home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16

Ночь несчастий

За двадцать минут до телефонного звонка Доулишу Сим находился в своей машине с водителем, на дороге между Хэйлом и Бэнфорд-Мэнором. Он только что закончил объезд всей территории с капитаном королевских инженеров, который отвечал за военную сторону операции. Насколько это возможно, Сим был доволен. Несомненно, никто не мог из этого района выбраться или попасть в него без того, чтобы об этом не узнали ответственные за операцию, но не было средства скрыть от Коллиса, как плотно за ним наблюдают.

Если это был Коллис…

Кто бы он ни был, он создал самую устрашающую ситуацию, с которой Сим когда-либо сталкивался. Суперинтендант боялся не столько собственной тени, сколько малейшего скрипа. Когда Доулиш был здесь, он старался скрывать это, но после того, как увидел, что сам Доулиш пострадал, он не мог прятать свою нервозность.

Весь день и весь вечер, когда посты были уже расставлены по местам, он вздрагивал даже от обычных сельских звуков. Как лондонец Сим понятия не имел, насколько многие из них похожи на визг и скрип. Каждый грач и каждая ворона в окрестности, пролетавшие над его головой и издававшие хриплое «кар-кар», заставляли подпрыгивать его, а его водителя — еще больше. Каждый, кто слышал тот первоначальный демонический вопль и видел его жуткие последствия, не мог не волноваться. Но военные не слышали, и молодые солдаты острили и резвились по этому поводу. Один из молодых дьяволят нарвал с живой изгороди листьев, зажал их в ладонях и сильно дунул, издав звук, похожий на звук пилы по металлу. И когда он увидел, как старшие полицейские офицеры заткнули пальцами уши и отвернулись, у него чуть приступ не случился от хохота.

Однако молодой капитан по фамилии Минтул, казалось, отнесся к делу более серьезно.

— У нас есть специальные затычки для ушей для тех случаев, когда мы детонацией проверяем взрывчатые вещества, — сказал он. — Я достану их.

— Достаньте столько, чтобы хватило и на нас, полицейских, — попросил Сим.

— Не беспокойтесь, достану.

Была ясная звездная ночь. Воздух был морозным, земля, лужицы и берега реки покрылись легкой корочкой льда. Время от времени с шумом пролетал вертолет, пилот и экипаж которого отслеживали всякое движение на земле. Однако теперь, когда работники ферм, жившие за территорией поместья, ушли, докладывать было почти нечего. Со своей наблюдательной точки Сим мог видеть свет в окнах Мэнора, коттеджей и конюшен. Время от времени кто-то проходил по усадьбе с фонариком или какой-то велосипедист ехал из одной части поместья в другую, что можно было обнаружить по виляющему огоньку, изредка автомобиль проезжал по дороге поместья или в направлении Хэйла.

Кроме полиции и военных, в зоне кордона находилось, как знал Сим, около ста человек, примерно пятьсот овец, вполовину меньше другого скота, не меньше сотни свиней и неустановленное количество домашней птицы.

И никто… никто… не был защищен от шума.

У Сима затрещало радио, и мужской голос доложил:

— Шум моторов стал сильнее, сэр.

— Гораздо сильнее?

— Да, заметно сильнее.

— Инженеры еще не установили его место?

— Не наверняка, хотя безусловно оно ближе к конюшне, чем к главному зданию.

Сим знал, что примерно в этом месте, кроме типографии, размещались оборудование гаража и другие машины и там производился ремонт и приводились в порядок инструменты. Там же хранилось топливо, включая пятьсотгаллонную емкость с бензином и единственным насосом, хотя кроме этого там был дизельный насос, которым обслуживались тракторы и автомобили, принадлежавшие поместью: и главному дому, и жильцам.

По крайней мере вечером было тихо, и Сим почти перестал нервничать. Где-то далеко, слишком далеко, чтобы волновать его, ухнула сова, и он только подумал, как бы это прозвучало, если бы было рядом. Мысль эта промелькнула и ушла. Несмотря на холод, ему в тяжелом пальто было тепло и уютно. «Через несколько минут, — решил он, — надо будет немножко пройтись, но нет нужды…»

Он услышал визг.

