home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Кресло Брэдли ударилось о стену, и на мгновение он оказался в критическом положении, ибо пальцы Полэма сжались на его горле. Однако ему удалось извернуться и ударить капитана ногой в живот, отшвырнув его в другой конец комнаты.

— Бросьте мне эти штучки! — задыхаясь, проговорил Брэдли и рывком вскочил на ноги.

А разъяренный, обезумевший капитан уже снова устремился к нему.

Развязка была быстрой и эффективной — Брэдли шагнул в сторону, и его правый кулак пришелся Полэму как раз под подбородок. Колени у того подогнулись, и он замертво рухнул на пол.

Осторожно ощупывая горло, Брэдли подошел к двери.

— Джо! — позвал он.

Полицейский тут же очутился перед ним. Увидев бездыханного Полэма, он с испугом попятился:

— Пресвятая Богородица, что случилось?

— Начиная с ним беседу, я недостаточно ласково улыбнулся ему…

— Он набросился на вас?

— Угу… Действительно набросился, — ответил Брэдли. — И не только ради красивого жеста… Возьмите-ка его за ноги, и давайте посадим его в кресло у стены.

Усадив Полэма в кресле, Брэдли расстегнул ему воротничок и налил стакан воды из сифона. Когда он поднес стакан к его губам, Полэм шевельнулся. Потом открыл глаза, и Брэдли отшатнулся — столько в них было темной ярости.

— Я буду поблизости, инспектор, — сказал Джо.

Полэм вцепился в ручки кресла и попытался встать. Брэдли слегка дотронулся до его груди, и тот снова опустился в кресло.

— Мы превосходим вас численно, Полэм, — сдавленным голосом сказал Брэдли. — Так что советую успокоиться.

Полэм облизал губы. Голос его хрипел и срывался, когда он заговорил:

— Да поможет мне Бог, Брэдли, но я заставлю вас заплатить за все ваши интриги, даже если это будет последнее, что мне удастся совершить в жизни!

— Вот так всегда, — с огорченным видом сказал инспектор, обращаясь к Джо. — Чуть только не понравится полицейский, его тут же обвинят в политиканстве!

Полэм поднялся.

Брэдли, напротив, сел в свое кресло и не сделал никакой попытки остановить его. Правда, Джо был начеку.

— Только без глупостей, мистер! — предупредил он.

— Вы обвинили меня в убийстве! — гневно бросил Полэм в глаза Брэдли.

— Если бы вы дали мне закончить, я бы обвинил вас в нескольких убийствах, а не в одном.

— В связи с этими безответственными обвинениями я не стану разговаривать с вами, — сказал Полэм. — И я даже не стану объяснять…

— Можете не объяснять, — перебил его Брэдли. — Я сам попытаюсь отгадать. Вы собираетесь послать за вашим адвокатом. Прейн тоже носился с подобной идеей… Потом мисс Марш. Я уже устал от этого, капитан. Это все равно как если бы фабрикант нанял ночного сторожа, чтобы следить за своим ночным сторожем! Я — слуга общества, Полэм. Мне платите вы и еще несколько миллионов налогоплательщиков! Предполагается, что я на вашей стороне… и если вы виновны, то ради бога, посылайте за своим адвокатом. Но если вы не виновны…

— Кажется, вы уже составили мнение на этот счет! — Полэм присел в кресло, хотя все еще не мог успокоиться.

— Но что же в таком случае могло случиться с вашей женой, если она не была убита?

— Черт бы вас побрал, Брэдли, я пришел сюда не для того, чтобы отвечать на вопросы, касающиеся Дороти! Когда случилось это несчастье, я обратился в полицию, и чем они мне помогли? Ничем! Только болтали да валяли дурака! И в конце концов закрыли дело… С чего бы я стал помогать вам скрыть вашу некомпетентность в данном случае?

— Где ваш старый армейский автоматический пистолет? — резко спросил Брэдли.

— Если вы так уж жаждете это узнать, то возьмите ордер на обыск и обшарьте мою квартиру!

— Уже сделали!.. Там его нет!

Глаза Полэма вспыхнули, и он сжал губы.

— Прейн был убит из такого же пистолета. Учтите это, — добавил Брэдли.

— Откуда вам это известно?

