home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Джентиан Хаус

Единственный электрический фонарь, анахронизм лондонских улиц десятилетней давности, стоял посередине двора перед Джентиан Хаус, распространяя нежный свет, который отражался в высоких окнах дома с прямоугольными стеклами. За веерообразным окном над входной дверью, выкрашенной в черный цвет, виднелся свет. Лона нажала на кнопку дверного звонка и прислушалась. Накрапывал дождь, и она ощутила холодное прикосновение капель к своим щекам. В этом районе Лондона было темно и тихо, хотя еще не было очень поздно. Лона могла слышать довольно отчетливо шум уличного движения, который доносился со стороны новых дорог и переезда около Гайд-парка.

Не получив ответа, она еще раз нажала на кнопку звонка.

Порыв ветра парусом надувал ее юбку и заставлял ежиться от холода. Ей так хотелось, чтобы дверь поскорее открылась. Это место вызывало в ней чувство суеверного страха и, даже понимая всю абсурдность этого чувства, она никак не могла от него отделаться. Улица проходила в каких-нибудь шестидесяти футах от дома, но это место, казалось, принадлежало другому миру и даже другой эпохе.

Она опять поднесла руку к звонку, подумав, что еще не так поздно, наверное, только начало двенадцатого, но дверь распахнулась, и в ее проеме показался огромный человек, тень от которого полностью закрыла Лону.

— Кто здесь?

Она не могла ясно видеть его. Он стоял спиной к свету, и от этого казался неправдоподобно огромным и походил на обезьяну. Еще одна нелепая мысль. Плечи его были опущены, руки выставлены вперед и сжаты, он выглядел очень агрессивно. Он не мог хорошо видеть Лону, потому что закрывал собой свет.

— Я миссис Мэнеринг. Могу я видеть лорда Джентиана? — спросила Лона.

— Миссис Мэнеринг? — Голос мужчины был низким, и в нем послышалось неподдельное недоумение.

Несомненно, это был Клод Орд, о котором ей рассказывал Джон.

— Да, — ответила Лона. — Лорд Джентиан дома?

— Он дома, но я не знаю, захочет ли он принять кого-нибудь сейчас, — ответил Орд. — Входите.

Он отступил в сторону и сразу перестал казаться таким огромным, к нему вернулся облик обычного человека — крупного, толстого, даже несколько нелепого со своей почти лысой головой и огромными глазами. Когда Лона вошла, он закрыл за ней дверь и спросил:

— А где мистер Мэнеринг?

— Он скоро приедет.

— Но сейчас, пожалуй, слишком поздно для визита, — нерешительно сказал Орд. Он больше не проявлял агрессивности и явно был в замешательстве. Лона вдруг вспомнила, как грубо, по словам Джона, он вел себя в доме Сары.

— Не могли бы вы подождать здесь?

Он открыл дверь в небольшую комнату, стены которой были увешаны старинными гравюрами, а около окна стоял небольшой письменный стол. Тяжелые ставни наводили на мысль о толстых стенах дома.

— Сигарету? — Он протянул ей серебряную сигаретницу.

Лона редко курила, но сейчас решила принять его предложение.

— Благодарю, у меня есть зажигалка.

— Я не заставлю вас долго ждать.

Орд вышел, оставив дверь приоткрытой. Она услышала, как его шаги раздались по мраморному или каменному полу вестибюля. Затем шаги смолкли, и она представила себе, как он идет по лестнице, покрытой ковром. Воцарилась тишина, ни в доме, ни на улице не было слышно ни звука. Лона закурила и немного расслабилась. Она всегда нервничала, когда Джон брался за дело, подобное этому: она ясно ощущала грозящую ему опасность.

Лона пробыла в одиночестве не более пяти минут, когда услышала торопливые шаги возвращающегося Орда. У них что, нет слуги? Ведь еще не поздно.

Орд распахнул дверь.

— Все в порядке, — сообщил он. — Лорд с удовольствием примет вас.

Он произнес слово «лорд» так, как будто испытывал благоговейный страх перед лордом Джентианом. Кроме того, Орд был явно не в себе. Испуган? Они поднялись вместе по лестнице, ступенька за ступенькой, а свет старинных канделябров, который делал тени густыми, ослепил ее. Он отражался на картинах, висящих в нишах полукруглой стены. Это были полотна кисти Гейсборо, Констебля, Тернера. Наконец, они поднялись на второй этаж, здесь Орд опередил ее на одну ступеньку и направился к закрытой двустворчатой двери из красного дерева. Не постучав, он открыл одну половину двери и возвестил, как это делает дворецкий:

— Миссис Мэнеринг.

