home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Лейтенант Кривич слушал внимательно. Он слишком хорошо знал Квиста, чтобы предположить, что его выводы — плод разыгравшегося воображения. Если Квист заявлял, что Лидия Мортон была в квартире Викерса, сомневаться в этом не приходилось. Но доказательства? Кривич не мог получить ордер на обыск на основании того, что Квист «унюхал» свою девушку в квартире Викерса.

— Значит, ты нашел сережку, которую и опознал, — подвел итог Кривич.

— Но я ничего не нашел.

— Ты нашел сережку, которую и опознал, — повторил Кривич. — Встретимся в моем кабинете. Сережку принеси. Иначе мне не получить ордера на обыск.

— Хочешь сфабриковать улики?

В голосе Кривича зазвучала обида.

— Ты же принесешь мне сережку и поклянешься, что нашел ее в квартире Викерса. Разумеется, это ложь, но откуда мне об этом знать?

— Я понял. Думаешь, твой сотрудник в больнице сможет защитить Гарви?

— Если не сможет, значит, это невозможно.

А время уходило, драгоценное время. Такси как сквозь землю провалились, так что до своей квартиры на Бикмен-Плейс Квист добрался через полчаса. Конни Пармали спала на диване в гостиной. Разыскивая на втором этаже квартиры маленькую шкатулку, в которой Лидия держала драгоценности, Квист рассказывал обо всем Конни. Она напомнила ему, что он не отзвонился Максу Готтфриду.

— Он перезвонил полчаса назад. Сказал, что дело срочное.

Квист нашел шкатулку, достал сережки с лазуритом, которые подарил Лидии на день рождения в прошлом году. Сунул одну в карман. Но взгляд Конни не позволил ему уйти.

— Возможно, речь пойдет о Лидии.

— Первый раз он позвонил давно, до… — Он не договорил. Возможно, Гарви нашел Лидию в квартире Викерса уже после звонка Готтфрида. — Соедини меня с ним, Конни.

Квист спустился вниз, налил чашку кофе из кофеварки, которую предусмотрительно включила Конни.

— Мистер Квист может поговорить с вами, мистер Готтфрид, — услышал он и взял трубку.

— Извините, что беспокою вас в столь поздний час, — впрочем, извиняющихся интонаций Квист не услышал, голос адвоката звучал недружелюбно.

— Я сейчас очень тороплюсь.

— И все-таки вам придется найти время, чтобы выслушать меня. Вы и ваше агентство прекращаете всякую деятельность по рекламной кампании Марка Стиллуэлла и «Спортивного комплекса». До особых указаний.

— И от кого они поступят?

— От моего клиента, Дэвида Льюиса, который также ваш работодатель. Ему не нравятся ваши действия, Квист. Он хочет поговорить с вами, чтобы решить, стоит ли и дальше иметь с вами дело.

— И что же ему не нравится?

— Вот это он со мной не обсуждал. Но я уполномочен передать вам следующее: или вы даете задний ход, или пожалеете о том, что не прислушались к дельному совету.

— О чем же я пожалею?

— Я лишь выполняю указание моего клиента. И не знаю, что имеет в виду мистер Льюис. Но вот что я могу вам сказать, исходя из собственного опыта. Если Дэвид Льюис кому-то угрожает, он не блефует.

Квист глубоко вздохнул.

— Вы можете сказать Льюису, что передали мне его слова, дружище. Можете также сказать, что я понял, о чем речь и лично позабочусь о том, чтобы стереть его с лица земли, если он попытается выполнить свою угрозу.

— Что за чушь вы несете, Квист!

— Чушь, говорите? Так вот, я тоже не блефую, Готтфрид. И вы теперь сможете спать спокойно только в том случае, если понятия не имеете, о чем говорим мы с Льюисом.

Квист положил трубку, пальцы его сжались в кулаки. Он повернулся к Конни.

— Ты права.

