home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Вернувшись в домик, где ютились уцелевшие полярники, мы обнаружили, что он почти опустел, остались только доктор Бенсон и двое самых тяжелых больных. Домик казался теперь гораздо просторнее, чем прежде, просторнее и холоднее, повсюду царил беспорядок, как после благотворительного базара, когда толпы домохозяек уже успели расхватать все более–менее стоящее.

Повсюду на полу валялись изодранные, грязные одеяла, простыни, одежда, рукавицы, тарелки, ножи, всякие мелочи, принадлежавшие полярникам. Эти люди так ослабели и вымотались, так стремились поскорее отправиться в путь, что махнули рукой на свои пожитки. Единственное, что их заботило, – это они сами. Винить их за это я не мог. Обожженные и обмороженные лица двоих тяжелобольных были обращены в нашу сторону. Они то ли спали, то ли находились в глубоком обмороке. И все–таки я не стал рисковать. Я вызвал Бенсона наружу, к западной стене домика, и он тут же присоединился ко мне.

Я рассказал Бенсону то же, что и коммандеру и лейтенанту Хансену.

Ему следовало это знать, учитывая, что именно он будет находиться в постоянном и тесном контакте с больными. Наверное, он был сильно удивлен и даже потрясен, но ничем не обнаружил этого. Лицо врача должно выражать только то, что следует, осматривая пациента, стоящего на пороге смерти, врач не станет рвать на себе волосы и рыдать во весь голос, отнимая у больного последние силы. Итак, теперь трое из команды «Дельфина» имели представление о случившемся – ну, скажем, наполовину. Этого было вполне достаточно. Я только надеялся, что они узнали не слишком много.

Потом заговорил Свенсон: все–таки Бенсон был его подчиненным.

Он спросил:

– Где вы собираетесь расположить больных?

– Там, где им будет удобнее. В офицерских каютах, в матросских кубриках, словом, распределим их повсюду. Так сказать, чтобы загрузка была равномерная… – Он помолчал. – Правда, придется учесть последние… гм… события. Это сильно меняет дело.

– Да, меняет. Половину – в кают–компанию, половину – в матросскую столовую… Нет, лучше в кубрик. У нас нет основании лишать их удобств. Если это их удивит, можете сказать, что так сделано, чтобы облегчить лечение и уход, и что они постоянно будут находиться под медицинским контролем, как, например, сердечники в реанимации. Возьмите в союзники доктора Джолли, он, кажется, вполне компанейский мужик. Не сомневаюсь, что он поддержит и другое ваше требование: чтобы все пациенты были раздеты, вымыты и переодеты в больничные пижамы. Если они не в состоянии двигаться, их вымоют прямо в постели. Доктор Карпентер проинформировал меня, что профилактика инфекции играет огромную роль при сильных ожогах.

– А что с одеждой?

– Вы соображаете быстрее, чем я, – признался Свенсон. – Всю одежду надо забрать и пометить. Все, что у них есть, тоже забрать и пометить. Им сообщить, что одежда будет выстирана и продезинфицирована.

– Будет лучше, если вы сообщите мне, что мы ищем, – высказал свое мнение Бенсон. Свенсон перевел взгляд на меня.

– А Бог его знает, – проговорил я. – Все, что угодно. Одно могу сказать точно: пистолет вы там не найдете. Особенно тщательно помечайте рукавицы: когда мы вернемся в Британию, эксперты попробуют найти следы пороха.

– Если на борт корабля попадет что–нибудь крупнее почтовой марки, я это найду, – заверил Бенсон.

– Вы уверены? – уточнил я. – А вдруг вы сами это пронесете на борт?

– Что? Я?.. Что вы хотите этим сказать, черт побери?

– Я хочу сказать, что стоит вам зазеваться, как вам могут подсунуть и в медицинскую сумку, и даже в карман все что угодно.

– Ах ты, Господи! – Бенсон принялся лихорадочно обшаривать карманы. Мне это и в голову не приходило.

– Да, такая уж у вас натура: вам явно не хватает хитрости и подозрительности… – сухо констатировал Свенсон. – А теперь отправляйтесь. Вы тоже, Джон.

Они ушли, а мы со Свенсоном зашли обратно в домик. Я проверил, действительно ли наши больные находятся без сознания, и мы приступили к работе. Прошло, должно быть, немало лет с тех пор, как Свенсон в последний раз драил палубу, подметал строевой плац или убирал кубрик, но действовал он, как заправский сыщик. Он был усерден, неутомим и не пропускал ни единой мелочи. Я тоже. Мы освободили один угол домика и постепенно переносили туда все, что лежало на полу или висело на ещё покрытых коркой льда стенах.

Абсолютно все. Каждую вещь мы трясли, переворачивали, открывали и очищали от содержимого. Через пятнадцать минут с этим было покончено. Если бы в помещении таилось что–то крупнее обгорелой спички, мы бы это обнаружили. Но мы не обнаружили ровным счетом ничего. Потом мы все разбросали обратно по полу, и вскоре домик выглядел примерно так же, как и до обыска. Мне бы не хотелось, чтобы кто–то из больных, находящихся в обмороке, придя в себя, догадался, что мы здесь что–то искали.

– Детективы из нас получились неважнецкие, – сказал Свенсон. Он был явно разочарован.

– Трудно найти то, чего нет. Плохо ещё то, что мы не знаем, что искать.

Давайте все же попробуем найти пистолет. Он может быть где угодно, даже валяться на торосах, хотя это и маловероятно. Убийца не любит расставаться с оружием, тем более что оно всегда может понадобиться снова. На станции не так много подходящих мест для тайника. Здесь, в этом домике, он вряд ли оставил бы его: все время народ. Значит, остаются только метеостанция и лаборатория, где лежат трупы.

– Он мог спрятать его в руинах сгоревших домов, – возразил Свенсон.

– Ни в коем случае. Наш приятель жил здесь несколько месяцев и прекрасно знает, как действуют ледовые ураганы. Ледяная пыль покрывает все, что лежит на её пути. Металлические каркасы сгоревших домов ещё торчат, а полы уже покрыты сплошным льдом толщиной в четыре–шесть дюймов. С таким же успехом он мог сунуть пистолет в быстро застывающий бетонный раствор.

Мы начали с метеостанции. Осмотрели все полки, все ящики, все шкафы и как раз принялись отвинчивать задние стенки металлических стендов с метеорологическим оборудованием, когда Свенсон неожиданно заявил:

– У меня появилась одна идея. Вернусь через пару минут.

Он вернулся даже быстрее, всего через минуту, держа в руках четыре предмета, тускло отсвечивающих в лучах фонаря и сильно пахнущих бензином.

Пистолет, автоматический «люгер», нож с отломанным лезвием и два свертка, оказавшиеся завернутыми в прорезиненную ткань запасными обоймами к «люгеру».

Свенсон заметил:

– Это, наверно, то, что вы ищете.

– Где вы это нашли?

– В тракторе. В бензобаке.

– А как это вам вдруг пришла в голову такая идея?

