home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Утром я наскоро проглотил кофе на завтрак – я всегда начинаю день с чашки кофе – и выехал по Дезерт-Вью-Драйв. Верх моего "кадиллака" я опустил, и солнце пока не обжигало мою многострадальную голову, все еще облаченную в тюрбан.

Да, в тюрбан, потому что почти все участники вчерашнего приема и сегодня будут присутствовать в "Кублай-хане" – на волнующей церемонии перерезания ленточки – и до этого момента должны были оставаться в маскарадных одеяниях. Поэтому я все еще был в своем костюме магараджи. Кроме того, мне нравилось его носить. В нем я чувствовал себя... ну, как бы пожарником.

Старые мудрые доктора говорят, что алкоголь выходит из пьяницы – или, скорее, принявшего алкоголь человека – где-то двадцать четыре часа спустя. После моего последнего Укуса Гремучей Змеи – или как там называлась та штука, которая жгла меня вчера вечером, – прошло гораздо меньше времени. Так что у меня в желудке еще полыхали кое-какие маленькие огненные змейки.

Что бы там ни было, чувствовал я себя великолепно.

Стояло прекрасное утро. Даже если бы шел дождь и гремел гром, оно все равно было бы прекрасным. Потому что, несмотря на пробитый череп, после Мисти, несвязных слов и нежных губ я чувствовал прилив энергии и пребывал в состоянии благодушной эйфории.

Я двинулся по тому же маршруту, что и вчера днем, и по дороге размышлял, зачем Джин Джакс ездила к Монако и кто мчался за ней со скоростью девяносто миль в час. И за ней ли гнался водитель той, другой машины.

Совершенно очевидно, что кто-то либо следил за ней, либо заранее знал, что она наведается к Монако. Убийцы не имеют обыкновения прятаться у дороги и расстреливать всех, кто проедет мимо. Я сбавил скорость и свернул с Дезерт-Драйв на Юкка-роуд, доехал до того места, где вчерашняя машина свернула с дороги, и у знака "РАНЧО ХАРДИНГА" взял влево.

По узкой дороге я поднялся на вершину Мшистой горы и осмотрелся. Отсюда все было видно как на ладони. Я сразу заметил ранчо – больше здесь просто некуда было ехать. В двух милях от горы расположился низенький серый домик – видимо, это и было ранчо Хардинга, – огороженный белым забором, а рядом с домом виднелась, как мне показалось, конюшня. Во всяком случае, рядом паслись две явно скучающие лошади.

У подножия горы пролегли две неглубоких борозды, по которым изредка проезжали машины. Наверное, охотники. Мальчишки, стреляющие по кроликам, жизнерадостные парни с ружьями. А вчера еще и мужчина с крупнокалиберным пистолетом. Он проехал полмили направо, поднялся на гору и спустился с нее – и вот, пожалуйста, он готов встретить любого, кто проедет по Юкка-роуд.

Я не поехал по этому маршруту – полиция наверняка прочесала там каждый клочок земли, – а направился прямо к ранчо. Прочный низенький домик был построен из серых цементных блоков, внутренний дворик тоже залит цементом.

Я вышел из машины и направился к дому, но не успел я постучать в дверь, как она открылась и на пороге возникла высокая, стройная женщина средних лет.

– Здравствуйте. – Она удивленно смотрела на меня.

– Доброе утро. Это ранчо Хардинга?

– Да. Я – миссис Хардинг.

– Ваш муж дома?

– Нет, он в Лос-Анджелесе. Уже четыре дня.

– К вам приходили помощники шерифа?

– Да, вчера вечером. С ними был сержант Торгесен.

Я поморщился. Я вдруг вспомнил, что так и не заехал к сержанту. Он просил меня обязательно это сделать и в конце добавил что-то угрожающее, типа: "Мне не понравится, если вы забудете".

Мне не понадобилось много времени, чтобы получить ответы на интересующие меня вопросы, так как миссис Хардинг уже прошла эту процедуру с Торгесеном. Вчера она весь день провела в одиночестве, и к ней никто не заезжал; ее мужа, естественно, здесь не было, потому что он в Лос-Анджелесе. В любом случае у него не темно-синий седан, а черный "империал".

Я спросил:

– Вы слышали выстрелы?

– Мне показалось, что да. Я решила, что кто-то, видимо, охотится. Я выглянула из дома, но ничего не увидела. И никого.

Ну, вроде все. Мне нужно было удостовериться, что никто не мчался на ранчо Хардинга со скоростью девяносто миль в час и что мой друг в синем седане здесь не появлялся. Я поблагодарил миссис Хардинг и поехал обратно в "Кублай-хан", приплюсовав эту скромную толику информации к другим сведениям, которых, к моему удивлению, оказалось не так уж мало.

Похоже, я понемногу продвигаюсь вперед – по крайней мере, я так думал. Я взял радиотелефон и позвонил в службу шерифа в Индио.

