home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



31

Яуберт и де Вит сидели в роскошном кабинете управляющего подразделением Премьер-банка. Окна кабинета выходили на север, на бухту. Но ни один из троих мужчин не любовался потрясающе красивым видом.

Управляющий подразделением Премьер-банка стоял перед Яубертом, уставив в него указующий перст.

— Вы обещали, что будете действовать тактично! Тактично! А что вышло? Пожилой клиент банка в реанимации! За его жизнь борется весь персонал больницы! Председатель совета директоров требует, чтобы я срочно доложил ему обстановку. У моего непосредственного начальника сердечный приступ. Каждые семь минут мне звонят репортеры. А настоящий грабитель по-прежнему разгуливает на свободе с громадным пистолетом. И в это время тактичные сотрудники отдела убийств и ограблений тактично говорят, что им очень жаль!

По лицу управляющего тек пот; его лысина сияла в свете точечных лампочек на потолке.

— Вы должны понять… — начал полковник Барт де Вит, тоже поднимая палец.

— Нет, я ничего не должен понимать! Этот жирняк, — управляющий ткнул пальцем в Яуберта, — обещал, что ничего не случится. Но он забыл предупредить, что разошлет по моим отделениям черномазых придурков с пушками! Он…

Яуберт встал, угрожающе нависая над управляющим подразделением. Его лицо находилось совсем рядом от носа управляющего.

— Слушай, — сказал Матт Яуберт.

Управляющий отступил на шаг и закрыл рот ладонью.

— Слушай меня внимательно, — продолжал Матт Яуберт. — Изволь разговаривать почтительно и со мной, и с ним. — Он ткнул пальцем в Барта де Вита. — И если ты еще раз обзовешь моих подчиненных «черномазыми придурками», я тебе морду набью.

Управляющий подразделением бросил умоляющий взгляд на де Вита. Де Вит покосился на Яуберта. На лице полковника появилась едва заметная смущенная улыбка.

— Кстати, — продолжал Яуберт, — я уже не такой жирняк. Я на диете.

Он снова сел.

Все молчали. Управляющий смотрел в пол. Потом он глубоко вздохнул, медленно подошел к своему креслу и сел.

— Извините. Извините. Понимаете, постоянный стресс… — Управляющий вынул из нагрудного кармана пиджака предписанный правилами компании носовой платок и вытер вспотевший лоб. — Стресс… — повторил он и поднял голову. — Что же будет?

— Мы отстраним от службы констебля Хумало и назначим служебное расследование, — сказал Яуберт. — Вечером мы соберем всех сотрудников полиции, несущих службу в отделениях Премьер-банка. Проведем дополнительный инструктаж, уделив особое внимание безопасности, осторожности, охране интересов клиентов. Завтра утром устроим учения, в которых примут участие все сотрудники, размещенные нами в отделениях банка. Антикризисное управление. Выдержка. Принятие решений в сложных ситуациях.

Де Вит с воодушевлением закивал.

— Начиная с завтрашнего дня операцию возглавит один из ведущих кейптаунских детективов.

Де Вит и управляющий выжидательно смотрели на него.

— Его зовут Бенни Гриссел.


— Нет, капитан, в целом я одобряю вашу реакцию на его расистские и уничижительные замечания. Но… Бенни Гриссел?

Они шли к машине Яуберта.

— Извините меня, полковник. Я должен был сначала обсудить его кандидатуру с вами. Но мысль о Грисселе пришла ко мне в голову всего несколько минут назад. Там, в кабинете.

— Гриссел сейчас валяется пьяный в больнице, — сказал де Вит.

— Полковник, я был у него вчера вечером. Он трезв. Ему нужна работа, полковник. Его нужно чем-то занять. Он должен сохранить самоуважение. Это только справедливо по отношению к нему.

— Справедливо? В таких напряженных условиях?

— Полковник, Бенни умеет справляться со стрессом. Он не может справиться только со смертью, — тихо сказал Яуберт.

Они молча подошли к белой «сьерре». Яуберт открыл перед де Витом дверцу, обошел машину, сел на водительское место. В салоне было невыносимо жарко. Они опустили стекла. Потом Яуберт завел мотор, и они поехали на шоссе номер 1.

Барт де Вит смотрел перед собой, нервно потирая пальцем родинку. Он ничего не говорил. Яуберт вздохнул и сосредоточился на дороге.

Они уже проехали выезд на номер 7, когда де Вит посмотрел на Яуберта:

— Капитан, события разворачиваются самым непредсказуемым образом. Ни вы, ни я не можем отвечать за последствия. Дело живет своей жизнью. Нам остается только молиться. Потому что, признаюсь вам откровенно, на карту поставлена моя голова. За мной наблюдают многие высокопоставленные лица. Они говорят: а, старина Двуносый! У старины Двуносого ничего не получится. Его назначили на эту должность, потому что у него есть дружки в АНК. Он не заслужил свой пост. А я так хотел доказать им, что они не правы, капитан!

