home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Я поехал прямиком в отель и поднялся к себе в квартиру, чтобы принять душ. Мне хотелось смыть с себя Джо Рэйса. Обмотавшись полотенцем вокруг бедер, я возвратился в гостиную, плюхнулся на диван и потянулся к телефону.

Я позвонил Сильвии и сразу же услышал ее голосок.

– Привет, – сказал я. – Шелл Скотт... Вы нашли ту пластинку?

– Да, Шелл. Она сейчас вам нужна?

– Я бы хотел проверить ее позднее. Как она полностью называется и все прочее?

– Одну минуточку.

Она бросила трубку, но тут же возвратилась.

– На сорок пять оборотов. "Аннабел Ли". Вокал – Джонни Трои с квинтетом Эрика Маннинга.

– Квинтет Эрика Маннинга? Никогда о таком не слыхал!

– Я тоже. Вторая сторона такая же, только здесь "Возвращение домой".

– "Возвращение домой" и "Аннабел Ли". А Чарли слушал только "Аннабел Ли", верно? Не обе стороны?

– Нет, только "Аннабел".

– Кто выпустил?

– Ах, да, "Империал".

– Возможно, это пустяки, Сильвия, но я все равно хочу все проверить до конца. Как смотрите на то, чтобы я заехал к вам и забрал ее?

– Если хотите, я сама могу ее привезти. Все равно мне нечего делать...

Действительно, чем ей было себя занять? Похороны Чарли были назначены на завтра.

Я сказал:

– Хорошо. Одевайтесь и привезите пластинку, а потом мы вместе поедем пообедать. О'кей?

– Замечательно. Принимаю с удовольствием ваше предложение. Я умираю от голода.

Услышав это, я понял, что могу сказать то же самое про себя. Я остался без завтрака, а потом у меня не было времени заскочить куда-нибудь перекусить.

– Вот и хорошо. Потому что я поневоле постился, так что вам предстоит увидеть картину обжорства, которая навсегда останется у вас в памяти. Только не удивляйтесь, хорошо?.. Не от невоспитанности, а от необходимости сохранить себя в живых.

– Правда? А я вот очень мало ем...

– Сегодня вечером вы будете есть, как волк. Только поторопитесь, хорошо?

– Мне еще нужно принять душ и переодеться... Через час?

– О'кей, не копайтесь! В 17 часов?

Она засмеялась.

– Годится, Сильвия. Думаю, я дотяну.

Я повесил трубку, улыбаясь. Она прелесть. Не совсем в моем вкусе, конечно, но, возможно, она еще подрастет? После того как я побрился и оделся, на часах было всего лишь 16.30. Я полез в холодильник, но потом решил подавить свой инстинкт. Скоро приедет Сильвия. Я захлопнул дверцу, послонялся по кухне и вернулся в гостиную.

Усевшись на диван, я снова занялся телефоном. Квинтет Эрика Маннинга? О'кей. Что ж, использую это время на то, чтобы все выяснить про пластинку. Самое странное, что я о ней никогда не слышал. Два местных разговора ничего не дали, тогда я дозвонился до владельца компании по продаже пластинок.

Он сказал, что это маленькая чикагская компания, появившаяся лет двадцать назад и все еще существующая. Покопавшись в своих архивах, он нашел, что получил сто пятьдесят пластинок "Аннабел Ли" и "Возвращение домой" несколько лет назад, продал штук тридцать, остальные отправил обратно.

Я позвонил в Чикаго. Мне удалось связаться с одним из руководителей по имени Гордон. Мне явно повезло, потому что компания в этот день не работала. Я объяснил, что мне требовалось, он попросил подождать у телефона. В ожидании его возвращения я лениво осмотрел свои владения, рыбок, Амелию, потом закурил сигарету. Затягиваясь, я внезапно почувствовал, что что-то было не в порядке. Что именно – я не знал. Может, мне почудилось? Я прислушался. Ничего. Только внизу проносились машины.

В трубке раздался голос Гордона:

– Да, кое-какая информация имеется, мистер Скотт. Мы сделали эту пластинку в марте 1961, десять тысяч дисков, триста пятьдесят отправили в Калифорнию. Приблизительно половина была возвращена. И тут случилось нечто странное.

Нам удалось продать весь остаток, около шестисот штук, прошу прощения, шести тысяч, шесть лет назад одной компании. Ну-ка, дайте сообразить...

