home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Сознание возвращалось. Но, даже поднявшись, я едва наполовину выбрался из черной пустоты. Ноги не держали, колени подгибались. Я протащился несколько шагов и огляделся вокруг. Все выглядело странно, пугающе потусторонне. Видимо, враги замуровали меня в каменном мешке.

Перед самыми глазами были толстые прутья решетки. Впереди в дымке возвышался замок. Неужели я отринут назад, во времена рыцарей Круглого стола при дворе короля Артура? Эти скоты, которые смеют именовать себя рыцарями, бросили меня в донжон, предварительно обработав мою бедную голову боевыми топорами. Необходимо бежать, надо лишь, чтобы мысли приобрели былую ясность. Я сделал еще шаг и упал. Холодная жидкость накрыла меня с головой. Мысли тотчас прояснились. Ледяная вода вернула меня в реальный мир. Я вдруг понял, что происходит. Эти негодяи решили затопить донжон! Они хотят меня утопить. Ха, те еще рыцари! Но тут же я осознал, что свалился в ров. Я чувствовал, что в легких не хватает воздуха, однако высовываться бесполезно, разве лишь для того, чтобы получить дырку в черепе для лучшей вентиляции. Но все же я поднялся, прошагал, погруженный по бедра в воду, к мосту и выбрался на сушу.

Голова кружилась и раскалывалась от боли, но я понимал, что с того момента, как я бежал из замка, прошло не более минуты, потому что за мной пока никто не гнался. В десяти футах от меня слабо шевелился Гарлик, а у самых ног неподвижно распластался Фу. Рядом с ним валялся автоматический пистолет сорок пятого калибра.

У входа в замок послышался шум, и я услышал чьи-то выкрики. Я сгреб пистолет и поставил его на боевой взвод. Два человека вбежали на мост и замерли, увидев меня. Один из них выхватил револьвер и выстрелил, я ответил двумя выстрелами, и они умчались прочь как безумные.

Потихоньку я начал двигаться к стоянке автомобилей. Через три шага раздался еще один выстрел, пуля задела наплечник лат и с визгом унеслась в пространство. Я повернулся и упал на колени в тот момент, когда из пушки Гарлика снова вырвалось пламя. Он приподнялся с вытянутой в мою сторону рукой, но я успел раньше него трижды нажать на спуск: тело его трижды дернулось, перекатилось и замерло, теперь, видимо, навсегда.

Я добрался до «кадиллака», вскарабкался на сиденье и завел мотор. Потом поднял пистолет над ветровым стеклом и опустошил обойму в направлении замка. Я это сделал просто так, на тот случай, если кто-то решит преследовать меня. Выбросив ненужный пистолет, я включил передачу и отбыл. В тот момент, когда я стрелял в сторону замка, прибыла свежая партия посетителей. Когда я отъезжал, они пялились на меня. Надо было видеть выражение их лиц!

Никто меня не преследовал, во всяком случае, никого не было видно поблизости. Через полчаса я уже был в лавке Джея. «Все что угодно за соответствующую цену». Здесь я наконец освободился от доспехов. Испачканный, а теперь и промокший ворс из ковра Нормана находился в конверте, упрятанном в отделение для перчаток моего автомобиля вместе с докладами Йетса и фотографиями.

Джей не обманул. Все, что я заказал, было приготовлено к отправке.

Я заметил это сразу — не увидеть мой заказ мог только слепой. Три толстых каната торчали вертикально в небо, к их нижним концам были прикреплены тяжеленные болванки свинца. Ввысь их уносили большие, наполненные газом баллоны. Верх машины был заранее опущен, мне оставалось лишь поднять стофунтовые болванки, дотащить их до автомобиля и опустить позади сиденья. Меньше через две минуты я уже был готов пуститься в путь. Подъемная сила баллонов была такова, что сто фунтов не весили для меня больше двадцати.

Джей собственноручно уложил в машину туристскую лампу, лопатку, веревочную лестницу, моток рояльной струны и охотничий нож. Я выписал чек на его имя. Платить пришлось до отвращения много, но я это предвидел. Большая часть вернется ко мне после того, как я привезу неиспользованное барахло опять к Джею. Таков был наш уговор.

