home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



102

Оставшись один перед компьютером, он так увлекся, что забыл про сэндвичи. Система оказалась довольно запутанной, Яуберт не сразу сообразил, как выбирать нужные варианты. Нечаянно вошел в папку «Дисциплинарные взыскания»… Он решил смотреть все записи с начала. Он решил, что контрольной точкой станет первое августа.

Без двадцати три его одолел голод, и он пошел искать чай. Санташа показала ему кухню, спросила, есть ли успехи.

— Нет, — ответил он.

Маргарет приготовила ему сэндвичи с боботи и чатни, приложила пакетик орехов кешью с запиской: «Ты мой крепкий орешек!»

Он улыбнулся, с аппетитом поел, выпил чай и снова стал смотреть записи, почти всегда выбирая вид спереди. Крупных аварий было мало; в основном попадались мелкие происшествия. Экстренное торможение, превышение скорости, нарушение расписания. Несколько раз на шоссе N7 перед автобусом неожиданно вылетали велосипедисты. Иногда дорогу автобусу преграждало стадо коров или овец. В жилых кварталах на дорогу выбегали собаки.

В августе ничего интересного не было.

Сентябрь — то же самое. Глаза у Яуберта слезились. Концентрация ослабела. Он начал подозревать, что его поиски бесплодны.

И чуть не пропустил…

Двадцать девятое сентября. Одиннадцать сорок восемь. Дорога свободна, никаких зданий, с обеих сторон — вельд. Слишком маленькая дистанция между капотом автобуса и идущим впереди черным «мерседесом»-седаном, похоже, серии Е. Машина вдруг резко и совершенно неожиданно затормозила, автобус врезался в задний бампер, багажник открылся. Еще десять секунд — автобус и «мерседес» съехали на обочину, остановились. Он собрался уже щелкнуть по следующей ссылке, но в голове зажегся сигнал тревоги.

Он начал смотреть следующую запись, но подсознание велело вернуться к предыдущей. Там что-то есть. Посмотреть еще раз!

Яуберт колебался. Подумаешь, очередное мелкое происшествие…

Нет, там точно что-то было.

Он вздохнул и снова кликнул по записи от двадцать девятого сентября.

Что там в багажнике?

Он испугался, что все ему только кажется.

Началось воспроизведение, он стал смотреть внимательнее.

Открылась дверца багажника, и он увидел руку. Она была видна всего один миг, когда багажник оказался полностью открыт. Он почти сразу же закрылся, расстояние между «мерседесом» и автобусом увеличилось… Яуберт не знал, как остановить воспроизведение, встревоженно смотрел на монитор, но запись уже закончилась.

Он стал просматривать запись еще раз, кликал по всем значкам внизу экрана. Нашел тот, который останавливал воспроизведение, но опоздал. Яуберт крякнул от досады. Начал снова, положив палец на нужную клавишу мыши. Остановил воспроизведение точно в нужный момент.

Никаких сомнений. Рука. Неподвижная. Тонкая белая в багажнике… В салоне «мерседеса» маячили три фигуры, две на переднем сиденье, одна сзади. Все мужчины. Тот, что сидел сзади, после столкновения повернул голову и посмотрел в объектив. Широкие плечи, странное лицо — изуродованное. Как будто у него нет носа… Хотя, возможно, у видео плохое разрешение.

Яуберт просмотрел запись еще несколько раз, чтобы определить марку машины. «Мерседес-Е350». Гораздо легче оказалось прочесть регистрационный номер.


Он включил вид сзади. В салоне никого нет; водитель автобуса дергается после столкновения.

— …твою мать! — кричит он. В досаде машет рукой. Выкручивает руль, съезжает на обочину. — Вот сволочь!

Снова вид спереди, снова остановил воспроизведение в тот миг, когда багажник открылся.

Рука. Там, в багажнике, человек. Лежит неподвижно.

Он посмотрел на картинку. Мысли в голове путались.

Видел ли запись Дани Флинт?

Связана ли она как-то с его исчезновением?

Тело в багажнике… Что-то в том, как лежала рука, как ее тряхнуло во время столкновения, подсказывало, что лежащий в багажнике человек без сознания. Или мертв.

Нужно ли искать еще, вплоть до пятнадцатого октября?

И что теперь делать? Доказательство преступления налицо. В самом лучшем случае — похищение. Придется звонить в полицию, но сначала он должен поставить в известность Экхардта.

Торопиться не нужно. Собраться, сосредоточиться!

Яуберт велел себе не спешить. Взял блокнот, записал дату и время происшествия. Списал номер автобуса и маршрута. Имя водителя. Джером Аполлис. Потом записал все, что касается «мерседеса». Застегнул обложку блокнота, чтобы никто не видел его заметок. Здесь его страховка.

Достал мобильник и позвонил директору-распорядителю компании ААК.

— Думаю, вам стоит на это взглянуть.


