home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



14

В 11.30 утра, того же дня, Брэди и его команда были единственными, кто находился в обеденном зале отеля. За стенами отеля ветер стих, снегопад сменился редкими снежными зарядами, и солнце делало безуспешные попытки пробиться сквозь серые несущиеся облака. Внутри царило подавляемое возбуждение и нетерпеливое ожидание.

— Одно — точно, — сказал Брэди твердо. — Ты не будешь участвовать в предстоящем маленьком развлечении.

— Ну нет, конечно, буду, — возразил Демотт. — Вам не удастся от меня отделаться.

— Да? А что ты, собственно, можешь делать? — Брэди говорил насмешливо и доброжелательно одновременно. — Стрелять не можешь, ударить тоже не можешь, даже связать кого-нибудь тебе не под силу.

— Все равно, я должен быть с вами. — Демотт был бледен от недосыпания и боли в руках. Он мог двигать руками, но пальцы были распухшими и не сгибались и, чтобы облегчить боль, он положил локти на стол и поднял руки вверх. — Все, что мне нужно, это подвесить обе руки.

— И почему тебе не остаться здесь присматривать за своей отважной спасительницей? — предложил лукаво Маккензи.

Демотт заметно покраснел и пробормотал:

— Она в порядке. Я так думаю.

— Конечно, она под охраной, — согласился Маккензи. — Но, возможно, она была бы целее, если бы пошла с нами. Учитывая, насколько глубоко здесь все прогнило… — Он замолчал, увидев Уиллоби, начальника полиции, направлявшегося к ним, и продолжил есть.

— Доброе утро, шеф, — приветствовал его с энтузиазмом Брэди. — Удалось вздремнуть?

— Всего час. — Уиллоби попытался улыбнуться, но попытка сорвалась. — Служба. Жаловаться не пристало.

— Новости, — резко сказал Брэди. — Садитесь. — Он протянул через стол письмо. — Весточка от наших друзей. Отправлено вчера, с местной почты.

Уиллоби прочитал первый абзац, оставаясь невозмутимым, оглядел присутствующих и сообщил как нечто ординарное:

— Один миллиард долларов. — Вдруг спокойствие покинуло его. — Миллиард долларов! Господи! Долларов! — Он повторил слово «долларов» несколько раз. — Подонки просто спятили. Кто будет обращать внимание на такую бессмыслицу?

— Вы считаете это бессмыслицей? — сказал Демотт. — Я так не считаю. Возможно, несколько более оптимистическая оценка реального состояния рынка, но не слишком, я бы сказал.

— Не могу в это поверить! — Уиллоби бросил письмо на стол. — Миллиард долларов! Даже, если они действительно надеются их получить, как такие деньги могут быть переправлены, чтобы получатель не засветился?

— Ничего нет проще, — сказал Маккензи, накалывая на вилку блинчик. — В лабиринте евродолларов и оффшорных[8] счетов можно потерять Форт Нокс.

Уиллоби уставился на него через стол.

— Неужели вы заплатите этим кошмарным шантажистам?

— Не я, — ответил Маккензи. — Я не могу. Но кто-нибудь, уж точно, захочет это сделать.

— Кто этот сумасшедший?

— Сумасшедших в этой игре нет, — объяснил терпеливо Демотт. — Деловой расчет. Люди, которым есть что терять. Два наших правительства, а главное, нефтяные кампании, которые инвестировали в Аляску и в Альберту. Я не знаю, как в Канаде, а в Штатах возникнут проблемы, потому что правительственные операции в тандеме с нефтяными кампаниями требуют утверждения Конгрессом, — каждому школьнику известно, что Конгресс с готовностью принесет в жертву нефтяные кампании. Похоже, спектакль будет из очень увлекательных.

Уиллоби выглядел сбитым с толку.

— Читайте дальше, — подсказал Брэди. — Следующий абзац вызывает некоторую встряску нервной системы.

Полицейский поднял письмо и стал читать дальше.

— Они требуют, чтобы вы убрались и с Аляски, и из Альберты, и вообще подальше на юг, ниже сорок девятой параллели.

— Этого следовало ожидать, — сказал Брэди.

— Но не упоминают ни о каком выкупе?

— Опять, никаких неожиданностей для нас, — сказал самодовольно Брэди.

