home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Ночь в конторе

Площадь Линкольна Инн Филдс была погружена во тьму. Горело всего несколько уличных фонарей. В некоторых окнах за шторами угадывался свет ламп, но большая часть зданий была погружена в темноту. Небо затянули тучи, не было видно ни звезд, ни луны. В свете фонарей выделялось светлое новое здание, в котором находилась контора Тоби Плендера. Старые здания казались почти черными. Вокруг ограды было припарковано несколько машин, одна из них стояла с включенными фарами, оставленная беспечным водителем. Но машин было мало, в такой поздний час здесь почти никого не было.

Мэнеринг и Левинсон пришли сюда пешком с Кингсуэя. Шум мотора такси, на котором они приехали, замер вдали. Мимо них протарахтел мотоцикл. Сидящая позади водителя девушка, увидев их, захихикала.

— Чертова дура, — пробормотал Левинсон.

Контора «Хэббл, Уайт и Хэббл» находилась слева, в дальнем конце старого здания XVIII века. Сторож с женой жили на верхнем этаже, но свет в их окнах отсутствовал. Часы на Стрэнд пробили полночь — самое подходящее время для выполнения дела, задуманного Мэнерингом. Однако следовало позаботиться, чтобы их никто не мог увидеть. Справа показался мужчина и, насвистывая, пошел к одной из машин. На другой стороне улицы открылась парадная дверь и высветила часть тротуара. Женский голос произнес:

— Спасибо за прекрасно проведенный вечер, дорогая!

— Приходи к нам еще.

— Теперь вы приходите к нам!

Раздался смех, послышались еще какие-то слова, заглушаемые звуком мотора отъезжающей машины.

Мэнеринг подошел к зданию конторы «Хэббл, Уайт и Хэббл». В свете уличных фонарей была видна вывеска над дверью — черные буквы на светлом стекле. Мэнеринг заранее продумал весь план операции и проинструктировал Левинсона, что ему следует делать. Мэнеринг спокойно поднялся на крыльцо, держа в руках ключи. С помощью отмычки он достаточно быстро открыл дверь. Левинсон стоял несколько поодаль. Мэнеринг вынул отмычку и попытался открыть дверь, но ее держала задвижка с внутренней стороны. К счастью, она была расположена посередине, и с ней было легко справиться.

Он достал из кармана тонкую пилку с острым концом и вставил ее между дверью и косяком. Когда он сделал это, то легким свистом предупредил Левинсона, что сейчас нужно быть особенно внимательным. Левинсон закурил сигарету. Мэнеринг почувствовал, как кончик пилки уперся в мягкое дерево, прошел через него, и только тогда он приступил к работе, чувствуя, как пилка понемногу входит в металл. Через некоторое время раздался скрежет. Мимо проезжала машина с включенными фарами. Мэнеринг вынул пилку, выдавил на нее немного масла из специально захваченного тюбика и вставил обратно в дверь. Он продолжил пилить, и теперь пилка двигалась беззвучно.

— Сколько времени уйдет на это? — шепотом спросил Левинсон.

— Пятнадцать или двадцать минут, — так же тихо ответил Мэнеринг.

— Так долго?

— Пойди пройдись немного, — сказал Мэнеринг. — Но не уходи далеко.

— Я лучше постою здесь.

— Не спорь со мной, Давид.

Левинсон медленно пошел вдоль улицы, в темноте светилась его зажженная сигарета. Проехала еще одна машина. Мэнеринг, стоящий в тени здания, продолжал работать. Опять послышался скрежет металла. Мэнеринг слышал шаги Левинсона, прогуливающегося по улице, и почти физически ощущал, какое напряжение испытывает молодой человек. В те далекие времена, которые прошли безвозвратно, Мэнеринг был способен потратить сколько угодно времени, чтобы проникнуть в дом, наподобие этого, и попытать там свое счастье. Он знал цену риска и прекрасно понимал, что так волнует сейчас Левинсона. Если их поймают, то суда не избежать. Мотивы их преступления не смогут быть использованы в качестве оправдания. То, что задумал Мэнеринг, квалифицируется как кража со взломом.

Появился Левинсон, он подошел поближе и прошептал:

— Сюда приближается полицейский!

— Хорошо, — спокойно ответил Мэнеринг. — Не останавливайся, обойди площадь.

