home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



20

Коллис

Сэр Роберт Марлин сделал шаг назад, из-за его спины появились два других человека: тот, что испытывал образцы бумаги, и тот, что следил за печатной машиной. На Марлине был темный костюм, и выглядел он безупречно, как в своем кабинете. Он был бледен и красив красотой аскета, слегка приправленной высокомерием. Жужжание продолжалось, но ровного гула машины уже не было слышно.

Ни у кого из трех мужчин не было пистолетов.

— Следите за ним, — резко произнес Марлин. — Он достаточно глуп, чтобы выкинуть что угодно. Не рискуйте бессмысленно, Доулиш. Вам, возможно, все равно, будете вы жить или умрете, но если вас убьют, вы захватите с собой не меньше тысячи человек.

— Тогда, конечно, я умирать не должен, — серьезно проговорил Доулиш.

За его спиной Шейла постаралась подняться повыше на подушке и натянуть на себя платье. Дэвид неподвижно лежал на полу. Голова его была наклонена под странным углом, как если бы Доулиш сломал ему шею. Двое мужчин переступили за порог комнаты, и Марлин стал храбрее. Он тоже вошел, так что мужчины оказались у него по бокам. В руке он держал маленький прибор, похожий на небольшой транзисторный радиоприемник, но у Доулиша не было сомнений, что это такое.

— Одно прикосновение к нужной кнопке, — сказал Марлин, поднимая прибор, — и произойдет передача, которая убьет всех, не имеющих защиты, в довольно большом радиусе. Не забывайте этого, Доулиш.

— Главное в том, что с вами покончено раз и навсегда, — скучающим тоном ответил Доулиш.

— Вы ошибаетесь, все как раз наоборот, — проговорил Марлин, но в голосе его чувствовалось сомнение. — С вами покончено, Доулиш. А я буду жить дальше и делать то, что хочу и сколько хочу.

— Не будете, раз в Ярде узнают правду, а если я умру, они ее узнают, — сказал Доулиш. — Я выстроил дело против вас, привел все косвенные доказательства, включая тот факт, что вы утаивали от меня жизненно важную информацию, факты, необходимые для расследования. У вас мог быть только один мотив: не допустить, чтобы я разобрался в деле.

Марлин поднял руки, и та, в которой он держал прибор, казалось, сжимала его судорожно, опасно.

— Они никогда вам не поверят.

— Они проверят улики, — проговорил Доулиш.

— Доулиш, если вы мне врете…

— Какой смысл мне врать? — нетерпеливо прервал его Доулиш. — Мне отсюда никоим образом не выйти, мне нечем с вами торговаться. Что бы я ни сказал моим начальникам в Ярде, с вашей точки зрения, мне лучше умереть.

Наступило молчание, в котором слышны были только дыхание мужчин и первое движение Шейлы. Один из них повернулся к ней.

— Не трогайте мисс Бернс, Джордж, — резко произнес Доулиш.

Мужчина резко обернулся к нему:

— Кто сказал вам, что меня зовут Джордж?

— В управлении компании «Совершенная бумага», — ответил Доулиш. — Вы что же, здесь главный печатник, так ведь?

— Доулиш, — суровым голосом начал Марлин. — Я слишком давно вас знаю, чтобы поверить хоть единому вашему слову. На этот раз не удастся ни сблефовать, ни выбраться отсюда. Вам нечего было написать обо мне в вашем докладе.

— Не говорите глупости, — ответил Доулиш. — Вы всегда были в списке подозреваемых. Разве вы этого не знаете? Кто еще имел такую возможность узнавать секреты одной страны за другой? Кто, как не наш специальный представитель в ООН, которому полностью доверяли делегаты всех стран?

— Да кто угодно в ООН! — воскликнул Марлин.

— О нет, — сказал Доулиш. — Только не тот, кто был до вас, потому что неприятности начались потом. Существует всего двенадцать подозреваемых, каждого подробно проверят, и все, кроме вас, окажутся обеленными.