— Вы ведь не собираетесь уезжать?

— Как это не собираемся? Я собираюсь связаться со своим пилотом прямо сейчас, чтобы он составил график полета в Лос-Анджелес.

Уиллоби вперил в него взгляд.

— Я думал, вы хотите лететь на озеро Кроуфут.

— Хотим, но не собираемся оповещать о этом каждого злоумышленника, который, возможно, подслушивает. Поэтому мы заявим о подготовке к полету на Лос-Анджелес.

— Замечательно. Я понял, — усмехнулся Уиллоби. — Что требуется от меня?

— Ну… — Брэди стал хитрым. — Сначала, нам нужны ваши гарантии.

— Вы не можете заключать сделки с полицией, — сказал Уиллоби неожиданно резко.

— Чушь, — сказал Брэди успокаивающе. — Это делается постоянно. Преступники заключают сделки с судьями в суде.

— Ну, положим. Так что вы от меня хотите?

— Мы не хотим оказаться в компании с десантниками. Нет сомнений, они смогут повязать всю компанию и приволочь сюда со связанными за спиной руками, но они могут прихватить несколько лишних людей. Действовать нужно очень осторожно. Ловко. Тайно. Скрытно. Так, как мы считаем нужным, или никак.

— Звучит как ультиматум, или нет?

— Расскажите нам об озере Кроуфут, — попросил Брэди.

— Лучшее место для подобной затеи даже трудно найти. У самого подножья холмов. Большой крытый ангар для вертолетов рядом со станцией. Вертолет никогда не будет замечен с воздуха. Я был там год назад, расследовал сообщение об убийстве, которое оказалось смертью от несчастного случая. Пара молодых городских парней вновь прибывших на метеостанцию. Случается каждый год в начале охотничьего сезона, ни один не миновал без этого: Баффоло Биллы и Данлы Бунесы[9] валятся как мухи по всей округе.

— А озеро большое? — спросил Демотт. — Может на него сесть самолет?

— Сесть-то он может, — Уиллоби замешкался. — Может, но не думаю, что из этого может получиться что-нибудь хорошее. Озеро всего длиной две мили, поэтому, как только вы начнете снижаться, людям на метеостанции будет трудно вас не услышать. У меня есть лучше идея.

— Хорошая идея — это то, что нам нужно.

— Теперь, мистер Брэди, у меня тоже есть условие. Я оказываюсь в весьма деликатной позиции. Я ведь здесь — закон, мне положено знать, что происходит в округе. Я тоже прибегну к шантажу. За то, что я помогу вам добраться до метеостанции незаметно, я требую некоторого участия в вашей экспедиции. Вы не можете действовать без согласия властей, а я и есть власть. Пусть ваши карты останутся при вас, но я хочу официальную сводку наблюдателя — его присутствия.

— Я знаю, чье присутствие было бы кстати, — сказал Маккензи. До этого момента он постоянно жевал в течение всего разговора, но осторожное промокание салфеткой большого лица свидетельствовало, что еда завершена. — Мне нравится Кармоди.

— Неплохая идея. Я разыщу его прямо сейчас, — сказал Уиллоби.

Он пошел к телефону, скоро вернулся и сказал:

— Будет через пару минут.

— Прекрасно. — Брэди повернулся к Маккензи. — Дон, скажите Фергюсону отправиться в аэропорт и заполнить полетный лист для Лос-Анджелеса. Скажите ему, чтобы ждал людей с провизией через час. Попросите кухню приготовить нам провизию на два — три дня.

— Только еду, мистер Брэди?

Брэди надменно игнорировал инсинуации.

— Фергюсон отвечает за систему снабжения и прекрасно осведомлен о нехватке чего бы то ни было. Джордж, нам нужны компасы и, полагаю, патроны. На патронах не экономьте.

— Компасы у нас есть лишние, а какие нужны патроны?

— Для Кольта 38.

— Нет проблем.

— Хорошо. Спасибо, — поблагодарил Демотт. — Скажите, мистер Уиллоби, у вас есть заместитель?

— Разумеется. И очень хороший.

— Достаточно хороший, чтобы оставить его здесь одного со всеми полномочиями?

— Конечно. А что?

— Почему бы вам, не присоединиться к нам? Иметь ваши указания хорошо, но иметь вас самого на месте — совсем другое дело.