Пока мы разговаривали, я осмотрел комнату и улыбнулся Амелии. Она висела немного косо. Конечно, у нее вообще имеется тенденция кривиться, но на этот раз это бросалось в глаза.

Гордон продолжал:

– Это было в октябре 1962 года. Весь остаток – в Троянские заведения.

– Кому?

– Троянским предприятиям.

Что ж, это имело смысл. Приобрести старые пластинки, если Себастьян готовился навести свой знаменитый лоск на Троя, затем представить его публике под звуки фанфар и бой барабанов. Его "Чудо любви" произвело фурор. Думаю, что я поступил бы точно так же, а особенно, если пластинка не была экстра-класса. Пластинки "Империала" не производили на меня большого впечатления.

Амелия продолжала меня изводить.

Гордон сказал все, что ему было известно. Я поблагодарил, и мы повесили трубки. Разумеется, первым делом я подошел к Амелии, потянулся к раме и замер. Медленно чертыхнулся, осторожно вернулся назад, ступая по ковру... Посвистывая, я прошел в спальню, снял ботинки, взял фонарик и пошел обратно к Амелии. Светя фонариком и прижимая лицо к стене, я нашел его.

Малюсенький кубик размером в полдюйма. Комнатный радиопередатчик-микрофон. Я вернулся снова в спальню и обулся. Нет смысла искать другие. Возможно, их и не было. Кроме того, радиус его действия не мог превышать нескольких кварталов. Так что, если мне немного повезет, я устрою этому любителю подслушивать чужие разговоры весьма неприятный сюрприз.

Я пустил воду на кухне, стал что-то напевать, чтобы создать больше шума. Потом проверил пистолет, вышел из гостиной, но вспомнил про Сильвию. Было без пяти минут пять. Я торопливо нацарапал записку, попросил войти внутрь и подождать меня, прикрепил ее к двери куском пластыря и оставил дверь незапертой.

Я почувствовал растущее во мне приятное возбуждение. Этот микрофон появился у меня в квартире где-то на этой неделе, ведь я периодически проверяю свои апартаменты. Более того, я не сомневался, что он оказался за портретом Амелии не позднее вчерашнего дня, после того как я стал расследовать "несчастный случай" с Чарли Вайтом.

Я остановился у стола администратора и спросил у Джимми:

– Кто-нибудь поселился за пару последних дней? Мужчина, возможно, двое?

Он покачал головой.

– Никого на протяжении целого месяца, у нас нет свободных мест. А что?

– Просто ищу одного парня.

Я вышел. Приблизительно за двадцать минут я нашел то, что искал. Маленький отель менее чем в квартале от "Спартанского". К несчастью, поиски отняли у меня больше времени, чем следовало. Дежурный парень был таким же "сообразительным", как Джимми. Длинный, тощий, с усохшей головкой и определенно, мозгами набекрень. Я бы дал ему лет девятнадцать, он еще слабо разбирался в жизненных трудностях. После того как я в третий раз повторил свой вопрос, он протянул:

– Да... Только человек, который у нас поселился, был всего какой-то час назад. С женой.

– Когда это было?

– В 16 часов.

– Откуда вы знаете, что они женаты?

– Он так сказал. Я не просил их это подтверждать. Да-а.

И он рассмеялся, очевидно решив, что изрек что-то очень остроумное.

– Как выглядел этот человек?

Он не сразу сумел собраться с мыслями, но все же сообщил: большой, лысый, черные усы, черный костюм.

Билл Кончак.

Я догадался, что Рэйс каким-то образом послал его. Совершенно определенно, что мое свидание с доктором Витерсом, а теперь еще с Джо Рэйсом их забеспокоило, и они решили так или иначе отправить меня на тот свет.

Придурок за конторкой бубнил:

– А девушка была...

Тут он принялся прищелкивать языком, вращать глазами и вести себя так, будто с ним случился припадок.

– Такая страшная? – спросил я сердито.

– Нет, она была классная.

Он снова закатил глаза, и я понял, что девица была красивой. Она меня не интересовала. Я пришел сюда, чтобы разделаться с Биллом.

– В каком они номере?

Он взял карточку, начал ее разглядывать и бормотать что-то непонятное.

– Вроде бы... Не разобрать.

– Вы что, цифр не знаете?

– У меня плохой почерк. Тут не то тройка, не то пятерка.

Я схватил карточку и посмотрел сам.

– Это три, каждому идиоту было бы ясно.

– Раз вы так говорите...

