home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

На мгновение эта мысль потрясла меня. И парализовала: я перестал думать, дышать, кажется, даже сердце перестало биться, и я до боли стиснул рулевое колесо. Опомнившись, я вдавил в пол педаль газа, и мой «кадиллак» буквально пролетел по воздуху последние полквартала до дома Шерри.

Может быть, она все еще здесь, и мне удастся остановить ее. Резко затормозив у входа в дом, я бросился к незапертой двери, громко окликая ее. Но никто не отвечал. Торопливо осмотрев спальню, я направился к выходу, но тут заметил свой кольт, лежащий на комоде. Боже мой, она даже не взяла с собой оружие! Схватив револьвер, я убедился, что он заряжен, сунул его в карман и через несколько секунд был уже в пути.

Мое сердце бешено стучало, а мышцы были готовы разорваться от напряжения, пока я мчался по Сайпрес-авеню и Роял-роуд. Когда она ушла? Пять минут назад? Десять? На сколько я опоздал? Я знал, что на съемочной площадке нет ни полиции, ни Оскара. Только Дженова — и теперь, вероятно, Шерри. Дженова был тем самым мерзавцем, который подослал ко мне лысого убийцу, а сегодня по телефону вызвал на съемочную площадку двух типов. Это он ударил Шерри, когда искал улики против Оскара в ее квартире, а затем дважды выстрелил в меня.

Вдавив педаль газа в пол, я мчался вперед, не останавливаясь на перекрестках и не переставая сигналить. На Роял-роуд я затормозил так, что шины взвизгнули и машина чуть не перевернулась, когда я резко свернул налево на красный сигнал светофора, заметив черную полицейскую машину, двигавшуюся мне навстречу.

Я не мог терять ни минуты, но мне хотелось, чтобы полиция последовала за мной. Выхватив из кармана револьвер, я высунул его в открытое окно и выстрелил в воздух. Давайте, ребята, попробуйте меня догнать. Не оборачиваясь, я склонился над рулем, продолжая сигналить.

Вой сирен заставил меня оглянуться. Как я и ожидал, полицейская машина развернулась вокруг красного седана и последовала за мной. Пусть едут — чем больше, тем лучше.

Преследование полиции даже помогло мне. Воющие сирены, слышные на мили вокруг, расчищали дорогу для полиции — и для меня. Только бы успеть, громкий звук сирены может остановить Дженову, прежде чем он... покончит с Шерри.

Я услышал слабый щелчок, и что-то пролетело рядом с машиной. Не нужно богатого воображения, чтобы догадаться, что это была пуля. Так я и знал. Удержать машину на дороге при такой скорости совсем не легко, а я не мог снизить скорость, тем более остановиться для объяснения. Только вперед на предельной скорости, другого выхода не было ни у меня, ни у Шерри. Впереди был Дженова, охотившийся за Шерри, может, в эту самую минуту он приканчивает ее, а сзади — полицейские, стрелявшие в меня.

Приближаясь к железнодорожному переезду, я до отказа нажал на акселератор, надеясь, что на такой скорости смогу проскочить через рельсы, не угодив в канаву. Я уже видел здания пакгаузов по обе стороны дороги и черно-белый шлагбаум. Только услышав низкий паровозный гудок, перекрывавший завывание полицейской сирены, я осознал значение перегораживавшего дорогу шлагбаума и вспомнил, что, когда я звонил Шерри, было около шести часов и что последний поезд здесь проходит как раз в это время. Если ждать, пока пройдет длинный состав, я могу опоздать, и с Шерри будет покончено. Нет, я не мог останавливаться. Никаких колебаний и мыслей о риске.

Бросив взгляд налево, я заметил приближающийся состав, но не мог определить, с какой скоростью он движется. Было ясно, что он рядом с переездом, и семафор в ста футах впереди переключился на красный свет. Я еще сильнее вдавил педаль газа — она уже и так была вдавлена в пол до упора — и вцепился в рулевое колесо потными руками, вне себя от страха. Я находился в шоковом состоянии. Все было как во сне: на меня мчится автомобиль, и столкновение неизбежно, а я все смотрю на него, не веря своим глазам. Пока эта картинка с устрашающей быстротой проносилась перед моим мысленным взором, я услышал нарастающий гудок паровоза и грохот десятков вагонов, мчащихся по рельсам.

Рельсы были прямо передо мной всего в десяти ярдах, а поезд стремительно приближался. Раздумывать было некогда: пан или пропал. Завопив что было силы, я рванул руль «кадиллака» вправо. Деревянный шлагбаум разлетелся на куски, по лобовому стеклу поползли трещины, гудок паровоза и грохот колес окончательно оглушили меня.

Толчок на рельсах бросил меня на рулевое колесо, и на какой-то миг все вокруг окрасилось в черно-белые тона в дополнение к адскому грохоту колес. Все казалось нереальным и расколотым на фрагменты. Время остановилось, потеряв всякую связь с реальностью и логикой, очертания предметов расплылись.