— Не делайте этого, мистер Демотт. Вы подвергаете меня жестокому искушению. — По огоньку, вспыхнувшему у него в глазах, было ясно, что он говорит искренне. — Служба превыше удовольствий. У меня на руках расследование убийства.

— Вы только что жаловались на нулевой прогресс в расследовании. Существуют кратчайшие пути, мистер Уиллоби. Не хотите же вы, чтобы мы, иностранные дилетанты, выполняли вашу работу или уже хотите?

— Боюсь, я не в лучшей форме сейчас.

— Вы ее обретете, когда мы представим вам убийцу Кроуфорда. Где еще он может быть, кроме озера Кроуфут?

— Мистер Демотт, забудьте мое последнее замечание. Я снова в форме. А, вот и он.

Кармоди выглядел большим и грозным как всегда.

Демотт сказал:

— С согласия мистера Уиллоби, от имени мистера Брэди, мистера Маккензи и от себя лично, я обращаюсь к вам с просьбой. Мы, как иностранные подданные, можем только просить. Те похитители, как вам известно, являются многократными убийцами, безжалостными людьми. Они стреляют, не раздумывая, и стреляют, чтобы убить. — Кармоди посмотрел вокруг несколько озадаченно, но вежливо промолчал. Демотт продолжал: — Миссис Брэди, ее дочь и мистер Рейнольдс — мы знаем, где их держат.

Кармоди подобно молящемуся человеку сложил руки и произнес шепотом как в церкви:

— Ох, Боже мой, давайте уже пойдем за ними, наконец.

Брэди сказал:

— Спасибо. Мы вам очень признательны. Мы отправляемся через час. Хорошо?

— Я только заскочу в офис и звякну в Эдмонтон, — сказал Уиллоби.

— Ага! Я думал, что паролем является секретность.

— Так и есть.

— Тогда, могу спросить, зачем?

— Не можете. Сюрприз. Узнаете, когда будем на озере Кроуфут. Или в его окрестностях. Вы не лишите меня возможности сделать сюрприз?


Как только самолет взлетел, Брэди посмотрел через проход на Кармоди, который достал из кожаного футляра, обитого внутри замшей, странное устройство из металла. Оно состояло из маленького телескопа, снабженного изогнутой полукруглой рукояткой, которая, в свою очередь, была привинчена к прямоугольному металлическому ящичку.

— Что это у вас такое, мистер Кармоди? — спросил Брэди.

— Пожалуйста, мистер Брэди, зовите меня Джон. Позволяет мне чувствовать себя менее скованно. Мы, полицейские, привыкли, что нас называют по-всякому, но только не «мистер». Это? Инфракрасный телескопический прибор. Это — крепления. Подходят для винтовки.

— Вы можете с его помощью видеть в темноте?

— Лучше, если есть какое-то освещение. Но ведь абсолютная тьма — это редкость.

— Вы можете видеть неприятеля, а он вас видеть не может?

— Идея, стоящая за этим — именно такова. Неспортивно и неблагородно. Но не позволяет негодяям расслабляться, особенно, мистер Брэди, если они держат под прицелом жен и дочерей.

Брэди повернулся к Уиллоби, занимавшему место рядом с ним, у окна.

— А при вас какое смертоносное вооружение?

— Кроме табельного револьвера? Только вот эта малютка, — он наклонился и достал кожаный футляр на молнии, размером дюймов восемнадцать на десять.

— Для оружия выглядит несерьезно.

— Здесь две части, которые свинчиваются вместе.

— Уж не автомат ли тогда получится?

— Он самый.

Наступило короткое молчание, потом Брэди сказал:

— Но ручных гранат на вас нет, полагаю?

— Всего несколько штук, — сказал Кармоди, пожав плечами.

— Приборы ночного видения, автомат, ручные гранаты: разве это все не запрещено?

— Возможно, — произнес уклончиво Кармоди. — Не уверен, что это распространяется на озеро Кроуфут. Спросите лучше у мистера Уиллоби.

Самолет набрал высоту и выровнялся. Брэди поблагодарил Маккензи, который принес ему дайкири.

— Неужели уже вышли на расчетную высоту, Дональд? Этого не может быть.