Он вынул пилку из двери, положил ее в карман и дал возможность Левинсону пройти мимо. Затем он услышал звук шагов приближающегося полицейского. Повернувшись спиной к двери и не пытаясь скрывать звуки своих шагов, он сбежал по ступеням и спустился на тротуар всего в нескольких шагах от полицейского. Повернулся и пошел ему навстречу. Взгляд полицейского не выразил ни беспокойства, ни удивления. Мэнеринг перешел через дорогу и очутился между двумя машинами. Он притаился за ними и подождал, пока полицейский не исчезнет из вида. Тогда он вернулся на крыльцо, смазал пилку маслом, вставил ее на место и продолжил прерванную работу.

Подошел Левинсон.

— Мы были на волоске от провала!

— Разве? — удивился Мэнеринг. — Он не обратил на нас никакого внимания. Теперь я думаю…

Раздался легкий щелчок, задвижка была перепилена.

Мэнеринг тихонько толкнул дверь, и она подалась вперед. Он открыл ее пошире и вошел. Левинсон оглядел улицу и площадь и вошел вслед за ним. Они тихо притворили за собой дверь. Мэнеринг достал карманный фонарик, и в его тонком, но очень ярком луче засверкала свежая черная краска на стенах. Пол был покрыт ковром, который заглушал звук их шагов.

— Ты все помнишь, чему я тебя учил? — спросил Давида Мэнеринг. — Если появится малейшая опасность, предупреди меня свистом.

— Я все сделаю, как надо, — ответил Давид.

— Ты в порядке?

— Дрожу, как мышь, но не подведу вас.

Мэнеринг пошел по узкому коридору мимо лестницы.

В таких старых домах лифтов не было. Он миновал две двери и, направив в эту сторону свет фонарика, прочел на одной из них табличку с надписью: «Мистер Уильям Хэббл, мистер Джеймс Хэббл», а на другой — «Мистер Гай Уайт и мистер Джошиан Хэббл». Эти последние имена, насколько было известно Мэнерингу, принадлежали молодому поколению адвокатов.

На двери, перед которой он остановился, было написано: «Строго секретно». Он нажал на ручку двери, она была заперта. С помощью отмычки Мэнеринг открыл ее за считанные секунды. Он очутился в небольшой комнате, в которой имелось несколько дверей. На каждой из них висела табличка с одним именем: «Уильям Хэббл старший», «Бенжамин К. Хэббл», «Джастин Уайт». На четвертой двери значилось: «Секретарь».

Все двери были заперты на ключ.

Когда Мэнеринг вошел в кабинет мистера Уильяма Хэббла старшего, то ему показалось, что он попал в прошлый век. В свете фонарика он смог разглядеть огромные обтянутые черной кожей кресла, высокие, достигающие до потолка, книжные шкафы, массивный письменный стол. В углу кабинета была дверь без надписи. На полках стояли черные ящики для документов, а также лежали стопки бумаг, перевязанные бечевкой. Тяжелые шторы на высоких окнах были подняты. Мэнеринг подошел и задернул их очень тщательно, затем пересек комнату и включил свет. К счастью, свет был не очень ярким. Обойдя стол, Мэнеринг сел в кресло и занялся средним ящиком. Ему пришлось повозиться, но через пять минут ящик был открыт. Терпение Мэнеринга было вознаграждено, в ящике он обнаружил то, что больше всего хотел найти — связку ключей.

Взяв их, он подошел к входной двери, выглянул оттуда и спросил:

— Пока все тихо, Давид?

— Я предупрежу вас, если произойдет что-либо непредвиденное.

Мэнеринг вернулся в кабинет. Даже у него гулко стучало сердце, и он представлял себе, что творится в душе Левинсона. Но если им повезет, то он управится за несколько минут. Вокруг стояла мертвая тишина. Мэнеринг направился к двери без надписи. Только четвертый ключ из связки подошел к замку. Мэнеринг осторожно открыл дверь. Кроме документов, ничего ценного в комнате не было, потому не имело смысла устанавливать сигнальное устройство, но такая опасность всегда существует.

Однако Мэнеринг не обнаружил здесь электрической проводки — значит, они не пользовались новомодной электроникой.

