home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



95

В телефонном справочнике он нашел домашний номер Марка Маршалла. Ему ответил бодрый женский голос:

— Говорит Хелен.

Он попросил позвать к телефону мистера Маршалла.

— Подождите. Он на улице, курит втихомолку. Думает, я не знаю…

Он услышал, как она зовет его, потом шаги. Мужской голос:

— Марк Маршалл.

Яуберт спросил, продавал ли он в октябре «Порше-Карреру-911» 1984 года выпуска некоему Дани Флинту.

— Да, точно. А что? Он снова ее продает?

— Нет. Он пропал без вести, и я расследую дело. Сейчас мы составляем список его трат за прошлый год.

— Машина тоже пропала?

— Нет, сэр, жена мистера Флинта сообщила о том, что пропал ее муж.

— Ничего себе! И как он?

— Мы не знаем, сэр.

— Ничего себе! Такой славный молодой человек. Было очень приятно иметь с ним дело… Когда он пропал?

— В ноябре прошлого года. По нашим сведениям, машину он купил у вас.

— Ну да, и сразу заплатил, без опоздания.

Яуберт спросил, откуда Флинт узнал о «порше».

— В сентябре прошлого года я разместил объявление в журнале «Автомобили: покупка, продажа».

— И когда он вам позвонил?

— Так сразу и не вспомнишь… Довольно быстро, а дня через два уже купил машину… Вот что плохо, когда стареешь, больше не запоминаешь подробностей. Мне придется проверить записи.

— Он перевел вам деньги двадцать седьмого октября…

— Похоже, так и есть. Значит, позвонил он числа двадцать пятого. Утром, задал несколько вопросов. Что самое приятное, он даже не торговался! Все остальные потенциальные покупатели пытались сбить цену… В общем, потом он приехал посмотреть машину — где-то днем, в обеденное время. И все-таки я бы не назвал его дилетантом. Он говорил, что колеблется между «порше» и «Феррари-308 GTCi» восемьдесят первого года. Обещал перезвонить и сообщить, что он выберет…

Яуберт делал пометки в блокноте.

— Значит, «феррари». Он говорил о цене?

— Нет. Но объявление о продаже было в том же номере журнала. Я его нашел. По-моему, за «феррари» просили больше четырехсот тысяч. В общем, через два дня он перезвонил, сказал, что берет «порше», и попросил продиктовать номер моего банковского счета. Деньги он перевел через Интернет. А на следующий день приехал на такси, чтобы забрать машину. Очень славный молодой человек, хорошо воспитанный…

— Значит, он приехал за машиной двадцать восьмого?

— Через день после того, как перевел деньги.

— Он ничего не говорил о том, откуда у него деньги? — наугад спросил Яуберт.

— Н-нет… знаете, не говорил. Я спросил его, чем он занимается, он ответил, что у него свой бизнес. Я спросил, что за бизнес, потому что и сам раньше был предпринимателем. Он намекнул на то, что он посредничает.

— Посредничает?

— Он, конечно, темнил, но, понимаете, сегодня все зарабатывают, как могут. Я даже не пытался вникать… Да и кто я такой, чтобы совать нос в чужие дела?

— Мистер Маршалл, может быть, вы еще что-нибудь вспомните? Может, он что-то говорил…

— Да нет… ничего такого. Понимаете, когда встречаются два автолюбителя, они говорят о машинах. А он здорово разбирался в машинах, знал историю девятьсот одиннадцатой модели. Вспомнил, как в начале шестидесятых французы были недовольны названием, поэтому «порше» пришлось его изменить, и так далее. Помню, он считал, что самой красивой была двухместная модель шестьдесят седьмого года, а мне больше нравится «каррера», поэтому мы с ним даже немного поспорили, но добродушно. У него великолепное чувство юмора, очень славный малый. Как по-вашему, что с ним случилось?

— Пока не знаю.

— А что с машиной?

— Машину мы нашли вчера вечером.

— Значит, и он где-нибудь недалеко…


Он вынул из блокнота исписанные страницы, разложил их на столе и начал записывать:

«17 октября — открыл счет. Положил 250 000 рандов.

25 октября — звонил насчет „порше“. Ездил смотреть машину.

27 октября — перечислил за „порше“ 248 995 рандов (интернет-платеж).

28 октября — забрал „порше“.

29 октября — на его счет поступило 147 000 рандов.

3 ноября — вычет в размере 1000 рандов.

9 ноября — вычет в размере 1500 рандов.

12 ноября — перечислил фирме „Хелдерберг“ 11 000 рандов (интернет-платеж).

25 ноября — пропал».