Когда я уже был в машине и почти тронулся в путь, Джей спросил:

— И как ты намерен использовать весь этот мусор? Хочешь запатентовать новый способ транспортировки тяжестей?

— Нет. Но ты подарил мне хорошую идею. Я добавлю ее к бесконечному числу возможностей, открывающихся передо мной. К примеру, можно прикрепить парочку баллонов к верхолазам на небоскребах или мостах, и если, не дай Бог, они сорвутся, им будет грозить лишь медленный спуск. Опять же мы можем сделать ненужными все лифты.

Он ухмыльнулся.

— Кончай треп. Я едва не помер, доставая это барахло и надувая эти проклятые баллоны. Кстати, они заполнены природным газом, поэтому лучше не закуривай рядом, если, конечно, ты не задумал взорваться. За мои труды поведай тайну.

Я рассказал ему все, но мне показалось, что Джей мне так и не поверил.

— Я собираюсь поставить лестницу к небу. По этой лестнице я поднимусь и выковырну из скалы пулю.

Мне кажется, что он дико смеялся, когда я отъезжал. Я вел машину очень медленно и аккуратно, особенно заботясь о том, чтобы шары не задели электрические провода или ветви деревьев. И еще меня беспокоила голова, которая болела нещадно. В Фэйрвью я оставил машину на стоянке и направился к домику Лорел. Ее там не оказалось, и я опять нашел девушку в своей хижине. Последовало трогательное воссоединение. Разомкнув мои объятия, Лорел сказала:

— Ой, Шелл, ты промок насквозь. Что случилось?

— Я бился с большим драконом. Его стошнило на меня. Я рыцарь, который явился, чтобы избавить тебя...

— Господи, что ты несешь?

Я ей ничего не рассказал. Я не собирался ни с кем делиться моими приключениями. Вместо этого последовал вопрос:

— Родная, не могла бы ты помочь мне в одном запланированном предприятии?

Она улыбнулась злодейской улыбкой.

— Угу.

— Я имею в виду предприятие, о котором уже говорил сегодня. Речь идет об извлечении пули. Тогда это казалось очень важным. Это остается важным и сию минуту, но сейчас я словно нахожусь в стране грез.

Я не врал. Моя бедная голова продолжала кружиться, время от времени перед глазами вспыхивали розовые и голубые огни. Вот будет смешно, если у меня совсем поедет крыша.

— Ну хорошо, — вздохнула Лорел. — Какова моя роль в этом предприятии?

Я ей объяснил. Она сказала, что я сошел с ума. Я ответил, что она ошибается. Подумав, она спросила:

— И ты сможешь это сделать?

— Конечно. Я сообразил как, хотя обошлось мне это в целое состояние.

Все будет чрезвычайно просто, если я не свалюсь и не сломаю себе шею.

Но этой ночью со мной не может случиться ничего дурного. Сегодня моя волшебная ночь.

Проклятые розовые и голубые огни опять заполыхали перед глазами.

Итак, мы двинулись. Я подогнал «кадиллак» как можно ближе к озерцу, у которого чуть не получил пулю. Мы перетащили все оборудование к скале. Молотом я загнал длинную стальную скобу, похожую на канцелярскую скрепку-переросток, глубоко в землю. К ней я прикрепил конец толстого каната. Через пятнадцать минут все было подготовлено к подвигу.

Лорел посмотрела на меня при свете туристской лампы, затем перевела взгляд на то место, где должны были находиться баллоны. Они были невидимы в черноте ночи. Использовав струну и веревки, я связал все три шара. Их общая подъемная сила составляла 250 фунтов, более чем достаточно для того, чтобы удержать меня и несколько дополнительных фунтов оборудования, которое могло мне понадобиться там, наверху. Канат, удерживающий шары, был прикреплен к скобе, вдоль него до самой земли свисала веревочная лестница. Путь в небеса был открыт.

