home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Я позвонил в дверь квартиры Фанни Хилман и ждал, пока она откроет.

Мне пришлось провести почти три часа в отделе по расследованию убийств центрального отделения полиции. Когда я уходил, Оскар Своллоу все еще продолжал отвечать на вопросы. Его английский акцент почти исчез после того, как он признался в литературном пиратстве. Он объяснил, что несколько месяцев назад Зоя увидела у него на столе старый номер научно-фантастического журнала, откуда он черпал свой очередной сюжет. Полистав журнал, Зоя упрекнула Оскара в дурном литературном вкусе и бросила журнал на стол. Своллоу надеялся, что она забыла тот случай, но, очевидно, напрасно, поскольку, как позднее выяснилось, она начала подозревать его в плагиате. В полиции я по фотографиям опознал бандитов, преследовавших меня в джунглях, и они были немедленно объявлены в розыск.

За дверью послышались шаркающие шаги. Мне не терпелось поскорее закончить интервью с Фанни, потому что Шерри уже ждала меня дома, выжимая сок из апельсинов. Это была моя последняя деловая встреча на сегодня. Я уже позвонил Бондхелму и сообщил, что расследование закончено. Но особенно приятно мне было сообщить ему, что хотя бюджет «Девушки из джунглей» и превысил трехпроцентный лимит, фильм теперь полностью принадлежал ему, а значит, придется прилично раскошелиться. Я знал, что он пойдет на это, хотя и без особого восторга, лишь бы сохранить уже вложенные в ленту крупные средства. Особую же радость мне доставлял тот факт, что теперь Бондхелм работал на меня.

Потом я позвонил Раулю. Он был счастлив узнать, что дело закончено, и с видимым удовольствием доложил, что они с Эвелин переселяются в маленький домик на окраине и без бассейна. И еще я вырвал у него обещание, что он лично вырежет из фильма эпизод с моим участием и передаст его мне.

Был еще один телефонный разговор, состоявшийся до того, как полиция нашла нас с Шерри в джунглях. Мне не терпелось рассказать о нем Фанни Хилман.

Дверь открылась, и из нее показался огромный живот Фанни. Я только сейчас заметил, что кожа у нее на лице казалась изъеденной молью.

— Привет, Фанни, — весело сказал я. — Что нового?

— Что вам нужно? — промычала она сварливо.

— К сожалению, я не заехал в ваш офис, как обещал, — сказал я. — Но мне не хотелось привозить к вам труп.

Она моргнула и медленно вытаращила на меня глаза. Это зрелище напомнило мне двух кротов, одновременно вылезающих из своих нор.

— Труп? — переспросила она, видимо пытаясь что-то вспомнить.

— Да. Я приехал, чтобы рассказать вам об этом.

Она была явно ошарашена, но все-таки позволила мне войти. Она села, и я отметил про себя, что она полностью одета, за исключением шлепанцев на ногах. Она взглянула на меня и попыталась улыбнуться, но из-за отсутствия привычки улыбаться это ей с трудом удавалось. По-видимому, она уловила, что дело пахнет сенсацией, на что я и рассчитывал.

— Итак, мистер Скотт, — сказала она приторно-ласковым голосом, — вы упомянули о трупе? Значит, вы узнали, кто убийца?

— Я провел расследование и решил, что вам будет интересно узнать о его результатах, поскольку вы писали об этом в своей колонке в довольно язвительных выражениях.

Неискренняя ухмылка соскользнула с ее лица на двойной подбородок. Улыбки у нее сегодня плохо получались.

— Ну, рассказывайте, мистер Скотт. Шелл. Кто же это был? Рауль Эванс?

— С какой бы стати? — Не дожидаясь ее ответа, я продолжал: — Я все вам расскажу, но сначала ответьте на пару вопросов. Кто вам рассказал о драке между Кингом и мной? Вы звонили Дженове после нашего первого разговора?

В сущности, мне было известно, кто кому звонил, поскольку из разговоров с Сэмсоном и Бондхелмом я узнал, что моему клиенту сообщила об этом симпатичная малютка, которой он помог получить роль в фильме. Этой малюткой оказалась Дот Инглиш, привыкшая платить за оказанные ей услуги. Она всегда платила за них, так или иначе, а чаще всего и так и иначе. Но мне все еще не терпелось выяснить, кто сделал первый выстрел в меня и что за этим последовало.

— Удовлетворите мое любопытство, — сказал я. — А потом я расскажу, как было дело, во всех живописных подробностях.

Она размышляла чуть ли не целую минуту, прежде чем ответить.

— Кинг сам позвонил мне после вечеринки — вы же знаете, актеры падки на рекламу.

Я промолчал о том, что информация Кинга была ложью от начала и до конца.

— Что же касается Дженовы, да, я действительно звонила ему. Просто чтобы узнать, нет ли у него новостей для моей колонки.

