home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 45

— И что же вы делали потом? — спросил Купидон.

— Я пыталась дозвониться до профессора Эдера, но он не отвечал. И я оставила ему сообщение, послала эсэмэску…

— Что было в эсэмэске?

— Я просто сообщала… что все вышло не так, как я ожидала, и я прошу прощения…

— Можно взглянуть на то сообщение?

— Я… извините, я его удалила.

— Ну а что вы сделали потом?

— Пошла дальше… Ну а что еще мне оставалось? Обратиться в полицию я не могла. Речь шла о работе профессора, связанной с безопасностью, он просил меня ни с кем о ней не говорить. То есть я же не могла прийти в участок и сказать: слушайте, у меня неприятности… Понимаете, я не могла рассказать им все, а тогда какой смысл рассказывать хоть что-то?

— Вы ведь теперь говорите с нами?

— Ну да, но ведь вы и так в курсе, верно? Вам известно и о профессоре Эдере, и о карманнике. Ну а тогда утром я… просто растерялась. И испугалась. Все произошло так быстро, а тип, который приходил за картой, просто сбежал, и карты у меня больше не было, и я подумала: рано или поздно профессор позвонит, и тогда я все ему расскажу.

— Хорошо. Куда вы пошли?

— В отель. В кошельке, который у меня украли, лежали все наличные. Слава богу, банковские карты и паспорт остались в чемодане. Но у меня не было денег на такси, поэтому я спрашивала дорогу у прохожих и пришла в отель пешком, а еще заморосил дождь, и я ужасно замерзла, а куртка тоже осталась в чемодане, потому что мне нужно было надеть что-то красное. Отель оказался гораздо дальше, чем я думала. Я очень устала и всю дорогу волновалась из-за того, что все запорола — простите за грубое выражение.

— Вы не виноваты, — возразил Скелет.

— Мне лучше знать…

— Я лишь хочу убедиться кое в чем. Говоря о работе, связанной с безопасностью, вы имеете в виду его алгоритм для выявления террористов? — спросил Купидон.

— Совершенно верно.

— Вы сказали, что помогали профессору в некоторых его исследованиях. В работе над алгоритмом тоже?

— Нет-нет, что вы, над ним профессор работал сам.

— Сколько у него ассистентов?

— Четверо.

— Так почему он выбрал именно вас? — спросил Купидон.

— Что, простите?

— Почему Дэвид Эдер именно вас попросил привезти карту памяти в Кейптаун?

— Потому что… Может быть, решил, что мне можно доверять? Или знал, что я люблю путешествовать и давно мечтала попасть в Африку…

— Когда он переводил деньги на ваш счет, почему он не спросил номер счета и другие подробности?

— Я… Он… Я этого не говорила.

— Значит, он спрашивал номер вашего счета? Во время второго звонка, вчера в десять. Он спрашивал номер счета, на который собирался перевести деньги?

— Ну, я… Да, кажется.

— Но вы говорили, что деньги пришли не с его обычного счета, а со счета в каком-то швейцарском банке.

— Да, но я… — Лиллиан Альварес поняла, что загнала себя в угол.

— Вам платят за работу в университете?

— Да.

— Кто платит? Дэвид Эдер?

— Нет.

— Тогда откуда вы узнали, что деньги пришли не с его обычного счета?

Лиллиан Альварес не ответила.

— Вы что-то от нас скрываете, верно?


Надя Клейнбои испуганно переводила взгляд с Гриссела на Мбали и обратно.

Они стояли у ее кровати, оба с одной стороны.

— Не нужно нас бояться, — сказала Мбали.

— Мы пришли вам помочь, — подхватил Гриссел.

— Вы знаете, где мой брат? — Девушка была бледная, усталая и говорила хрипло.

— Нет. Но мы знаем, что он привез вас сюда.

— Как он?

— Как вы себя чувствуете? — спросила Мбали.

— Больно, — пожаловалась Надя, показывая на бок.

— Вы не против, если мы зададим вам несколько вопросов?

— Нет, не против… Мне сделали укол в предплечье. Не знаю, что мне вкололи. Я была очень сонная и не помню всего, что случилось…

— Пожалуйста, расскажите, что вы помните, — предложил Гриссел. — А если устанете, сразу скажите.

— Хорошо.

— Нам хотелось бы услышать все… — Гриссел замолчал, потому что зазвонил сотовый телефон. Он решил, что звонит его телефон, потому что на нем был такой же рингтон, но, дотронувшись до кармана, вспомнил, что его айфон выключен.

— Это мой телефон, — сказала Надя и посмотрела на сумку на стуле возле Гриссела.

Он нагнулся, открыл сумку, увидел, как светится экран телефона. Достал его.

— Вы знаете этот номер? — спросил он, передавая ей телефон.