– Просто удача. Я все думал над вашим замечанием, что этому парню оружие может ещё понадобиться. А если пистолет спрятать на открытом воздухе, он может выйти из строя из–за снега и льда. В конце концов просто из–за сжатия металла от холода патроны могут не влезть в патронник или же смазка замерзнет в спусковом механизме. Только две вещи не замерзают при очень низких температурах: спирт и бензин. Ну, а раз спрятать пистолет в бутылке с джином затруднительно…

– Все равно он не будет действовать, – сказал я. – Все равно металл сожмется: бензин имеет такую же температуру, как и окружающая среда.

– Ну, может, наш приятель этого не знал. А если и знал, все равно решил, что это лучшее место для тайника – всегда под рукой… – Он остановился, проследил, как я вынимаю пустой магазин, потом резко спросил: – А может, не стоит его трогать, как, по–вашему?

– Отпечатки пальцев? Нет, он же лежал в бензине. Да и к тому же тот парень наверняка работал в перчатках.

– Тогда зачем он вам понадобился?

– Проверить номер. Может, удастся проследить, откуда он взялся.

Очень вероятно, что убийца имеет на него разрешение полиции. Так бывает, хотите верьте, хотите – нет. Кроме того, не забывайте: убийца уверен, что никто ничего не заподозрит, а уж тем более не станет вести поиски пистолета… А вот нож… Теперь ясно, почему убийца взялся за пистолет. Все–таки от него много шума, и, честно говоря, я удивлен, вернее, был удивлен, что он рискнул на это. Он мог разбудить всю станцию. Но ему пришлось пойти на такой риск, потому что эта штуковина его подвела. Лезвие очень тонкое, оно легко ломается, особенно на морозе. Скорее всего, он попал в ребро, а может, лезвие сломалось, когда он пытался его вытащить. Обычно нож входит в тело довольно легко, но там застревает, особенно если попадет на хрящ или кость.

– Так вы… Вы хотите сказать, что преступник убил и третьего человека? – осторожно поинтересовался Свенсон. – Этим ножом?

– Третьего человека, но первую жертву, – кивнул я. – Отломанный кусок лезвия, должно быть, сидит у кого–то в груди. Но я не собираюсь его искать: это, в общем–то, бесполезно, да и времени отняло бы много.

– Пожалуй, я готов согласиться с Хансеном, – медленно произнес Свенсон.

– Конечно, диверсию на лодке так не объяснишь – но, Господи, разве это не похоже на действия маньяка? Все эти… Все эти бессмысленные убийства…

– То, что это убийства, – верно, – согласился я. – А вот бессмысленные… С точки зрения убийцы – нет. Только не спрашивайте меня, я не знаю, что он думал… или думает. Я знаю – и вы знаете, – почему он стал стрелять, а вот зачем он убил всех этих людей, мы пока не знаем.

Свенсон покачал головой, потом сказал:

– Давайте вернемся в жилой домик. Я позвоню, чтобы установили дежурство у этих больных. И потом, не знаю, как вы, а я промерз до костей. К тому же вы, по–моему, совсем не спали в эту ночь.

– Я пока что покараулю больных, – сказал я. – Хотя бы часок. Мне надо подумать. Хорошенько подумать.

– Не слишком–то далеко вы продвинулись, верно?

– В том–то и вся закавыка…

Я согласился со Свенсоном, что не слишком далеко продвинулся, но следовало бы сказать, что я вообще не продвинулся ни на шаг. Именно поэтому я не стал терять время на раздумья. Вместо этого взял фонарь и снова отправился в лабораторию, где лежали обгоревшие трупы. Я замерз и устал, я был совершенно один, темнота становилась все гуще, и я сам толком не представлял, зачем туда направляюсь, тем более что любой человек в здравом уме и твердой памяти постарался бы держаться подальше от этого ужасающего пристанища смерти. Но именно поэтому я туда и пошел: не потому, что лишился рассудка, а потому, что как раз туда никто добровольно не пошел бы, для этого нужна была очень важная причина – скажем, желание взять какую–то необходимую вещь, которую он там припрятал в полной уверенности, что все остальные будут избегать этого места, как чумного барака. Все это звучит слишком сложно, даже для меня. И к тому же я очень устал. Поэтому я просто сделал в памяти зарубку: вернувшись на «Дельфин», разузнать, кто предложил собрать все трупы именно там, в одном месте.

На стенах лаборатории висело множество полок и шкафчиков с бутылочками и баночками, ретортами и колбами, где хранились различные химикалии, но меня все это не интересовало. Я направился в тот угол, где кучей лежали трупы, провел лучом фонаря вдоль стены и сразу обнаружил то, что искал: одна из половиц чуть возвышалась над остальными. Два куска обгорелого мяса, бывшие когда–то людьми, лежали как раз на этой половице. Делать нечего, пришлось скрепя сердце отодвинуть их в сторону, после чего доска свободно приподнялась.

Выглядело это так, будто кто–то собирался организовать здесь бакалейную лавку. Между полом и основанием домика оставался промежуток в шесть дюймов, и весь он был забит аккуратно уложенными консервными банками: супы, мясо, фрукты, овощи, словом, разнообразный рацион с достаточным набором белков и витаминов. Здесь хранился даже небольшой примус и пара галлонов керосина, чтобы можно было разогреть банки. И тут же тускло поблескивали уложенные двумя ровными рядами элементы «Найф» – штук сорок, не меньше.

Я приладил половицу на место, вышел из лаборатории и направился обратно в метеодомик. Больше часа я провозился здесь, отсоединяя задние стенки стендов и перебирая все их содержимое, но не сумел найти ровным счетом ничего. Вернее сказать, не нашел того, что хотел. Но кое–что весьма примечательное все–таки обнаружил: небольшую выкрашенную в зеленый цвет металлическую коробочку размером шесть на четыре и на два дюйма с круглой ручкой, являющейся одновременно выключателем и регулятором громкости, и двумя застекленными «глазками», не имевшими ни цифр, ни отметок. Сбоку на коробке виднелось отверстие для штеккера.

Я повернул выключатель, и один из «глазков» загорелся, там появились зеленые лепестки. Другой оставался темным. Я повертел регулятор громкости, но ничего не произошло. Чтобы оба «глазка» начали действовать, нужен был, очевидно, радиосигнал. Отверстие сбоку, по всей видимости, предназначалось для наушников. Мало кто догадался бы, что представляет собой это приспособление, но я уже однажды видел такую штуку: это был транзисторный радиопеленгатор, с помощью которого американцы отыскивают спускаемые капсулы своих упавших в море спутников. Для чего могли применяться такие приборы на полярной станции? Я рассказал Свенсону и Хансену, что здесь есть оборудование для перехвата сигналов управления русскими ракетами в Сибири, и это была чистая правда. Но это оборудование включало гигантскую антенну, поднятую высоко в небо. Такая же игрушка принять сигналы из Сибири никак не могла.

Я ещё раз осмотрел портативную рацию и использованные батареи элементов «Найф», которые её питали. На шкале настройки все ещё стояла волна, на которой «Дельфин» поймал сигналы бедствия. Ничего особенного там я не обнаружил. Я присмотрелся к никель–кадмиевым элементам и обратил внимание, что они соединены между собой и подключены к клеммам рации с помощью пружинных зубчатых захватов – «крокодильчиков»: такие захваты часто употребляются для обеспечения хорошего контакта. Я отсоединил два захвата, взял фонарь и вгляделся в контакты: на них отчетливо виднелись неглубокие щербинки, оставленные зубчиками.