— Насчет Лидии?

— Именно. Или я немедленно даю задний ход, или…

— Значит, надо давать задний ход. — Он посмотрел в ее широко раскрытые глаза, обнял, на мгновение прижал к груди. Присутствие близкого человека успокаивало, иначе он бы взвыл от раздирающей его душевной боли.

— Слишком поздно. Они не позволят ей уйти. Она сможет опознать Викерса, даже если Дэн не сделает этого первым. Лидию можно спасти, если…

— Если что?

— Если загнать их в угол. Возможно, уже поздно, но…

— Джулиан, может, вам стоит остановиться? Все-таки это не ваше дело. Пусть преступников ловит Кривич!

— Если я остановлюсь, а Лидия не вернется, в жизни у меня останется только одна цель: отплатить им так, чтобы память о моей мести пережила меня на века. — Он наклонился, поцеловал Конни в лоб. — Молись за нас, Конни, если знаешь как.


— Человеческий мозг, что компьютер, — вещал Кривич, напоминая школьного учителя. — Он битком набит информацией. Разница между машиной и человеком в том, что из первой можно получить нужную информацию, нажав несколько кнопок, и нет необходимости перерывать всю кучу. — Он сидел за столом в своем кабинете. Перед ним лежала компьютерная распечатка. — Мы ввели в компьютер всю информацию по делу Стиллуэлла. Фамилии, даты, биографические данные. А также все материалы по Эду Викерсу. Имя, фамилию, адрес, телефонный номер. Не забыли и про то, что он был капитаном футбольной команды колледжа в 1963 году. Затем я задал компьютеру два вопроса. Были у Эдварда Викерса нелады с законом? Есть ли связь Эдварда Викерса с делом Стиллуэллов? И получил два ответа.

— Какие же? — нетерпеливо спросил Квист.

— В обоих случаях — «да». За последние восемь лет Эдварда Викерса арестовывали трижды, всякий раз за нападение, сопровождаемое побоями. Мистер Викерс просто обожает избивать людей в общественных местах. Один раз он едва не убил свою жертву, оставив калекой на всю жизнь, но каким-то чудом адвокат сумел уладить все без суда — за подозрительно крупную сумму. Таких денег Викерс заработать не мог. Платила не страховая компания, следовательно, у Викерса был очень богатый спонсор. Каждый раз при аресте его интересы представлял блестящий криминальный адвокат, некий Макс Готтфрид. Как тебе это нравится?

— Одно к одному! — воскликнул Квист.

— А теперь о втором «да» компьютера, — продолжал Кривич. — О связи Викерса с делом Стиллуэллов, более осязаемой, чем тот запах, что ты учуял в его квартире. Компьютер эту связь нашел. После нашей последней встречи я проверил личный номер Марка Стиллуэлла в уэстчестерском особняке. В день убийства с него тоже звонили по межгороду. В том числе и Викерсу, в его квартиру на Одиннадцатой улице. — Кривич грохнул кулаком по столу. — Мне очень хочется повидаться с этим Викерсом. Я хочу знать, где он был в то самое время, когда Джэдвина застрелили у Гранд-сентрал. И хочу знать, куда он запрятал твою девушку.

— Уверен, что он направился в больницу.

— А я уверяю тебя, что там он еще не появился. Тебе не нравятся полицейские методы, не так ли? Что ж, сережка, которую ты принес, поможет мне получить ордер на обыск квартиры Викерса. Улика, сфабрикованная полицией, так?

— Я не возражаю.

— Не возражаешь, пока мы льем воду на твою мельницу. В противном случае ты бы кричал на всех углах о наших противозаконных методах. А на что готова ради тебя мисс Пармали?

— Конни? Она-то тут причем?

— Вчера она побывала у Френкеля. По направлению личного врача, чтобы Френкель помог ей справиться с депрессией, так?

— Ты же знаешь, это был предлог.

Кривич разглядывал потолок.

