home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Питер осторожно приблизился к ружью, боясь наследить на мягком торфе. Более тренированный глаз наверняка прочтет тут что-нибудь. Он ступил на террасу и, пройдя вдоль ее края, подошел к ружью. На его ложе блестела маленькая медная табличка с отчетливыми инициалами – «Э.Л.».

Окрестный лес казался неестественно тихим – даже птицы смолкли. Где-то вдалеке по главной шоссейке проехал грузовик. Питер окинул взглядом дом и, облизнув пересохшие губы, позвал:

– Мисс Ландерс! Мисс Ландерс, это Питер Стайлс!

Ответа не последовало. Ни единого звука, ни единого шороха. Питер подошел к двери дома и, открыв ее, шагнул вовнутрь. В доме царила прохлада, окна, выходящие на солнечный запад, закрыты венецианскими ставнями. То, что прежде служило кому-то жилой комнатой, Эллен Ландерс превратила в студию. Мольберт, квадратный стол, заставленный кистями и красками, два простеньких стула, маленький письменный столик и софа вдоль стены – вот все, что составляло ее меблировку. Вдоль другой стены было выставлено множество холстов. Работы, выполненные в ярких красках и энергичной манере, навели Питера на мысль, что их автор далеко не кроткая персона. Он снова позвал: «Мисс Ландерс!» и быстро прошел по всему дому, заглядывая во все помещения – в кухню, пустынную гостиную, аккуратную ванную и чисто женскую спальню. Питеру вспомнились слова, которые любила говаривать его мать, – что женщина должна содержать дом так, чтобы гостю, зашедшему в него в любое время дня и ночи, не пришлось извиняться за свое посещение, а хозяйке – испытывать неловкость. Здесь все было в меру – дом был и обжитой и ухоженный.

Питер повернулся, чтобы выйти из спальни, и буквально чуть не подскочил на месте – на пороге с пистолетом в руках стоял сержант Маклин.

– И что же тут произошло? Вы слышали, как они смеялись? – сухо и холодно спросил он.

Питер быстро пришел в себя и полез в карман за трубкой.

– Держите руки на виду, мистер Стайлс!

Маклин подошел к Питеру и похлопал его по карманам на предмет оружия, потом отступил.

– Ну что ж, понятно, – сказал он.

Питер пожал плечами:

– Вам понятно так же, как и мне. Я прибыл сюда менее десяти минут назад, так как мисс Ландерс назначила мне встречу, и обнаружил вот этих… – Он кивнул в сторону входной двери. – Они лежали как сейчас.

– И вы не позвонили нам?

– Как я мог позвонить? Здесь нет телефона.

– Я знаю это, мистер Стайлс. Но вы могли выехать на шоссе до ближайшей телефонной будки.

– Я же сказал, что только что приехал. Увидев их, я позвал мисс Ландерс, а когда она не ответила, решил заглянуть в дом и поискать ее.

Маклин убрал пистолет в кобуру.

– Выходите, – сказал он и пошел впереди Питера.

Они вышли на террасу, где второй полицейский фотографировал убитых. Тут же стоял молодой врач из местной больницы и еще один человек в белом халате – скорее всего водитель «скорой помощи». Рядом на траве стояли носилки.

– А теперь расскажите все по порядку, – сказал Маклин.

– Мне нечего больше рассказывать. У меня была назначена встреча с мисс Ландерс на пять часов. В пять минут шестого я подъехал к месту стоянки, прошел по тропинке к дому и увидел убитых.

Маклин глянул на часы и что-то записал в блокноте. Питер невольно посмотрел на собственные часы – они показывали восемнадцать минут шестого. Питеру показалось, что он находится здесь уже много часов, а не какие-то тринадцать минут. Он продолжил рассказ:

– Одному помощь была явно не нужна, в другом я не был уверен, поэтому я подошел к нему и убедился, что он тоже мертв. Тогда я обогнул поляну кругом и поднялся на террасу, чтобы посмотреть на ружье.

– Трогали?

– Нет.

– А узнали? Это что, ружье мисс Ландерс? Вы вроде сегодня говорили, что у нее есть ружье.

