home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ШЕЛЛ СКОТТ

Я пригнулся недостаточно быстро. И в первый, и во второй, и в третий раз, но где-то перед третьим кулаки Драма перестали молотить мне лицо и грудь, и я отступил на пару шагов. Я тоже вмазал Драму пару раз во время нашего обмена любезностями, и на его лице тоже остались отметины.

Драм слегка наклонялся вперед, уперев в грудь подбородок и произвольно держа руки перед собой. Подбородок у него был довольно большой. И грудь тоже довольно большая, если уж на то пошло. Да и сам он был здоровенный и крепкий на вид.

Впрочем, со мной тоже все было в порядке. А это означало, что ему здорово не поздоровится и что я постараюсь максимально растянуть это удовольствие.

И мы одновременно шагнули навстречу друг другу. Я сделал обманный выпад левой, а Драм попытался врезать мне ребром ладони по шее. Я аккуратно блокировал его удар, приняв его на правое предплечье, и нанес левой короткий прямой по корпусу. Получилось здорово. Это был сильный удар левой, в который я вложил немало энергии, а сейчас энергия просто била из меня ключом.

Удар пришелся по его большому подбородку, и я ожидал, что Драм рухнет без сознания, возможно издав слабый стон.

— Это за то, что ты вырубил меня в Блю-Джей, Драм, — прошипел я сквозь зубы.

Он пошатнулся, словно дерево в бурю, как-то странно развернулся, и что-то больно ударило меня в левое ухо. Думаю, что в кулаке у него был зажат камень. Этот негодяй ударил меня камнем! Я качнулся, видимо, потерял равновесие и упал.

Слабый свет померк, и стало совершенно темно, потом немного посветлело, словно кто-то задействовал реостат. Драм шел ко мне, и я с изумлением обнаружил, что никакого камня в руке у него не было.

Я перекатился на бок, зацепил правой пяткой его левую пятку, а потом со всего размаху ударил ему по колену левой ногой. Удар попал в цель. Когда моя нога опустилась, я рывком дернул правую пятку, и его левая нога неожиданно потеряла опору. И также неожиданно изменилось направление его падения. Драм приземлился на твердый цемент, и мне показалось, что при этом земля содрогнулась. Вот и прекрасно, значит, ему и в самом деле здорово досталось.

Мы оба поднялись на ноги, а он сказал:

— Блю-Джей? А чего вы с Рейгеном ожидали? Награды?

«Мы с Рейгеном». Это же смешно. Наверное, я вышиб парню мозги. Я приподнялся на колени и только потом встал на ноги. Прежде чем сбить его с ног снова... А я действительно сбивал его с ног? В последнее мгновение у меня в голове все перемешалось. Но прежде чем сбить его с ног, я сказал:

— Просто чтобы освежить твою память, Драм, этот негодяй Рейген у меня второй на очереди. Я разберусь с ним сразу же, как только покончу с тобой.

Теперь мы оба были на ногах и тяжело пыхтели. Он был весь в крови. Ну, это уж слишком, подумал я, но потом решил, что там, по всей видимости, немало и моей крови.

С трудом переводя дыхание, Драм проговорил:

— Послушай, ты, сукин сын, я веду специальное расследование по поручению Хартселльской комиссии.

— Ну конечно. Ты и прежде нес эту чушь.

Мне не понравилось, как он это сказал. В сущности, мне ничего не нравилось в этой горилле.

И я сказал:

— Удивляюсь, как тебе еще не вырвали такой длинный язык, — и двинулся к нему.

Но вместо того, чтобы отступить, Драм пошел мне навстречу. Я крепко ударил его в челюсть слева.

Это привело его в некоторое замешательство. Он не вскочил быстро на ноги, а чуть помедлил. Во всяком случае, мне так показалось. Сидя на бетонной плите, я наблюдал, как он поднимается. На сей раз он не походил на шустрого младенца.

Нет, господа, сейчас он напоминал древнего старика. Я все-таки выбил дурь из этого негодяя.

— Давай, мерзавец, вставай, отрывай задницу от земли! — сказал он. — Подходи, гаденыш! Давай, ближе, я тебе ноги-то повыдергаю...

Драм явно преувеличивал. Но если он попытается ударить ногой меня по голове, я знаю один приемчик — хватаешь за ногу и раскручиваешь его как пропеллер. Мне известно множество уловок. Однако в тот момент я удивлялся, почему это Драм даже не пытается ударить меня ногой по голове. Большинство мерзавцев и наемных убийц, с которыми мне приходилось иметь дело, непременно воспользовались бы любой возможностью. А ударить ногой по кумполу — это первое, о чем они думают. Конечно, ощущение у меня было такое, словно меня и в самом деле ударили ногой по башке, однако до сих пор мой противник действовал исключительно кулаками. И это казалось... нехарактерным, что ли.

Тем не менее, этот громила Драм стоял передо мной и слегка пританцовывал. По крайней мере, он, видимо, думал, что делает именно это. Он слегка перебирал ногами, выставив руки перед собой, потом споткнулся и упал на одно колено, затем с трудом поднялся. Здорово я его отмолотил!

Ну, если он собирается честно драться, то мне придется встать. Я вскочил на ноги. Возможно, «вскочил» было некоторым преувеличением, поэтому скажем так: я поднялся на ноги. Драм шагнул ко мне и оскалил зубы. Не то чтобы он специально изобразил такую гримасу, это получилось у него непроизвольно.

Как дурак, он продолжал драться правой. Я пригнулся, а потом снова распрямился, и, когда он в очередной раз занес свою дурацкую правую для удара, я мгновенно среагировал, и его кулак скользнул мимо моего уха, а я тем временем принялся обеими руками наносить ему удары в солнечное сплетение. Тогда Драм отступил в сторону и размахнулся кулаком, метя мне в челюсть. Но опять промахнулся, а я хорошо вмазал ему по скуле.

Его развернуло на сто восемьдесят градусов, и я уже подумал было, что на этот раз ему удастся удержаться на ногах. Он и впрямь изо всех сил старался избежать падения, но тщетно.

Все-таки упал.

Я стоял над ним, пританцовывая, и говорил:

— На этот раз можешь не трудиться вставать, Драм. Ты получил по заслугам. Теперь я знаю о тебе все. Мне известно, что ты замешан в этой истории с Блю-Джей. Я — тот парень, который чуть было не схватил тебя с поличным. Подоспей я на пару минут раньше, я перестрелял бы всех твоих сообщников и вернул доктора Фроста дочери.

Боже мой, что я несу? Фразы получались у меня какие-то странные, словно бы распадались на отдельные слова. А потом зазвонили колокола. У меня в голове. Это был громкий перезвон больших колоколов и маленьких, и даже каких-то явно треснувших. Красивый, чарующий перезвон. Но я перестал пританцовывать. Я здорово устал от этих танцев. Я действительно чертовски устал от всего этого.


Два зорких ока никак не могут сфокусироваться | Цикл романов "Шелл Скотт". Компиляция. Романы 1-31 | ЧЕСТЕР ДРАМ