— Речь идет об автоматическом кольте.

— В таком случае арестуйте меня, черт возьми!

— Когда вы сегодня утром вышли из дому?

— После завтрака.

— И вы прямо направились в «Кнут и шпоры»?

— Что толку отвечать вам «да» или «нет»? Все равно я ничего не могу доказать.

Брэдли вздохнул и откинулся на спинку кресла, нарушив тем самым темп допроса.

— У меня масса времени, Полэм, — сказал он. — Я сколько угодно могу ждать, пока вы не охладите свой пыл. Я убежден, что между исчезновением вашей жены и этими двумя убийствами существует какая-то связь. Повторяю: если ваша жена не была убита, то что же с ней произошло?

— Спросите того блестящего инспектора полиции, который вел это дело! Он еще тогда меня замучил! Возможно, вы сумеете извлечь из воздуха какие-нибудь факты, которые он упустил.

— Ваша жена не была в кого-нибудь влюблена?

— За такой вопрос мне следовало бы вас убить! — глухо сказал Полэм.

— Может быть, именно за это вы и убили ее?

Полэм опять вскочил, сжав кулаки. Джо втолкнул его обратно в кресло.

— А куда же я дел ее труп, по-вашему? — выкрикнул Полэм в ярости. — Спустил в канализацию? Вы… вы…

Кресло Брэдли слегка поскрипывало.

— Расскажите, как это было. Возможно, Глория и ее отец догадывались об этом, и вы решили от них избавиться?

Полэм рассмеялся невеселым лающим смехом:

— Я — массовый убийца, инспектор! Я собираюсь уничтожить всю семью. Они знают, где… где в моем шкафу спрятан скелет. Они… — Его голос истерически зазвенел.

— Дайте ему еще воды, Джо, — сказал Брэдли. Потом, выудив из кармана трубку, он стал набивать ее табаком, не спуская с Полэма глаз.

Тот судорожными глотками выпил всю воду, поднесенную ему Джо, и смял бумажный стаканчик.

— У Гая Северида есть ключ от вашей квартиры? — спросил Брэдли.

— Ну и что из того? — Полэм швырнул стаканчик в мусорную корзину.

— Ничего… Если не считать, что он только что там был и ударил одного из моих людей по голове…

— Надеюсь, как следует?

— Ну-ну, капитан! Это не предмет, на котором можно было бы шлифовать свое остроумие. И к тому же это не смешно.

— Значит, вы полагаете, я должен быть охвачен симпатией к этим вашим болванам?

— А как насчет симпатии к Глории и Дугласу Прейн?

— Какой ловкий ход — ну просто для детского сада! Почему бы вам не предупредить меня, что все, что бы я ни сказал, может быть использовано против меня? — спросил Полэм.

— Не я один подозреваю вас в убийстве, Полэм! Ваш лучший друг так обеспокоен этим, что примчался к вам на квартиру проверить, там ли ваш пистолет…

— Зачем это Гаю?

— Чтобы защитить вас…

— Ради бога, от чего защитить?

— Очевидно, он не хотел видеть, как вас посадят за то, что он считает оправданным убийством. В нем говорит благородство, когда он старается защитить вас. Он долго платил шантажисту, лишь бы сохранить вашу тайну.

— Вы с ума сошли! — вскричал Полэм. — Какую тайну?

— Тайну исчезновения вашей жены. Почва загорелась у вас под ногами, когда Глория изложила все это в письме и отдала его на хранение Линде Марш. На такой риск вы не могли пойти, не так ли, капитан?

Не смотря на Джо, Полэм вскочил на ноги:

— Брэдли, если вы знаете, что случилось с моей женой, говорите же! Все остальное, что вы тут болтали, блеф, и вы это сами знаете! Но если у вас есть факты, касающиеся Дороти, скажите мне! Я имею право знать правду!

— Ее-то я и стараюсь услышать от вас, Полэм!

— Все, что вам нужно, — это арест! — выкрикнул тот возмущенно. — Почему вы не расследуете факты? Если бы вы проверили, что я делал вчера вечером, вы бы узнали, что я не выходил из манежа… я просто не мог этого сделать… из-за лошадей! И Ши может подтвердить. Я уходил только на полчаса во время ужина.

