home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

Маршрут был указан совершенно точно. Миновало четыре часа пополудни палящего душного дня, когда Мейсон достиг точки, от которой, как он прикинул, до дома Мадженты в Саут-Джерси оставалось не больше мили. Прежде чем пуститься в путь в своем «фольксвагене», он тщательно проверил весь маршрут.

Связался он и с клиникой на Двенадцатой Восточной улице. Мисс Шанд покинула ее вскоре после его посещения Лауры. Она попросила передать Мейсону, что направляется в «Беркшир», – на тот случай, если он позвонит.

В «Беркшире» его постигла неудача. Присутствие в маленьком холле отеля Эприл Шанд, конечно, не осталось бы без внимания. Но никто ее тут не видел. Ответ был ясен: до того, как она вошла в отель, ее перехватили люди Мадженты.

Последней возможностью оставался «Уолдорф». Но там ему сообщили лишь, что мисс Шанд нет в номере и что она не разрешила сообщать ни где находится, ни когда вернется. От ее имени может говорить мистер Грингласс, но и его нет на месте.

Из своей квартиры Мейсон позвонил в гараж, попросил заправить машину и выгнать ее на улицу. Затем сел за длинный узкий стол с пишущей машинкой и набросал письмо с инструкциями своему адвокату – на тот случай, если он бесследно исчезнет, станет жертвой автокатастрофы или его постигнет неожиданная смерть, – позаботиться о Лауре Трасковер. Услышав тихое поскуливание, он посмотрел на обеспокоенного Муггси, сидящего у его ног.

– Твое будущее тоже надо обеспечить, старина, – сказал он и приложил деньги на Муггси.

После чего Траск написал письмо Даниэлю Дж. Гебхардту, начальнику следственного отдела Портовой комиссии. Текст он начал с краткого изложения своего разговора с Максом Уолтером, в который трудно было поверить. И продолжил:

«Я пытался разрешить эту ситуацию с помощью своего интеллекта, мистер Гебхардт, – хотя знаю, вы считали, что его решительно не хватает. Я не могу понять и принять мир насилия и жестокости, в котором очутился два дня назад. Я знаю только факты – что моего брата довели до состояния, в котором он убил четырех человек и, в свою очередь, погиб сам. Страшная смерть постигла двоих невинных детей – из-за мести. Я видел, как под многотонным грузом металла погиб ваш обаятельный молодой сотрудник. Мне объяснили, что в нашем распоряжении есть лучшее из того, чем располагают силы охраны закона. Мой интеллект подвел меня, мистер Гебхардт. Он должен был заставить прийти к вам, отказавшись от поездки в Джерси, – или, по крайней мере, до нее. Но может, именно он и послал меня в дорогу – без предварительной встречи с вами. Коль скоро ты в Риме, то и веди себя как житель Рима. Если Рокки Маджента и не относится к числу благороднейших римлян, это он – самый могущественный.

Меня не пугает возможность смерти. В армии я уже привык цепенеть от страха. Вся эта история настолько нереальна, что я вообще ничего не чувствую. Сдается мне, я должен пойти на риск ради Эприл Шанд – и еще ради бухгалтеров! Желаю вам удачи, мистер Гебхардт. Я понимаю, мои слова звучат легкомысленно. Я надеюсь, что удача позволит вам прихватить Микки Фланнери и Рокки Мадженту – пусть даже по сфабрикованному обвинению по неуплате налогов с доходов сомнительного заведения на Сорок второй улице. Кроме того, надеюсь, справедливое возмездие настигнет и настоящего негодяя – моего приятеля Макса Уолтера.

Итак, я отправляюсь в путь за Рокки Маджентой!

Всего вам хорошего, мистер Гебхардт.

Мейсон Траск».

Мейсон задумался, как ему незаметно отправить письма. Если Уолтер был прав, с него не спускают глаз. Пока он обдумывал ситуацию, до него из-за двери донесся звон мусорных контейнеров, которые собирал управляющий.

Мейсон открыл дверь, и мистер Расмуссен уставился на него:

– О, мистер Траск, как я вам сочувствую. Я читал в газетах…

– Сделайте мне одолжение, – прервал его Мейсон. – Я должен уезжать. Совершенно неожиданно. Не могли бы отвезти Муггси к ветеринару? К доктору Кардинеру?

– Конечно, мистер Траск. Как только скажете.

– Когда закончите работу. И не могли бы по пути бросить эти письма?

– Все, что угодно, мистер Траск. Поводок…

– Я оставлю его на стуле за дверью.

Снова оставшись один, Мейсон нагнулся, взял Муггси на руки и уткнулся лицом в холодную собачью мордочку.

– Спасибо за все, Муггси. Скрести за меня лапы на счастье. Ладно?

Вот так. Гебхардт получит письмо завтра. Когда на все вопросы жизни и смерти будут получены ответы.

