home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Арест

— Ну, так о чем вы хотели меня спросить? — первым задал вопрос Левинсон.

Худощавый мужчина сказал:

— Мистер Левинсон, были ли вы сегодня днем в доме Сары Джентиан, проживающей по адресу Хилбери Мьюз, 3?

Сердце Левинсона гулко забилось в груди. Больше всего на свете он сейчас хотел позвонить Мэнерингу, понимая, что любой его совет, как вести себя в данной ситуации, был бы бесценным. Он вспомнил, что Мэнеринг говорил одному помощнику, уволенному несколько недель назад за то, что обманул клиента. Помощник заявил, что золотая цепочка стоит приблизительно шестнадцать сотен фунтов, когда на самом деле она стоила восемнадцать с половиной. «Если вы будете говорить правду, то никогда не попадете в неприятную историю». Давид вспомнил, ведь Мэнеринг хотел позвонить в полицию и рассказать им, что произошло в доме Сары Джентиан, а он, Левинсон, отговорил его.

Второй полицейский, Беллинг, резко спросил:

— Ну, так вы были там?

— Да, был, — ответил Левинсон.

— Так-то лучше, — сказал худощавый полицейский. — Очень хорошо, что вы признаете это. Почему вы пошли туда?

Это очень просто следовать аксиоме, что нужно говорить всегда только правду. Но как много он может им рассказать? Должен ли он упомянуть Мэнеринга и втянуть его в неприятности?

— О чем вы думаете, мистер Левинсон? — поинтересовался Беллинг. Он напоминал боксера тяжелого веса. — У вас должны были быть какие-то причины, которые заставили вас поехать к мисс Саре Джентиан.

— Да, у меня были причины, — коротко ответил Левинсон. — Мисс Джентиан приходила к мистеру Мэнерингу, это мой хозяин, и…

— Мы все знаем о мистере Мэнеринге.

— Сомневаюсь, что вы можете знать о ком-нибудь все, — Левинсон почувствовал облегчение, что смог уесть их. — Он попросил меня поехать к мисс Джентиан и задать несколько вопросов о причине ее визита к нему.

— А каковы были эти вопросы?

— Спросите об этом мистера Мэнеринга.

— Не надо грубить, Левинсон, — сказал Беллинг.

Было от чего выйти из себя, но Левинсон понимал, что толку от этого не будет. Эти люди имели право задавать ему вопросы, особенно если учесть, что девушка находилась сейчас в больнице, а полиция провела в ее квартире достаточно долгое время.

— Я расскажу вам все, что касается меня лично, — сказал он. — Если же вы хотите узнать что-либо о мистере Мэнеринге, то обратитесь непосредственно к нему. Я приехал к мисс Джентиан, чтобы выяснить, что она в действительности хотела от м-ра Мэнеринга. Хозяин сомневался в том, что она была с ним откровенной.

— Мисс Джентиан была дома, когда вы приехали?

— Да, она…

— Она сама открыла вам дверь?

Давид нервно облизнул губы.

— Нет, — с трудом проговорил он. — Я не получил ответа на звонки. Тогда я заглянул в отверстие для газет и почувствовал запах газа, и…

— Запах чего?

— Газа, г-а-з-а. Газа! — несколько раз повторил Левинсон.

— И что вы сделали после этого?

Левинсон густо покраснел:

— Я толкнул дверь, и поскольку она была открыта, то я вошел. Запах газа был очень сильным, и…

— Так дверь была открыта? Вы должны говорить только правду, — сказал полицейский, похожий на боксера.

Левинсон терпеливо повторил:

— Как я уже сказал вам, я толкнул дверь и обнаружил, что она не заперта. Я нашел мисс Джентиан на кухне, газ был открыт, но не зажжен. Я отнес ее на второй этаж и сделал искусственное дыхание, пока не убедился, что она в безопасности. Затем… — Он замолчал и тревожно подумал о Мэнеринге.

Он не должен впутывать сюда Мэнеринга, не должен рассказывать о том, что хозяин тоже был в доме Сары. Ему необходимо найти возможность предупредить Мэнеринга. Как это было глупо, что он отговорил его, когда тот собирался позвонить в полицию из дома Сары!

— Что же вы сделали потом? — В голосе Беллинга зазвучала угроза. — Продолжайте, мы слушаем вас внимательно.

— Затем я ушел.

— Вы оставили ее одну?

— Я подумал, что с ней все в порядке.

— Но ведь с ней было не все в порядке, не так ли? У нее был серьезный рецидив, и она в действительности очень пострадала, — возразил ему худощавый полицейский. — Почему вы не позвонили в полицию?

— Я… я подумал, что ей бы это вряд ли понравилось.

— Итак, вы подумали, что она не хочет, чтобы вы сообщали о случившемся в полицию. Это она вам во сне, что ли, сказала? Ведь она была без сознания все это время?

— Да, но…

— Почему вы не позвонили доктору, если уж так боитесь полиции? — спросил худощавый полицейский.