— Бедняжка пришла в надежде на помощь. А коварный доктор Френкель попытался овладеть ею. Это может стоить ему карьеры.

— Да кто его в этом обвинит?

— Надеюсь, мисс Пармали. — Кривич посмотрел на Квиста. — Если пригрозить доктору Френкелю публичным обвинением в попытке изнасилования, он, возможно, скажет нам, где искать миссис Льюис.

Квист выдавил из себя улыбку.

— Скверный, бесчестный, коварный кои. Но мне другого не надо.

— Ты найдешь сейчас мисс Пармали? В четыре утра наш добрый доктор может оказаться более сговорчивым.

На столе Кривича зазвонил телефон. Тот снял трубку, послушал. Его лицо закаменело.

— Сейчас еду, — бросил он, положил трубку на рычаг, но не сдвинулся с места.

— Насчет Викерса ты не ошибся, — он посмотрел на Квиста. — Он действительно объявился в больнице.

— Его взяли? — воскликнул Квист. — Викерс знал, где Лидия!

— Взяли, — вздохнул Кривич. — Он оглушил какого-то врача в служебном помещении, надел его зеленый хирургический халат и маску и направился в палату Гарви. Я не зря говорил тебе, что мой Уинстон знает свое дело. Он опознал Викерса, остановил его, сорвал с лица маску. Викерс набросился на него. Уинстон применил оружие. Теперь Викерс ничего не сможет нам сказать… до Судного дня!

У Квиста защемило сердце. Викерс знал, где Лидия, а теперь он мертв. Кривич ничем не сможет ему помочь. Его люди защитили Дэна Гарви, но утеряли ключ от темницы Лидии.


Выяснилось, что Викерсом интересовался не только Кривич. Детектив Пуччи, занимающийся организованной преступностью, давно имел на него зуб.

— Я пять лет пытаюсь засадить его за решетку, — говорил он Кривичу и Квисту. Втроем они стояли в больничном морге у громадного тела, ожидающего вскрытия. — Специализация этого парня — промышленный шпионаж. Подслушивающие устройства, покупка документации, запугивание, даже убийства. Однажды я уж решил, что все, он получит срок за убийство профсоюзного лидера одного сталеплавильного завода. Но дело развалилось. Когда корпорации не могут решить вопрос легальным путем, они нанимают профессиональных убийц.

— Бандитов, — пробормотал Квист.

— Правильно, — кивнул Пуччи. — Бандитов. Слышали о Максе Готтфриде? Есть тут такой адвокат.

— Не только слышали, но и тесно общались, — ответил Квист.

— Он объявлялся всякий раз, когда мы думали, что Викерс у нас в руках. Наверное, лучший криминальный адвокат во всей стране.

— Мог Викерс работать на одного человека? — спросил Кривич. — К примеру, на Дэвида Льюиса.

Пуччи пожал плечами.

— Я всегда спотыкался на Готтфриде. Полагаю, Викерс работал на всех, кто мог оплатить его услуги. Сегодня — на меня, завтра — на него против меня, — детектив прищурился. — Макс Готтфрид — адвокат Дэвида Льюиса, не так ли? Если бы Льюису потребовались услуги бандитов, Готтфрид наверняка порекомендовал бы Викерса.

— У меня нет доказательств, Пуччи, — заметил Кривич, — но я уверен, Викерс или один из его подручных убил капитана Джэдвина. Я думаю, он похитил мисс Лидию Мортон. Постарайся с этим разобраться, — он посмотрел на Квиста. — Сережка нам больше не нужна. Этот покойник — достаточный повод для получения ордера на обыск.

— Мы этим займемся, — кивнул Пуччи.

— Никакой информации прессе, — предупредил Кривич. — Я еду в Уэстчестер поговорить с возможными работодателями Викерса. Не хочу, чтобы Готтфрид влезал в это дело до того, как я выясню кое-какие подробности. Не хочу, чтобы Дэвид Льюис узнал, что здесь произошло. И никто не должен знать о состоянии Дэна Гарви. Понятно?