— Что значит обеленными?.. Кем?

— «Врагами преступности», — ответил Доулиш. — Разве вы забыли, что в мои обязанности входит представлять Британию в этой организации и что я ежедневно, ежечасно связываюсь с полицией всех стран мира?

— Мной вы не занимались! — напряженно проговорил Марлин.

— Конечно, занимался. В числе других, — подтвердил Доулиш. — Очень тихо и постепенно, уже довольно давно. Не много потребовалось времени, чтобы обнаружить ваши связи здесь. Кто-то должен был следить за Тэвноттом, и кто сделал бы это лучше, чем Хортон, старый друг семьи? Думаю, вы воображали, будто подозрение падет на него, а не на вас. Думаю также, что вы были готовы вывезти Хортона из страны, если бы он попал под подозрение, но в конце концов не рискнули сделать это.

— Вы… вы наверняка лжете, должны лгать, — произнес Марлин, но говорил он без убежденности. — До сегодняшнего дня вы понятия не имели, что он хотя бы отдаленно связан с этим.

— Знаете, для человека, который так далеко зашел, вы на редкость наивны, — сказал Доулиш. — Конечно, я знал об этом.

— Но ведь вы не приезжали сюда до вчерашнего вечера. Вы мне это сами сказали!

— Я хотел, чтобы вы считали, будто меня после смерти Халла интересуют только Хэйл и Бэнфорд-Мэнор. Но я уже давно вел наблюдение. Неужели вы думаете, что иначе я смог бы действовать с такой быстротой? Наконец я получил предлог показать свой интерес к происходящему здесь.

— Да вы и не думали вовсе…

— У меня здесь кое-кто работал, — прервал его Доулиш. — Новая постановка дел в Бэнфорд-Мэноре давно была загадкой, и мы расследовали деятельность Дэвида Тэвнотта. Нам были известны все его маленькие фокусы, даже привычка обворовывать собственного отца, когда ему нужны были еще деньги. Что он делал с этими деньгами, Боб? Вкладывал в вашу организацию свой пай? Этого я совсем не понимаю. Зачем ему было нужно столько денег? У вас их много. Что он делал с этими деньгами?

Марлин, он же Коллис, посмотрел вниз на лежавшего на полу юношу и, казалось, в первый раз осознал, что означает его длительное молчание. Он дернулся, и снова его пальцы сжали прибор.

— Вы его убили!

— Возможно, — ответил Доулиш. — Вряд ли он заслужил снисхождение. Зачем ему нужны были деньги? Вы можете без страха объяснить мне: ведь этого мне уже не рассказать никому. — Когда Марлин не ответил, Доулиш продолжал с внезапным гневом: — Меня от вас тошнит. Вы держите палец на кнопке, и я не смею ничего предпринять из-за этого, а вы ведете себя как испуганный кролик. Я ведь никак не могу помешать вам убить меня и сбежать. Вы не можете вернуться в Лондон, но… — Он оборвал себя, глаза его расширились, и он продолжал более громким голосом: — Он что, потому хотел столько денег, что откладывал их на случай вашего бегства?

— Я никогда не прибегаю к ненужному риску, Доулиш, — уклонился от ответа Марлин. — Я хочу знать правду, понимаете? Я хочу знать, действительно ли вы проводили эти расследования… — Он прервал себя на полуслове.

Доулиш рассмеялся.

— Ну как можете вы знать точно, проводил я их или не проводил? Вы не можете рисковать. Вы можете только примириться со своими потерями и бежать, пока не поздно.

— Я заставлю вас сказать правду, — почти завизжал Марлин. — Возьмите его в передаточную комнату, — продолжил он, и, когда его спутники не двинулись с места, добавил: — Он не будет вам мешать. Он знает, что произойдет, если он попробует это сделать. Заберите его в передаточную комнату. Знаете, что мы можем там сделать, Доулиш? — Он растянул губы в усмешке. — Мы можем сделать передачу на вас, мы можем передать только вам звуковые волны, которые сведут вас с ума. Мы можем сделать так, что вы почувствуете, как будто внутри вашей головы вращается нож, все быстрее и быстрее. Когда мы с вами закончим, вы будете ненавидеть себя за то, что сразу не сказали всей правды. С самого начала! — Он замолчал, глаза его сверкали, в уголках губ белела пена.