– Похоже, что это действительно ее ружье. Я заметил на нем табличку с инициалами, когда она держала его. Точно такую же, как эта.

– Это ее инициалы, – заметил Маклин.

– Я знаю.

– Вы узнали, где она хранит ружье, во время своего первого посещения?

Питер пожал плечами:

– Она просто сунула его за дверь. – Он колебался, собираясь рассказать о Говарде Делафилде, но что-то заставило его промолчать. Должно быть, прежде чем рассказывать кому-то, ему хотелось самому узнать чуточку больше об этих взаимоотношениях. Возможно, они не имеют никакого отношения к делу, зато если он расскажет, это причинит вред сразу нескольким людям. Поэтому он просто спросил: – Как вы узнали? Вам кто-то позвонил?

Маклин кивнул:

– Без восьми минут пять. Какой-то непонятный голос – то ли мужской, то ли женский. Он сказал, что возле дома Ландерс убиты двое мужчин. Мы приехали и увидели вашу машину. – Он снова посмотрел на часы. – А девушка опаздывает на встречу, которую вам назначила.

– Да, – согласился Питер.

Полицейский с фотоаппаратом сделал знак Маклину. Сержант и врач подошли к убитым. Маклин обшарил их карманы – там оказались деньги, в основном мелочь, сигареты и зажигалки, но никаких бумажников.

– Вы их не знаете? – спросил Питер.

Маклин покачал головой:

– Не местные. Похоже, наспех нам вряд ли удастся опознать их. Сейчас никто не ходит без документов, у каждого есть при себе хоть что-то: страховочный номер, или кредитная карта, или водительские права. А эти – оба без бумажников. Вот у этого нагрудный карман вывернут. Бумажники скорее всего вытащили. – Маклин поднялся с корточек. – Похоже, они направлялись к двери и кто-то оказал им «теплый» прием. У первого разнесено все лицо, а второй, видимо, пытался убежать и был застрелен в спину.

– В обоих случаях смерть наступила мгновенно, – констатировал врач.

– Грузите их в машину, – распорядился Маклин и повернулся к Питеру: – Мне понадобятся ваши письменные показания, поэтому я вынужден пригласить вас проследовать в отделение.

– Я арестован?

Маклин рассмеялся:

– Я очень хорошо знаю ваш тип, мистер Стайлс. Вы поможете старушке перейти через улицу и спасете красавицу от разъяренного дракона. И если бы вы и впрямь угрохали этих двух молодцев, вы бы непременно признались и не стали бы сваливать гору подозрений на мисс Ландерс. Нет, здесь как раз все понятно. Это те двое, что изнасиловали ее в воскресенье. Они вернулись, и она пристрелила их.

– Это ваши предположения?

– Разумеется. Любое расследование начинается с предположений. Она застрелила их, потом позвонила нам, а теперь пытается собраться с мужеством, чтобы вернуться.

– Но как она могла узнать их? Ведь она сама говорила вам в воскресенье, что не способна их опознать.

Маклин поджал губы:

– Быть может, что-то всплыло у нее в памяти, когда она увидела их. Быть может, они сказали что-нибудь такое, отчего сразу стало ясно, кто они такие. В конце концов, она сама говорила, что может узнать их по голосам. – Он пожал плечами. – Возможно, это вовсе и не те парни, но так или иначе она застрелила их. Поддалась истерии. Посудите сами: двое парней подходят к ее двери, возможно, говорят какие-нибудь сальности, она не выдерживает и… стреляет в них. Можно истолковать как самооборону, а можно и как убийство.

– А как насчет их машины? – Питер жестом указал в сторону людей, уже тащивших носилки с первым телом по тропинке к ожидавшей их «скорой помощи».

– Машины?

– Да. Посмотрите на них. Они прилично одеты. Тот, что в белом пиджаке, обут в хорошие ботинки, и они совсем не испачканы. Не похоже, чтобы они пробирались по лесу. Нет, нет, Маклин, эти двое далеко не бродяги. Скорее из тех, кто путешествует на машине. Но когда я подъехал, никаких машин тут не было. Быть может, они оставили ее на шоссе?