— Понятно, — кивнул Пуччи. — Викерс хотел добить Гарви?

— Несомненно, но доказательств нет, — Кривич посмотрел на Квиста. — Поедешь со мной за город? Марку Стиллуэллу придется объяснять, с чего это он звонил Викерсу.

— Доктор Френкель? — спросил Квист.

— С ним придется обождать, но я прикажу установить наблюдение за его домом. На случай, что он поедет навестить пациентку… или ее привезут к нему.


Квист сидел рядом с Кривичем на переднем сиденье полицейского автомобиля без опознавательных знаков, несущегося по пустынной Ист-Рнвер-драйв. Его переполняла ярость. Душа требовала отмщения за Лидию и Дэна. Все началось с модных платьев, а закончилось кровавой драмой. Ему вспомнился ланч с Лидией и Кэролайн в «Заднем дворе» Уилларда, когда все посетители не могли оторвать глаз от двух веселых, обаятельных красавиц. Теперь одну убили, вторую похитили. Арест, суд, обвинительный приговор для убийцы. Такой исход его не устраивал. Он хотел, чтобы убийца понес наказание от его руки.

— У тебя револьвер. — Кривич не отрывал глаз от дороги.

— Да.

— Отдай-ка его мне.

— У меня есть разрешение на ношение оружия.

— У тебя нет разрешения убивать, — отрезал Кривич.

— Ты полагаешь, я только об этом и думаю?

— Я это знаю. Сезон охоты не открывался, даже на убийц.

— Может, мысли об убийстве и остановят меня. Но, если Лидия и Гарви…

— Хватит ребячиться, — оборвал его Кривич. — Сеть на них уже наброшена. На всех. Льюис через Готтфрида связан с Викерсом. Кто-то из дома Марка звонил Викерсу. Мириам Толбот убежала от Бобби Гилларда, узнав о случившемся с Гарви. Вне поля нашего зрения лишь Марция Льюис. Но мы найдем ее в течение нескольких часов.

— Найдем живой?

— Не могут они убивать всех подряд. Сейчас они постараются избежать наказания за уже содеянное. Хочу задать тебе вопрос, если, конечно, ты сейчас способен на логичные рассуждения. Что направило Гарви на след Викерса? Их давнее знакомство — случайное совпадение. Гарви повел бы себя иначе, если бы речь шла о незнакомом ему человеке. Но почему Викерс? Разыскивая бандитов, которые могли работать на Льюиса, он наверняка получил информацию, выведшую его на Викерса. Что ты на это скажешь?

Квист задумался.

— Может, он знал, чем теперь занимается его давний приятель? И подумал, что Викерс назовет ему имена тех, кто работает на Льюиса или Стиллуэлла или на них обоих. Возможно, он понятия не имел, что те наняли Викерса.

— Любопытная версия, но не очень-то убедительная. — Стрелка спидометра дрожала у цифры семьдесят миль. Кривич мог не опасаться дорожной полиции. — Если ты прав, Викерс держал Лидию в своей квартире и не пустил бы на порог никого, даже старого друга. Просто не ответил бы на звонок или стук в дверь. Но что-то случилось, и ему пришлось избавляться от Гарви. И причина случившемуся только одна: Гарви догадался, что Лидия в квартире Викерса.

— Может, он действительно ходил в «Кафетерий», как и говорил мне, оставив Лидию одну, связанной. Гарви ее нашел, но не успел освободить, вернулся Викерс.

— Как Гарви проник в квартиру? По пожарной лестнице и через окно? Он бы не избрал такой путь, если бы не подозревал Викерса.

— Дэн просил передать мне, что напал на след, но не знает, приведет ли он куда-нибудь.