И тогда Доулиш угрожающе шагнул вперед.

— Не подходите ближе! — закричал Марлин и поднял правую руку с маленьким приборчиком дальнего контроля. — Идите с ними, или я включу на полную мощность, и ни одной живой души не останется во всем поместье!


Между тем люди в окрестностях мирно спали: все, кто жил на территории поместья, все, кто жил в Хэйле, в коттеджах, разбросанных вокруг, молодые и старые, вдовы и жены, девушки и дети.

Не спали и были наготове в пределах убийственного действия звука сотни молодых солдат, почти столько же полицейских — мужей, отцов, сыновей, чьи родители находились за сотни, а некоторые — за тысячи миль отсюда. Эти люди были в опасности. Если бы Марлин нажал на кнопку, все они должны были бы умереть.

И все звери и зверьки на полях. Доулиш не сомневался в этом. Он знал о почти неминуемой опасности, о разрушительной силе того, что держал в своей нетвердой руке Марлин.

У Шейлы Бернс тоже не было сомнений.

Она знала, что смерть очень близка, чувствовала, что Доулиш без борьбы не сдастся. Такой человек, как он, попытается отобрать прибор у этого человека с почти беспредельной властью.

Широко раскрыв глаза, она смотрела на Доулиша, стоявшего в стороне от нее, и не могла понять его неподвижности, когда двое мужчин с явной неохотой стали приближаться к нему.

Рядом с его мощной фигурой они выглядели такими жалкими и маленькими. Однако он допустил, чтобы они взяли его за руки. А когда это произошло, они сразу расхрабрились.

— Заберите его в передаточную комнату, — снова приказал Марлин. — Скорее!

— Боб, — мягко проговорил Доулиш, — ты зря теряешь время, ты же знаешь.

— Вот там ты увидишь, теряю я время или нет!

— Теряешь, — повторил Доулиш. — Я же тебе сказал, что за этим местом наблюдают. Сказал? Но я не сказал тебе кто…

— Что ты имеешь в виду?

— Ведь нет никакой уверенности в том, что каждый из тех, кто сейчас держит мои руки, по-настоящему тебе предан, — сказал Доулиш и, резко взметнув руками, отбросил их от себя так, что они полетели в разные стороны. — Хотел бы ты узнать, кто был моим шпионом?

— Ты все еще врешь! У тебя нет шпиона в Мэноре! — закричал Марлин.

— Нет, есть, — произнес женский голос, и Марлин, обернувшись к двери, увидел Рут Десмонд. В ее правой руке был крошечный автоматический пистолет, направленный в грудь Марлина. Как только Марлин повернулся к двери, Доулиш рванулся к нему и выхватил у него из рук электронное контрольное устройство.

Он победил смерть! Ему удалось!

— Привет, Рут, — лаконично сказал он. — Я думал, ты никогда не придешь.

— У Гая были трудности с принятием решения, — отозвалась Руг, — но в конце концов он решил, что достаточно меня любит, чтобы помочь мне бежать.

Рядом с Рут появился Гай Эванс, дрожавший с головы до ног. Рут выглядела такой юной, хорошенькой, полной кокетства, что казалось невероятным, чтобы именно она в единственную решающую секунду держала их судьбу в своих руках.

— Ты? Ты работала на Доулиша? — ахнул Эванс.

— Да, — ответила Рут. — И самым трудным было притворяться, что мы незнакомы. Даже когда мы были одни, мы не могли быть уверены, что в самой земле нет подслушивающих устройств.

