home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Что-то звенело у меня в ушах. Я был так удивлен находкой, что поначалу даже не понял происхождение звука. Потом сообразил, что звонит телефон.

Я бросил последний взгляд на портрет... На нем не было никакой надписи, но лицо, несомненно, принадлежало Брайсу. Поставив портрет на место, я прошел в столовую, где на подставке стоял голубой телефон. Его резкий звонок действовал на нервы. Когда я схватил трубку, мысли мои были все еще заняты портретом.

— Алло, — сказал я.

— Алло. Это Шелл Скотт?

— Да, это я. — Я нахмурился. Как мог кто-то знать, что я в квартире Литы? Я никому не говорил, что приду сюда, если не считать Литу. Но со мной говорил мужчина.

— Это Хэнк Роджерс, Шелл.

Хэнк работал в отделе по расследованию убийств голливудской полиции.

—  — В чем дело, Хэнк?

— Тебе лучше приехать сюда, Шелл. Не думаю, что эту новость уже передали по радио и телевидению. Кто-то убил Джона Рэндольфа. Нет сомнений, что это бандитское убийство...

Я прервал его:

— Рэндольф? Он мертв?

— Мертвее не бывает. Огромная пуля чуть не перерезала его пополам.

— Но при чем тут я? И откуда ты знаешь, где меня искать?

— Телефон нам дала женщина. Лита Коррел. Она у нас.

— В кутузке?

— Ага. Она была с Рэндольфом, когда он заполучил пулю.

— С Рэндольфом? — Я все еще туго соображал. — Она в порядке? Не ранена?

— Да нет. Ей повезло. Только немного истерична. Очень надеется, что ты ей поможешь. Сказала, что ты уже работаешь на нее. Так что приезжай сюда побыстрее, Шелл.

— Уже еду...

В голливудской тюрьме меня знают. Я поздоровался с дежурным сержантом и полицейским, которые уже ждали меня. Сержант провел меня к комнате для допросов и сказал, что с Литой там беседуют два офицера.

Когда я вошел, Хэнк обернулся и сказал:

— Быстро же ты добрался, Шелл.

Но у меня не было времени отвечать ему. Сидевшая у стола Лита вскочила, бегом преодолела несколько шагов, разделявших нас, обхватила меня руками и прижалась ко мне, почти рыдая.

— Шелл, о, Шелл, я так рада, что вы приехали. Это было так ужасно!

Я положил руки на ее плечи и сказал:

— Ну-ну, золотце, успокойтесь. Я пока даже не знаю, в чем дело.

Еще несколько секунд она прижималась своим теплым, мягким телом ко мне, потом отклонилась назад, посмотрела мне в глаза и ровно проговорила:

— Я видела, как его убили. Всего в нескольких шагах от меня. Пуля швырнула его через всю комнату, словно его ударила машина. Даже звук был похож.

Голос ее как-то потускнел, а глаза были неестественно округлены. По-видимому, она все еще была в шоке.

Я пока не совсем понимал, о чем она говорит, но вспомнил, как Хэнк говорил о том, что Рэндольф был убит самой большой пулей, которую он когда-либо видел. Должно быть, это действительно была какая-то необыкновенная пуля — все же Хэнк отслужил в полиции почти двадцать лет.

Когда Лита отступила от меня, я посмотрел на Хэнка и сказал:

— Может, ты все-таки просветишь меня? Он кивнул полицейскому Райли и вышел вместе со мной в коридор.

— Вот какая картинка, Шелл, — заговорил он. — Мисс Коррел все еще здорово расстроена. Оно и понятно. Мы выслушали ее уже пару раз, и в ее рассказе нет никаких противоречий. Но хотелось бы, чтобы ты побеседовал с ней наедине и расспросил ее еще раз. Хорошо?

— Конечно. — Я сделал паузу.

В комнату легко подсунуть микрофон, и Хэнк с Райли могли бы подслушать нас. Впрочем, я не имел ничего против. Поразмышляв с минуту, я сказал:

— Секундочку, Хэнк. Вы ведь не станете задерживать Литу, а? В смысле, ее не подозревают? Поколебавшись, он покачал головой:

— Не могу сказать, что она под подозрением, Шелл. Но подумай сам: это будет громкое дело, оно привлечет всеобщее внимание. И мы вынуждены быть очень осторожны.

— Это-то понятно. Но Литу вы ведь не задержите, а?

— Только до тех пор, пока не проясним ее показания. Это все, что у нас пока есть. Еще и пушка. Ты послушай ее историю. Может, сам решишь, что ей безопаснее будет остаться здесь.