— Если б он предполагал, что Лидия в квартире Викерса, попытался бы он вызволить ее в одиночку? Не сказав тебе или мне? Он знал, что Викерса просто так не объедешь. Стал бы он рисковать безопасностью Лидии, пытаясь изобразить героя?

— На него это не похоже.

— Значит, в цепочке наших рассуждений недостает какого-то звена.

— Нам недостает Лидии.

Они мчались сквозь лунную ночь, занятые своими мыслями. Квист спрашивал себя, как он поступит, если… если Лидия ушла навсегда? Хватит ребячиться, сказал ему Кривич. Он и вел себя, как взрослый, пока двое суток тому назад не высадил Лидию у подъезда ее дома, ожидая увидеться с ней вновь через несколько часов. Он создал отличное агентство, он заработал много денег, он жил так, как ему хотелось, прекрасная женщина делила с ним все радости и беды. Он знал, что со временем бизнес ему надоест, и тогда он и Лидия отправятся путешествовать или купят себе остров. Они имели полное право делать все, что заблагорассудится, потому что их действия никому не причинили бы ни малейшего вреда. И вот теперь все эти мечты рухнули, уничтоженные человеком, готовым сокрушить всех и вся ради спасения собственной шкуры.

Пальцы Квиста ласкали рукоятку револьвера, что лежал в кармане пиджака. Он получил разрешение на хранение оружия, потому что стены его квартиры украшали дорогие картины. Если б их украли, никакая страховка не возместила бы стоимость похищенного. И закон счел возможным разрешить ему самому охранять свою собственность.

Он искоса глянул на Кривича, который сбросил скорость, чтобы не проскочить поворот в поместье Стиллуэллов, благо до него оставались считанные мили. На квартирных воров сезон охоты круглый год, подумал Квист, а вот поднять руку на тех, кто похитил самого дорогого мне человека я не в праве. И я не могу поднять руку на убийцу. А не пойти ли тебе к черту с такой логикой, приятель!

— Ты что-то сказал? — спросил Кривич.

— Если и сказал, то не хотел, чтобы ты меня услышал.

Вновь они помолчали, а через пару минут Квист увидел особняк Стиллуэллов, застывший на холме в лунном свете.

— Им бы лучше ответить на наши вопросы, — вырвалось у него.

— Если не ответят, то завтрак им принесут в казенной посуде.

Ни одного окна не светилось в большом, заросшем плющом особняке. То ли все спали, подумал Квист, то ли в темноте строили коварные планы.

Они остановили машину у парадной двери, поднялись по каменным ступеням. Кривич позвонил. Они подождали, потом Кривич позвонил вновь. В доме начали зажигаться окна, наконец открылась дверь, и перед ними предстал Шоллерт, в халате поверх светло-желтой пижамы.

— Добрый вечер… вернее, доброе утро… господа.

— Мне надо поговорить с мистером Стиллуэллом, — объяснил Кривич неурочный визит. — С мистером Марком Стиллуэллом.

Шоллерт мигнул.

— Мне представляется, что его нет дома, лейтенант.

— Вам представляется?

— Вечером он уехал на «корветте». Я не слышал, чтобы он вернулся. Возможно, потому, что пару раз задремал. Если вы войдете в дом, господа, я его поищу.

— Вы плохо спите, Шоллерт? — спросил Квист.

Лицо дворецкого осталось бесстрастным.

— После этой трагедии, мистер Квист, нам всем не до сна.

— В чем дело, Шоллерт? — послышался с верхней площадки лестницы голос Беатрис Лоример.

— Приехали мистер Квист и лейтенант Кривич, мадам. Хотят поговорить с мистером Марком.

— Так приведи его.

— По-моему, он еще не вернулся, мадам.

— Мы хотим видеть вас всех, Беатрис, — крикнул Квист. — Вас, Марка, Джерри и Патрика Гранта.

— Дайте мне минуту, чтобы что-нибудь на себя накинуть, — ответила Беатрис. — Еще что-то случилось?