Я снова вернулся в лабораторию, поднял половицу и осмотрел при свете фонаря лежащие там элементы «Найф». По крайней мере половина из них имела такие же характерные метки. Элементы казались совсем новыми, но метки на них уже были, а ведь наверняка, когда станция «Зебра» только создавалась, никаких отметин на них не было. Несколько элементов закатились так далеко под соседнюю половицу, что мне пришлось пошарить там рукой. Я достал ещё два элемента, а за ними различил что–то темное, металлическое, непонятное.

В темноте трудно было разобрать, что за предмет там, пришлось отодрать две соседние половицы. Это оказался цилиндр тридцати дюймов в длину и шести в диаметре с медным краником и указателем давления, стоявшим на отметке «полный». Тут же рядом лежал пакет площадью примерно восемнадцать квадратных дюймов и шириной около четырех, маркировка на нем гласила: «Шары–радиозонды». Водород, батареи, шары–зонды, тушенка и концентрированный суп. Достаточно широкий ассортимент по любым меркам. Но, как мне показалось, отнюдь не случайный.

Когда я возвратился в жилое помещение, больные ещё дышали. То же самое можно было сказать и обо мне: я весь трясся от холода, а зубы стучали безостановочно, хотя я и сжимал челюсти изо всех сил. Я подсел к мощному электрообогревателю и наполовину оттаял, после чего взял фонарик и снова отдался в руки ветра, мороза и темноты. На мою долю выпала роль мальчика для битья, это уж точно.

Следующие двадцать минут я потратил на то, чтобы набросать дюжину схем лагеря, передвигаясь с каждой новой схемой на несколько ярдов. При этом мне пришлось прошагать что–то около мили, и в конце концов мороз как следует прихватил мне скулы, не защищенные маской. Я почувствовал, что они уже почти омертвели, потеряли чувствительность, решил, что трачу время без всякой пользы, и направился обратно в лагерь.

Я уже миновал метеостанцию и лабораторию и поравнялся с восточным углом домика, когда вдруг краешком глаза приметил кое–что необычное. Я навел фонарик на восточную стену и вгляделся в наросший за время шторма слои льда.

Почти вся его поверхность была однородной, серовато–белой, очень гладкой, чуть ли не полированной, – почти вся, но не вся: часть её была испещрена странными пятнышками разной формы и размеров, но не больше одного квадратного дюйма. Я попробовал потрогать эти пятнышки, но они прятались в толще отсвечивающего льда. Я отправился к восточной стене метеостанции, но она была девственно чиста, никаких пятнышек не нашлось и на восточной стене лаборатории.

Я зашел в помещение метеостанции и отыскал там молоток и зубило.

Отколов кусок льда с пятнами, я отнес его в жилое помещение и положил на пол у одного из обогревателей. Через десять минут передо мною в лужице воды плавали клочки обгоревшей бумаги. Вот это уже было действительно странно.

Значит, подо льдом на восточной стене жилого дома скрыто ещё множество сюрпризов. Только там – и нигде больше. Разумеется, объяснение могло быть вполне невинное – ну, а вдруг нет?.. . Я снова поглядел на двух человек, лежавших без сознания. В помещении было сравнительно тепло и сравнительно уютно, но не более того. Однако вряд ли больные выдержали бы транспортировку на борт лодки в ближайшие двадцать четыре часа. Я позвонил на корабль, попросил прислать сопровождающего и, когда прибыли два матроса, отправился с ними на «Дельфин».

Атмосфера на корабле в это утро была необычная: тихая, мрачноватая, почти похоронная. И удивляться тут нечему. Еще недавно люди со станции «Зебра» казались далекими и чужими, не имели ни лиц, ни имен. Но теперь, когда эти обгоревшие, обмороженные, истощенные, потерявшие восьмерых товарищей полярники прибыли на корабль и, можно сказать, обрели плоть и кровь, теперь каждый член экипажа «Дельфина» вдруг в полной мере осознал весь ужас случившегося со станцией «Зебра». Кроме того, не прошло и семи часов, как их собственный товарищ, лейтенант Миллс, погиб неожиданно и страшно. Так что, хотя задача и была успешно выполнена, особых поводов радоваться не находилось. Радиола и музыкальный автомат в матросской столовой бездействовали. Корабль, по сути, напоминал гробницу.

Хансена я обнаружил в каюте. Не сняв даже меховых брюк, он сидел на откинутой койке, лицо у него было мрачное, бледное и отрешенное. Он молча смотрел, как я сбрасываю парку, снимаю с плеча и вешаю на крючок кобуру, а потом кладу в неё вынутый из кармана брюк пистолет. Внезапно он произнес: – Я бы не стал раздеваться, док. Если, конечно, вы хотите пойти с нами… – Он окинул взглядом собственную теплую одежду и горько скривил рот.

– Не самая подходящая форма для похорон, верно?

– Вы имеете в виду…

– Шкипер у себя в каюте. Зубрит похоронный ритуал. Джорж Миллс и помощник радиооператора – кажется, Грант, верно? – тот, что умер сегодня.

Двойные похороны. Снаружи, на льду. Там несколько матросов уже орудуют ломами и кувалдами, готовя место у самого основания тороса.

– Я никого не заметил.

– Они с левого борта. С западной стороны.

– А я считал, что Свенсон заберет Миллса с собой в Штаты. Или в Шотландию.

– Слишком далеко. У нас тут и так на борту подобралась такая шайка–лейка, что её не просто держать в узде. А если ещё тащить с собой… Вашингтон дал согласие… – Он запнулся, неуверенно посмотрел на меня и отвернулся. Я и без телепатии угадал, о чем он думает.

– Те семеро на «Зебре»? – Я покачал головой. – Нет, никаких похорон. К чему? Я выражу свои соболезнования другим путем. Глаза у него блеснули, он бросил взгляд на «манлихер–шенауэр», висевший в кобуре, и тут же отвел глаза. С холодной яростью в голосе произнес:

– Черт бы побрал эту черную душу убийцы! У нас на борту дьявол, Карпентер. Прямо здесь, на борту корабля… – Он стукнул сжатым кулаком по ладони. – Так и не додумались, док, в чем тут загвоздка? И кто за всем этим прячется?

– Если бы додумался, то не стоял бы здесь… Кстати, как там Бенсон справляется с больными и ранеными?

– Он все уже сделал. Я только что оттуда. Я кивнул, достал пистолет из кобуры и сунул в карман брюк из оленьего меха. Хансен тихо спросил:

– Даже здесь, на борту?

– Особенно на борту!..

Я вышел из каюты и отправился в операционную. Бенсон сидел за столом, прислонясь к стене, обклеенной кадрами из мультиков. Когда я открыл дверь, он поднял голову.

– Что–нибудь нашли? – спросил я.

– На мой взгляд, ничего примечательного. Сортировкой занимался Хансен.

