home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Джереми

Свежая бежевая краска была такой же яркой, как и прошлой ночью. Проехав два дома, Доулиш остановил машину и вернулся к дому Колдера.

Он позвонил.

Дверь открыл лакей, молодой, изящный, улыбающийся.

— Добрый вечер, сэр.

— Лорд Колдер дома?

— Сейчас узнаю, сэр.

Лакей вышел. В прихожей ярко сияли хрустальные канделябры. Около двери на стуле с книгой в руках сидел человек. Это был один из охранников, большой и неуклюжий. Он посмотрел на Доулиша и снова уставился в книгу.

Лакей провел Доулиша в великолепную гостиную и взял его визитную карточку. Он отсутствовал минут пять, затем вернулся и сообщил:

— Его светлость может принять вас, мистер Доулиш. Пожалуйста, следуйте за мной.

В доме царила тишина. Толстые ковры заглушали шаги. На стенах висели шедевры живописи. Вся мебель была необычной, и все же чувствовалось, что в этом не было ничего показного.

Лакей вышел на просторную лестничную площадку на первом этаже и направился к двери направо. Он постучал и тут же открыл дверь.

— Мистер Доулиш, ваша светлость.

Доулиш увидел Джереми. Он ожидал увидеть умудренного опытом старого человека, отягощенного деньгами, обеспокоенного своими многочисленными заботами. Однако человек, стоявший за великолепным письменным столом, был почти такого же роста, как и он. Кроме того, Колдер не был старым, по крайней мере ничто в его прямой стройной фигуре и седеющих на висках волосах не говорило о его возрасте. Ему могло быть что-то около пятидесяти-шестидесяти лет, скорее ближе к пятидесяти.

Он приветствовал Доулиша с очаровательной улыбкой:

— Добрый вечер, мистер Доулиш.

— Добрый вечер, — холодно ответил Доулиш.

— Чем могу’ помочь вам?

Доулиш сказал:

— Надеюсь, мы сможем помочь друг другу.

— В самом деле? Но садитесь, пожалуйста, мистер Доулиш.

На столе стояли бутылка бренди и небольшой электрический обогреватель, на котором грелись два стакана. Создавалось впечатление, что все было готово к встрече гостя.

— Немного бренди?

— Спасибо, с удовольствием.

— Я много слышал о вас и часто хотел встретиться с вами, — сказал лорд Колдер, и казалось, что улыбка уже чувствовалась в его голосе. — У вас такая необычная репутация, мистер Доулиш. Не сомневаюсь, что вы пришли сюда по поводу двух ограблений, которые произошли здесь. Мне сказали, что вы не всегда ладите с полицией.

— Редко, — признал Доулиш.

— Тогда у нас есть общее.

Бренди с бурлящим звуком наполнило стаканы. Колдер подвинул один, взял другой и отпил глоток, наслаждаясь великолепным букетом напитка.

— Прав ли я, говоря, что эти два грабежа затронули вашу профессиональную струнку и вы пришли предложить мне помощь?

— Возможно.

— Великолепно! Несколько дней назад я узнал, что мой секретарь… бедный Мик, мне было так жалко его последнее время, он так изменился… был найден убитым около вашего дома, и я подумал, что Мик шел к вам со своей проблемой.

— Это правда?

— Я не знаю точно, что это за проблема, — сказал Колдер, задумавшись, и сделал еще глоток бренди. — Я знаю, что он был обеспокоен. Думаю, что его заставили шпионить га мной. Боюсь, что Мик где-то оступился. Молодые люди беспечны, вы знаете, и их легко шантажировать. Думаю, что ок настолько запутался, что не осмелился обратиться в полицию. Зная о вашей репутации и добропорядочности, он шелк вам и… был убит около вашего дома. Не так ли?

Он пытался выяснить, успел ли Мик Райан сказать Доулишу что-нибудь о нем.

— Да, так.

— Вы уже начали разгадывать эту загадку, и мне интересно, как глубоко вы продвинулись, — прошептал Колдер. — Боюсь, что есть доказательства того, что Мик по глупости взял мои ключи и тем самым дал возможность сделать их дубликат. В противном случае ограбление прошлой ночью не могло бы произойти — ведь двери были открыты ключами. Однако особого ущерба не было нанесено, ничего важного не унесли.

Да, он действительно пытался выяснить, знает ли Доулиш, что было похищено.

Колдер отхлебнул еще глоток.

— Что вам удалось узнать, мистер Доулиш, относительно… — опять очаровательная улыбка, — Кейт Леман?

Теперь стало понятно, что Кейт могла быть любовницей этого человека.