— Может быть, выше и не нужно. Вам лучше поинтересоваться у начальника полиции, — он кивнул на Уиллоби, теперь занимавшего кресло второго пилота и склонившегося над картой вместе с Фергюсоном. — Он выступает в роли навигатора, как я понимаю.

Спустя пять минут, Уиллоби возвратился на свое место рядом с Брэди.

— Еще долго, мистер Уиллоби?

— Семьдесят минут.

— Семьдесят минут! Но я думал, что до озера Кроуфут всего семьдесят миль?

— Мы зарегистрировали полет на Лос-Анджелес, припоминаете? На первом этапе мы должны пройти через радарный контроль в Калгари. Поэтому мы летим на юг. Летим мы низко, чтобы уйти от радарного контроля форта Мак-Мюррей. Когда мы выполним эту программу, мы повернем на запад, а потом на север, а через десять минут на северо-восток. Мы будем держаться на небольшой высоте. Здесь нет опасности впилиться во что-нибудь, мы все время летим над равниной. — Он развернул карту. — Даже то, что называется горами Берч, таковыми не является. Самая высокая вершина не достигает и двадцати семи сотен футов. На самом деле, это просто водораздел: ручьи западного склона текут на запад и северо-запад в реки Пиис и Берч, а ручьи восточного склона текут на восток и юго-восток в реку Атабаска.

— Где озеро Кроуфут?

— Вот. На западе от водораздела.

— Здесь нет названия.

— Слишком маленькое. Так же как Дирхорн на востоке от водораздела. Сюда мы и направляемся. Это тоже озеро, но это обычно не упоминается, просто Дирхорн.

— Какое расстояние между Дирхорн и Кроуфут?

— Шесть миль. Не больше семи. Надеюсь, достаточно далеко. Мы подлетим к Дирхорн на малой высоте и на возможно более низкой скорости, почти на скорости сваливания. Шансы быть услышанными на таком расстоянии невелики. Мы пошумим только при самой посадке, потому что придется включать реверсивную тягу, чтобы остановить такой самолет при посадке на ледяную полосу. Это будет порядочный грохот. Однако я уверен, что водораздел между озерами сработает как буфер. Меня больше тревожит вертолет.

— Вертолет? — спросил Брэди настороженно.

— Да. Вылетел из Эдмонтона примерно полчаса назад. Должен приземлиться примерно через час после нас.

— Вы же мне обещали…

— И держу свои обещания. Ни солдат, ни полицейских, ни парашютистов даже. Только некое арктическое снаряжение. Они должны появиться сразу после наступления темноты.

— Как же они сядут без радаров, без посадочных огней, как они найдут это место?

— По сигналу от нас, по радиомаяку. Им только нужно лететь прямо на него. Меня немного беспокоит тот шум, который неизбежен при посадке вертолета. Вам, я думаю, еще не приходилось видеть такой громадины, ну и шум соответствующий.

— У наших приятелей на озере Кроуфут тоже есть вертолет, не захочется ли им поинтересоваться тем, что происходит?

— Надеюсь, что нет. Мне нужно, чтобы они предстали перед судом, — сурово сказал Уиллоби. — А мертвыми они не смогут этого сделать. Если они появятся, у меня не будет другого выбора, как их сбить.

— Справедливо. — Казалось, такая перспектива Брэди не смутила. — А вы сможете это сделать?

— Мы выполняем определенную задачу и экипированы для успешного ее решения.

— Аа! Я спрашивал Кармоди о его экипировке, и он упомянул прибор ночного видения. Но я думал, что это, чтобы по людям стрелять.

— И это тоже. Но он забыл упомянуть, что одним прикосновением к переключателю, его винтовка с одиночного переводится в автоматический режим. В комбинации с прибором ночного видения и зрением охотника на белок — это фатальное оружие. Вы знаете, что у меня есть автомат? Говорил? Говорил ли я уже, что к нему прилагается большой емкости магазин барабанного типа, и каждый шестой патрон является трассирующим, так что я могу видеть, куда стрелять?

— Нет.

Уиллоби улыбнулся.

— И, конечно, мы не упоминали мой личный вклад: марионеток. На тот случай, когда темновато, чтобы видеть, что происходит, можно их запустить. Вроде фейерверка, но не рассыпается разными цветами, просто ослепительное пламя горящего магния, которое медленно опускается на парашюте. Длится только девяносто секунд, но если вы за девяносто секунд не можете оценить происходящее, вам нужно сидеть дома и не ввязываться.