Может, вы что–нибудь и найдете… – Он ткнул пальцем туда, где на полу лежала аккуратно сложенная груда снабженной ярлыками одежды, атташе–кейсов и полиэтиленовых сумок. Посмотрите сами… А что там с больными, оставшимися на «Зебре»?

– Пока держатся. Думаю, с ними все обойдется, но что–то конкретное говорить пока что рано.

Я присел на корточки и, перебирая уложенные на полу тряпки, принялся обшаривать карманы, но, как и следовало ожидать, не обнаружил ничего. Хансен был не из тех, кто мог пропустить что–либо подозрительное. Тогда я прощупал сантиметр за сантиметром все швы – и снова никакого результата. Наконец я взялся за кейсы и сумки, просматривая всякие мелочи вроде бритвенных приборов, писем, фотографии, двух или трех фотоаппаратов. Фотоаппараты я открыл, но они оказались пустыми. Я сказал Бенсону:

– Доктор Джолли взял свою медицинскую сумку на борт?

– Вы даже своему коллеге не доверяете?

– Не доверяю.

– Я тоже, – он улыбнулся одними губами. – С кем поведешься – от того и наберешься… Я проверил там все, до ниточки. Абсолютно ничего. Я даже измерил толщину дна сумки. Тоже ничего.

– Ну что ж, примем к сведению… А как пациенты?

– Их девять, – уточнил Бенсон. – Они теперь уверены в спасении, а психологическое воздействие сильнее любых лекарств, – он взглянул на лежащие перед ним записи. – Хуже всех обстоит дело у капитана Фолсома. Опасности для жизни, конечно, нет, но лицо обожжено страшно. Мы договорились, что в Глазго его тут же осмотрит специалист по пластической хирургии.

Близнецы Харрингтоны, метеорологи, обожжены меньше, но очень слабы, сильно пострадали от голода и холода. Тепло, уход и хорошее питание поставят их на ноги буквально за пару дней. Хассард, тоже метеоролог, и Джереми, лабораторный техник, у них умеренные ожоги, умеренные обморожения, чувствуют себя гораздо лучше, чем другие. Вот, кстати, странно: как разные люди по–разному переносят голод и холод… И остальные четверо: старший радиооператор Киннерд, доктор Джолли, кок Нейсби и, наконец, Хьюсон, водитель трактора и ответственный за генераторы, – с ними дела обстоят совсем благополучно. Все они страдают, естественно, от обморожения, особенно Киннерд, у всех есть небольшие ожоги и общая слабость, но силы восстанавливаются очень быстро.

Постельный режим нужен только капитану Фолсому и близнецам Харрингтонам, остальным пропишем различные процедуры. Пока что они все лежат, это понятно, но долго в постели не проваляются: люди они молодые, крепкие, выносливые.

Сосунков и старикашек на полярные станции не посылают.

Постучавшись, в медпункт заглянул Свенсон. Он бросил мне:

– Рад вас снова видеть, – и обратился к Бенсону: – Небольшая проблема с соблюдением режима, доктор, – он отступил в сторону, и мы увидели Нейсби, кока с «Зебры», который стоял за ним в униформе старшины американского флота. – Ваши пациенты услышали о похоронах, и те, кто способен подняться, хотят отдать последний долг своим коллегам. Я, разумеется, ценю и понимаю этот порыв, но их состояние…

– Я против этого, сэр, – заявил Бенсон. – Категорически!

– Против вы или за. – это ваше дело, приятель, – раздался голос из–за спины кока. Там стоял Киннерд, этот кокни тоже был одет в синюю морскую форму. – Не обижайтесь, я не хочу быть грубым или неблагодарным. Но я все равно пойду. Джимми Грант был моим другом.

– Я понимаю ваши чувства, – сказал Бенсон. – Но я знаю и ваше состояние.

Вам пока что следует делать только одно: лежать, лежать и лежать. Иначе мне трудно будет вас лечить.

– Я капитан этого корабля, мягко вмешался Свенсон. – Как вы понимаете, я могу просто запретить это. Могу сказать «Нет!» – и дело с концом.

– Вы поставите нас в затруднительное положение, сэр, – сказал Киннерд.

– Боюсь, это не будет способствовать укреплению англо–американской дружбы и сотрудничества, если мы уже сейчас начнем катить бочку на наших спасителей, – он невесело улыбнулся. – Кроме того. это не будет способствовать заживлению наших ран и ожогов. Свенсон поднял брови и взглянул на меня.

– А что скажете вы своим соотечественникам?

– Доктор Бенсон совершенно прав, – сказал я. – Но не стоит из–за этого начинать гражданскую войну. Если уж они сумели пережить пять или шесть дней в ледяной пустыне, не думаю, что какие–то несколько минут их прикончат.

– Ладно, пусть будет так, – твердо заключил Свенсон. – Если что случится, винить будем вас.

Если бы я даже сомневался, то десять минут на свежем воздухе убедили бы меня окончательно: Арктика – не место для погребальных церемоний. Вероятно, только распорядитель похорон, который старается поскорее отбарабанить положенный текст и закончить дело, нашел бы эту обстановку идеальной. После тепла и уюта на «Дельфине» мороз казался особенно сильным, через пять минут у всех у нас уже зуб на зуб не попадал. Тьма была такая непроглядная, какая бывает только во льдах Арктики, снова поднялся ветер, под ногами зазмеилась поземка. Свет единственного фонаря только усиливал нереальность происходящего: сгрудившуюся толпу людей со склоненными головами, два завернутых в брезент трупа, лежащих у основания тороса, коммандера Свенсона, пригнувшегося над книгой и монотонно бормочущего что–то мало разборчивое, тут же уносимое вдаль ледяными порывами ветра. Обошлось без салюта, без траурного оркестра, только тишина, молчаливые почести – и вот уже все кончено, и спотыкающиеся матросы торопливо забрасывают кусками льда яму с брезентовыми гробами. Пройдет всего двадцать четыре часа, и безостановочно несущиеся по просторам Арктики облака ледяной пыли и снега навсегда замуруют эти саркофаги, которые ныне и присно и во веки веков будут угрюмо кружиться вокруг Северного полюса, и может быть, только через сотни, а то и тысячи лет ледовое поле отпустит на дно океана не тронутые тлением останки… Кошмарные мысли приходят порой в голову… Отдав честь нагромождению снега и льда, мы заторопились на подводную лодку. От верхушки «паруса» нас отделяло всего несколько футов почти отвесной льдины, вздыбившейся, когда «Дельфин» пробивал себе путь на поверхность. На лед были спущены специальные леера, но все равно, чтобы вскарабкаться на борт, требовалось немало силы и ловкости.

Ледяной склон, скользкий, промерзший трос, кромешная тьма и колючий, слепящий ветер со льдом и снегом – самая подходящая обстановка для несчастного случая. И он не заставил себя ждать.