— Мне кажется, в твоем плане что-то не так. Конечно, теперь, когда я вижу торчащую к небу лестницу, он имеет под собой некоторую здоровую основу. Но, насколько я помню, ты собирался выковыривать пулю гораздо правее, над водой, — заметила Лорел.

— Здесь и начинается твоя роль, детка. Я взбираюсь до половины пути и прикрепляю вот этот шнурок, — я продемонстрировал ей тонкую бечевку, — к канату, на котором держатся шары. Ты берешься за конец бечевки и отправляешься на противоположную сторону озера. Я остаюсь на лестнице, а ты тянешь меня к себе До тех пор, пока я не скажу: «Стоп». Таким образом я оказываюсь над водой и взбираюсь до нужной высоты. Просто, не правда ли?

— Наверное, если это не та простота, которая хуже воровства.

— Женщина, перед тобой истинный гений. Шары тянут вертикально вверх, ты тянешь к себе. Я же нахожусь в нужной точке треугольника. По-моему, это связано с геометрией, а может быть, с алгеброй.

— Ладно, Эйнштейн. Посмотрю я на тебя в деле.

Я полез по лестнице, держа в руках фонарь и лопату. Лорел уже находилась на противоположной стороне бассейна. Она не спеша выбирала веревку, и вскоре я оказался точно в нужном месте. Прикрепив лампу к перекладине веревочной лестницы над головой, я начал скрести лопаткой землю на поверхности скалы.

Найти пулю не составило никакого труда. После всех тяжких и долгих приготовлений я был даже разочарован этой простотой. Дырка от пули выделялась в полоске земли на скале, и надо было только терпеливо скоблить лопатой. Иногда меня относило в сторону — шары не были закреплены на месте, но с помощью Лорел я легко возвращался на место.

— Знаешь, что я придумал, — сказал я, не переставая копать. — Мы можем использовать идею как аттракцион в парке на Лонг-Бич. Построим макет поверхности Луны и прикрепим шары к посетителям, чтобы уменьшить их вес. Они начнут скакать у нас не хуже кузнечиков.

— Гениально, — подхватила Лорел, — мы будем выдавать им сертификаты, удостоверяющие, что они лунатики. Ты получишь сертификат под номером один. Кстати, ты знаешь, почему психов называют лунатиками?

— Ага. Стоп, держи крепче, детка.

Я уже зарылся достаточно глубоко и заметил тусклый блеск пули. Через несколько секунд она была в моей ладони. Наконечник развернулся и лег на оболочку, как рваная шляпка гриба, но для баллистиков не составит проблемы сравнить следы дульных нарезок со следами на другой пуле.

Теперь можно опять вернуться на твердую землю.

Лорел бежала ко мне вокруг озера, ее тело казалось бледной тенью и обретало все более ясные и красивые формы по мере приближения. Она остановилась рядом со мной улыбаясь. Притворно зарыдав, она спросила с деланным удивлением:

— Из какого мира ты явился?

— Оттуда, — заявил я, торжественно воздев руки к небу.

— Великий Боже!

— Вовсе нет. Меня зовут Икл, я пришел оттуда. — Рука опять указала в небеса. — От имени системы Арктура я объявляю это место моей собственностью. Путь мой составил много световых лет. Мой космический корабль скрыт от твоих глаз. Тебя я тоже объявляю своей собственностью. Аргл зуп слангелоп!

— Что это за аргл?

— Язык системы Арктура. Мое родное наречие. Вообще-то я легко усваиваю любой жаргон.

— Аргл! Что в переводе значит «заткнись». Пошли-ка лучше домой.

— Мне надо отвезти находку в город, а когда вернусь, мы устроим чудный фрамблот.

— Что это?

— Старинный обычай системы Арктура. Пошли.

Все оборудование, шары и прочее осталось на месте. То-то удивятся нудисты, когда завтра увидят все это. Так я полагал. Если бы мне дано было заранее знать, что произойдет на самом деле, я бы предпочел сразу покончить с собой.


Глава 19 | Цикл романов "Шелл Скотт". Компиляция. Романы 1-31 | Глава 21