— Получаса вполне достаточно!

— Понятно! Значит, я — самый подходящий козел отпущения! Чтобы умилостивить комиссара.

— Наконец-то вы сами это уразумели! — невозмутимо сказал Брэдли. Он поднял грустные, усталые глаза на Джо: — Уведите его.

— Арестуйте меня! — закричал вне себя Полэм. — Посадите под замок! Натравите на меня ваших головорезов! Может быть, они и сумеют выбить из меня признание! Может быть…

— Уведите его! — резко повторил Брэдли.

Джо подхватил Полэма под руку и повел его, упирающегося, к двери.

— И еще одно, Джо! — Брэдли со злостью взглянул на абажур и протянул руку, чтобы выпрямить его. — Скажите всей этой компании, что они свободны… Скажите, что мне они больше не нужны…

— В чем дело, инспектор? — с язвительной усмешкой воскликнул Полэм. — Блицкриг не получился?

— Дать бы вам как следует в зубы! — буркнул Джо.

А Брэдли, казалось, уже забыл о них. Повернувшись во вращающемся кресле, он пристально смотрел в окно.


Инспектор Флип из Бюро по розыску без вести пропавших с энтузиазмом приветствовал Брэдли. Когда-то Флип был довольно энергичным работником отдела по расследованию убийств, но пуля, раздробившая ему колено в одной вооруженной схватке, обрекла его на кабинетную работу.

— Вот уж не ожидал вас увидеть сегодня, Люк, — сказал Флип. На его простецком лобастом лице появилась заразительно веселая улыбка".

— Ни снег, ни дождь, ни жар, ни мрак ночной… — пробормотал Брэдли.

— Я слышал, вас втянули в темную историю, — участливо сказал Флип.

— Именно она и привела меня сюда, Микки! Мне нужна ваша помощь!

— Назовите вашу болячку.

— Хочу посмотреть документы по делу некоей Дороти Полэм. Она исчезла лет пять тому назад.

— А вы ее нашли?

— Нет… Но, как я понял, дело было прекращено официальным порядком.

— Садитесь и передохните! — пригласил его Флип. — А я откопаю пока нужные вам подшивки.

Прошло минут пятнадцать, и Флип, прихрамывая, вновь появился в своем кабинете с коричневой картонной папкой в руках.

Брэдли раскрыл ее. Сверху, на пачке документов, лежала фотокарточка Дороти.

— Аппетитный кусочек! — заметил Флип.

— Слышал, что она была красавицей, — ответил Брэдли, с интересом разглядывая фотографию. — Да она и впрямь красива — ничего не скажешь!

Документация была полной, хотя и незаконченной. Дело было возбуждено в июне 1935 года капитаном Джорджем Полэмом, супругом пропавшей без вести женщины. Он как раз вернулся из деловой поездки по штатам Новой Англии.

Семнадцатого июня дело было поручено инспектору Эрлу Уильямсу.

Первый отчет инспектора Уильямса был краток:

«Дороти Полэм, женщина, пропавшая без вести, замужем за Джорджем Полэмом, бывшим капитаном кавалерии, около четырех лет.

Полэм связан, будучи выездным секретарем, с Американской ассоциацией по выведению чистопородных скаковых лошадей. 11 июня он выехал из города, чтобы посетить ипподромы и фермы в Массачусетсе и Род-Айленде. Цель: сбор сведений для отчета перед Ассоциацией.

Вернулся из поездки 15-го вечером. Дороти Полэм дома не застал. Никаких доказательств преднамеренного отсутствия. Одежда, драгоценности и прочее в полной сохранности. Единственное возможное доказательство в пользу преднамеренного ухода — отсутствие зубной щетки. Но доказательство слишком шаткое: могла просто выбросить ее, собираясь купить новую при ближайшем выходе из дома.

Обслуживающий персонал дома видел, как она вышла 12-го числа, ничего не сказав в связи со своим уходом. Ушла веселая и приветливая, как всегда. Эти люди были последними, кто видел миссис Полэм. Капитан сообщил мне, что обзвонил всех друзей и знакомых жены. Безрезультатно».