Я уже поднялся футов на шесть и как раз подавал руку Джереми, лабораторному технику со станции «Зебра», который сам не мог ухватиться за леер обмороженными руками, когда у меня над головой вдруг послышался приглушенный вскрик. Я поднял глаза кверху и с трудом различил в темноте, как кто–то машет руками на самой верхушке «паруса», пытаясь удержать равновесие. Я резко притянул Джереми к себе, чтобы его не сбили с ног, и тут же увидел, как потерявший опору человек тяжело падает на спину и мчится мимо нас вниз, на ледяное поле. Я вздрогнул от звука удара, вернее, от двух звуков: одного глухого, тяжелого – и немедленно вслед за этим более громкого и короткого. Сначала тело, потом голова. Мне показалось, что после второго удара послышался ещё один, третий, но твердой уверенности в этом у меня не было. Я передал Джереми первому, кто попался на глаза, и, держась за обледенелый трос, заскользил вниз, стараясь не смотреть на то, что меня там ожидало. Так упасть – это все равно что свалиться на бетонный пол с высоты в двадцать футов. Хансен подоспел раньше меня и направил луч фонаря не на одну распростертую на льду фигуру, как я ожидал, а сразу на две, Бенсон и Джолли, оба без сознания.

– Вы видели, что случилось? – спросил я Хансена.

– Нет. Слишком быстро все произошло. Знаю только одно: Бенсон падал, а Джолли пытался смягчить удар. Джолли был рядом со мной за пару секунд до падения.

– Если так, то Джолли, похоже, спас нашему доктору жизнь. Надо поскорее вызвать носилки и занести их на борт. Нельзя их оставлять здесь надолго.

– Носилки? Да, конечно, если вы так считаете. Но они могут прийти в себя в любую минуту.

– Один из них да. Но второй вышел из строя надолго. Вы слышали, как он треснулся головой об лед? Звук был такой, будто его хватили по темени оглоблей. И я пока не знаю, кто именно пострадал.

Хансен помчался за помощью. Я склонился над Бенсоном и стащил у него с головы шерстяной капюшон. Насчет оглобли я был прав. Вся правая сторона головы, на дюйм выше уха, представляла собой кровавую рану длиной около трех дюймов, вытекающая оттуда кровь быстро свертывалась и замерзала. Пара дюймов ближе к виску – и доктор был бы уже мертв, тонкая височная кость не выдержала бы такого удара. Оставалось только надеяться, что остальные кости на черепе у Бенсона достаточно прочные. Хотя все равно треснулся он здорово.

Бенсон дышал очень тихо, грудь почти не поднималась. Зато у Джолли дыхание было глубокое и ритмичное. Я снял капюшон его куртки и осторожно ощупал голову: на затылке, чуть левее макушки, обнаружилась небольшая припухлость. Вывод был очевиден. Я не ошибся: после того, как Бенсон звонко ударился головой об лед, был ещё один удар, более слабый. Должно быть, Джолли попался Бенсону на пути, но не смог задержать его падение, а только сам упал спиной на лед и расшиб себе при этом затылок.

Понадобилось десять минут, чтобы уложить пострадавших на носилки, занести их на борт и разместить на раскладушках в медпункте. Свенсон с надеждой смотрел, как я занимаюсь Бенсоном, но многого сделать я не мог, зато едва я принялся за Джолли, как тот заморгал, медленно приходя в сознание, негромко застонал и потянулся потрогать затылок. Потом он попробовал сесть, но я удержал его.

– О Господи, моя голова… – Джолли несколько раз крепко зажмурился, наконец широко открыл глаза и уставился на развешанные по переборке фотографии из мультфильмов. Затем с удивленным видом повернулся к нам. – Ну, я вам скажу, вот это треснулся!.. Кто это сделал, старина?

– Сделал это? – вмешался Свенсон.

– Врезал мне по дурацкому котелку? Кто? А?

– Значит, вы ничего не помните?

– Помню? – раздраженно отозвался Джолли. – Какого черта я могу помнить… – Он остановился, его взгляд наткнулся на лежащего в соседней постели Бенсона, у которого из–под груды одеял торчал только перебинтованный затылок. – Да, конечно, конечно. Да, так оно и было. Он свалился мне прямо на голову, верно?

– Именно так, – подтвердил я. – Вы хотели его поймать?

– Поймать? Нет, даже и не пытался. И увернуться не успел. Все произошло за долю секунды. Толком даже ничего не помню… – Он чуть слышно застонал и снова взглянул на Бенсона. – Здорово он кувыркнулся, да? Похоже на то…

– Да, видимо, так. Повреждения серьезные. Я как раз собираюсь просветить ему голову рентгеном. Но вам тоже досталось, Джолли.

– Ничего, переживем, – заметил он. Отведя мою руку, он все–таки сел. – Могу я чем–то вам помочь?

– Нет, незачем, – тихо вмешался Свенсон. – Поужинать и двенадцать часов спать без просыпа, а потом поесть и ещё восемь часов сна. Это, доктор, вам мое медицинское предписание. Ужин будет ждать вас в кают–компании.

– Так точно, сэр, – Джолли пытался изобразить улыбку и, пошатываясь, поднялся с постели. – Предписание звучит заманчиво.

Через пару минут он уже достаточно прочно стоял на ногах и вышел из медпункта. Свенсон спросил меня:

– И что теперь?

– Надо будет разузнать, кто был ближе всех к Бенсону, когда он подымался на мостик. Только потихоньку, без лишнего шума. И ещё не помешает, если вы между прочим намекнете, что Бенсон, скорее всего, просто ненадолго потерял сознание.

– А вы–то на что намекаете? – медленно спросил Свенсон.

– Он упал сам или его толкнули? Вот на что я намекаю.

– Он упал сам или… – коммандер остановился, потом устало произнес: А зачем кому–то понадобилось сталкивать доктора Бенсона?

– А зачем кому–то понадобилось убивать семерых… нет, теперь уже восьмерых на станции «Зебра»?

– Да, тут вы попали в точку, – согласился Свенсон и вышел из медпункта.

Я не слишком силен в рентгеноскопии, но, должно быть, слабовато разбирался в этом и доктор Бенсон, во всяком случае, он составил для себя подробную памятку, как делать рентгеновские снимки. И вот теперь ему пришлось испытать эту процедуру на себе. Сделанные мною два негатива едва ли вызвали бы восторг в Королевском фотографическом обществе, но меня они вполне удовлетворили.

А тут и коммандер Свенсон появился снова. Когда он плотно закрыл за собою дверь, я сказал:

– Десять против одного, что ничего не разузнали.

– В нищих вы не умрете, – кивнул он. – Именно что ничего. Так мне доложил старшина торпедистов Паттерсон, а вы сами знаете, что это за человек.

Да, это я знал. Паттерсон отвечал за дисциплину и распорядок дня личного состава, и Свенсон как–то обмолвился, что именно Паттерсона, а не себя самого, считает самым незаменимым человеком на лодке.

– Паттерсон влез наверх как раз перед Бенсоном, – сказал Свенсон. – Он говорит, что услышал, как Бенсон вскрикнул, тут же обернулся, но увидел только, как тот падает на спину. Он даже не знал, кто свалился: было слишком темно, и мела метель. Ему показалось, что перед тем, как упасть, он рукой и коленом уже был на мостике.

– Из такого положения упасть на спину? Очень странно! – заметил я. Центр тяжести тела уже, очевидно, был на борту корабля. И даже если он вдруг начал опрокидываться, у него было достаточно времени, чтобы уцепиться обеими руками за комингс на мостике.