Он зажал уши руками, сердце его дико заколотилось. Звук становился громче. Сим увидел, как рухнул на сиденье с искаженным лицом водитель. Звук продолжался и продолжался, недостаточный, чтобы потерять сознание, но причиняющий дикую боль. Судорожно он стал проверять, все ли окна в машине закрыты, и к тому времени, как закончил это делать, уже задыхался и сердце билось, как сумасшедшее.

Тут Сим увидел, что от Мэнора к воротам, ведущим к Хэйлу, движутся огни автомобиля. Машина шла быстро. Он едва мог смотреть, так сильно болели глаза, но заставил себя не закрывать их. Когда машина доехала до ворот, ее должны были остановить сторожа у заслона. Сим видел огни на дороге, где они стояли, как раз за воротами, коттедж и сами железные ворота, ясно выступавшие в свете фар.

Машина проехала сквозь заслон, и никто не сделал никакой попытки ее остановить.

— Боже мой! — ахнул Сим. — Он ушел!

В этот момент он понял, что все люди этого поста должны быть выведены из строя воплем.

— Давай туда! — закричал он, не зная, что говорит еле слышным голосом. — Том, заводи мотор! Двигайся.

Его водителя трясло, руки его было плотно прижаты к ушам, хотя визг уже закончился.

Сим вылез, обошел машину кругом, открыл дверцу, передвинул водителя дальше по сиденью и сам сел за руль. Он знал, что увидит, но должен был поехать и обнаружить лично, чтобы точно знать.

В коттедже было пять мертвецов: муж, жена и трое детей.

Около заслона умерли четверо полицейских: один — из Лондона, остальные — из Бэнфорда.

За сотню ярдов от этого места, у второго заслона, погибли шесть молодых солдат… Каждый из них должен был услышать дикий визг, а потом… взрыв в голове.

И еще погибли скот, овцы, птица…

Птицы в воздухе, мелкие зверьки на полях и разные живые существа около живых изгородей — все были мертвы.

А далеко за пределами смертельного радиуса действия вопля смерти его просто услышали другие люди и были оглушены им, или сердца их забились в резкой боли сердечного приступа. А кто-то услышал и просто испытал жуткий, беспричинный ужас.

Еще не все рапорты дошли до Сима, а он уже звонил Доулишу.


Доулиш взял трубку в своем кабинете и медленно приложил к уху, страшась того сообщения, которое должен был получить. Он услышал голос Сима, узнал его, хотя тот звучал так, словно Сим хватал ртом воздух.

— …наверняка больше двенадцати мертвых, — говорил Сим. — Началось, как раньше, ниоткуда. Без всякого предупреждения. Но самое плохое… — Он замолчал, затем спросил: — Вы здесь, мистер Доулиш?

— Да, — ответил Доулиш, — что самое плохое, Сим?

— Они удрали, — сказал Сим. — Я видел, как машина отъехала от Мэнора и направилась к воротам на Хэйл, сэр. Она повернула налево к Хэйлу, но потом я потерял ее из вида. Может быть, ее заметили с вертолета.

— Проверьте сразу, — сказал Доулиш. — В направлении Хэйла, говорите?

— Она могла повернуть потом куда угодно, — торопливо говорил Сим. — Я… подождите, сэр, сюда едет машина.

Доулиш ждал еще в большем напряжении, чем раньше. Он слышал голоса на заднем плане и шум работающего мотора автомобиля, затем что-то, прозвучавшее как резкий вдох.

— Вы здесь, сэр?

— Да.

— Машину проследили с вертолета до окраины Хэйла, а потом огни ее выключили где-то около паба, где мы завтракали. Может, ее там поставили в гараж или на стоянку, но более вероятно, что те, кто в ней ехал, поменяли машину. Они должны были знать, что с воздуха тоже ведется наблюдение.

— Полагаю, что должны были, — произнес Доулиш. — Так что машина исчезла?

— Мы можем обыскать весь Хэйл… в поисках ее.

— Да, — проговорил Доулиш. — Отправляйтесь туда и сделайте все, что можете.

Сим не отвечал.

— Вы меня слышите? — резко спросил Доулиш.

