home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



33

Пит ван дер Линген подошел к своему большому письменному столу.

— Полицейские уже едут сюда, — сообщила ему Рейчел. — Капитан Бенни Хризил.

Старик словно преобразился — глаза засияли, напряжения как не бывало. Он улыбнулся, сверкнув своими красивыми искусственными зубами, и сказал:

— Придется поучить вас настоящему африканскому произношению. Не «Хризил», а «Гриссел».

— Хр-р-рис… — попробовала она, словно полоща горло.

— Вот так, — похвалил он. — «Р» более раскатистое. Гриссел!

— Ги… риссел.

— Почти получилось. Гр-р-риссел!

— Гриссел.

— Отлично! — Они вместе рассмеялись.

— Как я смогу вас отблагодарить? — воскликнула Рейчел.

— За что? За то, что вы скрасили старику день?

— За то, что вы спасли мне жизнь, — ответила Рейчел Андерсон.

— Ну, раз уж вы так ставите вопрос… я настаиваю, чтобы вы еще раз пообедали у меня до того, как вернетесь домой.

— Я с удовольствием…

Вдруг Пит посмотрел в окно, и лицо его омрачила тревога. Проследив за его взглядом, Рейчел увидела их — четверых молодых людей, которые приближались к дому по дорожке.

— О господи! — вскрикнула она. Она их узнала. Рейчел вскочила на ноги. — Не открывайте дверь! — В ее голосе снова зазвенели истерические нотки. — Они хотят меня убить — вчера они убили мою подругу! — Она метнулась в конец коридора: тупик. Со стороны входной двери послышался грохот. Рейчел в ужасе развернулась.

И тут со звоном разбилась стеклянная панель. Она бросилась бежать в кухню, к черному ходу. В образовавшуюся дыру просунулась рука и отодвинула задвижку.

— Бежим! — крикнула она Питу ван дер Лингену. Но старик словно прирос к месту. Неужели хочет их остановить?

— Нет! — закричала Рейчел.

Дверь распахнулась. Она бросилась в кухню. Из прихожей послышался выстрел. Рейчел в ужасе взвизгнула, с трудом распахнула дверь черного хода и выбежала на задний двор, щурясь от яркого света. Путь к калитке ей преграждали еще двое, белый и чернокожий. Они бросились наперерез с самым решительным видом. Сзади тоже загрохотали чьи-то шаги… Рейчел поняла, что выход у нее только один. Она бросилась на ближайшего к ней преследователя. Белый молодой человек раскинул руки, собираясь ее схватить. Она замахнулась ножом и ударила его в грудь. Ненависть смешалась у нее с омерзением и страхом. Молодой человек попытался уклониться, но было поздно. Нож вонзился в горло. В его глазах появилось изумленное выражение.

— Сука! — заорал подоспевший чернокожий парень и ударил ее кулаком. Удар пришелся в глаз. Голова точно раскололась; перед глазами заплясали разноцветные искры. Как салют! Рейчел упала на правый бок, на траву. Она слышала их крики. Она пыталась подняться, но они набросились на нее — один, двое, трое… их оказалось слишком много. Ее снова били кулаком по лицу, чьи-то сильные руки пригвоздили ее к земле. Ее преследователи сопели и ворчали; вот вверх взметнулась рука, в которой блеснуло что-то металлическое. Потом — темнота.


Гриссел гнал во весь опор. Он достал из бардачка мигалку и воткнул ее в прикуриватель. Мигалка заняла собой почти всю приборную панель, но упорно не желала включаться. Поэтому он ехал, включив на служебном «опеле» аварийную сигнализацию. Правда, аварийка не очень-то помогала. Гриссел почти непрерывно жал на клаксон. Время от времени он говорил Вуси:

— Надо было взять машину с сиреной! Что я за болван!

На Лонг-стрит они пролетали на красный свет один перекресток за другим. Всякий раз приходилось притормаживать, высовывать из окошка руку и бешено махать водителям, собиравшимся поворачивать. Вуси на своем сиденье поступал точно так же.

— Хорошо, что она сейчас в безопасности, — устало произнес Вуси. Дипломат паршивый! Гриссел понимал, что он хотел сказать на самом деле. Им вовсе не нужно так гнать; она сказала, что находится в доме у хорошего человека.

— Да, она в безопасности, — повторил Гриссел, не переставая жать на клаксон. — Но облажаться я себе позволить не могу. — Он прибавил газу, и «опель» с визгом понесся дальше.


Мбали Калени ехала не спеша. У поворота на Аппер-Ориндж-стрит образовалась большая пробка. Она включила поворотник и принялась терпеливо ждать, пока ее пропустят, но никто не желал уступать. Мбали покачала головой. Уж эти кейптаунские водители! В Дурбане ничего подобного бы не случилось. Наконец поворот направо освободился, и она повернула руль.