Комната была небольшой. У одной стены стояли два высоких сейфа, у другой — полки, заполненные ящиками, в которых находились документы и пакеты с бумагами. Мэнеринг включил верхний свет. Совершенно очевидно, что все бумаги подобраны по алфавиту. Он стал их просматривать. Галлоуэй… Галл… Гилсон, а вот, наконец, Джентиан. На одном ящике было обозначено «Лорд», а на другом просто — «Сара». Его сердце глухо забилось. Мэнеринг взял с полки ящик, где были документы Сары. Ящик был закрыт на небольшой висячий замок, который он легко открыл одним из ключей из найденной связки. Поднимая крышку металлического ящика, Мэнеринг ощутил его холодное прикосновение. Внутри лежала квитанция о взносе за хранение ценностей в сейфе. Он взял квитанцию в руки и прочел: «Один меч в кожаных ножнах, принятый на хранение у Сары Джентиан Национальной компанией по хранению ценностей. Фенчер-стрит, Е.К.З.».

Теперь Мэнеринг имел представление о том, что случилось с пропавшим мечом. Сара действительно взяла его. Но было ли это воровством?

Больше ничего интересного в ящике не было, поэтому Мэнеринг открыл другой ящик с документами лорда Джентиана. Там лежало несколько связок бумаг, перетянутых красной лентой, а на самом верху он обнаружил пакет, на котором карандашом было написано: «Сара, Дж.2». Он взял пакет в руки и нащупал в нем ключ. Вынув его, он повернулся к стоящему позади него сейфу.

Открыв сейф, Мэнеринг увидел внутри несколько ящиков, на одном из которых было написано: «Лорд Джентиан». Он вынул этот ящик и открыл его ключом, найденным в конверте. Мэнеринг очень осторожно, как будто боялся произвести большой шум, поднял крышку ящика.

Внутри лежал большой запечатанный пакет. Печати из красного воска светились в лучах лампы.

Мэнеринг помедлил, прежде чем взять пакет в руки. Действовать нужно быстро и дерзко. Он воспользовался ножом для открывания писем, лежащим на столе, вскрыл пакет и вынул содержимое.

Первое, что ему бросилось в глаза, была красивая фотография мечей Великого Могола. Два перекрещенных меча, а между их лезвиями — миниатюра. На обратной стороне фотографии было дано краткое описание каждого меча, приведен перечень драгоценных камней, украшающих его, а также изложена история о том, как они попали к Джентианам.

Мэнеринг отложил фотографию в сторону. Он взял в руки следующий документ — это был отчет специального следователя по делам насильственной или скоропостижной смерти. Написан отчет был от руки, четким почерком. Это случилось сорок девять лет тому назад, место расследования — Бабве, Южная Родезия. История была очень простая. Джеймс Артур Джентиан утонул в Замбези, и его тело, изуродованное крокодилами, нашли только через несколько дней.

Опознание трупа было произведено его братом, лордом Юстасом Джентианом.

Этот документ Мэнеринг также отложил в сторону и стал просматривать пожелтевшие вырезки из газет, в которых писалось об этой трагедии. Вырезки были теми же самыми, что передал ему Читтеринг. Была здесь и копия завещания Джеймса Артура Джентиана, где было написано, что он передает все свое состояние, включая один из мечей Великого Могола, принадлежащий ему, своему единственному сыну Джеймсу. Следовательно, лорд Джентиан лгал, когда уверял, что и второй меч принадлежит ему. Мэнеринг читал дальше, надеясь, что чувство интуиции, которое его осенило дома, не подведет.

Значит, второй меч принадлежит брату лорда Джентиана, и тот оставил его в наследство своему сыну.

Дальше шли свидетельства о рождении — одно из них принадлежало Саре, внучке Джеймса Джентиана старшего и дочери Джеймса Джентиана младшего. Значит, прямой наследницей меча Великого Могола являлась именно Сара. Были здесь также и свидетельства о смерти жены лорда Джентиана и его малолетнего сына, а также родителей Сары, которые погибли в автомобильной катастрофе, когда ей было всего пять лет.

Сначала смерть в водах реки Замбези, кишащей крокодилами.

Затем смерть в автомобильной катастрофе.

Теперь попытка совершить убийство, причем не одна, а несколько.

Мэнеринг стоял, пристально глядя на документы, перебирая все возможные варианты. До него донесся какой-то шум, но он не придал ему никакого значения, однако звук повторился вновь и вывел его из глубокой задумчивости.

Это был сигнал об опасности! Мэнеринг бросился к двери, ведущей в кабинет старого адвоката, и увидел Левинсона.

— Только что подъехала машина, — выпалил он. — Это «даймлер». Думаю, что приехал сам лорд Джентиан.


Глава 21 Надежда | Циклы:"Барон","Патрик Дэлвиш","Гидеон", детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13 | Глава 23 Наследство