— Истинный христианин уже оплакивал бы наших соперников.

— Не нужно.

— Кто сказал, что я истинный христианин? — Брэди кивнул на Кармоди. — Он действительно будет убивать людей?

— Он будет людей пугать.

— С автоматом и скорострельным ружьем?

— Мы воспользуемся ими, только, если нас вынудят.

Брэди сухо сказал:

— Вы меня удивляете. Все это оружие, наверняка, полицейским использовать запрещено. Правильно?

— Это постоянная проблема удаленных северных городков: вы просто не в состоянии быть в курсе всех постановлений и правил, которые издаются в Эдмонтоне каждый день.

— Ну, разумеется.

Несколько позже Брэди вздрогнул, когда была включена реверсивная тяга. Даже, несмотря на предупреждение, что при этом уровень децибелов значительно превышает обычный, его склонность испытывать тревогу заставляла его воспринимать этот грохот как бесконечно длящийся раскат грома. Когда они приземлились, он сказал Уиллоби:

— Этот грохот, должно быть, слышали в Мак-Муррей.

— Все было не так уж страшно. — Уиллоби выглядел совершенно спокойным. — Нужно размять ноги, вдохнуть немного свежего воздуха. Пойдете?

— Наружу? В этот кошмар?

— Какой кошмар? Даже снег не идет. До озера Кроуфут семь миль. Небольшая разминка для акклиматизации. Помните, вы мне сказали в «Санмобиле», что внутри у человека нет места и для холода, и для дайкири, одновременно. Необходимо это проверить, не так ли?

— Попались в собственный капкан, — сказал Демотт. Брэди бросил на него сердитый взгляд, выбрался из кресла и пошел за Уиллоби в носовую часть салона. Он взглянул на Фергюсона и остановился.

— Вы выглядите встревоженным, юноша. Посадка была превосходной.

— Спасибо. Но я, как вы заметили, немного встревожен. Управление элеронами было несколько жестковатым, когда я начал торможение. Ничего особенного, рад отметить. Скоро найду причину. Впервые пришлось садиться на лед, и, возможно, я был слишком придирчив.

Брэди вышел из самолета следом за Уиллоби и огляделся вокруг. Дирхорн выглядело гнетущим и непривлекательное местом. Присыпанный снегом лед под ногами, плоская голая земля, лишенная всякой растительности, простиралась в три стороны невыразительно и безымянно. На северо-востоке лежала гряда невысоких холмов, покрытых редко стоящими карликовыми деревцами под снеговыми шапками.

— Это и есть горы Берч?

— Я же вам говорил. Тот, кто давал им название, вероятно, о горах знал не много.

— Но деревья-то, хотя бы, березы?

— Он не был большим знатоком ботаники тоже. Это ольха, — сказал Уиллоби.

— И семь миль по этим холмам…

— Осторожно! Дорогу! — Оба обернулись на крик и увидели Фергюсона, стремительно сбегавшего по трапу с цилиндрическим предметом длиной десять и диаметром три дюйма зажатым в руке.

— Дорогу! Дорогу! — Он пронесся мимо них, пробежал еще пятнадцать ярдов, на бегу сгибая спину, подобно игроку в крикет, и лихорадочным движением метнул цилиндр. Цилиндр пролетел не более трех ярдов и взорвался.

Взрыв был достаточно силен, чтобы сбить с ног Брэди и Уиллоби, находившихся на расстоянии двадцати ярдов. Несколько секунд они продолжали лежать там, где были сбиты с ног ударной волной, потом, еще нетвердо держась на ногах, пошли к распростертой фигуре Фергюсона. Они доплелись до него, когда Демотт, Маккензи и Кармоди, остававшиеся в самолете тоже подошли к нему.

Фергюсон упал на лед лицом вниз. Они осторожно перевернули его. На лице и на теле не было видно никаких повреждений. Было трудно судить, дышит он или нет.

— Нужно перенести его в самолет, — сказал Брэди. — Теплые одеяла и грелки из набора Красного Креста. Возможно, у него сердце остановилось. Кто-нибудь умеет делать массаж сердца?

— Мы умеем, — сказал Кармоди, подхватил Фергюсона и направился к самолету. — Первая помощь. Есть сертификат.