— Может быть. Но ты-то мне ничего не скажешь для начала?

— Мы с Райли ехали по Лома-Драйв, когда поступил вызов. Какой-то тип слышал выстрел. Нам сообщили, когда мы выехали на улицу Горман — как ты знаешь, там дом Рэндольфа, — и мы рванули во всю прыть и успели первыми, меньше чем через две минуты после выстрела. Первое, что мы увидели, была эта дамочка — мисс Коррел, только тогда мы еще не знали ее имени, — распростертая на траве перед домом Рэндольфа. Ты знаешь, у него там газон?

— Ага. — Действительно, лужайка футов в пятьдесят шириной отделяет двухэтажный дом Рэндольфа от улицы.

Хэнк продолжил:

— Сначала я было подумал, что подстрелили ее. Но по всей видимости, она просто упала в обморок. Ну а когда она пришла в себя, то начала вопить, что Рэндольф убит, что его застрелили и тому подобное. Мы вошли в дом и нашли его. — Он встряхнул головой. — Что он был мертв, это точно. Кровь все еще сочилась из раны. Такова общая история, Шелл. Об остальном расспроси ее.

Он открыл дверь и подозвал Райли, а я зашел в комнату. Лита сидела у стола. Она подняла глаза:

— Мы уже можем идти домой, Шелл? Я присел на стул рядом с ней и ответил:

— Пока нет, дорогуша. Они хотят, чтобы вы поподробнее рассказали мне о том, что случилось.

— Я уже повторила им два или три раза!

— Знаю. И очень может быть, что придется изложить это еще раз. Кстати, как вообще вы попали в дом Рэндольфа? — Я улыбнулся ей. — Я-то думал, что у нас с вами свидание.

Она сделала попытку улыбнуться в ответ.

— Да, и я собиралась вернуться вовремя, Шелл. — Она вздохнула. — Незадолго до вашего прихода мне позвонил Рэндольф. Это было за час или два до его программы — у него же сегодня передача, вы знаете. Во всяком случае, должна была быть.

— Я знаю.

— Ну так вот, Джон сказал, что получил информацию, дискредитирующую «Мамзель». Шелл, не знаю, Тоби это или нет, но кто-то пытается разорить нас. Теперь я в этом убеждена.

— Что это была за информация?

Она поколебалась, плотно сжав свои полные красные губы, потом стремительно заговорила, словно желая высказать все на одном дыхании.

— Рэндольф якобы получил сведения о том, что кто-то в «Мамзель» тайком делал фотографии клиенток. Голых. Знаете, в некоторых тренировочных аппаратах, в душе и тому подобное. И использует их для шантажа. И даже намеревается опубликовать некоторые из них здесь, в Голливуде.

— У него имелись такие фотографии?

— Нет, конечно. Все это ложь, Шелл. — Она прикусила нижнюю губу и нахмурилась. — По крайней мере, я так думаю. Я просто не понимаю, как это могло быть сделано... — Конец фразы повис в воздухе.

— Он не показал вам ни одной фотографии?

— Нет. У него их не было. Он только заверил, что ему сообщили о них, но доказательств у него не было никаких. Поэтому он и позвонил мне — чтобы выслушать, что я имею сказать по этому поводу. Ну, я была просто в ужасе. — Лита закрыла глаза и приложила руки ко лбу. Лицо у нее было бледное, усталое, перекошенное, но все равно оставалось красивым.

— И он попросил вас приехать к нему?

— Нет. Это я предложила. — Она открыла глаза и сделала глубокий вдох. — Поначалу я так разозлилась, что потеряла способность соображать. Но я сказала ему, что тут же приеду к нему и чтобы он дождался меня. Я бросилась туда, и он меня ждал. — Она смолкла, взяла мою кисть в свои руки и сжала ее теплыми пальцами. — Мне даже думать об этом не хочется.

Мы сидели так близко, что ее колено касалось моего, и я чувствовал, как ее тепло обжигает мою кожу. Даже в таких необычных обстоятельствах, когда мы сидели в комнате для допросов, а в огромных нежных глазах Литы еще стоял ужас, мне хотелось обнять и прижать ее к себе, почувствовать, как ее тело поддается мне.

— Мы говорили всего несколько минут, — продолжила она. — Я упрекнула его за то, что он поверил в эту подлую выдумку обо мне и о «Мамзель». Полагаю, мне удалось убедить его, что ему подсунули фальшивку.

— Он назвал, кто сообщил ему эти сведения?