Второй отчет, немного короче:

«Обследованы больницы (общественные и частные), морги. Безрезультатно. Проверены все несчастные случаи, касающиеся женщин, начиная с 11 июня. Безрезультатно. Никаких сведений о самоубийствах с берегов или с паромов не поступало».

Третий отчет:

«Разговаривал почти с пятьюдесятью знакомыми Дороти Полэм. Все отрицают возможность самоубийства или преднамеренного исчезновения. Всегда была весела и радостна, никаких признаков семейных неприятностей. Она и супруг часто бывали в обществе и, очевидно, были очень счастливы».

Четвертый отчет:

«Рассматривая возможность убийства, ни у кого не нашел ни одного побудительного мотива. Установил алиби супруга…»

На этом месте глаза Брэдли сузились, и он стал читать более внимательно.

«Джордж Полэм — в Бостоне, Гринфилде, Нарагансетте, Провиденсе. Зарегистрирован в отелях всех названных городов. Полное и безоговорочное алиби, правда, установить невозможно, но его причастие к делу весьма сомнительно. Он мог в течение одного вечера слетать в Нью-Йорк и обратно, в любой из этих городов, но никаких сведений о такой поездке не имеется. Проверка в соответствующих аэропортах ничего не дала. Возможно, он использовал один из сотен частных самолетов, но на проверку этого предположения ушли бы месяцы. Считаю нецелесообразным тратить на это время и средства, поскольку нет ни одной реальной причины подозревать его в убийстве».

Пятый отчет:

«Абсолютно убежден, что Полэм не причастен к убийству. Он близок к умопомешательству от горя, или же я совсем не разбираюсь в людях и сам спятил…»

В остальных материалах не было ничего существенного. Не произошло ни одного события, которое дало бы инспектору Уильямсу малейший повод для подозрений. В декабре дело было прекращено.

Кроме этого, имелся еще один документ, который гласил, что Полэм нанял детектива из частного агентства, для того чтобы продолжить поиски.

— Что вы ищете конкретно? — спросил заинтересованно Флип.

— Доказательства убийства, — ответил Брэдли. — Однако и тут не вижу ничего обнадеживающего.

— Похоже, что так оно и есть.

— Микки, я бы хотел поговорить с инспектором Уильямсом. Вы бы не могли устроить мне встречу с ним сегодня?

Флип покачал головой.

— Чего не могу, того не могу, — сказал он сочувствующе. — Уильямс уже на пенсии, живет где-то на ферме в округе Уэстчестер, насколько я слышал.

— А вы могли бы узнать его точный адрес?

— Само собой! Кто-нибудь из наших мальчиков наверняка знает.

— Может быть, он есть у клерка из поискового отдела? — предположил Брэдли.


Комиссар, мужчина лет пятидесяти, худой и смуглый, рисовал кружки и завитушки на желтых листах бювара, лежавшего у его локтя на столе. Он явно нервничал.

— Мне это не нравится, Брэдли! — сказал он раздраженно. — Чертовски не нравится.

Брэдли сидел в красном кожаном кресле у стола комиссара. Он зажег спичку, и пламя успело уничтожить ее почти наполовину, прежде чем он поднес руку к своей трубке.

— Неприятное дело, — согласился он.

— Завтра утром оно появится на первых полосах всех газет. Счастье еще, что нам удалось проскочить большинство воскресных выпусков.

— Нас и раньше склоняли в печати, комиссар, — заметил Брэдли, пожав плечами.

На лице комиссара появилось задумчивое выражение.

— Вы знаете, что я всегда восхищался вами, Брэдли. Ваш послужной список говорит сам за себя. И я бы позволил вам зайти гораздо дальше с вашими методами, чем любому другому следователю.

— Благодарю вас, господин комиссар!

— Но в этом деле, черт возьми… — Тут кончик карандаша комиссара сломался. — В этом деле ваши действия кажутся мне сомнительными. Вы все время подчеркиваете связь между этими убийствами и исчезновением Дороти Полэм. Но где… где доказательства? На чем вы основываете свою версию?

— Я не верю в совпадения, — твердо сказал Брэдли.