— Я…

— Говорите только правду.

Левинсон вскипел:

— Как я буду говорить вам правду, когда вы не желаете меня слушать. Замолчите, ради Бога, и дайте мне сказать. — Полицейские молча уставились на Левинсона.

— Я думал, что она хотела покончить с собой, и я не хотел, чтобы об этом стало кому бы то ни было известно. Если бы я позвонил в полицию или даже доктору, то правда вышла бы наружу. Пульс у нее был нормальный, и я был уверен, что она вне опасности. Вот почему я подумал, что доктор ей не нужен.

— Вас обучали оказывать первую медицинскую помощь?

— Нет, но…

— Почему же вы были так уверены, что она не нуждается в услугах доктора?

— Я уже сказал вам, я думал, что с ней все в порядке.

— А я уверен, что вы думали совсем о другом, — зловеще произнес Беллинг. — Вы подумали, что пока девушка находится в спальне без сознания, то это самое удобное время, чтобы обыскать ее квартиру. А когда вы рыскали по квартире, она пришла в себя и вызвала полицию. Наш приезд спугнул вас. Это вы отлично придумали — удрать через окно.

— Я не понимаю, о чем вы говорите!

Левинсон был так поражен услышанным, что вначале даже не испугался.

— Ложь не поможет вам, — сказал полицейский с акцентом кокни. — Где она?

— Где что?

— Послушайте, Левинсон, — вмешался Беллинг. — Мы знаем, что вы были в квартире Сары Джентиан. Вы сами подтвердили это. Вы соответствуете описанию мужчины, который вошел туда. Это, к счастью, могут подтвердить двое свидетелей. Мы знаем, что вы взяли миниатюрную копию меча Великого Могола. Давайте не будем зря терять время. Где она?

— Миниатюрная… — как эхо, повторил Левинсон. Его постепенно стал охватывать ужас. — Послушайте, я не понимаю, о чем вы говорите. Я не обыскивал квартиру. Я… я оставил девушку на кровати, а сам… сам вернулся обратно в магазин.

— Вы лжете.

— Нет, я говорю правду.

— А я говорю, что вы лжете, — настаивал худощавый полицейский. — Мы хотим обыскать вашу квартиру. Мы можем получить ордер на обыск, но на это уйдет время. Если вы сами дадите разрешение обыскать вашу квартиру, то это будет лучше для всех нас. Вы согласны?

— Ищите сколько угодно, — пробормотал Левинсон. — Вы не найдете здесь того, чего здесь никогда не было и быть не могло!

— Начнем, Джеф, — сказал Беллинг. Казалось, ему не терпится поскорее приступить к обыску. — У нас на это не уйдет много времени. Начнем отсюда, хорошо?

Он пересек комнату и подошел к небольшому столику из палисандрового дерева, у которого по бокам были две тумбы, а посередине — небольшой ящик. — Он закрыт?

— Все открыто, — буркнул Левинсон.

Он был зол, рассержен и сбит с толку. Раньше он думал, что может владеть собой в любой ситуации, но это было выше его сил. Если бы у него была возможность хотя бы две минуты поговорить с Мэнерингом, то это позволило бы ему вести себя иначе и рассеять все подозрения против него. Мэнеринг позволил бы ему рассказать всю правду. Он с тоской посмотрел на телефон. В данной ситуации он не мог сказать полицейским, что Мэнеринг был с ним в доме Сары Джентиан. Но когда он ушел, то Мэнеринг еще оставался в квартире, и если этот миниатюрный меч исчез… Внезапно он вспомнил о человеке, которого обнаружил в своей квартире, когда вернулся домой, о повторном нападении! Он совсем забыл о нем.

Сухощавый полицейский по имени Джеф открывал один за другим ящики столика, а Беллинг снимал книги с полок, висящих на стене рядом с камином. Они работали быстро, как будто занимались этим делом всю жизнь, они как бы демонстрировали ему свой профессионализм. Однако они ничего не нашли.

— Я же сказал вам, здесь нет ничего, что могло бы заинтересовать вас, — с облегчением произнес Левинсон. — А как хоть она выглядит, эта миниатюра?

— Это точная копия большого меча, который лорд Джентиан принес сегодня в «Quinns», — ответил полицейский с акцентом кокни. — Миниатюра оценивается в десять-пятнадцать тысяч фунтов. Где она?

— Я даже не предполагал, что она существует!

— Вы уверены в этом? — усомнился Беллинг. Он в это время снимал подушки со стула, на котором до этого сидел Левинсон. Подушки были обшиты довольно потертым гобеленом. Беллинг провел рукой по задней части спинки стула, провел еще раз и вдруг сделал резкое движение. Затем, медленно повернув голову, уставился на Левинсона. Давид похолодел.

— Что… что вы там нашли?

— Вы прекрасно знаете, что я нашел, — прорычал детектив.

