнеринг. — Еще виски?

— Нет, пожалуй, не стоит, — медленно проговорил Бристоу. Он стал очень серьезным и, вплотную подойдя к Мэнерингу, сказал: — Послушай, Джон. Я не знаю, занимаешься ли ты этим делом давно или недавно. Но я знаю, что у тебя будет масса неприятностей, если ты не сделаешь того, о чем мы тебя просим. Если ты примешь сторону одного из участников конфликта, если ты начнешь действовать, как волк-одиночка, ради прекрасных глаз Сары Джентиан, то имей в виду, тебе будет очень плохо.

Мэнеринг молча смотрел на Бристоу.

— Я даю тебе на размышление двенадцать часов, — сказал напоследок Бристоу, потом круто повернулся на каблуках и пошел к двери.

— Билл, — окликнул его Мэнеринг. Бристоу остановился, повернул голову и посмотрел на него через плечо.

— Ну, что ты еще намерен мне сказать?

— Насколько я понял, ты хочешь, чтобы один из Джентианов пришел к тебе, так?

— Да, я хочу, чтобы один из них, а может, и оба пришли ко мне. А когда они придут, то пусть расскажут правду вместо всех этих уловок, оговорок и полуправды, которыми они нас пичкают.

Бристоу открыл дверь кабинета и вышел. Мэнеринг не последовал за ним. Этель во весь голос распевала песню, а дверь на кухне была закрыта. Бристоу пришлось открывать входную дверь самому.

Было около шести часов. Лона обещала к этому времени вернуться домой, но ее все еще не было. Мэнеринг прошел в переднюю, выдержанную в золотых, серых и голубых тонах, подошел к окну и посмотрел вниз. Через минуту из подъезда вышел Бристоу. Человек, стоящий около черной машины, открыл для него дверцу, и Бристоу сел в машину.

Насколько Мэнеринг мог видеть, на улице не было больше полицейских. Однако он прекрасно понимал, это не означает, что за ним никто не следит.

Мэнеринг вернулся в кабинет и стал размышлять. Либо кто-то прятался все это время в квартире, либо Сара Джентиан лжет, что миниатюра была украдена. Ему не верилось, что кто-то мог прятаться все это время в квартире, но ведь он и не осмотрел ее как следует. И потом, он искал небольшие вещи, которые прояснили бы картину случившегося. А вместо того, чтобы проясниться, все стало еще более запутанным. Одно совершенно ясно: он в большой опасности. Если полиция уверена, что он был в доме Сары Джентиан, если они смогут доказать это…

Оставил ли он отпечатки пальцев?

Мэнеринг попытался восстановить все свои действия в подробностях. Он был очень осторожным, когда приехал. Дверь к тому времени была открыта Давидом Левинсоном. Но когда он понял всю серьезность положения девушки, то не был так осторожен? Мэнеринг не был уверен в этом. В Скотлэнд-Ярде есть отпечатки его пальцев. Если они найдут хоть один, самый слабый отпечаток, то смогут доказать, что он солгал Бристоу.

Приходил ли Бристоу действительно за тем, чтобы попросить его о помощи? Или за тем, чтобы показать зубы? Совершенно очевидно, что в семье Джентианов происходят странные события уже достаточно долгое время. Вероятно, Бристоу думает, что он посвящен в это дело, а может, даже подозревает его в чем-то, о чем сам Мэнеринг даже не догадывается.

Зазвонил телефон.

Когда он направился к телефону, то раздался звонок у входной двери. Из кухни появилась Этель, вся раскрасневшаяся, готовая выполнить любое поручение.

— Я открою дверь, сэр.

«Это не могла быть Лона, у нее есть свой ключ. Может, вернулся Бристоу или прибыли полицейские?» Мэнеринг снял трубку телефона.

— Джон Мэнеринг слушает.

— О, дорогой, почему у тебя такой суровый голос, — спросила Лона. — Ты расстроен, что я не вернулась вовремя?

Мэнеринг выдержал небольшую паузу. Он был зол на себя, что позволил ей по тону догадаться о его настроении. Однако, постаравшись, чтобы голос звучал естественно и спокойно, сказал:

— Я просто взбешен. Ты звонишь, чтобы сказать о том, что задерживаешься?

— Я уже собиралась домой, Джон, но Топси пригласила меня пообедать с ней. Том уехал, и поэтому она…

— Оставайся, дорогая, — ответил Мэнеринг.