Я чуть было не погиб из-за этой старой сплетницы, но тем не менее продолжал елейным голосом:

— А вы, случайно, не упомянули в разговоре с ним, что я уже почти завершил расследование и направляюсь к окружному прокурору?

— Ну что вы, мистер Скотт, конечно нет. Просто смешно. А теперь расскажите, кто же это? Как все произошло?

Я погрозил ей пальцем.

— Сначала расскажите, что вы сказали Дженове, дорогая.

Она нахмурилась.

— Я упомянула, что вы очень уверены в своих силах, и, конечно, пересказала ему ваши слова. Естественно, он заинтересовался, поскольку это могло сказаться на судьбе его фильма.

— Естественно, — подтвердил я. — Он настолько естественно заинтересовался, что послал маленького гнома пристрелить меня. Этот гном охотился за мной и чуть меня не прикончил. Очень мило, не правда ли? — Я ухитрился рассмеяться: ха-ха-ха. — Вот так, милочка, из-за вас меня чуть не убили. Хорошенькое веселье!

Ее лицо вытянулось.

— Вы... вы хотите сказать...

— Да, я хочу сказать кое-что, и, надеюсь, это убьет вас, Фанни. Как только я уехал от вас, в меня стреляли, затем я направился в кабинет к Дженове. Возможно, его наемник-гном уже позвонил ему и сообщил о своем промахе, а я тут же начал задавать Дженове неудобные вопросы — неудобные потому, что это он убил Зою Таунсенд. Он настолько расстроился, увидев меня живым и здоровым, что тут же позвонил своему гному и приказал ему сделать еще одну попытку прямо в студии. Как вам это нравится?

Ей это явно не нравилось. Я тоже больше не смеялся и продолжал:

— Дженовы не существует, дорогая, в нем засело несколько пуль из моего револьвера.

В заключение беседы я сказал, что она может написать об этом в своей колонке, затем повернулся и направился к двери, говоря на ходу:

— Ну вот и все. Крупнейшая за последнее время сенсация в Голливуде.

— Мистер Скотт, — после некоторого раздумья спросила она, поднимаясь со стула. — Может быть... могу я рассчитывать на эксклюзивные права?

— Эксклюзивные права?! — Я горько усмехнулся про себя. — Нет! Это абсолютно исключается, моя красавица. Черт побери, об этом надо было думать раньше, когда Кинг бесстыдно наврал вам, а вы все это напечатали в газете. — Я сокрушенно покачал головой. — Вы знаете, на вашем месте я бы ужасно разозлился на Дугласа Кинга. Только из-за него вам придется читать эксклюзивный рассказ Шелла Скотта в газете «Таймс». Я позвонил туда несколько часов назад и передал его Хедде Хоппер.

Фанни буквально рухнула на свой стул.

Видимо, я еще не окончательно разобрался с Кингом, потому что мне просто не терпелось прочесть, что напишет о нем Фанни в завтрашней «Крайер». Выйдя от Фанни, я постарался забыть обо всем на свете и помчался к Шерри.

Шерри встретила меня с улыбкой:

— Все в порядке, милый?

— Да.

Она держала в руке свою любимую оранжевую бурду.

— А где мой коктейль? — спросил я.

Она махнула рукой в сторону спальни:

— Там.

Я последовал за ней в спальню и взял свой бокал. Он стоял на маленьком столике около кровати рядом с кувшином с апельсиновым соком и бутылкой джина. Каково это видеть мне, мужчине, выросшему на бурбоне с водой?

Я кивнул на столик и улыбнулся:

— Кажется, нам обоим необходимо как следует выпить. Я чувствую себя совершенно разбитым, но на этот раз именно тебе досталось по голове. Обычно достается мне.

Мы оба были профессионально перебинтованы и чувствовали себя не совсем хорошо.

Она ничего не ответила, но по ее лицу блуждала нежная улыбка, а полузакрытые голубые глаза искрились весельем.

Я прочистил горло, чувствуя себя усталым, как никогда. В самом деле, я просто не мог вспомнить, чтобы хоть раз в жизни уставал как сегодня. Все мое тело онемело от боли.

— Да, мое солнышко, — сказал я. — Нам сегодня основательно досталось. Мы настоящие инвалиды. Вряд ли мы способны хотя бы просто двигаться.

Шерри медленно подошла ко мне и поставила свой бокал на маленький столик. Я чуть не забыл упомянуть, что она выглядела просто потрясающе в своем старом синем халате.

— Не знаю, Шелл, — сказала она, улыбаясь, и, вздохнув, обвила мою шею руками. И прежде, чем ее полураскрытые губы коснулись моих, добавила: — Мне кажется, сможем.


Глава 15 | Цикл романов "Шелл Скотт". Компиляция. Романы 1-31 | Глава 1