Он смотрел на свою таблицу, перечитывал записи. Между поступлением денег на счет и звонком насчет «порше» прошло восемь дней. Наверное, Дани вначале изучал рынок. Кстати, почему он заинтересовался «феррари» стоимостью более четырехсот тысяч, если на счете у него было всего двести пятьдесят? А может, он просто хотел, чтобы Марк Маршалл немного сбавил цену? Но ведь Маршалл уверяет, что Дани не торговался…

Яуберт приписал внизу: «Феррари»? Свыше 400 000? Найти продавца. Достать сентябрьский выпуск «Автомобилей». В ящике стола у Дани лежал журнал… Может, именно тот?

Подумав, он приписал еще вопросы: «Какого числа открыт счет? Сколько он положил?»

И еще: «Склад: дата аренды ячейки? Цена?»

После того как Дани заплатил за «порше», деньги списывались только два раза, через пять дней. Где была машина в промежутке?

Он снова задумался, затем записал слово «посредник» и поставил три вопросительных знака. И наконец, большими печатными буквами: «ОТКУДА У НЕГО ДЕНЬГИ?»


Таня Флинт позвонила ему, когда он ехал на склад на Солт-Ривер. Она сказала, что договорилась о встрече с представителями банка в половине третьего. Их примут в отделении на Херенграхт — именно там Дани открывал счет.

Яуберт договорился встретиться с ней за пять минут до назначенного времени у входа в банк. Потом взял блокнот, вышел из машины и направился в контору, которая вчера вечером была заперта. Тогда в ней никого не было.

За стойкой сидела цветная женщина лет тридцати с чем-то и листала глянцевый журнал. Увидев его, она отложила журнал и спросила, чем она может ему помочь. Он положил на стойку визитную карточку и объяснил, что ему нужно.

Когда он упомянул Дани Флинта, она спросила:

— 97В? — как будто у нее в голове вдруг зажегся свет.

— Совершенно верно. — Яуберт достал из кармана ключи.

— Мэри! — крикнула женщина, обернувшись через плечо. — Загадка бокса 97В разгадана!

Из-за перегородки появилась Мэри. Тоже цветная, но постарше, пухленькая, она кипела негодованием.

— Где вы пропадали, сэр? — Она оглядела его с головы до ног.

— Бокс арендовал не он, а Флинт, а он пропал, — пояснила любительница глянцевых журналов.

— Пропал? — спросила Мэри.

— Пропал без вести, — уточнила ее напарница.

— Кто же заплатит то, что причитается?

Яуберт сказал, что надлежащая сумма, вне всяких сомнений, будет выплачена.

— Мы уж собирались продавать его шикарную машину в конце следующего месяца, потому что третий платеж просрочен.

— Вы слали ему оповещения?

— Он задолжал нам еще в декабре, и мы все пытались дозвониться до него… Но он дал нам неверный номер, к телефону подошла женщина и заявила, что здесь таких нет и никогда не было. А в контракте черным по белому написано: три месяца просрочки — и вещь уходит с аукциона.

— По какому адресу вы слали извещения?

— По тому, что указан в контракте.

— Можно взглянуть?

— Это закрытая информация, — сказала Мэри, правда не слишком уверенно.

— Если вы мне поможете, то наверняка получите свои деньги, а иначе никак, — убежденно внушал ей Яуберт.

Женщина постарше подумала, медленно кивнула, развернулась и пошла искать нужные сведения. Она вернулась с заранее раскрытой папкой.

— Монте-Виста, Грин-Парк-Роуд, дом 179. А вот и номер мобильного телефона. — Она положила папку на стойку, чтобы Яуберту было видно.

Он записал адрес и телефон.

— Это дата подписания контракта?

— Совершенно верно.

Двадцать восьмого октября. В тот день Дани Флинт поехал забирать свою новую машину — подержанный «порше».

— Он приехал сюда на «порше»?

— Оставил ее у входа. — Женщина помоложе показала пальцем на то место, где стояла машина Яуберта, прямо перед входом в контору. — Я хорошо его запомнила — уж больно шикарная тачка. А он сам… лицо как у мальчишки, такой мухи не обидит, и все шутил. Он объяснил, что его гараж завален всяким хламом, придется там как следует прибраться или пристроить еще один бокс, а на это уйдет полгода.

— Значит, аренда бокса обходится в три тысячи рандов? — Яуберт ткнул в сумму, указанную внизу листа.

— Нет. Залог полторы тысячи и полторы тысячи в месяц.

— Как он платил?

— Должно быть, наличными, потому что здесь нет слипов кредитной карты.

Он посмотрел на свою таблицу. Флинт начал производить списания со своего тайного счета только третьего ноября, а Таня уверяет, что без ее ведома он брать деньги с обычного счета не мог. Потом взгляд его упал на дату 29 октября. «Вклад в размере 147 000 рандов». Добавь еще три тысячи, и получится ровно сто пятьдесят тысяч.


предыдущая глава | Цикл "Бенни Гриссел" и другие детективы. Компиляция. Романы 1-9 | cледующая глава