В своем «фольксвагене» Мейсон преодолел последнюю милю и, повернув, миновал массивные каменные ворота усадьбы, которую мог позволить себе в эти нелегкие времена только Маджента.

Мейсон заехал на овальную стоянку справа от парадных дверей дома из серого камня, стены которого были оплетены плющом. До него донесся ровный гул, и он понял, что недалеко шумит океанский прибой.

Разогнув ноги, Траск выбрался из машины. Правую руку он держал в кармане пиджака, сжимая рукоятку револьвера Уолтера. Мейсон уже был почти у входных дверей, когда краем глаза уловил легкое движение за густой, аккуратно подстриженной живой изгородью, окаймлявшей дорожку. За ней, скорчившись, находился человек, который явно хотел укрыться от взглядов. Мейсон ощутил или ему показалось, что у него встали дыбом волосы на затылке.

Он неторопливо прошел к парадным дверям и позвонил. Никакой реакции. Траск слегка повернулся, стараясь не показывать, куда он смотрит. Человек, пригнувшись, продолжал сидеть за живой изгородью. Мейсон снова позвонил, но опять ничего не произошло. Ладонь, сжимавшая револьвер в кармане, была влажной от пота.

Вокруг дома тянулась дорожка, и он двинулся по ней. Шел Траск медленно, чувствуя за спиной какое-то движение. За ним следили, но преследователь прятался за кустарником.

На другой стороне дома была обширная, вымощенная плитами терраса, от которой к широкому белому пляжу полого спускался красивый, ухоженный газон. На террасе стояло несколько шезлонгов, на ручках которых висели два или три купальных халата и пляжных полотенец. Мейсон вышел к центру террасы. И тут услышал голос с сильным итальянским акцентом, который он никогда не смог бы забыть:

– Стоять там, где вы есть, мистер Траск. Теперь – повернуться. Медленно.

Мейсон повернулся. Лицом к нему стоял Рокки Маджента, совершенно голый, если не считать пляжных трусиков и пистолета в правой руке, напоминавшего небольшую пушку.

– Я поймал его, Рокки! – заорал другой голос, и кто-то вылетел из-за угла дома, с той стороны, где прятался неизвестный Мейсону человек.

– Стой смирно, Курок! – загрохотал Маджента. – Вынь руку из кармана, если не хочешь получить дырку в брюхе! Быстро!

Человек, с левой рукой на перевязи, ошеломленно уставился на Рокки:

– Ты с ума сошел? Я увидел, как этот парень крадется вокруг дома и…

– Я тебя сейчас прикончу, Курок, если ты не вынешь руку из кармана! Даю тебе одну секунду!

Курок должен был быть Курком Макнабом, который вырвал оружие у Лауры в клубе Томаса Макналти. Его рука, скрюченная, как птичья лапа, вынырнула из кармана. Лицо залила смертельная бледность.

Маджента гаркнул на пределе сил:

– Фузз! Эйб!

Еще двое в пляжном одеянии, с животиками, как у Мадженты, вышли из дома. Мейсон вспомнил Фуззи Кейна. Человек поменьше, скорее всего, был адвокатом Рокки.

– У мистера Траска револьвер в левом кармане, Эйб. Возьми его, – приказал Рокки. – Вынь и у Курка пушку из кармана, Фузз. Вот так.

– Рокки, ты рехнулся? – возмутился Курок.

– Шевелись, Фузз! – заорал Рокки. – Или я начну палить!

На свет появились два револьвера. Их положили на плетеный столик рядом с Маджентой, и с минуту все молчали.

– Итак, мистер Траск, какого черта вы тут делаете? – спросил Рокки.

Мейсон облизал пересохшие губы.

– Вы посылали за мной. Я приехал.

Одна из мохнатых бровей Рокки полезла на лоб.

– Посылал за тобой?

– Макс Уолтер передал мне ваше послание. Я приехал.

– Уолтер? Ах да – парень из газеты. Он передал тебе послание от меня?

Мейсон заранее прикинул, что скажет, и он это произнес, пропустив мимо ушей вопрос:

– Я приехал, чтобы заключить любой допустимый для меня договор ради мисс Шанд.

– Пока вместо договора я видел у тебя револьвер, – заметил Рокки. – А кто такая мисс Шанд?

– Эприл Шанд, – устало объяснил Мейсон.

– Кинозвезда? – У Рокки блеснули глаза. Он подмигнул Эбрамсу: – Я готов договариваться ради мисс Шанд. – Он было засмеялся, но тут же лицо его окаменело. – Что у меня за дела с мисс Шанд?

– Послушайте, Маджента, я все знаю, – сказал Мейсон. – Я знаю, что вы с помощью Уолтера организовали похищение мисс Шанд и доставили ее сюда. Я получил ваше послание и приехал.