— Это… очень уж неприятная работенка, сэр, чтобы предлагать парням. Было бы не так плохо, если бы они могли хоть как-то защищаться или отразить… Но так, как сейчас обстоят дела…

— Вызовите добровольцев, — сказал Доулиш. — Я буду у вас не позже часа. Если повезет, то у меня с собой будет кое-что, чем мы сможем защититься. Армия…

— Они наконец везут какие-то наушники, сэр. Возможно, это поможет, — сказал Сим. — Да, еще одно, сэр…

— Что такое?

— Разве эти люди спрячутся в Хэйле? Зная, что мы проведем полное расследование? По-моему, в этом нет смысла.

— Многое в этом не имеет смысла, — ответил Доулиш. — Сообщайте сюда обо всем, независимо от того, здесь я или нет. Вы не знаете, Миссис Хортон еще в своем коттедже?

— Да, сэр. Мне бы сообщили, если бы она уехала. Есть какие-нибудь новости о Шейле Бернс?

— Никаких, — ответил Доулиш.

— Очень уж это дурацкая какая-то штука, — заметил Сим. — Меня не удивит, если она окажется ключом ко всей этой истории. Это все, сэр?

— На этот момент да, — ответил Доулиш. — На этот момент.

Он положил трубку и сел за стол, несколько мгновений поразмышлял, а потом с нетерпением стал ждать вестей от профессора Хопкинса.


Шейла сидела в деревянном кресле около постели в комнате, ставшей ее тюрьмой. Она была полностью одета, и ей вообще было удобно. В комнате были раковина и унитаз в нише с занавеской, и по крайней мере ее никто не дергал. Около раковины лежал крем для бритья, и она увидела в нише пепел от трубки. Это подсказало ей, что до нее там был пленником какой-то мужчина, но она не связала его сразу с человеком, найденным мертвым на дороге.

На столе около стены стоял поднос, на котором ей принесли вареные яйца, хлеб, масло и кофе. К ее собственному удивлению, она поела с аппетитом.

Шейла потеряла счет времени. Часы ее остановились в половине четвертого, и она не знала, было ли это днем или ранним утром. Она сейчас не чувствовала себя такой усталой, и, хотя вроде бы отошла от действия наркотика, который ей дали, у нее почти не болела душа из-за Эрика и горя, причиненного им.

Ей было страшно, но она не ощущала такого ужаса, как в присутствии того молодого человека, имени которого она не знала. Он не вернулся больше, еду ей принес другой, более старый мужчина, которого она раньше не видела. Он и отвязал ее. На душе у нее было тяжело, внушала тревогу неопределенность положения и давило ощущение безнадежности и беспомощности.

Если бы она хоть понимала, что происходит.

Если бы она могла хотя бы попытаться бежать отсюда.

Как только эта мысль пришла ей в голову, она стала размышлять об этом, поднялась с кресла и подошла к двери. Очертания ее были достаточно заметны, и на близком расстоянии Шейла смогла разглядеть небольшое углубление, в которое могла поместить палец.

С внезапно вспыхнувшей надеждой она приложила туда палец и нажала изо всех сил, но дверь не шелохнулась. С упавшим сердцем она попробовала еще раз. Конечно, дверь была заперта снаружи, и замок ей не открыть, надежды на это не было. Может быть, он вообще работал от электричества, как микрофон или что там было встроено в стену.

Она двинулась к этому отверстию, вспомнив, как стоял около него тот юноша, слушал и отвечал кому-то. Потрогав отверстие, она прошептала:

— Хелло, хелло…

Но никакого ответа Шейла не получила. Она отвернулась, собираясь отойти, и в эту минуту услышала жужжание.

Она быстро повернулась лицом к стене, услышала шепот и смогла различить слова. Она подошла ближе и, когда оказалась на расстоянии фута от крошечного микрофона в стене, смогла разобрать слова.

— …еще не вернулся, — произнес мужской голос.

— А Доулиш? — спросил другой мужчина, и она узнала голос человека, который к ней заходил.

— Нет.

— Полиция была в Хэйле?

— Да, они проверили все машины.

— Так что они считают, что мы уехали, — с явным удовлетворением заметил молодой человек. — Мы выиграли время подышать.

— Дэвид, не делайте поспешных выводов, — проговорил другой мужчина. — Доулиш все проверит и перепроверит. Он один из немногих в мире людей, которых почти невозможно провести.