– Здравая мысль, – согласился Маклин. Он махнул другому полицейскому и, когда тот подошел, представил его Питеру. – Робертс, отвезешь мистера Стайлса в отделение, – распорядился Маклин. – Запишешь его показания и дашь ему расписаться. У убитых пусть снимут отпечатки пальцев и отправят в ФБР и хартфордскую полицию. А еще свяжись с дежурным офицером из «Делафилд компани» – может, он опознает этих молодцев.

– А как насчет соревнований? – спросил Робертс. – Может, в пресс-центре окажут помощь? Возможно, они знают, не были ли убитые как-то связаны с кем-нибудь из игроков, журналистов, телевидения, коммерсантами или болельщиками.

– Хорошая идея, – одобрил Маклин. – Я, пожалуй, постараюсь что-нибудь у них разнюхать. Только сначала подожду здесь мисс Ландерс – вдруг она наберется смелости и решит вернуться на встречу с мистером Стайлсом.

Робертс оказался расторопным малым, склонным проявлять бдительность и усердие. По дороге в отделение, сидя в «ягуаре» Питера, он задал ему несколько свежих вопросов.

– Вы давно дружите с мисс Ландерс?

– Нет, мы познакомились только сегодня.

– Все верно. Сержант говорил мне, почему вы здесь, только я так и не понял, знали ли вы ее раньше.

– Нет, не знал.

– Если это те же двое, что изнасиловали ее, ей волноваться нечего, – заметил Робертс. – Будет считаться самообороной. Суд не только оправдает ее, но еще и вынесет благодарность. Но если она обозналась и по ошибке угрохала не тех, тогда… Люди, конечно, сочувствуют жертвам насилия, но никому не светит быть пристреленным как собака только потому, что он зашел спросить, как выбраться на главное шоссе или что-нибудь в этом роде. Если это так, то не удивлюсь, если она окажется в местном дурдоме.

– Я все-таки надеюсь, что она не совершала этого убийства, – возразил Питер. – Судя по всему она давно отсутствует и, быть может, скоро появится здесь с убедительным алиби, объясняющим ее опоздание на встречу со мной.

Робертс вытащил прикуриватель и зажег сигарету.

– Меня насторожил этот телефонный звонок, – поделился он своими опасениями с Питером. – Дежурный на пульте сказал, что голос был какой-то странный, словно кто-то приложил к трубке носовой платок. Спрашивается: зачем? Предположим, посыльный из магазина доставляет заказ и обнаруживает мертвые тела. Он звонит нам и докладывает. Или, скажем, заблудившийся рыболов или турист пробирается через лес и натыкается на убитых. Но зачем им в обоих случаях скрывать, кто они такие? Значит, это кто-то, кто не должен был там оказаться.

– Что значит, не должен?

– А вот смотрите, – продолжал рассуждать Робертс. – Может такое быть, что чей-то муж крутил шашни с этой девчонкой?

Питер не сводил глаз с дороги и только коротко заметил:

– Возможно.

Ему это показалось любопытным, но он сейчас почему-то не мог припомнить, как выглядит Эллен Ландерс. Безукоризненная фигура в желтой блузке и светло-зеленых обтягивающих брючках, густая копна медно-рыжих волос, золотистый загар и темные очки, словно маска скрывающие лицо, – это, конечно, запечатлелось в памяти. Но как она выглядит на самом деле? Трудно понять, что перед тобой за человек, если ты не имеешь возможности посмотреть ему в глаза. Да, она показалась ему испуганной и угнетенной случившимся. Но какова она на самом деле? И почему он, Питер, взялся защищать ее, скрывая от Маклина и Робертса то, что ему известно о Говарде Делафилде? «Верь свои ушам, если ты привык им верить», – говорит в таких случаях Фрэнк Девери.

Питер задумался о Говарде Делафилде. Вот опять тот случай, когда черные очки скрывают истинную природу человека – человека молодого, явно красивого, которого отчаянно ждет не дождется девушка. Питер никогда не забудет, как она бросилась к нему навстречу, обознавшись и приняв за другого, не забудет, как трепетно она прильнула к этому Говарду, лепеча: «Я думала, ты никогда не придешь!»