Рокки, Фуззи и Эбрамс смотрели на него как на лунатика.

– Давай-ка все выясним, – произнес Маджента. – Значит, Уолтер сказал тебе, что я зацапал мисс Шанд и что ты должен ехать сюда и договариваться?

– Да.

– И ты явился, даже не заходя к копам. – Рокки улыбнулся. – Я бы знал, если бы ты связался с копами. Может быть, ты хотел пристрелить меня из этой хлопушки?

– Может быть.

Пушка в руке Мадженты по-прежнему была нацелена прямо на Курка Макнаба.

– О'кей, – резко сказал Рокки. – Давай уточним еще парочку вещей, мистер Траск. Я не имею ровно ничего общего с убийством тех двух детей. Я сочувствую матери… и тебе. Как я тебе говорил, человек, сделавший это, заслуживает смерти! Продолжим. Идет? Я уже пять лет не разговаривал с Максом Уолтером – потому что он лживый сукин сын. Он человек Подлодки Келлермана. Ты знаешь Подлодку?

– Вам же известно, что я знаю его. Знаете, что сегодня утром я был у него в офисе.

У Рокки дрогнуло веко.

– Откуда мне это знать?

– Понятия не имею. Но, как сказал Уолтер, вы это знаете.

– Однако я не знаю. Но кое-что я знаю, мистер Траск. Именно сейчас Подлодка прячет Микки Фланнери – того, кто убил детей твоего брата! Уолтер отослал тебя с этой идиотской историей о мисс Шанд, и…

– Ее здесь нет? – спросил Мейсон.

– Я никогда в жизни не видел ее, кроме как в кино. А ты явился сюда, мистер Траск. Ну и нервы у тебя, клянусь господом! У меня есть телохранитель. Надежный и преданный. – Он показал стволом в сторону Курка Макнаба. – Вот сижу я здесь, греюсь на солнышке. Но у меня кончились сигареты. И я пошел в дом поискать их. Случайно глянул в окно. И что увидел? Подъезжает какой-то парень в маленькой машине. Вылезает из нее. Держит руку в кармане. Слепому ясно, что у него там оружие. А где мой отважный телохранитель? Прячется за кустами! Он…

– Рокки, дай мне объяснить. Я хотел…

– Заткнись, Курок. – Маджента злобно улыбнулся остальным слушателям. – Что должен был сделать мой отважный телохранитель? Он должен был окликнуть этого парня. Кто ты такой? Что тебе здесь надо? Он должен был обыскать его и найти оружие. А он что сделал? Спрятался за кустами. Так что этот парень прошел прямехонько ко мне. Если бы я лежал в шезлонге, прикрыв глаза от солнца, я уже был бы трупом. Ясно?

– Рокки! – заорал Макнаб. – Я хотел посмотреть, чего ему тут надо. Я…

– Закрой пасть, Курок. Говорю тебе – заткнись! Так что видишь, как все выглядит, мистер Траск? Вовсе я не такой хитрый, просто я сообразил. И вроде как раз вовремя, точно? Ты себе представляешь, мистер Траск? Ты попался на эту дешевую наживку с мисс Шанд. И приехал сюда. Не пойди я за сигаретами и не увидь я тебя и моего бравого телохранителя, вот что случилось бы. Ты обходишь дом. Мой смелый телохранитель стреляет в тебя, а потом в меня – из твоего револьвера, мистер Траск! А потом взывает к небесам и бьется в рыданиях, что не успел спасти меня. – Маджента пожал плечами. – Все знают, что ты сошел с ума от горя, мистер Траск. Так что ты пристрелил старину Рокки, а его бравый телохранитель чуть запоздал. Бедный старина Рокки – погиб от пули психа. И, мистер Траск, кто займет мое место? Наш общий друг Микки Фланнери. А кто будет его покорным слугой номер один? Мой отважный телохранитель. А кто по-настоящему будет всем заправлять? Подлодка Келлерман. И кто получит новую машину, может, полдюжины новых костюмов и новый счет в банке? Твой друг Макс Уолтер.

Мейсон не мог отвести от него глаз:

– То есть он сознательно подстроил мне ловушку?

Рокки кивнул:

– И хуже того, мистер Траск. Он подстроил ловушку мне! Итак – мы возвращаемся в Нью-Йорк и там выясним, кто кому должен.

– Рокки, ты все понял неправильно! – заорал Макнаб.

– Кончай пыхтеть, Курок, – сказал Маджента. – Ты знаешь, я никогда никого не убивал в Нью-Джерси. Так что в вечерней прохладе мы совершим приятное долгое путешествие обратно в город. – У него блеснули глаза. – И там выясним, кому жить, а кому умирать!


предыдущая глава | Избранные крутые детективы. Компиляция. Романы 1-22 | cледующая глава