— Нет. — Она взяла телефон, ответила: — Алло! — Немного послушала, потом ее лицо просветлело, и она воскликнула: — Boetie! Братик! Как ты?


Тейроне принял душ, переоделся в чистое. Пистолет засунул за пояс, под пиджак. Краденый кошелек, в котором так и лежала настоящая карта памяти, он сунул во внутренний карман пиджака. Затем взял мобильники номер один и номер два, разложил их по боковым карманам и отправился в торговый квартал на Сомерсет-роуд.

Ему не следовало слишком много думать о том, что произошло сегодня утром, потому что, слишком много думая об этом, он и допустил ошибку. Но Тейроне ничего не мог с собой поделать, место, где он сейчас находился, было недалеко от набережной Виктории и Альфреда, и он так живо вспомнил — как в него стреляли, как бежал, спасая свою жизнь, вспомнил пса, который набросился на него… Заново пережил страх и тот миг на станции в Бельвиле, когда он понял, что его сестру чем-то накачали. И его ужас, когда ее подстрелили. Это его так злило, что холодная ярость кольцами сворачивалась в голове. Жажда мести перевешивала все остальные его переживания.

По-прежнему думая о том, что произошло, он включил сотовый телефон у входа в продуктовый магазин и набрал Надин номер.

Надин?! Позже он ругал себя за необдуманный поступок. О чем он только думал? Вот идиот… Он ведь собирался позвонить в больницу и попросить к телефону сестру Абигайль, но голова кружилась от жажды мести, и он устал, измучился. День выдался жуткий, сумасшедший день, вот он и расслабился. Телефон все звонил и звонил, и вдруг он услышал голос Нади и вздрогнул от неожиданности. Сердце у него екнуло. Интересно, одна ли она?

— Я в порядке, сестренка. А ты как?

— Ты где? Почему не здесь?

— Сестренка, как ты? Что говорят врачи?

— По их словам, мне повезло. Два сломанных ребра, небольшое кровотечение…

— Что тебе вкололи те гады?

— Не знаю, но я сразу стала очень dof, как будто поглупела. И очень хотелось спать. Мне сделали укол в предплечье… Где ты, братик? — Он услышал в ее голосе страх.

— Мне нужно кое с чем разобраться. Как только я все сделаю, приеду за тобой.

— С чем разобраться? Что сделаешь? Разве ты не отдал им то, что они хотели? Я не очень хорошо все помню, братик… Здесь сейчас полицейские. Пожалуйста, приезжай и поговори с ними!

Так он и думал, поэтому и позвонил с улицы. Хоть что-то сделал правильно… Не совсем разум потерял. Тейроне понимал, что пора кончать разговор, но ему не хотелось вот так все обрывать.

— Не волнуйся, ясно? Все будет хорошо. Ты, главное, выздоравливай. Только скажи, сколько их было — тех, кто тебя похитил?

— Тейроне, с чем тебе нужно разобраться?

Надя называла его полным именем, Тейроне, только когда злилась. То, что она может на него злиться, — хороший знак.

— Не волнуйся. Так сколько их было?

— По-моему, четверо. И нечего просить, чтобы я не волновалась! Какую карту они искали? И что у тебя может быть общего с такими, как они, Тейроне?

— Сестренка, я все тебе объясню. Я пытался кое-кому помочь, потом произошло досадное недоразумение… — Он замолчал. Сейчас не время для рассказов. Он даже не знал, что ей известно. Кроме того, рядом с ней сидят полицейские, они, наверное, навострили уши. Пора кончать! — Поправляйся. Тебе что-нибудь нужно?

— Мне нужно знать, что ты имеешь в виду, говоря: «Как только я все сделаю».

Тейроне вздохнул с облегчением. Голос у Нади почти нормальный. Можно надеяться, что она скоро выздоровеет!

И он совершил вторую ошибку — просто от облегчения и из-за того, что гнев и жажда мести по-прежнему пронизывали все его существо.

— Никто не имеет права обижать мою сестру! У меня есть кое-что нужное им. Я вступаю в игру. И им придется за все заплатить! — Последние слова у него просто вырвались, и он сразу же пожалел, что не прикусил язык.

— Нет! Братик, не надо! Они annerlike. Пусть с ними разбираются полицейские!

— Держи телефон рядом. Мне надо идти. И не забывай, я очень тебя люблю.

Он нажал отбой, не дожидаясь ее ответа, и сразу же выключил телефон. Громко чертыхнувшись, зашагал прочь от торгового центра.

Пройдя метров пятьдесят, он сказал себе: «Тейроне, ты расслабился. Возьми себя в руки!»


Глава 44 | Цикл "Бенни Гриссел" и другие детективы. Компиляция. Романы 1-9 | Глава 46