— Мы были с ней когда-то друзьями, но мне кажется, она не такая, какой подобает быть женщине. Вы знаете, что она связана с преступниками, — сказал Колдер, — и теперь хотите узнать, могу ли я дать вам какую-нибудь информацию, которая позволит вам глубже вникнуть в эту проблему, так?

— Вы все абсолютно правильно поняли, — подтвердил Доулиш.

— И все же я думаю, что сам способен разобраться в своих делах, мистер Доулиш. Вы не должны верить всему, что пишут газеты, и тому, что говорит вам обо мне Кейт, поверьте мне. — Он усмехнулся. — Бедная Кейт. Обида женщины, которую презирают, — это не просто слова. Кейт — злобное и мстительное создание. Очень жаль, что она так прекрасна. Вы никогда не узнаете правду о ней, пока не будет уже поздно. Но я распознал ее вовремя, мистер Доулиш.

— Так ли? — осторожно спросил Доулиш.

В первый раз он попытался проникнуть сквозь эту блестящую завесу учтивости, и ему это удалось. Легкая улыбка мгновенно исчезла с лица Колдера, руки стиснули стакан.

. — Да, я понял ее.

— Я так не думаю.

— А что дает вам возможность предполагать, что вы знаете больше о моих делах, чем я?

— Я глубоко копаю.

— Может быть, вы копаете не в том месте.

— Я поднял нужный пласт, — сказал Доулиш и в свою очередь улыбнулся. — Толстый пласт липкой, гнусной грязи, которая намертво прилипает, если кто-то начинает ее разбрасывать. Кейт поняла больше, чем вы.

Колдер осторожно поставил стакан на стол.

— И она пошла дальше, — добавил Доулиш.

— Что… что, вы думаете, она узнала?

— Я покажу вам, что она знает, если вы пойдете со мной, — сказал Доулиш.

— Вы можете сказать мне это.

— Это одна из тех вещей, которую вы должны увидеть своими собственными глазами.

Колдер спросил:

— Где это… открытие?

— Недалеко отсюда.

— Не вижу, почему я должен идти с вами. — Теперь в голосе Колдера звучало раздражение. — Если вы думаете, что можете шантажировать меня, то…

— Не будьте дураком, — грубо оборвал Доулиш. — Говорю вам, что Кейт узнала гораздо больше, чем вы предполагаете, и она не оставила это при себе. Я могу представить доказательство, целую кучу навоза. И думаю, что могу избежать скандала. Вы известная в обществе фигура. Мне не нравится, когда официальных лиц марают грязью.

— Я отрицаю это, Доулиш! — Теперь он вел себя как напыщенный дурак: он испугался.

— Хорошо, отрицайте, — сказал Доулиш. — Я дал вам возможность заглянуть глубже.

Он встал.

— Вы идете?

— Я пойду и посмотрю, что вы имеете в виду, но я не позволю втягивать себя во что-нибудь еще.

Было что-то не так, но он не мог понять что.


Конечно, Колдер согласился пойти с ним потому, что испугался. Но были ли какие-нибудь другие причины? Мысль о такой возможности не покидала Доулиша ни на минуту, пока он ехал от Милтон-сквер. Колдер сидел рядом. Закрытый автомобиль, который стоял на площади, последовал за ними: без сомнения, Колдера повсюду сопровождала охрана. Возможно, это была одна из причин, почему он согласился поехать: под присмотром телохранителей он чувствовал себя в безопасности.

Доулишу было нетрудно избавиться от «хвоста». И он даже не был убежден, что Колдер заметил отсутствие своей охраны.

По небу плыли облака, закрывая звезды, поэтому на Килиджер-стрит стало темнее и сумрачнее. Доулиш не заметил, чтобы кто-нибудь следил за ним, хотя почти не сомневался, что как только его машина свернула на улицу, об этом доложили Мартсону и Кейт.

Он подъехал к дому номер шестьдесят три.

Колдер обеспокоенно оглянулся, видимо, желая убедиться, что охрана на месте.

Когда они подошли к дому, дверь открылась, и Малигэн снова что-то пробормотал. Дверь наверху была открыта, и из комнаты лился яркий свет. Доносились звуки музыки, приглушенные и нежные. Колдер, который шел впереди, вдруг резко остановился, потом попятился назад, наступив Доулишу на ногу.

Он повернул голову, и Доулиш увидел его бледное лицо.

— Я уезжаю отсюда! Я не должен был приходить сюда. Эта… эта мелодия…

Доулиш преградил ему путь.

— Вы пойдете прямо наверх, — проворчал Малигэн.

Он задвинул дверной засов, потом закрыл дверь на цепочку, злобно посмотрев на Колдера.

