home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 55

Около восьми утра утром в субботу сотрудница-аналитик, которая сидела перед мониторами, передававшими живую картинку из квартиры Райана Клекнера в Тарабии, доложила, что американец ведет себя необычно. Абакус приехал домой из аэропорта около двух ночи, но спать не лег. Вместо этого он очень долго сидел перед своим лэптопом, выпил целую бутылку красного вина и больше часа проговорил по скайпу с матерью, которая была сейчас в Соединенных Штатах. Позже характер их беседы был описан как «меланхолический и нежный»; и последовавшие события это прояснили.

Вскоре после восьми Клекнер, как показали мониторы, прочитал что-то в своем «блэкберри», скорее всего СМС, и, по словам аналитика «замер, как будто в шоке». В таком положении он «оставался довольно продолжительное время». На сообщение Клекнер не ответил, но прошел в кухню, где «из-за труб и технических приспособлений под раковиной» достал пластиковый контейнер, в котором находились «паспорт (страна происхождения не выяснена), крупная сумма денег (валюта не выяснена), совершенно новый айфон и зарядка к нему». Встревоженная странным поведением объекта, сотрудница поступила согласно протоколу и немедленно позвонила домой в Лондон Тому Келлу. Том тут же удвоил число наружников, наблюдавших за домом Клекнера.

Следующие пятнадцать минут Клекнер упаковывал «большой черный чемодан на колесиках». Когда он вытащил из лэптопа хард-диск и тоже сунул его в чемодан, аналитик – которую позже похвалили за сообразительность и инициативность – снова позвонила Тому. Понимая, что Клекнер действует как спаленный агент, он немедленно приказал послать по два человека на вокзал Сиркеджи, в аэропорты имени Ататюрка и Сабихи Гёкчен, на автовокзалы в Хареме и Топкапи, а также на терминал парома в Каракёй. В первый раз он использовал для этого персонал консульства, чтобы компенсировать нехватку людей.

После хард-диска Клекнер уложил в чемодан две фотографии в рамках, две бутылочки с раствором для контактных линз, «значительное количество одежды» и еще одну пару туфель. Он вытащил из «блэкберри» сим-карту и выбросил сам телефон в мусорный бак рядом с домом. Свой дипломатический паспорт и водительские права Абакус предположительно оставил в сейфе в спальне, однако аналитик не смогла это точно подтвердить.

Рядом с кафе Starbucks, где его уже ждали Прийя и Джавад Мохсин, Абакус вошел в телефонную будку и сделал звонок. Том предположил, что разговор, «который длился не больше десяти секунд», был условным сигналом для Минасяна, означавшим, что Абакус ударился в бега.

В Лондоне еще не было шести утра. Рассматривая карту региона, Том решил, что наиболее вероятный маршрут Клекнера до Москвы будет следующим: он пересечет страну на автобусе или арендованной машине, доберется до Восточной Анталии и попытается перейти границу с Грузией. Особая команда Службы внешней разведки может также попытаться подобрать Абакуса в Самсуне или в любом другом порту на Черном море, и перевезти его на корабле в Одессу или Севастополь. Был актуален еще и путь на север, в Болгарию, но Абакус, возможно, знал, что эта граница вполне может находиться под контролем американцев. Если он доверяет своим союзникам, то, вероятно, рискнет сесть в коммерческий авиалайнер, однако Абакус при этом должен понимать, что все прямые рейсы до Москвы, Киева, Ташкента, Баку и Софии – то есть во все страны бывшего СССР и страны социалистического лагеря – скомпрометированы.

Том полностью зависел от команды наружного наблюдения. Потеряй они Клекнера – и в следующий раз его лицо МИ-6 увидит уже на первой странице The Guardian.

Если довести его до команды встречающих, то у них будет крохотный шанс схватить Абакуса до того, как его возьмет под крыло Москва. Том позвонил Амелии домой в Челси и доложил о последних событиях. Они оба пришли к выводу, что побег Клекнера, скорее всего, спровоцировали отношения Тома и Рэйчел: Минасян покопался в информации и нашел доказательства того, что Абакус раскрыт. Амелия договорилась встретиться с Томом на Воксхолл-Кросс, уверив его, что Рэйчел немедленно вывезут из Стамбула. Вряд ли им удастся увидеться до того, как ему придется покинуть Лондон, подумал Том.

И инстинкт его не подвел. Команда наружного наблюдения успешно довела Клекнера до терминала парома в Каракёй, и сотрудники видели, как он наводил справки о двух круизных лайнерах, стоявших в доках на северной стороне Золотого Рога. Джавад Мохсин проводил Абакуса до итальянского лайнера – Serenissima, получил копию расписания и просидел в здании терминала два часа, до тех пор, пока корабль не вышел в море, чтобы удостовериться, что Клекнер не сойдет на берег. Удачное стечение обстоятельств позволило им даже получить фотографию Клекнера на борту, в то время как лайнер направлялся на север, к Черному морю. Предприимчивый наружник арендовал водное такси и проследовал за Serenissima до самого Босфорского моста.

– Клекнер направляется на Украину, – сообщил Том Амелии, как только услышал новости. – Если корабль не перехватят и ему не удастся сойти, он будет в Одессе через сорок восемь часов.

– Нам лучше позвонить американцам, – сказала она.

Том изумился.

– Но зачем? Абакус – наша добыча. Наш триумф.

– Ты знаешь зачем, Том.

Они сидели в маленьком конференц-зале на втором этаже, с закрытыми дверями и опущенными жалюзи.

– Если ты позволишь Чейтеру вмешаться в то, что я делаю, мы потеряем Абакуса. Можешь даже не сомневаться.

– Ну, наверняка ты этого знать не можешь.

– Кузены заполонят всю Одессу. Наводнят порт. Минасян будет знать, что они прибыли, еще за двадцать четыре часа до того, как лайнер причалит к берегу. Джим не умеет делать такие вещи так хорошо, как мы.

Амелия согласно кивнула, но Том видел, что ее очень волнует политическая сторона вопроса. За исключение из операции Лэнгли МИ-6 придется заплатить высокую цену. Если Келлу не удастся схватить Абакуса, небо обрушится им на головы.

– Прошу, позволь мне заняться этим, – сказал Том. – Маленькая команда, никого не будет видно. Минасян тоже не захочет устраивать песни с плясками. Его лучший агент раскрыт. Он просит Москву о помощи, теряет репутацию, унижается. Его наверняка подомнет под себя какой-нибудь старший офицер и более опытная команда. – Том изобразил русский акцент. «Ты не смог справиться, Александр. Теперь всем займемся мы».

Амелия невольно улыбнулась.

– Поэтому Минасян захочет сделать все тихо. Никаких утечек от киевской резидентуры, никаких намеков Лэнгли или Лондону, что Абакус направляется в Одессу. Он просто хочет снять своего человека с корабля, посадить в машину, отвезти в аэропорт и сделать так, чтобы он появился в шестичасовых новостях. Таким образом, он останется героем. Дескать, он делал все по правилам, а вот Клекнер облажался. Именно так я бы и поступил. И ты бы так поступила, Амелия, ведь правда?

Она кивнула. В данный момент она явно принимала решение.

В конце концов она повернулась к Тому:

– Вот ты облажаться не имеешь права, Том. Мы не можем потерять Райана Клекнера.

– Я не облажаюсь, – сказал Том, уже торопясь прочь из конференц-зала. – Просто дай то, что мне понадобится.


Глава 54 | Цикл: Томас Келли-Отдельные детективы и триллеры. Компиляция. Книги 1-13 | Глава 56