— Случилось, — Квист повернулся к дворецкому. — Может, мне сходить за Джерри, Шоллерт?

— Мистера Джерри нет, — ответил тот. — Вчера утром он уехал в Нью-Йорк. И собирался вернуться лишь к похоронам, которые назначены на завтра. Если вы позволите, сэр, я схожу посмотреть, вернулся ли мистер Марк, и позову мистера Гранта.

Они остались ждать в холле. Шоллерта долго не было, появился же он полностью одетый.

— Как я предполагал, господа, мистер Марк не вернулся. Мистера Гранта я разбудил, и он сейчас подойдет.

Тут по лестнице спустилась Беатрис, в темно-красном халате, уже аккуратно причесанная. Немногие женщины могут так быстро выйти к мужчинам, отметил Квист.

— Надеюсь, больше никого не убили, Джулиан? — озабоченно спросила она. — Сколько же это может продолжаться?

— Вы знаете, где сейчас Марк Стиллуэлл, миссис Лоример? — спросил Кривич.

— Вечером он решил проехаться по окрестностям. Вы же понимаете, как ему сейчас тяжело. Вот он и надеялся, что поездка хоть немного отвлечет его от горестных мыслей.

— Вас не тревожит его отсутствие?

— Нет. А с чего мне тревожиться?

— Все-таки половина пятого утра, миссис Лоример.

— Он уже не ребенок, лейтенант. И не должен спрашивать у меня, можно ли ему задержаться.

По ступеням сбежал Патрик Грант, в спортивной рубашке и брюках, туфлях из мягкой кожи.

— Привет, Квист… лейтенант. Как я понимаю, в такое время вы могли приехать только по делу.

— Это точно, — кивнул Кривич.

— Во всяком случае, мы можем где-нибудь присесть. Пройдемте в гостиную, — проговорила Беатрис, пошла первой, села на диван, взглядом предложила Квисту сесть рядом. Тот, однако, остался стоять у кресла с высокой спинкой, всем своим видом показывая, что игры кончились.

— Шоллерт, пожалуйста, принесите нам кофе.

Дворецкий отбыл. Грант закурил и устроился на краешке стола.

— Так по какому вы приехали делу, лейтенант? — спросил он.

Кривич, как и Квист, остался стоять.

— На следующее после убийства миссис Стиллуэлл утро из этого дома неоднократно звонили по межгороду. С занесенного в справочник номера трижды адвокату Максу Готтфриду и один раз доктору Френкелю. Мистер Готтфрид объяснил, что обусловило эти звонки. Доктор Френкель, сославшись на конфиденциальность отношений врач-пациент, отказался сказать, кто ему звонил.

— Полагаю, что Дэвид, — слишком уж быстро ответил Грант. — Марция была в истерике. А больше врач никому не требовался. Дэвид в конце концов вызвал местного эскулапа, доктора Тэйбора.

— Это мне известно, — продолжил Кривич. — Между прочим, вы или миссис Лоример знаете, куда отправили миссис Льюис? Вы, миссис Лоример, говорили Квисту о какой-то клинике на Лонг-Айленде.

— Мне так сказал Дэвид. Названия клиники он не упомянул, — ответила Беатрис.

— Если бы вы задали этот вопрос мистеру Льюису, он бы вам все и сказал, — вставил Грант.

— После отъезда отсюда Льюис не хочет с нами разговаривать, — ответил Кривич. — Но я приехал сюда не для того, чтобы спрашивать о местонахождении миссис Льюис. — Его холодный взгляд остановился на Гранте. — Меня интересуют телефонные разговоры, что велись с личного номера Марка Стиллуэлла.

— В то утро забот хватало, — ответил Грант. — Надо было отменить назначенные встречи, известить двух-трех друзей. Разумеется, мы звонили и по этому телефону.