Но тут на светофоре загорелся красный свет.


Прямо осиное гнездо какое-то, подумал Франсман Деккер, оглядывая гудящую в приемной толпу. Почти все репортеры выставили вперед микрофоны, словно собирались его ужалить.

Не спускаясь до конца, он громко крикнул:

— Внимание!

Весь рой ринулся к нему. Он насчитал человек двадцать, причем все говорили одновременно. Настоящие осы, только руками размахивают. До Деккера доносились лишь обрывки вопросов:

— …его убил Иван Нелл?

— …Гейсеры сознаются?

— …покушался на Алексу Барнард?

— …Джош Гейсер арестован?

— … Ксандра погибла?

Деккер поднял правую руку ладонью вперед, опустил голову, чтобы ни с кем не встречаться глазами, и некоторое время постоял в такой позе. Он знал: гул голосов постепенно стихнет.


Калени сразу заметила: что-то неладно.

Перед домом стоял серебристый микроавтобус марки «пежо». Сначала Мбали решила, что микроавтобус принадлежит экспертной службе. Неужели два клоуна, Толстый и Тонкий, уже здесь? Мбали их терпеть не могла. Интересно, что они здесь забыли?

Повернув на Аппер-Ориндж, она заметила шевеление со стороны Белмонт-стрит. Несколько человек что-то несли.

Что происходит?

Подъехав ближе, она увидела четверых мужчин, которые, пятясь и озираясь по сторонам, тащили какой-то сверток. Видимо, тяжелый. Из-за забора не разглядеть, что именно они тащат. Четверка направлялась к микроавтобусу, стоявшему перед домом.

Странно!

Едва четверо мужчин вышли из-за забора, Калени поняла, что они несут человека. Она присмотрелась: молодые люди несли девушку за руки и за ноги. Девушка не подавала признаков жизни. Мбали нажала на газ, одновременно нащупывая пистолет на бедре, выхватила его из кобуры и прицелилась в капот микроавтобуса. Но она не рассчитала расстояния. Пришлось экстренно тормозить. Ее машинку занесло, и она остановилась перед самым капотом микроавтобуса. С водительского сиденья спрыгнул мужчина. В руках он сжимал пистолет с глушителем. Мбали выкрутила руль; маленькие колеса ее «опеля-корсы» ударились о бордюр. Мбали инстинктивно посмотрела на номерной знак «пежо»: СА 4…

Прямо перед ней чернело пистолетное дуло. Вдруг лобовое стекло пошло трещинами, и пуля ударила в кузов у нее за спиной. Калени захотелось пригнуться, но мешал ремень безопасности.

— uJesu, — тихо сказала она, нащупывая свободной рукой карабин ремня.

Мужчина снова выстрелил. Калени как будто что-то сильно толкнуло. Хорошо, что успела отстегнуться! Она пригнулась, нащупывая правой рукой пистолет. Подняла его и, не целясь, три раза выстрелила через лобовое стекло. Ее накрыло волной боли. Боль медленно завладевала всем ее существом, она делалась все сильнее. Калени скосила глаза и осмотрела рану. Увидела дыру под левой грудью; оттуда льет кровь. Обивку запачкала… Жалко, она всегда следила, чтобы на ее машине не было ни пятнышка! Она выстрелила еще несколько раз и, задохнувшись, выпрямилась. Грудь сковало болью, как корсетом. Мбали посмотрела вперед. Где тот, кто в нее стрелял? Впереди его нет… Она услышала шорох. Оказывается, он успел обойти машину сбоку и уже открывал дверцу. В обеих руках он сжимал по пистолету. Один нацелен прямо ей в глаз. Калени успела заметить на шее у мужчины нечто вроде африканского ожерелья: бусы, из которых складывалось какое-то слово. Пистолет выпал у нее из руки. Мбали Калени вдруг поняла: сейчас она умрет. Ей стало грустно. Какая короткая жизнь… Палец мужчины нажал на спусковой крючок.


Не переставая давить на клаксон, Гриссел лавировал в плотном потоке машин. Наконец он повернул на Аппер-Ориндж. Водитель желтого армейского «хаммера» грязно выругал его, двум машинам пришлось экстренно тормозить, когда он промчался на красный свет. Вуси вцепился в ручку на дверце и молчал.

Бенни мчал вперед, не сбрасывая скорости на поворотах. Почти приехали! Навстречу промчался серебристый микроавтобус. Водитель — настоящий псих, гонит прямо по разделительной полосе! Бенни снова нажал на клаксон и крутанул руль. В окошке мелькнуло лицо водителя. Совсем молодой, ожесточенный. Ну и болван! Бенни оглядел улицу. Здесь все словно вымерло. Он переключил передачу, прибавил газу — мотор протестующе застонал — и помчался в гору. Здесь его территория, его квартира всего в квартале отсюда, на Френд-стрит, чтоб ей пусто было, какое дурацкое название, ему и сейчас оно кажется дурацким. Справа парк Де Вал.