— Я думаю, мы его одурачили, — сказал Дэвид. Имя кроткого царя Давида из Библии казалось совершенно неподходящим для того жестокого человека, которого она видела. Ее верхняя губа до сих пор болела в том месте, на которое он нажимал. — Доулиш — большая куча ничтожества.

— Дэвид, — повторил другой человек, — я предостерегаю вас, не надо недооценивать Доулиша просто потому, что он выглядит как безмозглая гора мускулов. Он единственный человек, которого Коллис всегда боялся.

«Они явно имеют в виду того большого человека, который разбудил меня», — подумала Шейла.

— Все мы можем допустить хоть одну ошибку, — издевательски выговорил Дэвид. — Даже Коллис. Говорю вам, мы их обдурили, они считают, что мы сбежали. Подождите до утра и увидите, что они или отведут своих людей, или оставят только символическое их число. И мы сможем здесь работать столько, сколько захотим.

Второй человек не ответил, и Дэвид продолжал более резким тоном:

— Вы достаточно узнали от Халла?

— Думаю, да.

— Либо вы узнали, либо нет, — рявкнул Дэвид.

— Я вам объяснил, что именно я узнал от Халла, — сказал второй, — и предупредил вас, что он чего-то недоговаривал. Я работаю над этим.

— Сколько еще пройдет времени, пока вы узнаете, есть у нас бумага или нет?

«Бумага? — подумала Шейла. — Какая бумага?»

— Я узнаю по последней варке, она вот-вот выйдет из сушилки. Дэвид, вбейте в свою голову: я не могу дать гарантий.

— Сделайте это, — сказал Дэвид, — не спорьте, делайте.

Второй человек мрачно проговорил:

— Есть кое-что, о чем вы забыли. Люди из машины. Если хотите послушаться моего совета, сделайте то, что сейчас собираюсь делать я. Пойдите и поспите.

Дэвид издевательски фыркнул.

— У меня есть дела и получше. Во-первых, я собираюсь еще разок немножко поболтать с Шейлой Бернс.

— Не можете оставить ее в покое? — резко спросил второй.

— А почему вы считаете, что она хочет оставаться в покое? — спросил Дэвид таким тоном, что у Шейлы дрожь прошла по телу.

Послышалось какое-то царапанье, затем наступила тишина.

После нескольких секунд, когда ей стало плохо от отвращения из-за того, что подразумевалось под словами Дэвида, Шейла стала соображать, что тишина не была полной: микрофон продолжал работать. По-видимому, она просто услышала скрип собственного стула.

Затем человек, которого она не знала, тревожно окликнул:

— Дэвид!

Наступила пауза, и Шейла стала соображать, что это означает: Дэвид еще слушает или он уже на пути сюда. Внезапно он снова заговорил.

— Ладно. В чем дело?

— Мы еще настороже, так ведь?

— Мы всегда настороже.

— Если Доулиш разгадает нашу хитрость…

— Он и за тысячу лет не разгадает ее. Но если его сегодня занесет сюда, его ждет звучная встреча. — Дэвид рассмеялся высоким пронзительным смехом, в котором звучало какое-то безумие. — Не беспокойтесь, Джордж, мы наготове.

— А Шейла Бернс?

— Не пойму… — Дэвид снова резко рассмеялся. — Она готова для меня, знает она это или нет.

— Я не это имел в виду. Я хочу сказать, у нее есть защита?

— О, проклятие! — воскликнул Дэвид совершенно другим тоном. — Знаете, я совсем об этом забыл. Нет, у нее нет. Мне надо взять один комплект с собой. И не беспокойтесь о вещах, которые вас не касаются, Джордж. Все контролируется электроникой. Доулишу или кому другому достаточно сделать один шаг на запретную территорию, и раздастся свист.

Он снова зашелся в смехе и почти нечленораздельно повторил:

— И раздастся свист!

В следующую секунду он испустил визг такой мерзкий и такой громкий, да еще искаженный микрофоном, что Шейла, шатаясь, отскочила через всю комнату к дальней стене. В ушах у нее звенело, в голове стоял гул, который вытеснил собой все другие мысли и страхи.


15 Наконец-то Хопкинс | Циклы:"Барон","Патрик Дэлвиш","Гидеон", детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13 | 17 Средства защиты