Де Вит молчал до тех пор, пока они не повернули на Касселсвлей-роуд.

— Можете дать Грисселу шанс, капитан.

— Спасибо, полковник.

— Кто знает, может быть, ему и удастся добиться успеха там, где провалились другие.


По распоряжению Яуберта оперативно-следственная группа перекочевала из участка Хаут-Бэй в здание отдела убийств и ограблений. Он послал людей к Гейл Феррейре и к служащим Александера Макдоналда за фотографиями жертв. Потом созвал подчиненных в конференц-зал.

— Спасибо за все ваши труды. Вы побеседовали со всеми кейптаунскими торговцами оружием и оружейными мастерами. — Так он начал свою речь. — К сожалению, мы пока не вышли на след убийцы. Но надежда еще остается.

Все выжидательно смотрели на него.

— Существует возможность того, что жертвы были знакомы.

Несколько человек шумно выдохнули.

— Вы разделитесь на группы по двое. Каждая группа получит фотографии жертв. Мы с Леоном Петерсеном обойдем родственников убитых, а вы — их соседей, сослуживцев и знакомых. Начните с имен, написанных на доске объявлений, но список требуется расширить. Побеседуйте со всеми соседями, а не только с ближайшими. Со всеми их деловыми знакомыми. Приятелями из пивной. С кем угодно. Необходимо понять, были ли жертвы знакомы между собой и что их связывало.

Он обвел глазами сидящих. Все внимательно его слушали, охваченные волнением. Сегодня они похвастаются домашним: «Я ловлю маньяка с маузером».

— Следующая задача будет потруднее, — продолжал Яуберт. — Возможно, в деле есть гомосексуальный след.

Несколько человек присвистнули; кто-то что-то буркнул.

— Это не значит, что вам нужно в лоб спрашивать всех знакомых жертв, был ли такой-то голубым.

Все засмеялись. Яуберт поднял руку, подождал, пока в зале снова воцарится тишина. Он быстро заговорил:

— Если о чем-то подобном пронюхают репортеры, начнется хаос. Я требую от каждого старшего группы, чтобы вы вели себя почтительно. Действуйте крайне осторожно. Прямых улик у нас нет. Но версию необходимо отработать. Вы все в курсе того, как относятся к таким делам журналисты. На карту поставлена репутация полиции. Но не забывайте и о родственниках убитых. Сейчас им тяжело. Не усложняйте им жизнь бестактностью и грубостью. Вопросы есть?

— Правда, что вы подозреваете Оливера Нинабера? — выкрикнул кто-то сзади.

Яуберт покачал головой. Как быстро распространяются слухи!

— Больше нет, — решительно заявил он. Сплетни надо прекратить. — Еще вопросы?

— Ставите ящик пива команде, которая что-нибудь найдет?

— Десять ящиков, — пообещал Яуберт.

Ответом ему были продолжительные аплодисменты.


Они с Петерсеном ничего не узнали у родственников, несмотря на то что все, с кем они беседовали, долго и серьезно рассматривали фотографии остальных жертв. Всякий раз реакция была одинаковой. Люди отрицательно качали головой и говорили:

— Мне очень жаль, но…

Под вечер он отвез Петерсена в здание отдела убийств и ограблений, а сам поехал в санаторий. Медсестра направила его в комнату отдыха на третьем этаже. Войдя, он увидел, что Бенни Гриссел сидит за столом с еще пятерыми больными — троими мужчинами и двумя женщинами. Они играли в карты.

— Поднимаю ставку до сорока, — сказал Гриссел, швыряя на стол две монеты по двадцать центов.

— О господи! — воскликнула женщина с сальными волосами. Между пальцами у нее была зажата сигарета. — У тебя, наверное, флеш-рояль!

— Хочешь выяснить, так ли это, — плати, — произнес Бенни Гриссел с непроницаемым видом.

Яуберт встал у него за спиной. Никто не обратил внимания на вновь прибывшего.

— Поддерживаю, — произнес тощий как скелет человек с водянистыми голубыми глазами, добавляя двадцать центов.

— Я пас, — заявила сидящая рядом с ним пожилая женщина и раскрыла свои карты: две дамы.

— Я тоже, — сказал мужчина с красно-синей татуировкой на всю руку — от плеча до запястья, элегантный дракон, выдыхающий пламя.

— Поднимаю еще на сорок, — сказал Гриссел.

— Сдаюсь, — буркнул Скелет. — Партия твоя.

Гриссел встал, наклонился над столом, сгреб деньги.

— Покажи, что у тебя было! — потребовала женщина с сигаретой.