Это мгновение длилось для меня мучительно долго, и вдруг «кадиллак» затрясло и он заскользил в сторону. Мне показалось, что машина столкнулась с поездом, но я тут же убедился, что она продолжает мчаться вперед, просто правые колеса съехали с асфальта на кромку дороги. Машину так сильно дернуло, что руль чуть не вырвался у меня из рук, но я резко свернул влево, и машина вернулась на асфальт.

Мне все еще не верилось, что опасность столкновения с поездом миновала. Даже не взглянув в зеркало заднего вида, я съежился за рулем, с трудом отыскав на ветровом стекле место, сравнительно свободное от трещин. Подъезжая к съемочной площадке, я впервые вспомнил про полицейскую машину. Она осталась далеко позади. Я был один, и что бы ни ждало меня впереди, действовать придется в одиночку. Даже вой сирен затих и не мог насторожить Дженову.

Свернув на грунтовую дорогу, я слегка отпустил педаль газа, но тут же снова нажал ее до отказа. На опушке я увидел новый «форд» Шерри с распахнутой дверцей, но в машине никого не было. И вокруг не было ни души. Очевидно, Дженова отпустил всех со съемок. Резко нажав на тормоза, я вышел из машины, огляделся по сторонам и скользнул под сень деревьев. Солнце клонилось к закату, и постепенно сгущались сумерки. Близился вечер.

Вокруг царила тишина, нарушаемая только стрекотом сверчков да пением еще каких-то незнакомых насекомых. После грохота колес и визга шин непривычная тишина казалась непомерной нагрузкой для моих барабанных перепонок. За этот день столько всего произошло, что я, видимо, утратил способность трезво оценивать ситуацию. Я углубился в лес, пытаясь понять, где сейчас могут находиться Дженова и Шерри. Они могли быть на озере или где-нибудь в этом густом лесу. А труп в этих дебрях могут вообще никогда не обнаружить.

Я испытал новый приступ панического страха и вдруг понял, куда Дженова поведет Шерри. К обрыву, на краю которого я стоял сегодня утром, глядя вниз, на остроконечные скалы. Перед моим мысленным взором мелькнула жуткая картина: Шерри, стоящая на краю обрыва, и Дженова, толкающий ее. Мне даже показалось, что я слышу ее отчаянный крик.

И тут я в самом деле услышал крик.

Крик расколол тишину, вселив в меня непередаваемый ужас.

Я бросился к обрыву, с трудом продираясь сквозь густой кустарник, беспрерывно повторяя имя Дженовы и сопровождая его ругательствами и угрозами.

Выбравшись из кустарника, я увидел силуэт Дженовы в пятнадцати футах слева от себя, на краю обрыва. В сгущавшейся темноте нельзя было разглядеть выражение его лица. А рядом с ним стояла на четвереньках Шерри, покачивая головой взад-вперед.

Он услышал мой голос и треск кустарника и, повернувшись в мою сторону, выстрелил. Красное пламя вырвалось из ствола пистолета, и пуля впилась мне в бок. Пока я доставал кольт, Дженова выстрелил в меня еще раз, но промахнулся и тут же повернулся к Шерри, которая пыталась встать на ноги.

Я выстрелил в него и взвел курок, увидев, как дернулось его тело. Я выстрелил еще дважды и увидел, как разлетелся вдребезги его череп. Он вскинул руки и, словно чучело, повалился наземь. Оказавшись на краю обрыва, его тело беззвучно скользнуло вниз, и только спустя несколько секунд оттуда донесся глухой звук — оно шмякнулось о скалы.

Я бросился к Шерри, превозмогая острую боль в боку, схватил ее и прижал к себе. Она закатила глаза и безвольно повисла у меня на руках.

Через несколько минут девушка широко раскрыла глаза, но сразу же снова закрыла их на несколько долгих секунд. Когда она немного оправилась от шока, я промолвил:

— Все в порядке, родная. Мы снова вместе.

Она судорожно вздохнула:

— Боже мой! Я не подозревала ничего плохого, пока он не привел меня сюда... — Она бросила взгляд на пропасть, зиявшую всего в нескольких футах от нас. — Я пыталась бежать, но он схватил меня, и я закричала. Тогда он ударил меня. — Она провела рукой по голове. Последовав за ее рукой, моя рука ощутила кровь. — Я не потеряла сознание, — продолжала она, — просто у меня подкосились ноги, и я подумала... — Она содрогнулась.

— Все кончено, Шерри, забудь об этом. — Взглянув на нее, я заметил разорванную блузку и несколько царапин на гладкой коже. — Солнышко, — сказал я, — ты похожа на девушку, которую преследует чудовище с Марса.

Взглянув на меня, она слабо улыбнулась.

— Я сама, наверное, похожа на марсианское чудовище.

Все, что произошло с нами, было ужасно и отвратительно, но теперь это уже не имело значения; главное, что Шерри была в безопасности.

С последними лучами солнца, скрывшегося за горизонтом, послышался приближающийся вой сирен. Прибыла полиция. Я подождал, пока они остановились возле наших машин, и выстрелил в небо. Раздался слабый щелчок — значит, патроны кончились. Ну и черт с ними, пусть полиция сама разыскивает нас. Я крепче обнял Шерри — сейчас мне было не до полиции.


Глава 14 | Цикл романов "Шелл Скотт". Компиляция. Романы 1-31 | Глава 16