Да, это можно понять по голосу, подумал Питер. Он начисто исключает какую бы то ни было несерьезность в отношении этой женщины к своему мужчине. Губы Питера скривились в слабой усмешке. «Господи, каким сентиментальным ты становишься, дружок!» – подумал он про себя.

Голос Робертса вывел его из задумчивости.

– Нет, похоже, действительно так и было, – рассуждал он вслух. – Что, если это и в самом деле были те насильники? Она открыла на стук, а там стоят они и усмехаются…

– Но она не видела их лиц в воскресенье, – возразил Питер. – Как же тогда она могла узнать их?

Робертс посмотрел на Питера:

– Сержант говорил мне кое-что о вас, мистер Стайлс. Все эти годы вы сами разыскиваете двух парней. Я даже, помнится, читал об этой истории в свое время. Полиция пяти штатов сбилась тогда с ног, но их так и не нашли. Случай, похожий на наш – никаких описаний, только темные очки и парки.

– Да, – спокойно проговорил Питер.

– Вот и вы бы, наверное, вряд ли узнали их.

Питер лишь слегка нажал ногой на газ. Белый «ягуар» плавно скользил по дороге, рассекая сгущающиеся сумерки.

– Я уже тысячу раз задавался этим вопросом, – сказал он Робертсу. – И всегда в глубине души был убежден, что смогу узнать их. Но вот как?

– Может, вы и были убеждены, но не настолько, чтобы разнести им головы из пистолета, – возразил Робертс. – Суд признал бы действия девчонки как самооборону, даже если бы эти двое и пальцем ее не тронули во второй раз, но для этого она должна доказать, что узнала их. Но если окажется, что парни отродясь не видывали ее раньше и просто заплутали в лесу, то ее ждут большие неприятности.

– Ружье принадлежит ей, – сказал Питер. – И на нем имеются ее отпечатки пальцев. Но разве есть какие-нибудь убедительные доказательства, что именно она стреляла в этих людей? В конце концов, я тоже знал, где она прячет ружье, и вполне мог оказаться там, когда они явились.

Робертс добродушно усмехнулся:

– Очень благородно с вашей стороны, но только не нужно вносить путаницу – в конечном счете это все равно не поможет мисс Ландерс. Если она все-таки объявится через несколько минут на встречу с вами – это одно дело, но если она пустилась в бега… – Робертс затушил сигарету. – Ей вряд ли удастся удрать далеко на своем крошечном «триумфе». Сержант уже поднял всех по тревоге, и ее разыскивают.

Они подъехали к зданию полиции, Питер затормозил.

– Как бы вы ни относились к этому, ей в любом случае нужна сейчас помощь, – заметил он.

– Как бы вы ни относились к этому… – сказал Робертс.



В отделении один из полицейских напечатал на машинке показания Питера, включавшие причину его приезда в Делафилд и мельчайшие подробности его пребывания в городке. Здесь упоминалось о его первом визите к Маклину, о первой встрече с Эллен Ландерс и об их договоренности на пять часов; о втором визите к Маклину; о том, как Питер поселился в номере Чарли Рейнольдса; о его приезде на свидание с Эллен Ландерс и о том, что он обнаружил возле ее дома. Одним словом, это был поминутный отчет, в котором оказалось опущено лишь одно место – те десять минут, которые ушли у Питера на то, чтобы проследить за Говардом Делафилдом, заезжавшим к Эллен, и увидеть ее в его объятиях.

– Можете подождать, когда все будет составлено по форме, или приезжайте через пару часов, чтобы расписаться, – предложил Робертс.

– Я лучше заеду позже, – сказал Питер. Он чувствовал себя по-детски неловко от того, что укрыл кое-какие факты от полиции. Сейчас ему нужно было как можно скорее добраться до Говарда Делафилда. Эллен наверняка поспешит к нему, и Питер сможет подготовить их обоих к тому, что вынужден будет в конечном счете рассказать все Маклину.