Прошло три минуты, и Кармоди, еще стоя на коленях в проходе, разогнул спину и улыбнулся.

— Механизм тикает как часы, — сказал он. — Часы, которые, надо заметить, слишком спешат, но ходят.

— Вы хорошо поработали, — сказал Брэди. — Оставим его здесь?

— Да, — сказал Демотт. — Даже когда он придет в сознание, — нет причин, чтобы этого не произошло, потому что на голове нет никаких повреждений, — он будет в состоянии шока. Грелок у нас сколько угодно. Это все, что мы можем ему дать, и, возможно, все, что ему нужно. Может кто-нибудь сказать, что случилось, черт возьми? Он вдруг понесся по проходу с криком: стойте, где стоите, сжимая в руках эту дьявольскую штуку. Он проскочил через дверь, как борзая взявшая след.

— Я знаю, что произошло, — сказал Брэди. — Он пожаловался, что при посадке управление элеронами было жестковатым. Это случилось потому, что тот, кто поместил сюда эту бомбу, сделал свою работу небрежно. Предмет оставался на месте пока самолет набирал высоту и был в горизонтальном полете, но, когда он стал садиться, оный предмет соскользнул вперед и навалился на элероны. Когда мы выходили из самолета, он мне сказал, что хочет выяснить причину жесткости управления. — Брэди сжал губы. — Он вовремя выяснил ее.

— Ему повезло, — сказал Демотт. — Если бы это была бомба в металлической коробке, коробка при взрыве обернулась бы шрапнелью и хлестнула бы по нему. А на нем ни царапины. Это пластиковая бомба. Для пластиковых бомб — пластиковые же и запалы. Химические, в действительности. Две кислоты разделенные перегородкой из синтетического пластика. Одна из кислот разъедает перегородку и, когда кислоты соединяются, происходит детонация. Когда кислота просачивается через пластиковую перегородку, выделяется много тепла. Я уверен, что Фергюсон не только чувствовал этот нагрев, но и знал, что это значит.

Брэди посмотрел мрачно на остальных.

— Если бы мы не старались замести следы, мы бы поднялись на высоту в тридцать тысяч футов. Был бы наш последний полет, джентльмены.

— Правильно, — сказал Демотт. — Даже и на такой малой высоте, на которой мы летели, нам просто дьявольски повезло. Возвращаясь опять к химической детонации: почти невозможно точно рассчитать время. Точность в пределах десяти — пятнадцати процентов. Время могло выйти на десять минут раньше, и нам конец. Наши друзья хотят, чтобы мы убрались не только из этой страны, но из этого мира. Разве можно найти лучший способ для этого: аккуратнее, чище, эффективнее, чем потерянный хвост на высоте в шесть миль?


«Небесный кран Сикорского» приземлился уже в темноте, сразу после трех тридцати дня. Как и обещал Уиллоби, это был самый большой вертолет, какой им когда-либо приходилось видеть. Двигатели были заглушены, громадные винты застыли в неподвижности, только где-то внутри массивного корпуса слышался ровный гул генератора. Из открытой двери спустился раздвижной трап, по которому проворно спустились двое и направились к группе ожидавших их прилета.

— Браун, — сказал, шедший немного впереди. — Лейтенант Браун, военно-воздушные силы, якобы командир этого корабля. Это лейтенант Фос, второй пилот, тоже якобы. Кто из вас, джентльмены, мистер Уиллоби и мистер Брэди?

Они обменялись рукопожатиями, и Браун представил им третьего человека, подошедшего к ним.

— Доктор Кенмор.

— Как долго вы можете здесь пробыть? — спросил Уиллоби.

— Сколько потребуется.

— Вы очень добры. У вас есть для меня груз?

— Да, есть. Все в порядке. Сгружать прямо сейчас?

— Да, пожалуйста.

Браун распорядился. Брэди сказал:

— У меня есть две просьбы, лейтенант.

— В вашем полном распоряжении.

— Хотелось бы, чтобы военно-воздушные силы Соединенных Штатов могли похвастаться такой отзывчивостью, — сказал Брэди и обратился к доктору Кенмору:

— Мой пилот был ранен. Не могли бы вы ему помочь?

— Конечно.