— Мой дорогой инспектор…

— Выслушайте меня, сэр! Есть два рода совпадений: те, что мы можем объяснить, и те, что необъяснимы. Если я иду в девять часов утра по Пятой авеню и встречаю вас на углу Сорок третьей улицы и то же самое повторяется на следующий день, то мы это называем совпадением. Но такое совпадение мы можем объяснить. Каждое утро вы отправляетесь к Гранд-Сентрал и идете по этим улицам. Так что в нашей встрече нет ничего странного. И это один род совпадений. Но есть и другой…

— Какой же?

— Предположим, молодой человек приглашает девушку покататься в его машине. Они едут по крутой горной дороге. Молодой человек останавливает машину, потому что ему показалось, что у него села шина. Он выходит из машины, чтобы посмотреть. И в тот момент, когда он вылез из машины, тормоз соскакивает, машина катится через обочину вниз по склону и девушка разбивается насмерть…

— Какое это имеет отношение к…

— Минутку, сэр! Теперь предположим, что лет через пять-шесть этот же молодой человек приглашает в свою машину другую девушку. Они едут по горной дороге и останавливаются, потому что молодому человеку показалось, что у него села шина. И предположим, опять-таки, что, пока его нет в машине, что-то неладное происходит с тормозом, машина катится со склона вниз и девушка разбивается.

— Ну и что дальше?

— Сказали бы вы, комиссар, что это просто трагическое совпадение, или усмотрели бы в этом нечто, что вызвало бы у вас подозрения?

— Ну разумеется, Брэдли, в этом деле есть нечто подозрительное.

— В течение нескольких лет в одном кругу людей дважды произошли одинаковые трагические истории — с той лишь разницей, что во второй раз труп убитой был обнаружен. Во всяком случае, первое преступление — а я думаю, это было преступление — послужило убийце образцом для выполнения второго. Выстрел в Дугласа Прейна был, видимо, вынужденной мерой. И пока я не докопаюсь до конца и не увижу, что я не прав, я буду убежден, что между исчезновением Дороти Полэм и убийством Глории Прейн существует органическая связь.

— В таком случае почему не произвести арест?

— А кого я арестую, сэр?

— Полэма и Северида. Или обоих.

— На каком основании?

— На основании моральной уверенности в том, что в Прейна стреляли из пистолета Полэма.

Брэдли едва заметно улыбнулся:

— У присяжных есть свой взгляд на моральную уверенность, сэр!

— Но у Полэма нет алиби!

— Его нет ни у кого, кто значится в моем списке. И есть только один человек, в невиновности которого я не сомневаюсь ни на йоту. Это Патриция Прейн.

— А молодой Кэртин?

— В нем я тоже почти уверен, но у него очень неважно обстоит дело с алиби. Ведь оба трупа обнаружил он! А какие имеются доказательства того, что ему просто не повезло? Только его слово!.. Что же касается остальных, то мне не хватает мотива преступления, иначе я бы уже пригвоздил кого-нибудь из них!

Видимо, комиссару от этих объяснений не стало легче.

— Ну ладно, последний вопрос! Почему вы не объявили розыски Северида? Ведь вчера вечером он сознательно сбежал от вашего человека. И очевидно, он скрывается — иначе уже появился бы. Почти наверняка это он ударил сержанта Снайдера… Почему же вы не подняли на ноги всю полицию, чтобы отыскать его?

Брэдли молча попыхивал трубкой. Наконец он сказал:

— А что будет, если я его арестую? Ведь я могу его обвинить только в нападении на сержанта. А в том, что он сбежал от Монагана, нет никакого преступления: он не был под арестом, и я не запрещал ему покидать квартиру. Согласен, поведение его вызывает подозрение, но не пройдет и получаса после того, как я посажу его под замок, и его адвокат вызволит его на свободу. Мне бы не хотелось доводить дело до скандала…

— Но какого черта, Брэдли…

— Господин комиссар, у меня есть кое-какие предположения. И одно из них связано с Северидом. Я не знаю, где он сейчас… Это верно. Но зато этого не знает и убийца!

— Но разве не ясно, что убийцей является именно Северид?

— Не думаю, сэр. И пока он скрывается, мне это даже на руку. Потому что… — Тут Брэдли глубоко вздохнул. — Потому что если убийца узнает о местонахождении Северида, то Гай Северид будет его очередной жертвой!


Глава 14 | Избранные крутые детективы. Компиляция. Романы 1-22 | Глава 16