– Может, он и в самом деле потерял сознание, – предположил Свенсон. – К тому же не забывайте, что комингс обледенелый и очень скользкий.

– Когда Бенсон свалился, Паттерсон, наверно, подбежал к борту, чтобы посмотреть, что с ним произошло, верно?

– Именно так, – устало ответил Свенсон. По его словам, в радиусе десяти футов от мостика в момент падения Бенсона не было ни души.

– А в десяти футах кто был?

– Он не может точно сказать. Не забывайте, какая темнотища там была, а потом Паттерсона ослепил яркий свет на мостике. И наконец, он не стал терять время на разглядывание, а помчался за носилками ещё до того, как вы или Хансен добрались до Бенсона. Паттерсон не из тех, кого надо водить за ручку.

– Значит, здесь тупик?

– Да, тупик.

Я кивнул, подошел к шкафчику, достал два ещё мокрых рентгеноснимка в металлических зажимах и поднес их к свету, чтобы Свенсон мог рассмотреть. – Бенсон? – спросил он и, когда я кивнул, внимательно в них всмотрелся.

Затем спросил: – Эта полоска вот здесь – трещина?

– Трещина. И куда толще волоса, сами видите. Ему, действительно, крепко досталось.

– Значит, очень плохо? Когда он выйдет из комы?.. Он ведь сейчас в коме?

– Совершенно верно. А когда выйдет?.. Если бы я только что окончил медицинский факультет, я назвал бы точное время. Если был бы светилом нейрохирургии, то ответил бы – в пределах от получаса до года, а то и двух: настоящие специалисты на собственном опыте убедились, что о человеческом мозге нам практически ничего неизвестно. Но я ни то и ни другое, поэтому скажу так: он придет в себя через два–три дня… Но могу и безнадежно ошибиться. Вдруг у него сильное церебральное кровотечение? Впрочем, не знаю, не думаю. Судя по кровяному давлению, дыханию и температуре, органических повреждений нет… Теперь вы знаете об этом столько же, сколько и я.

– Вашим коллегам это пришлось бы не по душе, – печально улыбнулся Свенсон. – Признавая свое невежество, вы развеиваете туман таинственности над вашей профессией… А как другие пациенты? Те двое, что остались на станции?

– Я посмотрю их после ужина. Может, они окрепнут настолько, что завтра можно будет перенести их сюда. Кстати, хотел бы попросить вас об одном одолжении. Можете вы передать в мое распоряжение торпедиста Ролингса? И еще: вы будете возражать, если я доверю ему наши секреты?

– Ролингса? Ну, не знаю… Почему именно Ролингса? Все офицеры и старшины на этом корабле – цвет американского флота. Вы можете взять любого из них. Кроме того, мне не нравится, что вы хотите раскрыть рядовому матросу секреты, неизвестные моим офицерам.

Эти секреты не имеют отношения к Военно–морскому флоту США. Так что вопросы субординации тут ни при чем. А Ролингс – это именно тот человек, что мне нужен. Сообразительный, с быстрой реакцией, а главное, по его лицу никогда не разберешь, что он там про себя думает. А это – очень ценное качество в нашей игре. И наконец, в случае – хотя, надеюсь, и маловероятном, – если преступник заподозрит, что мы напали на его след, он вряд ли будет опасаться рядового матроса, которому, по его мнению, не решатся доверить такие секреты.

– Для чего он вам нужен?

– Охранять по ночам Бенсона.

– Бенсона? – лицо Свенсона оставалось невозмутимым, только веки, как мне померещилось, чуть дрогнули. – Значит, вы все–таки считаете, что это был не просто несчастный случай?

– Честно говоря, не знаю. Но ведь вы сами перед тем как выйти в море, проводите сотни всяких разных испытаний, многие из которых совершенно ни к чему. Так и я – береженого и Бог бережет. Если это не был несчастный случай, значит наш приятель постарается довести дело до конца.

– Но чем ему опасен именно Бенсон? – возразил Свенсон. Готов поспорить на что угодно, Карпентер, что Бенсон не знает – или не знал ничего опасного для преступника, ничего, что могло бы выдать его. Если бы он что–то узнал, он тут же сказал бы мне. Это точно.

– Может быть, он увидел или услышал какой–то пустяк, что–то такое, чему не придал особого значения. А преступник боится, что, пораскинув мозгами, Бенсон сообразит, как важен этот пустяк. А может, все это просто плод моей воспаленной фантазии, может, он действительно упал случайно. И все–таки лучше подключить к этому Ролингса.

– Ладно, вы его получите, – Свенсон встал и улыбнулся. – Не хочу, чтобы вы мне снова тыкали в нос приказ из Вашингтона…

Ролингс прибыл через две минуты. На нем были светло–коричневая рубаха и комбинезон, очевидно, именно так, по его мнению, должны были одеваться настоящие подводники, и впервые за время нашего знакомства он не улыбнулся мне в знак приветствия. Он даже не взглянул на лежащего в постели Бенсона.

Лицо у него было строгое, каменное, лишенное всякого выражения.

– Вы меня вызывали, сэр? Не «док», а «сэр».

– Садитесь, Ролингс. – Когда он сел, я заметил, что один из больших, двенадцатидюймовых карманов его комбинезона довольно заметно оттопыривается.

Я кивнул и спросил: – Что у вас там? Не мешает?

Он и тут не улыбнулся. Только сказал:

– Я всегда ношу с собой кое–какие инструменты. Этот карман для того и предназначен.

– Ну, давайте посмотрим, что это у вас, – предложил я.

Он немного поколебался, потом пожал плечами и, не без труда, вытащил тяжелый разводной ключ. Я взял его, взвесил на ладони.

– Вы меня удивляете, Ролингс! Из чего, по–вашему, сделан череп обычного человека – из железобетона? Стоит даже легонько тюкнуть такой штуковиной и вас притянут к ответу за убийство или, по меньшей мере, за тяжкие телесные повреждения… – Я взял пакет бинта. – А стоит обмотать рабочий конец вот этим – десяти ярдов вполне хватит, и вас уже обвинят только в хулиганстве или нанесении легких телесных повреждений.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – ровным голосом отозвался Ролингс. – Я говорю о том, что сегодня утром, когда мы с коммандером Свенсоном и лейтенантом Хансеном беседовали в лаборатории, вы с Мерфи, стоя снаружи, должно быть, не удержались и приложили ушко к двери. И услышали то, чего вам не следовало знать. Вы сообразили, что творятся какие–то темные дела, и хотя толком ничего не знаете, но решили так: гляди в оба – враг не дремлет. Верно?

– Верно. Боюсь, что все оно так и было.

– Мерфи что–нибудь знает?

– Нет.

– Я – офицер военно–морской разведки. В Вашингтоне все обо мне известно. Хотите, чтобы это подтвердил капитан?

– Нет, не надо… – Легкий проблеск улыбки. – Я слышал, как вы наставили пистолет на шкипера, но раз вас не посадили под арест, стало быть, с вами все чисто.

– Вы слышали, как я угрожал пистолетом капитану и лейтенанту Хансену. Потом вас отправили прочь. Больше вы ничего не слышали?

– Ничего.