У двери послышались голоса — низкий Давида и быстрая скороговорка Читтеринга. Этель пролепетала что-то с таким воодушевлением, какого Мэнеринг от нее никогда не ожидал.

— Джон, я право не знаю, — сказала нерешительно Лона. — Если для тебя лучше, чтобы я вернулась домой…

— Все в порядке, дорогая, — ответил он. — Передай мои лучшие пожелания Топси.

— До встречи, — сказала Лона, но голос ее звучал неуверенно. Она первая повесила трубку.

Мэнеринг подошел к двери кабинета и увидел Давида и Читтеринга, стоящих в холле. Этель взирала на Давида широко открытыми глазами. Давид выглядел, как звезда мюзикла, и во взгляде девушки светилось непритворное восхищение. Читтеринг был несколько ниже ростом, чем Давид, имел светлые курчавые волосы и походил на херувима. Его серые глаза казались вполне невинными, сам он выглядел эдаким тихоней, но на самом деле внешность его была обманчивой. Он был очень жестоким человеком, как и многие его товарищи с Флит-стрит. Уже много лет хозяина дома с Читтерингом связывала дружба. Он являлся в высшей степени надежным другом, на него всегда можно было положиться, но при необходимости он мог быть грубым и безжалостным.

— Похоже, ты что-то подозреваешь? — спросил с ходу Читтеринг.

— Подозреваю? Что? — удивился Мэнеринг. — Входите, хотите что-нибудь выпить?

Он проводил их в кабинет и позвонил Этель. Вошедшая Этель опять с восхищением уставилась на Давида, щеки ее пылали больше обычного.

— Миссис Мэнеринг не вернется к обеду, Этель.

— Хорошо, сэр.

— Принеси, пожалуйста, тоник, грейпфрутовый сок и немного льда.

— Сейчас, сэр! — неестественным оживленным голосом проговорила Этель.

— Что вы будете пить, Давид? — спросил молодого человека Мэнеринг.

— Виски с содовой, пожалуй.

— Лед?

— Нет, не надо.

— Джон, — сказал Читтеринг. — Не притворяйся таким беззаботным. Я же чувствую, что ты попал в дурную историю.

— Тебе, как обычно, джин с тоником? — спросил Мэнеринг, оставив пока слова друга без ответа.

Он предложил гостям сигареты. Пальцы Читтеринга были желтыми, что свидетельствовало о его давней приверженности к курению. Давид не курил.

Раздалось позвякивание бутылок, когда Этель внесла их на подносе, на котором также стоял специальный сосуд для льда. Она была такой неловкой и неумелой, что даже не протерла бутылки, прежде чем принести их. Мэнеринг налил Читтерингу.

— Ну что, поплыли? — предложил он.

— Ты сможешь плыть, если море обмелело, — заявил Читтеринг. — Пью за тебя, чтобы ты вовремя достиг берега.

Он выпил содержимое бокала одним глотком.

— О чем он говорит, Давид? — обратился к Левинсону Мэнеринг.

— Он мне почти ничего не рассказал, — ответил Давид и сердито посмотрел на Читтеринга. — Я попросил его рассказать мне все, что он знает о Клоде Орде и Джентианах. Но он не сказал ничего такого, о чем нельзя узнать из газет. Кроме того, он вел себя так, будто я расспрашиваю о покойниках.

— Что случилось, Читти? — спросил Мэнеринг.

— Я же не знал, насколько я могу быть с ним откровенным, — ответил Читтеринг.

— Ему можно доверить все, что ты рассказал бы мне самому.

— Хорошо, — Читтеринг сразу стал серьезным. — Отвечаю на первый вопрос о Клоде Орде. Он совсем не то, за что себя выдает. Все думают, что он глупый и толстый осел, а на самом деле это очень хитрый и умный человек, с огромными связями. К тому же он выполняет обязанности управляющего и секретаря лорда Джентиана. Он присматривает за его делами, когда лорд в отъезде, а он почти всегда в отъезде. Ведет он себя скромно, как бедный родственник, но я уверен, что он имеет огромное влияние на лорда Джентиана, о чем многие и не догадываются. Ну, и поскольку он представляет интересы лорда Джентиана, то имеет большой вес в Сити.

— Ты имеешь в виду — среди финансистов Сити?