— Откровенно говоря, интересует меня только один ваш звонок. Я бы хотел знать, кто звонил Эдварду Викерсу и почему.

Грант замер.

— Кто такой Эдвард Викерс, Пат? — спросила Беатрис.

— О, я знаю, кто такой Викерс, миссис Лоример, — ответил Кривич. — Профессиональный убийца, матерый бандит. Вот кто он такой, миссис Лоример. Повторяю вопрос, кто ему звонил и почему?

Квист обратил внимание, что Беатрис не смотрит на Патрика Гранта. Хотя такой взгляд, если бы она действительно не знала, о ком идет речь, был бы более чем естественным.

Вот тут Грант, пожалуй, допустил ошибку. Он мог бы заявить, что знать не знает никакого Викерса, но избрал другой путь.

— Как-то странно вы его называете. Профессиональный убийца, матерый бандит.

— А как его следует называть? — полюбопытствовал Кривич.

Грант бросил окурок в камин. Не попал, соскользнул с краешка стола, подошел к окурку, поднял его, бросил на серую золу в камине. Он явно тянул время.

— Мы полагаем, что Викерс убил капитана Джэдвина. И хотим знать, не получил ли он соответствующих инструкций из этого дома.

Грант повернулся.

— Вы арестовали Викерса?

— Нет.

— Есть у вас улики против него?

— Мы знаем, что ему отсюда звонили, — ответил Кривич. — Знаем, что его адвокат — Макс Готтфрид, которому тоже звонили в ту ночь. И нам очень хочется знать, кто звонил Викерсу, мистер Грант, и почему.

Грант закурил новую сигарету.

— Я звонил.

— Пат! — нотки удивления в голосе Беатрис прозвучали фальшиво.

— Почему? — повторил Кривич.

Грант уже все продумал, так что не замедлил с ответом.

— Наутро я и Марк Стиллуэлл назначили ему встречу в Нью-Йорке. Как вы понимаете, приехать мы не могли. Я позвонил Викерсу, чтобы отменить встречу.

— Как вы заботливы с партнерами. И что же за дела у вас и Марка Стиллуэлла с Викерсом?

— Не уверен, что обязан отвечать на этот вопрос, лейтенант.

— Тогда позвольте предположить, что вы позвонили Викерсу с тем, чтобы приказать избавиться от капитана Джэдвина.

— Это абсурд, лейтенант! — воскликнула Беатрис. Ее лицо побледнело, несмотря на румяна.

Грант все еще стоял у камина.

— Бизнес — сложная штука, лейтенант. Я знаю Викерса как детектива. Вернее, специалиста по промышленному шпионажу. Мы обратились к нему, чтобы получить конфиденциальную информацию по одной корпорации, с которой собирались вести дела, и…

— Слушайте, день у меня выдался трудным, да и ночью поспать не удалось. Поэтому не надо рассказывать мне сказок, мистер Грант.

Грант сухо улыбнулся.

— Это правда, лейтенант. Я могу лишь сожалеть о том, что вы мне не верите.

— Вчера вечером вы договорились о встрече с моей сотрудницей, Глорией Чард, но не пришли. Почему? — спросил Квист.

Грант пожал плечами.

— Не смог разгрести кучу дел, что обрушилась на меня.

— И приехали сюда, чтобы заниматься ими и вечером? А может, вы заволновались, узнав, что Викерс избил до полусмерти моего партнера, Дэна Гарви, и решили предупредить Беатрис и Марка, что возможны неприятности?

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— Где Лидия? — в лоб спросил Квист. Голос его дрогнул.

Грант весь подобрался.

— Что все это значит? Откуда мне знать, где Лидия? Почему вы этого не знаете?

— Потому что о ее местонахождении известно вам! Потому что Викерс работает на вас, и он похитил Лидию!

— Да вы сошли с ума! — Грант отступил на шаг.

Кривич вздохнул.