— По правилам я не обязан, — возразил Гриссел.

— Да ладно, раскрой карты! — сказал Дракон.

— Я блефовал, — объявил Гриссел, сметая монеты в ладонь и пересыпая их в кошелек. Он перевернул свои пять карт, лишь спрятав кошелек в карман.

— Ничего себе! Даже ни одной пары! — воскликнула пожилая женщина.

— Слишком ты умный для алкаша, — сказал Скелет.

— Он всего лишь тупой коп, — сказал Яуберт. — И сегодня вновь приступает к работе.


Всю дорогу от комнаты отдыха до коридора Гриссел горячо благодарил его за оказанное доверие. Яуберт делал вид, что не слышит. Целых пятнадцать минут он излагал сержанту свои условия. Наконец Гриссел поднял руки вверх:

— Я это все уже слышал. От жены, от брата, от Вилли Тила. Матт, ничего не помогает. Здесь мне хорошо. — Он похлопал себя ладонью по груди. — Последние несколько дней я много думал. И знаю, что продержусь неделю-другую. А потом опять пойду по старой дорожке, если только что-то срочно не предпринять. Мне нужен твой мозгоправ. Если голова придет в норму, я, может быть, и завяжу. Я и хочу завязать. Только мне требуется помощь.

— Отличная мысль, Бенни! — Яуберт посвящал Гриссела в подробности операции — поимка маньяка с маузером и грабителя, — пока Гриссел собирал вещи в большой бумажный пакет. Они вместе шли по коридорам, направляясь в приемный покой. — Ты должен заняться грабителем, Бенни. Сегодня же. Собери ребят. У тебя в подчинении вся группа.

Гриссел молчал, пока они не подошли к выходу.

— Уходите, Гриссел? — спросила медсестра за стойкой.

— Да, сестра.

— Вы боитесь?

— Да, сестра, — сказал он, расписываясь на бланке.

— Это хорошо, Гриссел. Это поможет вам дольше оставаться трезвым. Следите, чтобы он к нам больше не попадал, здоровяк.

— Да, сестра, — кротко, как Гриссел, ответил Яуберт.

Они вместе спустились по лестнице и направились к машине.


В начале пятого Матт вдруг почувствовал неодолимый голод. Он сидел в кабинете и составлял график дежурств. Одновременно он мучительно думал, искал хоть какие-нибудь зацепки. Внезапный приступ голода ударил его как громом, не давая сосредоточиться на работе — внутренности сжимались, в животе урчало, руки дрожали, голова кружилась. Больше всего на свете Яуберту сейчас хотелось оказаться за столом, с ножом и вилкой в руках, перед полной тарелкой еды: сочный стейк, дымящаяся печеная картошка в мундире, со сметаной; цветная капуста в сырном соусе, зеленая фасоль в томате, с луком; пюре из тыквы, на котором медленно тает масло, пока он посыпает еду солью и перцем…

Он так явственно представлял себе будущий пир, ему так захотелось немедленно сесть в машину и поехать в ресторан, что опомнился он только у двери. Пришлось насильно вернуться в действительность, ударив рукой о дверную притолоку.

Медсестра назвала его «здоровяк».

Управляющий подразделением Премьер-банка выразился грубее: «жирняк».

Яуберт уселся за стол, закурил «суперлегкую» сигарету. В животе снова заурчало; урчало долго, с переливами.

Он полистал блокнот, нашел телефон врача-диетолога. Врач сняла трубку после первого же звонка. Яуберт назвался.

— Доктор, с диетой ничего не получается.

Диетолог забросала его вопросами, пока не выяснила все, что ее интересовало.

— Нет, капитан, у вас все получится, если вы не будете отступать от диеты. Нельзя придерживаться программы только по утрам и вечерам. Еда в течение дня…

— Во время обеда я работаю.

— Тогда обедайте вечером, капитан. Берите с собой еду на работу.

Яуберт покачал головой. Как все несправедливо устроено!

— Сидеть на диете — тяжелый труд, капитан. Худеть вообще трудно.

— Это точно, — проворчал Яуберт и глубоко вздохнул.

Последовала долгая пауза; он слышал треск помех в трубке. Наконец диетолог сказала:

— Раз в неделю можете срываться. Но только с умом.

— Срываться с умом, — с надеждой повторил Яуберт.

— Могу лишь предложить вам «Новое поколение».

— Что?

— «Кулинарную книгу нового поколения». Она разработана кардиологическим фондом. С ее помощью разрешаю вам отклоняться от диеты раз в неделю. Но не увлекайтесь.

— «Кулинарная книга нового поколения», — повторил Яуберт, чувствуя себя полным идиотом. От голода в животе снова заурчало.


предыдущая глава | Цикл "Бенни Гриссел" и другие детективы. Компиляция. Романы 1-9 | cледующая глава