Он очень осторожно вынул руку из-за спинки стула, и в комнате вспыхнул ослепительный перелив красного, желтого и белого цветов.

Левинсон на время потерял миниатюру из виду, потому что второй полицейский подошел к нему вплотную. Беллинг держал миниатюру двумя пальцами так, что падающий на нее свет заставлял играть драгоценные камни всеми цветами радуги.

— Итак, вы даже не знали о ее существовании? — голос Беллинга стал жестким.

— Я говорю вам правду. Кто-то подложил ее мне. Я уже сказал вам…

Левинсон опять вспомнил о напавшем на него человеке. Теперь он был абсолютно уверен, что незнакомец приходил сюда вовсе не для того, чтобы украсть. Он приходил с целью подбросить эту улику против него, Давида. Левинсон был настолько поражен всем случившемся, что почти ничего не соображал, но все время одна мысль не давала ему покоя. Когда он ушел, в квартире Сары Джентиан оставался Мэнеринг. Мэнеринг…

Полицейский с акцентом кокни произнес с явным удовлетворением в голосе:

— Давид Левинсон, мой долг предъявить вам обвинение в том, что украденная вещь была найдена в вашем доме, и предупредить: все, что вы скажете, может быть обращено против вас. Хотите что-нибудь заявить?

А Левинсон продолжал думать только о том, что, когда он покинул дом Сары Джентиан, там оставался Мэнеринг.


Читтеринг уже ушел, и Мэнеринг сидел в кабинете один, положив ноги на пуф. На душе у него было неспокойно, и ему очень хотелось, чтобы Лона поскорее пришла домой, хотя его одолевали сомнения относительно того, стоит ли посвящать ее в эту историю. От Бристоу не было больше никаких вестей. Он сидел и размышлял над тем, о чем ему поведал Читтеринг, о том, что в эту историю втянуты очень влиятельные люди. Мэнеринг уже дважды звонил в дом Джентиана, но кто-то очень слабым голосом отвечал ему, что его сиятельства нет дома и что он будет около десяти часов вечера. Сейчас как раз около десяти.

Раздался телефонный звонок. Он сидел около аппарата, стоило только протянуть руку. Неужели Лона задерживается?

— Джон Мэнеринг слушает, — сказал он в трубку.

— Читтеринг, — прозвучал краткий ответ.

У Читтеринга была привычка скрывать свое плохое настроение долгим молчанием, и сейчас то, что он молчал, обеспокоило собеседника. Они расстались всего час назад после того, как газетчик отговаривал его ввязываться в дело Джентианов. Почему он звонит?

Читтеринг продолжал хранить молчание, что вынудило Мэнеринга сказать:

— Решил пошутить?

— Это не шутка, Джон. Ты не можешь пожаловаться, что я не предупреждал тебя.

Сначала Мэнеринг с ужасом подумал, что девушка умерла, а потом ему пришла новая мысль: что-то случилось с лордом Джентианом.

— Да, ты предупредил меня. Так что же случилось?

— Твой горячий помощник Давид Левинсон только что арестован, — объявил Читтеринг. — Наш человек позвонил из Скотлэнд-Ярда десять минут назад. Левинсона обвиняют в краже драгоценности из квартиры Сары Джентиан. Я думаю, это та самая миниатюра, о которой тебе говорил Бристоу. Пикантная ситуация, не так ли? Либо он действительно взял ее, и тогда ты попадешь в неприятную историю, потому что будут думать, что это ты заставил его сделать это. Либо он не брал ее, и в этом случае полиция перероет все в поисках настоящего вора. А ты был в доме Сары Джентиан, если я не ошибаюсь, — зловеще добавил Читтеринг. — У вас с Левинсоном были одинаковые возможности взять эту миниатюру.

Мэнеринг медленно произнес:

— Не думаю, что это окончательное обвинение, Левинсон…

— Ты что, не понял? Они нашли эту миниатюру в его доме, — прервал его Читтеринг. — И не думай, что тебе так просто удастся решить эту проблему.

— Да, пожалуй, ты прав, это будет непросто. Где он сейчас находится, Читти?

— Кэннон-роу.

— Я поеду и попробую повидаться с ним, — сказал Мэнеринг. — Спасибо. Большое спасибо за звонок.

Он повесил трубку и некоторое время сидел и смотрел на задернутые шторы. В голове крутилась одна и та же мысль.

Миниатюрный меч находился в квартире, когда Левинсона там уже не было. Что бы ни думали в полиции, но Левинсон не брал миниатюру. Ее могли взять или Сара Джентиан, или некто, кто спрятался у нее в квартире. Но Мэнерингу с трудом верилось, что кто-то там прятался. Тогда… Девушка могла сказать, что миниатюру украли, чтобы выдвинуть ложное обвинение против Левинсона.


Глава 10 Второе нападение | Циклы:"Барон","Патрик Дэлвиш","Гидеон", детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13 | Глава 12 Разговор с Г. Бристоу