— Дональд, покажешь? — Двое мужчин направились к самолету. — У нас прекрасный передатчик на борту, лейтенант, но, к сожалению, пилот, который умеет им пользоваться, выбыл из строя…

— У нас превосходный передатчик и первоклассный радиооператор, который готов к работе. Джеймс!

На верхней площадке трапа появился молодой человек.

— Отведите этого джентльмена к Берни, пожалуйста.

Берни оказался юношей в очках, который сидел перед огромным RCA приемно-передающим устройством. Демотт представился и сказал:

— Могли бы вы связаться для меня с несколькими абонентами?

— Местными? Я имею в виду в Альберте?

— Боюсь, что нет. Анкоридж и Нью-Йорк.

— Нет проблем. Мы можем выйти на связь через наш штаб в Эдмонтоне. — Профессиональная уверенность Берни была предельно обнадеживающей. — Номера и имена, сэр?

— Они у меня записаны здесь. — Демотт подал Берни свою записную книжку. — Я, действительно, смогу поговорить с этими людьми?

— Если они будут на месте, разумеется.

— Вероятно, меня несколько часов здесь не будет. Если вам удастся связаться с ними в мое отсутствие, не могли бы вы попросить их подождать моего звонка или сообщить, где я смогу их найти?

— Конечно.

Демотт присоединился к остальной группе, находившейся на улице. На лед уже были выгружены два приземистых средства передвижения. Третье находилось в стадии выгрузки из вертолета.

— Что это такое? — спросил Демотт.

— Мой сюрприз мистеру Брэди. Снегомобили, — объяснил Уиллоби.

— Это не снегомобили, — сказал стройный черноволосый юноша.

— Прошу прощения, — Уиллоби повернулся к Демотту. — Джон Лори, специалист по этим машинам. Его прислали из Эдмонтона, чтобы показать нам, как ими управлять.

— Это повсюду — мобили, — сказал Лори. — Снег, асфальт, пересеченная местность, болото, песок, да что угодно. Сравнительно с ними американские и канадские мотосани — это прошлый век. Их делает фирма V.P.L.O. - только начальные буквы названия, полностью абсолютно не произносимого. В Оулу, Финляндия. И называют их, естественно, «Финкэты». Делаются из стекловолокна. В отличие от обычных мотосаней, не имеют передней лыжи. Вы видите, тяговый ремень с механическим приводом проходит под всей длиной корпуса.

— Откуда они взялись?

— Мы получили три штуки для испытаний. Как в старину: испытание на прочность. Это те самые три и есть.

— Хорошо иметь друзей, — сказал Демотт Уиллоби.

— Не совсем стандартная модель, — продолжал Лори. — Передняя часть обычно используется как багажник, но мы поставили там откидные сиденья.

— Вы считаете, что я смогу воспользоваться одним из них? — спросил Брэди.

— Вот уж действительно будет испытание на прочность, — сказал Демотт Уиллоби.

— Я думаю, да, сэр, — ответил Лори.

— Замечательно. Просто замечательно, — Брэди говорил благоговейно, умиротворнно. Перспектива утомительного четырнадцатимильного кругового похода по снегам Альберты совершенно его не привлекала.

— Управление очень простое, — сказал Лори. — Изменение наклона тягового ремня изменяет направление движения, достигается это с помощью рукояток. Есть прямая передача и реверсивная, и очень сложный сенсор, гидравлические дисковые тормоза. Развивает скорость до сорока миль в час.

— Сорок? — сказал Демотт. — По виду можно подумать, что и пять миль в час вряд ли достижимы.

— Сорок. Конечно, не в условиях пересеченной местности, — улыбнулся Лори. — Не удивительно, что они недешевы: четыре тысячи долларов, но уникальность всегда стоит дорого. Я понимаю, что вы, джентльмены спешите. Прошу первых трех водителей.

Пока Уиллоби и двое его людей учились управлять «Финкэтами», вернулись доктор Кенмор и Маккензи. Доктор Кенмор сказал:

— Контузия. Ничего особенно серьезного, не результат взрыва, он ударился головой при падении на лед: над правым ухом великолепный синяк. Мы перенесем его к нам, в тепло, — у нас постоянно работает генератор на освещение и обогрев, когда двигатели выключены.

— Спасибо, доктор. Мы вам очень благодарны, — сказал Брэди.

— Не стоит. Можно спросить, куда вы собрались на этих игрушках?