– На станции «Зебра» убиты четыре человека. Трое из пистолета, один ножом. Их тела были сожжены, чтобы скрыть следы преступления. Еще трое погибли при пожаре. Убийца находится на борту корабля.

Ролингс не вымолвил ни слова, но явно был потрясен. Глаза у него полезли на лоб, лицо побледнело. Я рассказал ему все, что знали Свенсон и Хансен, и особо подчеркнул, чтобы он держал язык за зубами. Закончил я так:

– Доктор Бенсон пострадал довольно серьезно. Одному Богу известно, по какой причине, но на его жизнь, очевидно, кто–то покушался. Хотя мы в этом и не уверены. Но если это было все же покушение, то оно не удалось… Что дальше – понятно.

Ролингс уже успел взять себя в руки. Лицо снова было невозмутимым, а голос ровным. Он уточнил:

– Значит, наш приятель может попробовать снова?

– Обязательно. Никому из членов команды, кроме капитана, старшего офицера и меня, не позволяйте сюда заходить. Если же кто–то попытается… Ну, что ж, вы можете задать ему несколько вопросов, когда он наконец придет в сознание.

– Вы рекомендовали десять ярдов бинта, док?

– Этого вполне достаточно. И ради Бога, не переусердствуйте. Бейте не слишком сильно чуть сзади и выше уха. Вы можете устроиться вот здесь, за занавеской, чтобы вас никто не видел.

– Мне будет так одиноко сегодня ночью, – пробормотал Ролингс и принялся бинтовать головку ключа, поглядывая на кадры из мультиков на переборке. Даже старина Йоги–бэр, наш славный медвежонок, не составит мне компанию.

Надеюсь, хоть кто–то другой все–таки заявится…

Я оставил Ролингса в медпункте, испытывая даже некоторое сочувствие к тому, кто попытается сюда забраться, будь это убийца или кто–то другой. Мне показалось, что приняты все возможные меры предосторожности. Но, давая поручение Ролингсу стеречь Бенсона, я допустил одну небольшую ошибку. Всего одну. Я поручил ему охранять не того, кого надо.

Еще один несчастный случай произошел в тот день так стремительно, так просто и так неотвратимо, что мог действительно оказаться всего лишь случаем.

Вечером во время ужина я с разрешения Свенсона объявил, что завтра с девяти утра займусь лечением наших больных: ожоги без регулярной очистки и смены повязок могли серьезно загноиться. Кроме того, я решил, что пора наконец просветить рентгеном лодыжку Забринского. Медикаменты и прочие материалы в медпункте быстро убывали. Где Бенсон хранил свои запасы? Свенсон поручил стюарду Генри проводить меня туда.

Около десяти вечера, осмотрев двоих пациентов на станции «Зебра», я вернулся на «Дельфин», и Генри повел меня через пустой центральный пост к трапу, ведущему в отсек инерционных навигационных систем и примыкающий к нему приборный отсек. Мы спустились туда, Генри отдраил тяжелый люк в углу приборного отсека и с моей помощью – люк весил не меньше 150 фунтов откинул его назад и вверх, так что он прочно встал на фиксаторы.

На внутренней стороне люка нам открылись три скобы, а дальше вертикальный стальной трап, ведущий на нижнюю палубу. Светя фонариком, Генри стал спускаться первым, я последовал за ним. Небольшой по размерам медицинский склад был оборудован и укомплектован так же превосходно, как и все остальное на «Дельфине». Бенсон и здесь проявил себя большим аккуратистом, повсюду были прикреплены ярлыки и этикетки, так что уже через три минуты я нашел все, что требовалось. По трапу я поднялся первым, остановился, немного не дойдя до верха, протянув руку, забрал у Генри рюкзак с медикаментами, развернулся, чтобы поставить его наверх, на палубу приборного отсека, а потом ухватился за среднюю скобу на люке, собираясь подтянуться и выбраться туда и сам. Но подтянуться мне не удалось.

Вместо этого люк сдвинулся и стал закрываться. Фиксаторы неожиданно освободились, и все 150 фунтов стали со всего размаха опускаться мне на голову. Случилось это все так быстро, что я ничего не успел сообразить.

Все ещё держась за перекладину, я опрокинулся на спину и сильно ударился головой о порожек. Вероятно, сработал инстинкт: я опустил голову вниз и сунул в щель левую руку. С головой обошлось более или менее удачно: если бы её зажало между люком и порожком, мне просто раздавило бы череп, но я нырнул так стремительно, что удар пришелся вскользь, обеспечив мне всего лишь головную боль на ближайшие несколько часов. А вот с рукой получилось намного хуже. Я, правда, чуть не успел вытащить и её но чуть–чуть, увы, не считается. Если бы моя левая кисть была привязана к наковальне и какой–нибудь мерзавец изо всех сил хватил по ней кувалдой, эффект был бы примерно такой же. Какие–то мгновения я висел, точно в мышеловке, болтаясь на левой руке, потом под тяжестью тела кисть вырвалась из щели, и я рухнул на нижнюю палубу. Мне показалось, что тот же мерзавец ещё раз хватил меня кувалдой, теперь уже по голове, и я потерял сознание.

– Ну, что ж, старина, не стану нести ученую околесицу, – сказал Джолли. – Мы с вами оба костоправы, так что чего уж там темнить… Вместо запястья у вас настоящая каша, я выковырял оттуда массу винтиков и шестеренок от ваших часов. Средний палец и мизинец сломаны, причем средний в двух местах. Но больше всего досталось безымянному и мизинцу: порваны сухожилия.

– Что это значит? – спросил Свенсон.

– Это значит, что всю оставшуюся жизнь ему придется обходиться только тремя пальцами, включая большой, – напрямик отрезал Джолли.

Свенсон негромко выругался и повернулся к Генри.

– Ответьте мне, ради Бога, как вы могли действовать так небрежно? Опытный подводник – как же так? Ведь вы прекрасно знали, что обязаны делать визуальную проверку каждый раз, когда поднимаете люк. Почему же вы этого не сделали?

– Мне не нужно было этого делать, сэр, – Генри выглядел ещё более тощим и изнуренным, чем обычно.

– Я слышал щелчок, кроме этого, я потянул люк вниз. Он был зафиксирован, это точно. Клянусь, это было так, сэр.

– Не может быть, чтобы он был зафиксирован. Посмотрите на руку доктора Карпентера. Он только слегка потянул и от этого небольшого усилия… О Господи, когда же мы научимся соблюдать наставления!

Генри молча уставился на палубу. Джолли, который по вполне понятным причинам выглядел таким же измученным, как и я, собрал свои инструменты, посоветовал мне пару деньков передохнуть, всучил пригоршню разнообразных пилюль, устало попрощался и полез по трапу наверх из приборного отсека, где и возился с моей рукой. Свенсон сказал Генри:

– Можете идти, Бейкер. – Наверное, это был первый случай, когда к стюарду кто–то обратился по фамилии, – явный признак того, что Свенсон считал преступление Генри чудовищным. – Утром я решу, что с вами делать.

– Не знаю, стоит ли решать уже завтра утром, – сказал я после того, как Генри нас покинул. – Может, послезавтра утром. Или даже ещё попозже. Тогда вы сможете извиниться перед ним. Вы и я – мы оба. Люк был прочно зафиксирован. Я сам проверил это визуально, коммандер Свенсон.