— Нет. Я спрашивала его несколько раз, но он так и не сказал этого. Ой, постойте! — Похоже, она припомнила что-то. — Я даже предположила, что эта информация была передана ему мистером Тоби. Но Рэндольф не сказал ни да ни нет. Он собирался уже ехать на студию. Я стояла у двери. Он обещал, что не упомянет «Мамзель» в сегодняшней программе.

Она смолкла. Ее губы искривились, пока она обдумывала следующие слова. Потом она продолжила более медленно, глядя не на меня, а куда-то на задний план, словно она снова видела случившееся.

— Я не совсем отчетливо помню, как все произошло. В противоположной стене там было окно. Может, два. Как бы там ни было, мистер Рэндольф стоял у своего письменного стола, когда раздался треск. Он показался ужасно громким, может быть, только из-за его внезапности. Мы оба посмотрели туда, и... я подумала сначала, что это какая-то труба. Но это оказалось большое ружье, и оно выстрелило... — Она смолкла. Ее лицо побледнело еще больше, она судорожно сглотнула.

Помолчав несколько секунд, она продолжила:

— Это был очень громкий выстрел, и я услышала, как что-то бухнулось в мистера Рэндольфа. Пуля. Я это слышала. Я взглянула на него — он... он словно пролетел мимо меня по воздуху. Я даже помню, как разлетелись в стороны его руки.

Она снова сделала паузу. Я легко представил себе эту сцену. И вполне мог понять, почему Лита выглядела больной, почему так трудно давался ей рассказ. Ей выпало увидеть одно из самых неприятных зрелищ. Я видел мужиков, подстреленных из пистолета 45-го калибра, и умирали они совсем не так, как показывают в кино. И не так, как показывают по каналу Рэндольфа или по любому другому каналу. Пуля 45-го калибра ударяет в тело со звуком, похожим на тот, который издает топор мясника, врезающийся в большой кусок мяса. Кровь бьет струей и льется потоком. При этом мужчины иногда вопят, как женщины под пыткой. И когда подстреленный умирает, его мышцы и всякие внутренние органы полностью расслабляются. Насильственная смерть — жестокая, безобразная, противная, жуткая штука. Особенно в глазах женщины. А судя по всему, Рэндольф был убит пулей покрупнее 45-го калибра.

Она облизнула губы и медленно продолжила:

— Он ударился о стену и издал еле слышный, какой-то странный звук. Он упал... — Она искала подходящее слово, шевеля пальцами. — Как тряпье.

— Что скажете о мужчине за окном? Вы видели его?

— В тот момент — нет. Когда я бросила взгляд на окно, там никого уже не было. Ружье исчезло. Как я догадалась, меня убийца просто не заметил.

— Угу. Что случилось потом?

— Потом... все как-то спуталось, Шелл. Я, кажется, совсем потеряла голову. Помню, выбежала из дома и бросилась к улице. Только и думала, как бы сбежать оттуда побыстрее. — Она помолчала. — Моя машина, наверное, так и осталась там стоять.

— Что произошло после того, как вы выбежали наружу? Я так понял, что полицейские нашли вас на газоне?

— Я... я выбежала на улицу. Там неподалеку уличный фонарь, и я увидела бегущего мужчину. Бегущего от меня.

— Вы его разглядели?

— Не слишком хорошо. Он, должно быть, услышал меня... И еще, там была машина. Она подъехала как раз тогда, когда он выскочил на улицу. Я бежала по газону и заметила автомобиль. В этот момент мужчина оглянулся, и я увидела его лицо в свете фонаря. Самый отвратительный мужик, которого я когда-либо видела. В тот же миг послышался вой сирены. Я... ружье все еще было в его руках. Мне кажется, он поднял его и прицелился в меня, но я не уверена. Я... я, должно быть, упала в обморок.

— Вы говорите, он показался вам отвратительным.

Что вы имеете в виду?

— Очень большой и страшный. Это точно — жутко большой.

В моей голове уже явственно зазвонил небольшой колокол.

— Такой же большой, как я? — Я улыбнулся ей. — И такой же страшный?

— Ну, вы-то совсем не страшный. — Она тоже улыбнулась. — Вы довольно привлекательный, Шелл. А тот мужчина был просто мерзок. И он даже больше вас.

В этом я уверена.

— Вы узнали бы его, если бы увидели снова?

Она кивнула:

— Обязательно.

— Могли бы вы опознать его по полицейским снимкам?

— Полагаю, что да. Я довольно хорошо разглядела его.

— А водителя машины?

— Там было темно, и его я не очень помню. Насчет него не уверена.

Когда она пришла в себя, над ней уже склонялись полицейские. Вот и все, что она смогла рассказать.


* * * | Цикл романов "Шелл Скотт". Компиляция. Романы 1-31 | * * *