— Хорошо, что Лори вас не слышал, — сказал Демотт. — Его бы хватил удар.

— Поверьте, нам не хочется быть неучтивыми, но мы расскажем, когда вернемся, — сказал Брэди. — Вы имеете опыт обращения с пулевыми ранениями и с костями, раздробленными скоростными пулями?

— Боюсь, не очень большой. — Не изменяя выражения лица, Кенмор продолжал: — Вы планируете получить их еще до рассвета?

— Надеюсь, нет. — Лицо Брэди вдруг стало серьезным. — Но вполне может такое случиться.

Шестеро мужчин отбыли в четыре тридцать, ровно через час после приземления «Сикорского». Весь экипаж вертолета провожал их. Лейтенан Браун сказал:

— Служащие ВВС не так глупы, какими кажутся. Мы, конечно, знаем, на что вы идете. Удачи вам. — Он посмотрел на арсенал боевого оружия, бывшего при них, у кого на плече, у кого в кобуре. — Может быть, доктора Кенмора ожидает бессонная ночь.

«Финкэты» оказались точно такими, как обещал Лори: быстрыми, маневренными и на удивление устойчивыми. На двух были установлены маленькие, но очень эффективные фары, которые освещали промежутки между беспорядочно разбросанными ольховыми деревьями. Нужно отдать должное маленьким двухцилиндровым моторам, которые героически страдающий Брэди был вынужден разгрузить только дважды. «Финкэт» в этих случаях отказывался продвинуться хоть на дюйм. И Брэди пришлось пройти в общей сложности двести ярдов на пути к полого закругляющейся выпуклости, которая венчала водораздел гор Берч. Когда воинство приблизилось к этой точке, фары пришлось выключить.

Спуск был простым, но медленным, как и подъем, потому что при отсутствии света, едва видимые деревья нужно было объезжать с осторожностью. Моторы на холостом ходу, были едва слышны. Уиллоби дал знак, и три «Финкэта» остановились.

— Все, достаточно. До берега не больше трехсот ярдов.

— Хорошо. Сколько служащих на метеостанции? — спросил Демотт.

— Всего двое. Не думаю, что с ними что-то сделали. Они должны регулярно посылать сведения по радио: любой сбой в информации, и здесь немедленно появится вертолет с официальными лицами. Поэтому рапорты наверняка посылаются регулярно, из заточения, — сказал Уиллоби.

Они дошли до кромки озера, переговариваясь очень тихо, так как звук надо льдом распространяется также далеко, как над водой. На замерзшем берегу рос высокий тростник. Кармоди раздвинул заросли, достал прибор ночного видения, прижался глазом к резине окуляра и включил.

Метеостанция озера Кроуфут состояла только из двух деревянных домов, один из которых был втрое больше другого. Маленький украшали мачты разного размера и назначения, стояли какие-то ящики, а на крыше то, что, издали представлялось укрытыми приборами наблюдения. Этот маленький домик был абсолютно темным; тот, что большего размера, бывший жилым помещением, светился ярким светом двух окон. Рядом с этим домом стоял большой, выкрашенный в белый цвет, вертолет.

Джон передал прибор Брэди, который недолго изучал станцию и передал прибор дальше. Последним в цепочке был Демотт, который, отведя прибор от глаза, сказал:

— Что касается до ночных мишеней, мне случалось видеть хуже. Идем прямо сейчас?

— Идем сейчас, — сказал Брэди. — И забудьте о том, что это люди. Никаких предупреждений. Никаких игр в справедливость. Никакого спорта. Сначала стреляем, потом задаем вопросы. Людям, которые подкладывают бомбы в самолет или похищают моих Джен и Стеллу, чужды высокие чувства и правила цивилизованного общества.

— Справедливо, — сказал Уиллоби. — Но стреляйте, чтобы только вывести из строя, а не убить. Я хочу, чтобы эти люди предстали перед судом.

— Конечно, — сказал Брэди. — Но суд будет скорее и проще довести до конца, если у нас будет их признание заранее.

— Каким образом вы надеетесь получить таковое? — спросил Демотт.

— Очень просто, Джордж. Это полностью зависит от вашего бесстрашия сегодня вечером.


предыдущая глава | Избранное. Компиляция. Романы 1-27 | cледующая глава