— Да, среди очень денежных ребят. Можно сказать, среди всесильных магнатов, — согласился Читтеринг. — Джентиан владеет земельными участками в Сити и Вест-Энде, не очень большими, но весьма удачно расположенными. И сидит на них прочно, в чем ему помогает Клод Орд. Ему не раз предлагали продать их, но он неизменно отказывался. За десять лет стоимость этих участков возросла вдвое, и похоже, что в последующие два года возрастет еще раза в два. В центре Лондона не так уже много осталось земли в частном пользовании, а там ведутся работы по реконструкции, и владения Джентиана не позволяют воплотить в жизнь несколько важных проектов. Не думаю, что его попытаются убрать, но не могу отрицать, что его смерть желанна для многих людей.

— А почему он не продает свои участки?

— Следи за моими рассуждениями, — сказал Читтеринг. — Некоторые считают, что он спит и видит себя мультимиллионером, если сможет продержаться как можно дольше, не продавая участки. Они думают, что он, как Макиавелли, старый дьявол, специально подолгу отсутствует, а его дела в это время ведет Клод Орд. Другие же считают, что он в высшей степени порядочный и великодушный человек, который является истинным гражданином своей страны и не хочет, чтобы центр Лондона превратился в кварталы домов из стекла и бетона со скульптурами Эпштейна у входа. А ты уж сам выбирай, какое из объяснений больше похоже на правду. Но ситуация сейчас такова, что Джентиан находится под прессом. Две могущественные группы намерены заставить его продать земли. Они не смогли это сделать порознь и, поговаривают, сейчас решили все же объединиться.

— Но как они могут его заставить продать участки, если он не захочет?

Читтеринг поболтал остатками джина в бокале, выпил и, протянув его Мэнерингу, попросил налить еще.

— Ты что, такой же наивный, как Давид Левинсон? — спросил Читтеринг. — Мы недавно об этом говорили с Бристоу. Ты забываешь об очевидном. Толстосумы не остановятся только на угрозах или прессинге, помимо экономических санкций. Здесь сходятся интересы очень многих людей. У многих владельцев небольших участков земли не поднимутся в цене, пока Джентиан не продаст свои. Нетерпеливо ждут своего часа подрядчики, которые получили бы огромные заказы, как только земли будут проданы и начнут осуществляться большие проекты. Имеются также отдельные типы, вроде Клода Орда, которые желают разбогатеть, поскольку владеют небольшими земельными наделами. Ведь сам Орд вполне вероятно очень нуждается в деньгах, и на него могут оказывать очень сильное давление. Не пытайся убедить себя, что лорду Джентиану не грозит большая опасность, скорее всего это именно так. Уже были попытки покончить с ним. Разве он не рассказывал тебе об этом?

— Нет. — Мэнеринг припомнил, что об этом ему совсем недавно говорил Бристоу.

— Ну, тогда я тебе кое-что скажу, Джон. Он пришел к тебе совсем не потому, что его интересует этот меч, — сказал Читтеринг и взял протянутый Мэнерингом бокал с джином. — Спасибо. Я уверен, что он пришел к тебе потому, что напуган, и надеется на твою помощь в этом деле, которое он почему-то не хочет доверять полиции. Лорд Джентиан не хочет, чтобы они знали об этом. Но он не хочет и тебя посвящать во все подробности, хотя прекрасно понимает, что если ты займешься делом пропажи меча Великого Могола, то будешь невольно втянут и в более серьезную игру. Ну, например, захочешь найти того, кто покушается на его жизнь. Я предупредил тебя, Джон. Ты можешь попасть в ловушку между двумя жерновами, которые сотрут тебя в порошок.

— Я просто не в состоянии поверить, что такое возможно! — вскричал Давид Левинсон.

— Но ты-то веришь, Джон, не так ли? — обратился Читтеринг к хозяину дома. — Ты ведь знаешь, что происходит, когда возникают подобные ситуации. Ты прекрасно разбираешься в драгоценных камнях, миниатюрах и произведениях искусства, но не в делах большого бизнеса. Ведь ты не дашь втянуть себя в авантюру?

— Я не думаю, что он прав, — заявил Давид, пытаясь говорить спокойно. — Я думаю, что он делает из мухи слона, как и любой газетчик. Джентльменам сейчас очень нужна помощь. Это совершенно очевидно, — повторил он и с мольбой взглянул на Мэнеринга. — Что вы об этом думаете, сэр?


Глава 8 Спор | Циклы:"Барон","Патрик Дэлвиш","Гидеон", детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13 | Глава 10 Второе нападение