— Доулиш! — закричал Колдер. — Что вы сделали?! Эта мелодия… это мелодия Кейт, она…

Наверху на лестнице появилась Кейт. Она улыбнулась Доулишу. Колдер смотрел в другую сторону и потому не видел ее. Потом она произнесла:

— Джереми, дорогой!

Это был знакомый чарующий голос. Он заставил Колдера обернуться и застыть в оцепенении.

— Я так рада видеть тебя! — сказала Кейт.

Колдер схватил Доулиша за руку и попытался оттолкнуть его.

— Поднимайся, дорогой, — проворковала Кейт. — Мы только хотим поговорить с тобой немного. Пат, заставь его подняться.

— Пат?! — эхом отозвался Колдер.

— Разве он не сказал тебе, что мы хорошие друзья? — спросила Кейт. — Мы только хотим поговорить, дорогой, ты и я, Мартсон и Доулиш. Разговор будет только между нами, и нам действительно следует кое-что уладить.

Колдер сделал шаг к Доулишу.

— Лучше подняться, — сказал Доулиш. Он сжал руку Колдера повыше локтя и стал подталкивать его вперед сначала к лестнице, а потом и вверх по ступенькам. Ноги Колдера ослабли, он еле передвигал ими. Он не дрожал. У него были твердые мускулы хорошо тренированного человека.

— Это все было подстроено?

Еще большие сомнения охватили Доулиша. Знал ли он действительно, зачем его привели сюда?

Кейт ждала у открытой двери, и когда Колдер подошел к ней, взяла его за руку и ввела в комнату. Мартсон сидел за столом, похожий на оскалившегося бледно-серого людоеда. Доулиш вошел и закрыл за собой дверь.

— Прекрасная работа, Доулиш, — сказал Мартсон. — Тебе не кажется, что он справился лучше, чем Стин?

— Лучше… — начал Колдер и резко обернулся. — Он работает на тебя?

— Наш новый партнер, — нежно произнес Мартсон.

— Его безупречная репутация так помогает нам, — сказала Кейт.

— Теперь ты все знаешь, поэтому проходи и садись. — Мартсон указал на стул перед небольшим газовым камином.

Мартсон, сложив руки на столе, сел вполоборота, чтобы видеть Колдера.

— Итак, мы собрались все вместе. Нам придется принять какое-то решение, мы должны прийти к соглашению. В конце концов, мы не так уж плохо поработали. Не вижу причин, почему бы не попробовать снова. Из-за этих ссор мы потеряли много времени и доходов. Будет гораздо лучше, если мы объединим снова свои усилия. Признаться, я не чувствовал себя счастливым, после того как мы расстались. Это правда, у меня есть наркотики, и дело расширяется, но когда враг — а на свете нет более опасного врага, чем тот, кто раньше был другом, — знает так много о нашем деле, я не мог чувствовать себя в безопасности. Ты не считаешь, что снова настало время для совместной работы. Колдер?

— Я покончил с вами, — медленно произнес Колдер.

— Не советую тебе занимать такую позицию, — заявил Мартсон, — иначе ты не уйдешь отсюда живым. Я знаю, тебе пока еще не хочется умирать, ведь ты достиг таких вершин! А теперь позволь мне оценить твое положение. Мы знаем, что ты выкрал отчет Королевской комиссии, и если бы это стало известно, тебе пришел бы конец. Мы знаем, что у тебя хранятся игрушки, и, вероятно, ты думаешь, что это сводит на нет все, что мы имеем против тебя.

— Они найдут вас благодаря этим игрушкам, — сказал Колдер, но его слова прозвучали неубедительно; он выглядел очень испуганным.

— Возможно, и могли бы, но… мы не должны строить свой разговор на предположениях, — тихо проговорил Мартсон, — право же, не должны. Ты знаешь, что мы действительно хотим получить, и мы получим это.

Чем бы ни было это неизвестное «что-то», Доулиш ничего о нем не знал. Но Колдер знал. Знала и Кейт, которая сейчас загадочно улыбалась. Многое было непонятно Доулишу, но он не мог ошибиться в том, что Кейт безумно радовалась приходу Колдера. Радовался этому и Мартсон.

И причиной радости был не отчет Королевской комиссии, и вряд ли она была связана с игрушками. Был какой-то неизвестный фактор — «что-то еще», что беспокоило Тривета, хотя он никогда не заговаривал на эту тему и даже не делал никаких намеков.

Затем Колдер сказал:

— Хорошо. — Он потер себе лоб. — Хорошо. Но если я присоединюсь к вам снова, Мартсон, я хочу знать все о системе реализации.


Глава 23 Мартсон одобряет | Циклы:"Барон","Патрик Дэлвиш","Гидеон", детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13 | Глава 25 Восторг Мартсона