Питер решил не пользоваться телефоном в фойе, а поехал в город и нашел автомат в местной аптеке. Отыскав в справочнике нужный номер, он связался с резиденцией Сэмюела Делафилда. Прислуга ответила, что мистер и миссис Говард и мистер Сэм сейчас находятся на приеме в клубе.

Питер посмотрел на часы. Половина восьмого – заявление в полиции еще не готово.

В наступающих сумерках «Кантри клаб» сверкал праздничными огнями. Освещенные окна, терраса, украшенная разноцветными японскими фонариками, лучи прожекторов освещают игровое поле, где по-прежнему еще продолжаются соревнования. Питер заехал в мотель, принял душ и переоделся в темно-серый костюм – издали глянув на празднично разряженную толпу на террасе клуба, он понял, что ему придется это сделать.

Звуки джаза, оглашавшие окрестности, напомнили Питеру слова Фрэнка Девери: «Ты можешь найти этих смеющихся подонков в толпе. Они всегда там, где праздник».

И вот он – праздник в Делафилде. С полной программой – выпивка, секс, деньги и… убийство. Убийство, совершаемое под звучный ритм барабанов и плавную мелодию банджо и трубы, которой вторит низкое соло баса. Убийство, чьим прикрытием стали музыка и смех.

А ведь где-то здесь неподалеку прячется испуганная девушка, доведенная до отчаяния, которое, возможно, заставило ее пойти на убийство, и нуждающаяся в помощи.

Праздник был в самом разгаре. Повсюду – в машинах, на лужайках под зонтиками и на террасе прижимались друг к другу влюбленные парочки. Питер вошел через террасу в танцевальный зал, переполненный мужчинами в белых костюмах и в пух и прах разодетыми женщинами. Вокруг стойки бара крутилось с полдюжины барменов в коротеньких темно-красных курточках. В другом конце зала буфет ломился от всевозможных закусок, салатов, блюд с икрой и бутербродами. Возле стойки бара веселилась шумная толпа, зато буфет пустовал.

Питер подошел к одному из официантов и спросил о Говарде Делафилде. Тот наметанным глазом посмотрел в сторону танцующих:

– Он сейчас не с супругой.

В тот же момент Питер увидел Сандру Делафилд. Одетая в золотистое вечернее платье, она танцевала со старым Сэмом Делафилдом. Сэм так сильно прижимал ее к себе, словно это был вовсе не танец. Лицо ее сияло, а темные глаза сверкали радостью.

– Вы можете найти мистера Говарда в мужском зале, – сказал официант.

Питер направился к двери, на которую указал официант, мысли его при этом были заняты Сандрой. Ее, казалось, нисколько не заботили десятки пар глаз, с холодным интересом наблюдающих за ней. Интересно, она подчиняется сексуальному нажиму старика, потому что он богат и всемогущ или он действительно как-то затрагивает ее чувства?

В мужском зале все было устроено по старинке. Здесь тоже был свой бар, возле которого Питер заметил с полдюжины прославленных игроков и несколько шоу-звезд, окруженных толпой обожателей, жадными глазами ловящих каждое движение своих кумиров.

Наконец Питер нашел молодого блондина в белом смокинге и коричневом галстуке, одиноко сидящего за столиком в углу и разглядывающего высокий бокал, который держал в руке. Казалось, из всей толпы он один не был увлечен всеобщей атмосферой веселья.

Питер подошел к столику:

– Мистер Делафилд?

Тот поднял глаза, в которых Питер прочел такое отсутствующее выражение, словно этот человек сознательно отгородился от всего, что происходит вокруг. Он был выше отца, но черты его лица, хотя и привлекательные, были менее выразительными, чем у Сэма. Его улыбка была автоматической – как у метрдотеля в ресторане – и не удивительно, ведь за эти дни к нему подходили сотни незнакомых людей только потому, что он сын Сэма Делафилда. Кроме того, судя по тому, что рассказывал о нем Маклин, его и самого любили в городе.

– Да, – ответил он вежливо, но безо всякой теплоты.

– Меня зовут Питер Стайлс.

– О да, я наслышан о вас, мистер Стайлс. Отец очень рад, что «Ньюс вью» направил сюда именно вас написать историю создания нашего турнира.