В глазах у Свенсона мелькнула холодная ярость. Помолчав, он тихо спросил:

– Вы предполагаете именно то, о чем догадываюсь я?

– Кто–то пошел на риск, – сказал я. – Да, вообще–то, и не очень большой риск: почти все уже спали, даже в центральном посту, когда все это случилось, никого не было. Кто–то в кают–компании сегодня за ужином слышал, что вы дали мне разрешение спуститься вниз, в медицинский склад. Вскоре после этого почти все отправились по своим каютам. Но один человек не сделал этого, он караулил, пока я не вернулся со станции «Зебра». Потом последовал за нами вниз. Ему повезло: вахтенный лейтенант Симс как раз вышел на мостик, чтобы уточнить по звездам положение корабля, и центральный пост был пуст.

Потом он освободил фиксаторы, но оставил люк в верхнем положении. Конечно, тут он понадеялся на удачу, ведь необязательно первым стал бы подниматься именно я, но он рассчитывал на элементарную вежливость стюарда, который должен был пропустить меня вперед. Как бы там ни было, он выиграл, хотя и не до конца. Думаю, что тут его постигло разочарование: он надеялся, что мне достанется куда сильнее.

– Я немедленно организую расследование, – сказал Свенсон. – Кто–нибудь должен был видеть, кто это сделал. Кто–то должен был слышать, как он встал с койки…

– Не тратьте зря время, коммандер. Наш противник – человек умный и предусмотрительный, он не упустит из вида ни единой мелочи. Да и потом, о расследовании станет известно всем и вы просто спугнете преступника, он так затаится, что мне вовек его не засечь.

– Тогда я просто замкну всю эту компанию под замок до нашего прибытия в Шотландию, – угрюмо заметил Свенсон. – Только таким путем мы избавимся от дальнейших неприятностей.

– Таким путем мы никогда не установим, кто убил моего брата и ещё шестерых… нет, теперь уже семерых человек. Нет, кто бы ни был этот преступник, ему надо дать некоторую свободу действии.

– Послушайте, дружище, ведь не можем же мы просто сидеть сложа руки и позволять ему вытворять с нами черт–те что! – Нотка раздражения в голосе коммандера была вполне оправдана. – Что мы можем… Что вы можете предложить теперь? Что нам делать теперь?

– Начнем все сначала. Завтра утром устроим допрос всех уцелевших на станции. Выясним все детали пожара. Даже не допрос, а невинное разбирательство скажем, по поручению министерства снабжения. По–моему, мы сумеем узнать немало интересного.

– Вы так считаете? – Свенсон покачал головой. – А я в этом не уверен. Совсем не уверен. Посмотрите, что произошло с вами. Ведь ясно же, что кто–то знает или подозревает, что вы охотитесь за ним. И уж он–то позаботится, чтобы ничего не выплыло наружу.

– Вы считаете, именно поэтому меня так отделали сегодня?

– А почему же еще?

– А почему тогда пострадал Бенсон?

– Мы точно не знаем, что он был выведен из строя. Намеренно, я хочу сказать. Может, простое совпадение.

– Может, да, – согласился я. – А может, и нет. Но мое мнение, если оно чего–то стоит: оба происшествия никак не связаны с тем, что убийца пронюхал о нашем расследовании… Ну, да ладно, что, сейчас рассуждать: будет день будет пища.

В свою каюту я вернулся только к полуночи. Механик был на вахте, а Хансен спад, так что я не стал зажигать свет, чтобы не беспокоить его. Не раздеваясь, сняв только ботинки, я лег на койку и укрылся одеялом.

Я не спал. Я не мог уснуть. Страшно болела левая рука от самого локтя, ощущение было такое, будто она зажата медвежьим капканом. Дважды я доставал болеутоляющие и снотворные таблетки, которые вручил мне Джолли, и дважды убирал их обратно. Вместо этого устроился поудобнее и принялся размышлять. Первое и самое очевидное, что пришло мне в голову: кто–то на борту «Дельфина» очень уж невзлюбил медиков. Полчаса я промучился, подхлестывая свои усталые мозги и стараясь понять, что же плохого в этой профессии, потом потихоньку встал и на цыпочках отправился в медпункт.

Я зашел туда и тихо прикрыл за собой дверь. При тусклом свете горевшей в углу красной ночной лампы я едва мог различить фигуру лежащего на койке Бенсона. Я включил главное освещение, на секунду зажмурился от хлынувшего в глаза яркого света и повернулся к занавеске в другом углу медпункта. Там не замечалось никакого признака жизни. Я произнес:

– Ролингс, я знаю, что у вас руки чешутся, но все–таки спрячьте свою колотушку. Это я, Карпентер.

Занавеска дрогнула и отодвинулась, передо мною появился Ролингс, в руке он держал разводной ключ, аккуратно обмотанный бинтом. Лицо его выражало разочарование.

– А я ждал кого–то другого, – с сожалением в голосе произнес он. – Так надеялся… О Господи, док, что случилось с вашей рукой?

– Хороший вопрос, Ролингс. Наш приятель на этот раз решил заняться мною. По–моему, хотел убрать меня с дороги. Не знаю, насовсем или на время, но ещё немного – и ему бы это удалось… – Я рассказал, что случилось, потом спросил: – Кому из команды вы доверяете полностью?

Ответ я знал заранее.

– Забринскому, – без колебаний сказал Ролингс.

– Вы сумеете тихо, как кошка, пробраться туда, где он спит, и привести его сюда, никого не разбудив при этом?

Он не ответил на мой вопрос, только заметил:

– Он не может ходить, док, вы же сами знаете.

– Так притащите его. Силенок у вас не хватит, что ли?

Ролингс ухмыльнулся и вышел из медпункта. Через три минуты он уже вернулся вместе с Забринским. Через три четверти часа, отпустив Ролингса отдыхать, я не спеша вернулся в свою каюту.

Хансен все ещё спал. Он не проснулся даже тогда, когда я включил одну из лампочек на стене. Я медленно, неуклюже, покряхтывая от боли, надел свою теплую одежду, вынул из чемодана «люгер», две хорошо упакованные обоймы и сломанный нож, – все то, что коммандер Свенсон нашел в бензобаке трактора на станции «Зебра». Положив это все в карман, я отправился в путь. Проходя через центральный пост, сообщил вахтенному офицеру, что собираюсь ещё раз осмотреть находящихся на станции пациентов. На мою поврежденную руку была надета меховая рукавица, поэтому он даже глазом не моргнул: доктору лучше знать, что делать, а я для него был всего лишь лекарь, который проявляет профессиональную заботу о больных.

Я, действительно, тщательно обследовал пациентов, состояние которых постепенно улучшалось, и попрощался с двумя матросами, несущими здесь службу. Однако я не отправился прямиком на корабль. Сперва я завернул в сарай, где стоял трактор, и сунул пистолет, обоймы и нож обратно в бензобак.

А уж потом поспешил на «Дельфин».


Глава 7 | Избранное. Компиляция. Романы 1-27 | Глава 9