Экхардту было под пятьдесят. Высокий, худощавый, в дорогих очках, с умным лицом. Костюм сидел на нем замечательно; при виде подобранных со вкусом рубашки и галстука Яуберт завистливо вздохнул. Директор-распорядитель и Филандер вместе посмотрели запись. Потом Экхардт сказал:

— Невилл, выясни, можно ли вызвать сюда Аполлиса. Если он в рейсе, пошли другого водителя на замену. — Потом он повернулся к Яуберту: — Давайте сообщим в полицию.

— В Милнертоне есть инспектор, с которым мы сотрудничаем по этому делу…

— Позвоните ему.

— Мне придется сообщить ему номер «мерседеса».

— Делайте что считаете нужным. Мы в вашем полном распоряжении.

Яуберт позвонил Физиле Бучинги.

— По-моему, я кое-что нашел.

— Что у вас? — резко и серьезно спросил Бучинги.

— Доказательство тяжкого преступления. Возможно, похищения, но, может быть, и чего-то похуже…

— Так-так… Где вы?

Яуберт продиктовал инспектору адрес депо компании ААК.

— В происшествии участвовала машина «мерседес»; надо узнать имя и адрес владельца. Если можно, постарайтесь все выяснить до приезда.

— Диктуйте!


Эйфория смешивалась с разочарованием, потому что он заранее знал, чего ожидать.

Вот еще одно крупное отличие частного детектива от полицейского, думал он в ожидании инспектора. Приходится мириться с тем, что рано или поздно тебе нужно будет передать бразды правления другому.

Еще минуту назад он колебался. Может, лучше промолчать? Потихоньку скопировать запись, с помощью знакомств Джека выяснить, кому принадлежит «мерседес», размотать ниточку до конца…

Но это значит, что ему придется быть нечестным, нарушить договор с ААК, нарушить закон, ведь доказательство преступления налицо. И на это он пойти никак не мог.

Теперь за дело возьмется Бучинги и доведет его до конца. Похоже, сыщик он неплохой. Лишь узнать о судьбе Дани Флинта, а остальное не важно.

Яуберт вздохнул.


В восемь минут пятого зазвонил его телефон. Милдред, администратор из фирмы «Джек Фишер и партнеры».

— Мистер Фишер спрашивает, собираетесь ли вы сегодня вернуться на работу?

— Не знаю.

— Пожалуйста, подождите.

Она перевела телефон в режим ожидания; на заднем плане зазвучала музыка. Потом в трубке загремел радостный голос Джека.

— Матт, похоже, ты напал на след? — Как будто вчера вечером ничего не случилось.

— Да, Джек. Есть кое-какие успехи…

— Отлично, отлично, рад слышать. Матт, мы с Фани сегодня поговорили. Обсудили ситуацию. Со всех точек зрения. Деньги — еще не все. Человеческий фактор тоже имеет для нас значение. И очень большое, Матт. Мы бы хотели встретиться с миссис Флок…

Яуберт с трудом удержался, чтобы не поправить Фишера.

— …и мы решили, что, пожалуй, подарим ей один день. Учитывая обстоятельства, думаю, это будет правильно. Особенно в данном случае.

— Спасибо, Джек. Если все пойдет хорошо, возможно, лишний день и не понадобится. Но все равно спасибо.

— Отлично, отлично. Я решил лично тебя порадовать…


Лицо у инспектора Бучинги было серьезным.

— Серьезное дело, начальник. Очень серьезное.

— Почему?

— Покажите, что там у вас.

Яуберт усадил его за стол, показал запись, остановил в нужном месте, ткнул пальцем в багажник.

— Ух ты, — сказал инспектор. — Плохо!

— Кому принадлежит машина?

— В том-то и проблема. Я пробил машину по базе и выяснил, что ее владелец — Терренс Ричард Бадьес, живущий в Розебанке. Потом я стал наводить справки о Бадьесе, и вот что выяснил. Терренс Ричард Бадьес, он же Терри, он же Террор, он же Террорист. Первое преступление совершил в пятнадцать лет; зарезал одноклассника. Приговорен к заключению в колонии для несовершеннолетних преступников. Вышел на свободу через три года. С тех пор шестнадцать раз привлекался к суду, семь из них — по обвинению в убийстве, но сидел всего пять раз, три раза за торговлю наркотиками, один — за предумышленное нападение, один — за убийство сокамерника в Поллсмуре. Отсидел четырнадцать лет.

— Из какой-нибудь банды? — спросил Яуберт.

— Да, но он не рядовой гангстер. Он — номер два в «Неугомонных воронах».

— Чтоб мне провалиться! — воскликнул Яуберт. Дело приобретало совершенно иную окраску.

— Да…

Он задумался; теперь придется учитывать все обстоятельства.

— Придется позвонить суперинтенденту Джонни Октябрю.

Район Кейп-Флэтс — территория Октября. Но гораздо важнее то, что Джонни — его добрый приятель. Джонни его не вытеснит.


предыдущая глава | Цикл "Бенни Гриссел" и другие детективы. Компиляция. Романы 1-9 | cледующая глава