— Как я и сказал, день выдался длинным. И чтобы наконец-то подвести черту, я вас арестую по обвинению в заговоре с целью совершения убийства.

— Я имею право позвонить адвокату! — выкрикнул Грант.

— Конечно, только не звоните Максу Готтфриду. Он займет соседнюю с вами камеру. Насколько я помню, телефон в холле. — Кривич повернулся и вышел из гостиной.

Беатрис вскочила, простерла руки к Квисту.

— Джулиан, это безумие! Вы же не думаете…

— Я думаю, Беатрис, как и сказал мне лейтенант, что вам еще долго придется есть из казенной посуды. Если только…

— Если только? — Она коснулась его руки холодными, как лед, пальцами.

— Вы кого-то покрываете. Дэвида Льюиса? Или Марка, вашу ширму? Что видела Марция Льюис? Где она? Мы хотим задать ей этот вопрос.

— Я же сказала, Джулиан, на Лонг-Айленде.

— Я вам не верю. Я не верю ни слову из того, что вы мне уже сказали. В одном я вам сочувствую. Когда все начиналось, вы и представить себе не могли, что случится такой обвал. Мой партнер, Гарви, возможно, не выживет, так его отделал Викерс. Викерс работал на вас. Я думаю, вы знаете, кто убил Кэролайн, кто подлил бензин в бак машины Джонни Типтоу. Вам известно, что именно Викерс застрелил капитана Джэдвина, вы знаете, где сейчас Марция Льюис. Я не могу сказать, какой приговор вынесет вам суд, но, если Дэн умрет, а Лидия не вернется ко мне живой и невредимой, вам придется убить и меня, чтобы спасти свои жизни.

— Джулиан!

— Где Марция Льюис?

— Я же сказала, где-то на Лонг-Айленде.

— Я вам не верю. Где Марк? В постели с Мириам Толбот? Теперь, когда Кэролайн мертва, ему нет нужды возвращаться на ночь домой?

Кривич вернулся из холла.

— Лейтенант Симз уже едет сюда. Миссис Лоример, соберите вещи, которые вы возьмете с собой в тюрьму.

— Ну и сказочку сочинили вы с Квистом, — воскликнул Грант. — Улик против нас у вас нет. Ни одной.

— Тогда адвокат быстренько освободит вас, — ответил Кривич. — Но у меня есть против вас и второе обвинение. Вы помогали прятать Марцию Льюис, свидетельницу убийства.

Беатрис повернулась к Гранту.

— Пат, а почему бы нам не…

— Замолчите, Беатрис!

— Марк! А как же Марк? — спросила Беатрис.

— Лейтенант Симз захватит его по пути, — ответил Кривич. — Он в коттедже Байна с Мириам Толбот, не так ли?

Беатрис направилась к двери. На полпути обернулась.

— Джулиан, передайте Лидии, что я очень сожалею о случившемся.

— Почему бы вам не помолчать, Беатрис! — набросился на нее Грант.

— Как я ей что-то передам, если не могу ее найти? — воскликнул Квист.

Беатрис покачала головой и вышла из гостиной.

— Вы можете позвонить адвокату, мистер Грант, — напомнил Кривич.

Полчаса спустя Симз привез перепуганного Марка. Догадка Кривича оказалась верной. К удивлению Квиста, Кривич не пожелал остаться в Уэстчестере, чтобы допросить арестованных. Вместо этого он заторопился в Нью-Йорк и настоял, чтобы Квист поехал с ним.

— Ты даешь им шанс прикрыться очередной ложью, — протестовал Квист. — Беатрис что-то знает о Лидии. Дай мне время вытрясти из нее правду!

— Лидия будет в безопасности, когда мы закроем дело, но не раньше, — твердо заявил Кривич. — Вот и поедем закрывать его.

— Как?

Кривич завел двигатель. Машина резко рванула с места.


Глава 12 | Избранные крутые детективы. Компиляция. Романы 1-22 | Глава 14