Он забрал карточку.

– Да, думаю, что вы правы. Точно, они отправились в третий номер.

– Он махнул рукой.

– Вон туда, налево, почти до конца холла. Пятый – самый последний, третий – рядом, ближе сюда, с этой стороны.

Я пошел. Вот и номер три. Я был невероятно возбужден. Или ужасно голоден. А может что-то подцепил от недоумка-портье.

– Подумай хорошенько, – сказал я себе. – Забудь о своем проклятом желудке. Внутри может быть Билли Кончак, а с ним – да... потрясающая девица. Кто же еще? "Персик" Рэйса в панталонах из норки.

О'кей, – сказал я себе.

Я прислушался. Ничего. Это меня почему-то обрадовало. Но он, разумеется, начеку, и пистолет у него под рукой. Не один, а несколько, и все заряжены. Стоит только постучаться – и та-та-та. Нет, надо высадить дверь.

Я встал в позицию, размахнулся и – бах! Господи, до чего же больно. А дверь не поддалась. И как это в кино полицейские без всякого усилия высаживают куда более солидные двери, чем эта? Теперь Билл будет ждать меня сразу с двумя пистолетами в руках. Я все равно ударил еще раз, у меня что-то хрустнуло в колене, но все же я влетел в комнату, держа в руке оружие.

Никакого мужчины, только торопится к двери девушка. Блондинка. На ней совершенно прозрачные мини-трусики и туфли на высоких каблуках. Она и правда была красивой, как сказал портье.

– Где Билли? – спросил я грозно.

– Кто?

– Билл Кончак, черт побери! Вы знаете...

– Кто-о?

Черт с ней. Я осмотрел комнату. Это было просто сделать, потому что при ней был лишь туалет с простым умывальником. Я быстро заглянул туда. Даже такой негодяй, как Кончак, имеет право на уединение в подобном месте. Но его там тоже не было.

Я снова повернулся к девице. У нее были широко расставленные серые глаза, помада слегка размазалась по чувственному рту, потрясающая фигура, но она вовсе была не той особой, которую я собирался увидеть.

– Убирайтесь из моей комнаты, – заявила она.

– Послушайте, вы заняли эту комнату примерно час назад с Билли Кончаком, верно?

Теперь она уже завернулась в норковую шубку.

– У вас в голове вата вместо мозгов! – яростно завопила она.

О, господи. Значит пять, а не три!

Но разве могут в одном отеле быть две подобные девицы? Могут, я встречал их десятками. Этот проклятый портье! Я вышиб не ту дверь.

– Прошу меня извинить! – сказал я.

И побежал дальше к номеру пять.

– Вот теперь мы позабавимся, – решил я. Разумеется, к этому времени он уже настороже. На этот раз с дверью у меня получилось с первого раза. Чуть прихрамывая, я влетел в номер, держа пистолет наготове. Я их накрыл. Это был престарелый чудак и весьма немолодая леди, на плечах у которой была вязаная шаль ее собственного изготовления, как я решил. А на лице – потрясенное выражение. Она раскрыла рот, ее верхняя челюсть с легким клацаньем упала на нижнюю, потом она совершенно по-идиотски улыбнулась.

– О, – сказал я, – прошу вас, не пугайтесь.

Старик несколько раз глотнул, потом, заикаясь, несколько раз произнес что-то нечленораздельное.

– Извините, я по ошибке попал не в тот номер.

Теперь я уже понимал, что меня обвели вокруг пальца. Выскочив отсюда, я заглянул в номер три. Пусто, конечно. Как я мог так опростоволоситься? Мысли у меня заработали. Не имеет значения, как давно Билли вышел из комнаты. У меня ушло минут двадцать пять.

Когда я бежал мимо конторки, недоумок-портье завопил:

– Эй, та блондинка только что выскочила отсюда. Она звонила по моему телефону...

Остальное я не слышал. Разумеется, она звонила Кончаку, чтобы предупредить, что Шелл Скотт разыскивает его. Я побежал к отелю, поднялся наверх, потом неслышно прокрался к своей двери. Дверь была прикрыта. Я вытащил кольт. Если Кончак там, он меня поджидает.

Осторожно открыв дверь пошире, я проник внутрь. Дверь плавно распахнулась настежь.

Кончака в комнате не было.

Зато была маленькая Сильвия. Вся в крови.


Глава 10 | Цикл романов "Шелл Скотт". Компиляция. Романы 1-31 | Глава 12