«Интересно, – подумал про себя Питер, – не говорила ли Эллен Ландерс Говарду о его визите к ней? Судя по отсутствию особого интереса к его персоне, непохоже».

– Можно к вам присоединиться? – спросил Питер.

– Конечно. Выпьете что-нибудь?

– Нет, спасибо.

– Вас могут счесть за белую ворону, если вы не возьмете в руки бокал, – сказал Говард. – У меня, например, здесь лимонад.

– Я хотел бы поговорить с вами об Эллен, – спокойно проговорил Питер.

Лицо Говарда на мгновение напряглось.

– Так вот оно что! – вдруг воскликнул он. – Значит, это вы были сегодня днем в белом «ягуаре»!

– Да, я.

Говард решительно поставил бокал на стол:

– Я так и знал! – В его голосе звучала горечь. – Ну и что же вы предлагаете, мистер Стайлс?

– Предлагаю?!

– Да, да. В наши дни даже шантажисты выглядят как джентльмены. – Губы Говарда вытянулись в тонкую ниточку.

– Значит, Эллен не говорила вам обо мне? Но вы ведь видели мой «ягуар»? Неужели она не рассказывала, что я приезжал поговорить с нею?

– Ах, ну да! Эта душещипательная история – охота за подонками. Ну так и что же? Вы нашли меня?

– Да.

– Да вы просто сукин сын, мистер Многострадальный Стайлс! Послушайте, назовите все-таки ваши требования! Подумать только, какая ирония судьбы! Журналист, объявивший крестовый поход подлецам, сам становится одним из них.

– Где сейчас Эллен? – спросил Питер, не тронутый этим оскорбительным тоном. Ему пока трудно было понять, что это – первоклассная игра или естественная реакция.

– А почему вы спрашиваете и почему я должен отвечать вам?

Питер не моргая в упор смотрел на собеседника:

– У меня была назначена с нею встреча на пять часов. Быть может, она вам и об этом говорила?

– Да, говорила. И это выглядело так, будто ее собираются поддеть на крючок. А что случилось? Она послала вас ко всем чертям и поэтому вы пришли ко мне?

– Я пришел узнать, не могу ли чем-нибудь помочь и следует ли мне говорить полиции то, что мне известно, – ответил Питер. Собеседник попытался было перебить его, но Питер, жестом удержав его, продолжил: – У меня мало времени на принятие решения, поэтому слушайте внимательно, если, конечно, не знаете, о чем я буду говорить. Я приехал к Эллен в начале шестого. Ее дома не было, зато на лужайке перед крыльцом лежало два мертвых тела. Оба были убиты из ее ружья.

Говард побледнел, ошеломленно уставившись на Питера.

– Они вернулись! – прошептал он.

– Кто? Насильники? Возможно, это были они. Правда, полиция не смогла установить их личности.

– Вы вызвали полицию?

– Нет. И это как раз еще один интересный момент. Кто-то, изменив голос, вызвал полицию без восьми минут пять. Они даже не поняли, кто это был – мужчина или женщина. Они приехали как раз в тот момент, когда я приходил в себя от обнаруженного. Но Эллен куда-то исчезла. Еще полчаса назад она не возвращалась, и у меня, Говард, в связи с этим проблема. И вовсе не шантажистского характера. Речь идет просто о выполнении гражданского долга. Совершенно случайно мне стало известно о ваших отношениях с Эллен. Полиции о них не известно. Я должен рассказать им, но пока этого не сделал.

– Стало быть, мы снова вернулись к вопросу о цене, которую вы хотели бы назначить? – Лицу Говарда вернулся его естественный цвет.

– Я хочу, Говард, чтобы вы поняли раз и навсегда – я здесь не для того, чтобы шантажировать вас или Эллен. Я приехал в Делафилд лишь отчасти из-за Эллен, а в основном по личной причине. Я хотел найти тех двоих, что напали на нее в воскресенье, но совершенно случайно оказался свидетелем отношений, предполагающих быть тайными. Я сочувствую Эллен и хорошо понимаю, что она перенесла, поэтому и предпочел пока не распространяться. Но для того, чтобы продолжать хранить молчание, мне нужны более убедительные причины. Поскольку Эллен сейчас в недосягаемости, я решил обратиться к вам.