Марлин не проронил ни слова. Ни тогда, ни когда они вывели его наружу, навстречу полиции и военным, подоспевшим в ответ на радиовызов Доулиша. Там были и Сим, возбужденный и энергичный, и какой-то молодой офицер, и расстроенный сэр Хьюго Тэвнотт, которого нашли в одном из коттеджей и который, услышав о смерти сына, был на грани обморока.


— Меня занимает этот человек, — говорил немного времени спустя Доулиш Симу, Рут, Гаю Эвансу и Шейле Бернс. — Ведь у него были выдающийся ум, большое духовное мужество и широкое видение мира, в своем роде, разумеется. И еще, конечно, он был абсолютно безжалостен. Но когда ему пришлось оказаться лицом к лицу с физической опасностью и позором, он сломался. Стал почти шизофреником, — добавил он. — Я напишу это в рапорте. Вы знаете, что такое шизофреник, Шейла?

— Я не вчера родилась, — ответила Шейла, и, хотя это был не очень остроумный ответ, все рассмеялись, успокаиваясь от потрясения. — Как вы думаете, Коллис или Дэвид Тэвнотт подозревали, что у вас здесь шпион?

— Да, но я думаю, они подозревали, что этот шпион вы, что вы придумали дурацкую историю, а я притворился, будто верю ей, чтобы вы смогли втереться в доверие к Хортону, — объяснил Доулиш. — Но дело в том, что вскоре после того, как я начал подозревать, что Коллис использует Бэнфорд-Мэнор, я открыл Рут. Не много времени понадобилось мне, чтобы понять, какая она мужественная и достойная доверия девушка.

— Да, она такая и есть! — пробормотал Гай Эванс, сидевший на ручке ее кресла.

— А что насчет Хортонов? — спросила Шейла.

— Они были в этом замешаны по уши, — сказала Рут. — Я слышала, как Джим Хортон рассказывал Дэвиду, что он ехал за вами случайно, а когда вы врезались в сугроб, решил, что вы инсценировали аварию. Так что вы отвлекли внимание от меня, — добавила она. — Это было очень кстати. А как они забрали вас из коттеджа?

— Думаю, вскоре после ухода мистера Доулиша, — ответила Шейла.

— До того, как мои ребята взяли все под контроль, — сделал гримасу Доулиш. — Нам надо было завтракать в две смены. По правде говоря, — продолжал он мягко, — ваше путешествие, Шейла, было не совсем бесполезно. Я могу вам сказать, что Эрик Паркер едет в Австралию, как вы и думали, но… — Он замолчал.

— Теперь это стало как-то неважно, — сказала Шейла. — Думаю, когда-нибудь то чувство горя снова вернется, но сейчас мне все равно. — Она задумчиво посмотрела на Доулиша. — А знаете, я ведь так и не в курсе, в чем, собственно, все дело?

— Небольшое мероприятие международных фальшивомонетчиков, — небрежно ответил Доулиш. — Шантаж. Но теперь нам все известно, и, когда наши умные ребятки из задних комнат закончат, мы будем знать и секрет высокочастотных волн тоже. По-моему, здесь как-то обработали обычные пищики, и те стали испускать волны. Но почему-то они не смогли избавиться от звука. Вне всякого сомнения, они именно эти пищики использовали, чтобы сделать жертвы перед похищением беспомощными, и почти наверняка они могли контролировать радиус их действия. Кто знает, может быть, найдут способ сделать их полезными человечеству.

Шейла долго и пристально смотрела на него.

— Вы необыкновенный человек, — сказала она. — Ей-богу.


На следующее утро Доулиш направил свой рапорт всем полициям мира, его проинтервьюировала пресса, телевидение и радио. Затем он отправился к министру внутренних дел с просьбой, чтобы Гая Эванса привлекли только в качестве свидетеля.

— Не вижу причин для возражения, — заверил его министр. — А его роман с Рут Десмонд серьезен?

— Меня это не удивило бы, — ответил Доулиш.

— А как сэр Хьюго теперь, когда он потерял сына?