Это была длинная, просторная красивая комната, скорее всего, библиотека. Ее освещали два канделябра, свет которых отражался в стеклах книжных шкафов. На высоких окнах висели гобеленовые занавески, а на полу лежал такой толстый ковер, что, казалось, ее ноги утопали в нем. Лорд Джентиан шел к Лоне от массивного письменного стола, занимавшего весь дальний конец комнаты, оставляя место только для очень скромного кресла, стоящего с одной стороны стола. Она вспомнила, что Джон рассказывал ей о лорде Джентиане: старый, хрупкий и утонченный джентльмен. Однако она не заметила признаков хрупкости. Больше того, Лона почувствовала в нем скрытую силу. Он все еще был очень привлекательным мужчиной, а его пожатие — крепким.

— Миссис Мэнеринг, я очень рад вас видеть. Садитесь, пожалуйста.

В другом углу комнаты располагались кресла и кушетки, между ними — мраморный кофейный столик, на котором стоял поднос с ликерами и бренди, а также сверкающими бокалами.

— Я искренний поклонник вашего таланта. Мне очень нравятся ваши портреты. Думаю, что не пропустил ни одной вашей выставки, когда бывал в Англии.

— Как это мило с вашей стороны, — смущенно пробормотала Лона.

Она часто не находила слов, чтобы отвечать на такого рода комплименты. Но это не был комплимент. Лорд Джентиан был явно искренним в этот момент.

— Надеюсь, что вы вскоре порадуете нас еще одной выставкой, — продолжал лорд Джентиан. — Если это произойдет, то я попрошу вас оставить место для портрета леди Анны Скоттон, написанного вами несколько лет назад. Если вы помните, леди Анна была моей кузиной, и после ее смерти портрет перешел ко мне. Что вы будете пить?

В это время у двери послышалось легкое движение и Лона, повернувшись, увидела входящего дворецкого, очень старого человека, с подносом, на котором стояли чашки с кофе.

— Можно просто чашку кофе?

— Конечно, — ответил лорд Джентиан.

Он сел рядом с Лоной и хранил молчание все время, пока дворецкий разливал кофе и подавал им чашки, а затем медленно пересекал комнату, шаркая ногами. Когда дверь за ним закрылась, Джентиан спросил:

— Насколько я понял, вы пришли раньше своего мужа, миссис Мэнеринг. Как гонец?

— Да, это правда.

— Думаю, что это связано с моим сегодняшним визитом к вашему мужу.

— Вы правы, — согласилась Лона. — Он очень надеется, что вы расскажите ему гораздо больше, нельзя терять времени.

— Не сомневаюсь, что это связано с несчастным случаем, который произошел в квартире моей племянницы, — сказал Джентиан. — И, вероятно, из-за ее визита к вашему мужу после моего ухода. Она всегда была очень импульсивной и своенравной, когда была еще ребенком, и потом, уже девочкой и молодой женщиной. Рад сообщить вам, что ей сейчас гораздо лучше и что через пару дней она совсем поправится. Если про нее так можно выразиться. Боюсь, что она… — Он замолчал на мгновение и, едва заметно пожав плечами, продолжил… — как выражаются современные психиатры — жертва стресса. Я не хотел об этом говорить вашему мужу, но в теперешних обстоятельствах…

Он говорил о том, что Сара Джентиан немного не в себе или, по крайней мере, что она нуждается во врачебной помощи. Но говорил об этом весьма учтиво, обходительно, мягко. Свободная манера лорда Джентиана вести разговор никак не вязалась с его репутацией отшельника.

— А когда вы ожидаете приезда мистера Мэнеринга? — спросил Джентиан.

— Думаю, что он будет с минуты на минуту, — ответила Лона.

Она хотела расспросить его о миниатюрной копии меча, но потом передумала, чтобы не рассказывать о том, что случилось с Давидом Левинсоном.

— Я даже представить себе не могла, что ваша племянница страдает от… — Она умышленно не закончила фразу.

— … бредовых идей, — без малейшего колебания закончил за нее лорд Джентиан. — Думаю, что это самое правильное определение, как это ни печально. Ее преследует странная мысль, что я собираюсь украсть принадлежащую ей часть наследства, в то время как на самом деле…

Он не успел договорить, потому что у дверей послышался шум. Одна из створок распахнулась, и на пороге появился Орд. Лона отметила промелькнувшее раздражение, даже гнев на лице Джентиана, когда он посмотрел на племянника.

— В чем дело?

Орд тяжело дышал, как человек, доведенный до отчаяния. Минуту он раздумывал, стоит ли говорить при Лоне, но он так грубо вторгся в комнату, что теперь это не имело значения.

— Она убежала, — почти выкрикнул он.

— Кто убежал?

— Она. Она убежала из госпиталя!

— Сара? — Джентиан произнес ее имя так, словно речь шла о ребенке.

Когда он опять взглянул на Лону, то ей показалось, что лорд Джентиан с одной стороны пытается сохранить достоинство, а с другой — проклинает в душе свою племянницу.

— Как жаль. Я надеялся, что, по крайней мере, этой ночью она будет в безопасности.

— Однако это не так!

— А они знают, куда она отправилась?

— Нет, я молю Бога, чтобы она с собой ничего не сделала, — прошептал Орд.