– И сколько же вы хотите?

Питер отодвинул стул и встал:

– Я вижу, Говард, что напрасно пришел к вам. С вами разговаривать бесполезно. Извините.

– Подождите! – Говард вдруг неожиданно сильно схватил Питера за руку. – Ведь вы же все понимаете. Правда?

– Вас трудно убедить, – возразил Питер.

Говард оглянулся по сторонам, словно затравленный зверь.

– Давайте-ка выйдем отсюда, – предложил он. – Вы на машине?

– Моя машина стоит у мотеля.

– Я приду туда к вам.

Он поднялся и быстро вышел через служебный вход, ведущий на кухню. Питер огляделся. Казалось, никто не обратил на них внимания. Дружный хохот, донесшийся со стороны стойки, был явно всеобщим ответом на чью-то удачную шутку.

Небрежной походкой Питер снова вышел в танцзал. Там по-прежнему колыхалась толпа, и Питер поймал себя на том, что ищет глазами Сандру Делафилд. Он вдруг заметил ее почти рядом – можно было даже протянуть руку и дотронуться до нее. На этот раз она держалась вполне прилично и танцевала с молодым человеком, чей загар, заметный даже в полумраке, свидетельствовал о том, что он принадлежит к числу любителей солнца. Заметив, что Питер смотрит на нее, она приветливо улыбнулась. Питера словно пронзило током. До сих пор он видел ее только издали, и ее почти театральный макияж, вызывающий наряд и открытый флирт со старым Сэмом внушили Питеру мысль, что перед ним женщина средних лет. Но теперь он разглядел, что она почти ребенок и едва вышла из подросткового возраста. Глаза ее сияли восторгом, но Питер мог поклясться, что в них скрывалась какая-то неизбывная тревога.

Питер вышел на террасу и с удовольствием глотнул свежего воздуха, чистого от запаха духов, табака и алкоголя. Этот близкий взгляд на Сандру полностью разрушил его почти уверенность в существовании любовного треугольника. Он принимал Сандру за зрелую женщину, изголодавшуюся по сексу, уставшую от мужа, который, будучи недовольным ее неразборчивостью, завел связь со спокойной и преданной Эллен. Но теперь он понял, что Сандра нисколько не подходит под это определение. У нее попросту не было времени на то, чтобы стать зрелой и изощренной. Он понял, что ему придется заново знакомиться с каждым из них.

Питер направился через лужайку к мотелю. Он вспомнил, что не назвал Говарду номера своего коттеджа, поэтому решил вернуться к своему белому «ягуару» и не ошибся. Вскоре Говард открыл дверцу и опустился на переднее сиденье рядом с Питером. Питер ждал, когда тот заговорит. Раскуривая трубку, он вдруг краем глаза заметил, что Говард выглядит вовсе не таким юным и каким-то усталым.

– Это длинная история, – начал он. – Но прежде чем приступить к ней, я хочу, чтобы вы знали – речь не идет о каком-то там банальном любовном романе, о котором вы якобы знаете и должны молчать.

– Должен? – переспросил Питер, холодно глядя на него.

Говард вдруг вспыхнул, ударив кулаком по сиденью:

– Вы сначала выслушайте и не перебивайте! – В его голосе Питер уловил нотки отчаяния.

– А я и не перебиваю вас, Говард, – сказал Питер. – Только прежде чем мы приступим к каким бы там ни было историям, скажите, где сейчас Эллен. Вы знаете?

– Нет.

– Я не прошу вас назвать мне, где она. Но если вам это известно, вы должны связаться с ней и передать, чтобы она в свою очередь связалась с сержантом Маклином. Чем дольше она отсутствует, тем хуже для нее складываются дела.

– Я не знаю, где она.

– Ну что ж, Говард, – вздохнул Питер. – Вам виднее.


Глава 2 | Избранные крутые детективы. Компиляция. Романы 1-22 | Глава 4