Через пару минут я дозвонился до сержанта Торгесена, и, когда он услышал, кто говорит, произнес ледяным тоном:

– Замечательно. Где вы, черт возьми, пропадали?

– В "Кублай-хане", конечно. Где же еще? А сейчас я как раз готов ехать к вам, как мы и договаривались. Возможно, мне следовало бы сначала переодеться...

– Я не имел в виду, что вы должны приехать в любой день, когда вам нечего будет делать, Скотт. Я должен... Ладно. Нет смысла приезжать сейчас: меня здесь не будет. Я отправляюсь в "Кублай-хан".

– Хорошо, можем встретиться там, если вас устроит.

– В любом случае будет нужно приехать и подписать показания, но в "Хане" меня вполне устроит. Я хочу поговорить.

– Есть новости?

– Да, есть кое-что. – Он замешкался, потом добавил: – Сейчас чуть больше половины десятого. Я буду около десяти. Встретимся у входа.

– Договорились.

Интересно, что происходит? Судя по тону Торгесена, что-то не очень хорошее для меня. Ладно, скоро узнаю. Приехав в отель, я сам припарковал "кадиллак" и встал у входа. Я успел выкурить две сигареты, прежде чем появился Торгесен на черно-белой машине.

Он отвел меня в сторону и заявил:

– Это официальная беседа, Скотт. Дружеская, но официальная.

– О'кей.

– Вчера вечером во время нашего разговора мистер Монако сказал, что нанял вас, хотя в подробности не вдавался. Не хотите ли просветить меня? Не только чем пришлось заниматься, но и что удалось обнаружить.

Я немного подумал.

– Да, хорошо. Естественно, я сообщу об этом Монако, думаю, вряд ли он будет возражать против моего сотрудничества с законом. Если ему нечего скрывать.

Губы Торгесена дернулись, но я так и не понял – то ли он пытался улыбнуться, то ли ругнуться.

– Для чего он вас нанял?

– Сначала для поисков Джин Джакс, которая к тому времени пропала.

– Ага. А за что он платит сейчас?

– Ну, во-первых, за судейство конкурса красоты...

Торгесен хохотнул. У него был приятный смех, когда он этого хотел.

– А во-вторых, – продолжал я, – за то, чтобы я нашел убийцу мисс Джакс и Сардиса – в общем, распутал это дело. – Я помялся и мрачно добавил: – Желательно к двенадцати часам дня.

– Двенадцати часам какого дня?

– Сегодняшнего.

Да, смех у него был просто потрясающий. Он так ржал, что у него из глаз брызнули слезы, казалось, его вот-вот хватит кондрашка. Я обиделся и попытался его остановить:

– Хорошо. Послушайте, мне тоже смешно. Может, хватит?

– У-у-у, – стонал он. – Вот это шутка. Живот надорвешь. Черт, поеду домой...

– Сержант...

– У-у-у...

– Послушайте, вам интересно, что я скажу, или нет?

– Ладно, ладно. Конечно. Черт, мне при... – Он опять закатился. Наконец он справился с приступом хохота и закончил фразу: – Пригодится любая помощь.

– Очень смешно.

Я доложил ему о своих действиях и вкратце рассказал все, что мне удалось выяснить. А поскольку Торгесен раз-другой не удержался и фыркнул, я не стал особо распространяться.

Он переваривал несколько секунд услышанное. А когда заговорил, на его лице не осталось и тени веселья.

– Полагаю, вы знаете, что Сардис вложил деньги в этот дворец, в "Кублай-хан"?

– Сардис? Эфрим Сардис?

– Да, Эфрим Сардис. Не изображайте идиота, Скотт.

Я прищурил глаза:

– Первый раз слышу об этом, сержант.

– Скотт, если увижу вранье, я разорву вашу милость на клочки...

– Остановитесь. Если бы я действительно понимал всю эту бредятину, я бы так и сказал вам. Или если бы захотел скрыть это от полиции, то просто промолчал бы или послал кое-кого к черту. Так о чем идет речь? Неужели в самом деле Сардис вложил какие-то деньги в этот отель?

Несколько секунд он с видом обвинителя смотрел на меня, сверкая глазами, потом принял решение.

– Если вы действительно не знаете, то очень скоро узнаете. Монако потратил триста или четыреста тысяч – согласитесь, это всего лишь капля в море. Основной вклад сделал Сардис.

Я растерянно заморгал:

– Надо так понимать, что "Кублай-хан" не принадлежит Монако?

– Принадлежит? – Торгесен хищно ощерился, в уголках его рта собрались морщины. – Монако всегда был только прикрытием для Сардиса.

Мы помолчали, а потом он уточнил, продолжая ухмыляться:

– Того парня, которого убили.


Глава 14 | Цикл романов "Шелл Скотт". Компиляция. Романы 1-31 | Глава 15