— Почему она должна с собой что-то сделать? — спросила Лона.

— Она уже пыталась покончить с собой сегодня, — мягко ответил Джентиан. — И я боюсь, если ей не удастся сделать все по-своему, то она впадет в истерику, а в этом состоянии она способна на все. Полиция ищет ее?

— Они сказали, что попытаются что-либо предпринять, — пробормотал Орд. — Но сомневаюсь в положительных результатах.

Он глубоко вздохнул и взглянул на Лону. Без сомнения, ему очень хотелось, чтобы ее сейчас здесь не было.

— Может, мне лучше сейчас поехать к Саре на квартиру? — предложил Орд.

— Думаю, что это было бы разумно, — ответил Джентиан. — И дать полиции знать…

— Полиция наверняка следит за ее домом в первую очередь, раз им известно, что Сара убежала из госпиталя, — вмешалась в разговор Лона.

Она бессознательно произнесла слово «убежала» и поймала, себя на мысли, что начинает верить в том, что лорд Джентиан говорил о душевном состоянии своей племянницы.

— Вы правы, думаю, лучше остаться здесь, — согласился с ней лорд Джентиан.

— Не похоже, чтобы Сара… — начал было он, но вдруг замолчал и, покорно сложив руки, заметил: — Давай больше не будем докучать миссис Мэнеринг нашими семейными проблемами. Вот почему я не был уверен, что могу все рассказать вашему мужу, миссис Мэнеринг. Дело в том, что я…

Внезапно дверь в библиотеку со стуком захлопнулась.

Мужчины вздрогнули. Орд резко повернулся и бросился к выходу. Со спины он выглядел очень смешно: у него был непомерно обширный и бесформенный зад, обтянутый слишком узким пиджаком. Орд распахнул дверь и выбежал из комнаты.

— Извините… — начал было Джентиан.

— Сара! — раздался голос Орда. — Сара!

Джентиан рывком поднялся и, пробормотав слова извинения, вышел вслед за Ордом. Для пожилого человека он двигался довольно быстро. Очень многое в лорде Джентиане было загадочным. Опять раздался крик Орда, и его шаги гулко прозвучали по лестнице, а затем по каменному полу первого этажа. Джентиан исчез за дверью. Раздался крик Орда. Лона поставила чашку на столик и поспешила к двери, которую Джентиан закрыл за собой. Попытавшись ее открыть, Лона, к своему изумлению, обнаружила, что она не поддается. Женщина еще сильнее потянула за ручку, но дверь не открывалась. Она слышала, как удаляются крики Орда. Наверное, он уже был в круглом зале.

Неужели лорд Джентиан специально запер ее здесь?

Лона еще раз попыталась отворить дверь, чувствуя одновременно гнев и беспокойство. Новая попытка не увенчалась успехом. Подумав немного, она решительно направилась к письменному столу, где стоял телефон и подняла трубку. Раздался гудок, и Лона набрала номер WH11212. Ей сразу ответили.

— Могу я поговорить с инспектором Бристоу?

— Одну минуту.

Наступившая тишина угнетала ее, она неотрывно смотрела на дверь, нота так и оставалась закрытой. Ей казалось, что время тянется мучительно долго, но наконец она услышала запыхавшийся голос Бристоу в трубке:

— Бристоу слушает.

— Билл, Джон еще у тебя? — спросила Лона. — Это Лона, и я хотела бы…

— Он уехал пять минут назад, — прервал ее Бристоу. — А что случилось?

— Он поехал прямо сюда?

— Куда сюда?

— В Джентиан Хаус.

— Он не сказал мне, куда едет, — ответил Бристоу. — Он не очень-то со мной откровенен последнее время. Послушай, Лона, он хочет взять на себя вину молодого Левинсона. Джон винит себя в том, что случилось. Заставь его взглянуть реально на происшедшее. Единственное, что он сейчас должен сделать, — это заставить Джентиана, обоих Джентианов, поговорить со мной. Помоги ему понять это.

— Я попытаюсь, спасибо, Билл.

Она быстро повесила трубку, думая о Джоне и почти позабыв о словах Бристоу. Джон должен быть здесь минут через пять, а может и десять, и пятнадцать. Если бы только дверь была открыта! Она подошла к двери, повернула ручку, потянула ее на себя и невольно сделала шаг назад, потому что дверь легко открылась. В доме стояла тишина. Она вышла в галерею, наклонилась над перилами и заглянула вниз.

Орд появился из проема двери внизу почти внезапно. Его фигура сверху выглядела приземистой и почти безобразной, лысина казалась огромной и блестящей.

Он кричал кому-то с отчаянием в голосе:

— Говорю вам, она на крыше. И заперла двери. Она бросится вниз, если мы не остановим ее!


Глава 12 Разговор с Г. Бристоу | Циклы:"Барон","Патрик Дэлвиш","Гидеон", детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13 | Глава 14 Вызывайте 999!