Доулиш подумал и ответил:

— Я думаю, что сумасшедшая жена и злобный сын уже давно превратили его жизнь в ад. Возможно, теперь ему станет немного легче.


Почти в то же время, когда состоялся этот разговор, Рут Десмонд зашла в кабинет к дяде и увидела, что он стоит у окна, выходящего в белый от инея парк. Трава, деревья, кусты — все было серебряным. Сэр Хьюго повернулся и окинул взглядом юную стройную девушку, полную свежести и обаяния. Старый человек, отягощенный своими несчастьями и заботами. Она подумала, что сегодня он выглядит не таким измученным, как накануне.

— Рут, — сказал он, — когда ты впервые начала помогать этому Доулишу?

— Когда впервые поняла, что шуточки Дэвида более серьезны, чем казалось. Дядя Хьюго, мне очень неприятно говорить, но…

— Не надо бояться говорить об этом, Рут. — Тэвнотт вдруг, впервые за много лет, улыбнулся. — Я рад, что нашелся хоть один человек, связанный с Тэвноттами, кто все еще верит в правду и верность. Ты очень не любишь это место?

— Не люблю? Я обожаю его! — воскликнула она.

Лицо старика осветилось радостью.

— Ты останешься и будешь со мной работать, помогать мне? — Он помолчал и твердо добавил: — Помогать хотя бы немного исправить зло, которое причинил мой сын.

Она подошла к нему и взяла его руки в свои. Со слезами на глазах они смотрели на прекрасную землю за окном.

Циклы:'Барон','Патрик Дэлвиш','Гидеон', детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13

Циклы:'Барон','Патрик Дэлвиш','Гидеон', детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13

Циклы:'Барон','Патрик Дэлвиш','Гидеон', детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13

ББК 84.4 (Вл.)

К82


Составитель Н. Саркитов




Кризи Джон

К82 Вопль убийства. Сборник: Романы. / Собрание сочинений — Перев. с англ. — М.: «Канон», «Гранд-Пресс», 1994. — 400 с.


В этот том собрания сочинений Джона Кризи включена повесть «Странный уик-энд инспектора Роджера Уэста» а также романы, опубликованные им под псевдонимами Гордон Эш («Вопль убийства») и Джереми Йорк («Я не собирался убивать»).


К 4703010100-008 Подписное

4У5(03)—94


ББК 84.4 (Вл.)


ISBN 5-86999-010-6 (т. 8)

ISBN 5-86999-004-1


© Составление, оформление: издательство «КАНОН», 1994.

По вопросам оптовой закупки книг обращаться: 121165, г. Москва, ул. Студенческая, дом 39. Издательство «КАНОН» Тел. 240-61-93.


БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА КРИМИНАЛЬНОГО РОМАНА


Кризи Джон

ВОПЛЬ УБИЙСТВА

Собрание сочинений


Заведующая редакцией Н. Зорина

Редакторы Т. Саркитова, Е. Белова

Художественный редактор Н. Смирнова

Художник И. Воронин

Корректоры Л. Далимова, О. Андрюхина

Компьютерная верстка В. Родин


Издательство «КАНОН», 121165, Москва, ул. Студенческая, дом 39, Информационно-издательский центр «Гранд-Пресс», 123557, Москва, М. Грузинская ул., 38

ЛР № 030519 от 15 апреля 1993 г.


Подписано в печать с оригинал-макета 25.03.94. Формат 84x1081/32. Печать офсетная. Бумага офсетная. Гарнитура тип Таймс. Усл. — печ. л. 21,0. Тираж 60 000 экз. Заказ 327.


Отпечатано в типографии издательства «Белорусский Дом печати». 220013, Минск, пр. Ф. Скорины, 79


19 Передатчик | Циклы:"Барон","Патрик Дэлвиш","Гидеон", детективы вне цикла.Компиляция. Книги 1-13 | Глава I ВАЖНЫЙ ДОКУМЕНТ