— Вон там, — нарушил молчание Вуси.

Поднявшись на холм, они сразу увидели маленькую «корсу». Ни один из них не произнес ни слова, потому что оба понимали: раз машина так странно стоит, значит, что-то не так.

Вдруг дорогу им перегородил пикап «тойота», который выбирался из переулка слева задним ходом. Гриссел нажал на тормоз. Завизжали покрышки; «опель» задымился, его занесло влево, до самого бордюра.

— Черт! — сказал Гриссел. В нос ударил запах горелой резины. Машину бросило назад, и он чуть не врезался в передний бампер пикапа. Гриссел успел заметить, какие огромные и испуганные глаза у водителя «тойоты». А что там с «корсой»? Неужели разбито лобовое стекло? Он остановился за маленькой белой машиной, выскочил наружу, оглянулся. Пикап «тойота» мчался в сторону центра. Ну и придурок! Гриссел оглянулся. Забор. На калитке номер дома: шесть. Здесь недавно стреляли — до сих пор пахнет порохом. Что-то случилось. Следы от пуль на лобовом стекле, на водительском окошке… И кто-то за рулем. Черт, черт!

— Там Мбали! — закричал Вуси, распахивая дверцу со своей стороны.

Гриссел увидел, что Мбали сидит уронив голову на грудь, заметил кровь на подголовнике. Он рывком распахнул дверцу «корсы».

— Господи! — Он приложил пальцы к ее шее, стараясь нащупать пульс. Пальцы сразу стали липкими от крови. Потом Гриссел увидел рану под ухом, осколки кости, пульсирующую вену, из которой струей била кровь.

— Вызови «скорую»! Она жива! — закричал Гриссел громче, чем собирался. Сердце у него билось так бешено, что казалось, вот-вот вырвется из груди. Он бережно подсунул руку под плечо Мбали, разворачивая ее к себе спиной, затем взял ее под мышки… Эх, много крови потеряла! Он осторожно вытащил Мбали из «корсы» и уложил ее на тротуар. К машине подбежал Вуси с сотовым телефоном в руке.

Гриссел заметил две раны: за ухом и на груди. Из головы вытекает больше крови. Гриссел быстро встал, пошарил в кармане, вытащил платок, снова нагнулся над Мбали Калени и прижал платок к ране. Он слышал, как Вуси взволнованно говорит по телефону. Осторожно прижал платок, свободной рукой схватил телефон. По Белмонт-стрит на огромной скорости пронеслась машина. Гриссел не успел ее разглядеть, заметил только задние фонари. Он покосился на Калени. Эх, не дотянет! «Скорая» едет долго.

— Помоги посадить ее ко мне, — попросил он Вуси. — Я сам ее повезу.

Вуси опустился рядом с ним на колени и тихо сказал:

— Бенни, они уже едут.

— Вуси, а сколько им добираться? — Гриссел судорожно искал в списке контактов номер полицейского участка «Каледон-сквер».

— Они в курсе, что ранена сотрудница полиции. Скоро будут здесь.

Гриссел плотнее прижал платок к ране. Мбали Калени пошевелилась, слегка дернула головой.

— Мбали! — воскликнул Гриссел.

Она открыла глаза. Сначала взгляд ее был стеклянным, потом она сосредоточилась на нем.

— Мбали, «скорая» сейчас приедет! — Ему хотелось ее подбодрить: — Держись!

Она что-то булькнула.

— Полегче, полегче, они скоро приедут.

Вуси взял Мбали за руку и тихо заговорил с ней на каком-то африканском наречии. Гриссел мельком заметил, как хладнокровен тщедушный с виду инспектор-коса, и подумал: Вуси, может, и не крутой, но он сильный.

Мбали пыталась что-то сказать. Губы дернулись, и изо рта вытекла струйка крови.

— Нет, нет, ничего не говори. «Скорая» сейчас приедет.

Гриссел поднял голову и посмотрел на дом.

— Вуси, тебе придется проверить, что там внутри происходит.

Чернокожий детектив кивнул, вскочил на ноги и побежал. Гриссел посмотрел на Мбали. Та не сводила с него глаз. Она как будто молила о чем-то. Он плотнее прижал платок к ране и понял, что до сих пор сжимает другой рукой мобильник. Он позвонил в участок «Каледон-сквер». Им нужно подкрепление.

Мбали Калени закрыла глаза.


предыдущая глава | Цикл "Бенни Гриссел" и другие детективы. Компиляция. Романы 1-9 | cледующая глава