home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 68

Доктор Ротх


– Он моргнул?

Ротх кивнул Клопштоку. Конечно, сомнений не было. Электроды на ресницах Крюгера зафиксировали моргание. Амплитуда стрелки на мониторе над кроватью это подтверждала.

Ротх стоял рядом с кроватью в отделении реанимации, держа в руке серебристо-серый микрофон, и наблюдал, как глазные яблоки под закрытыми веками пациента двигаются, словно потерявшие ориентацию жуки.

За исключением области глаз и рта, лицо Крюгера было полностью перевязано. С черными наушниками, дыхательной трубкой во рту и проводами, ведущими к пластинкам на голове, он напоминал мумифицированного инопланетянина.

Дренаж на входном и выходном отверстиях от пули помогал выравнивать давление, но долго сдерживать отек не получится, и пациент скоро потеряет сознание. Хотелось бы надеяться, что он не испытывает боли.

Если бы.

Исследования пациентов с синдромом «запертого человека» находились еще в зачаточном состоянии, медицина слишком мало знала об этих тяжелых повреждениях мозга. И тем не менее выяснили, что больные пребывают в сознании и поэтому с помощью акустических сигналов их можно ввести в транс. Но, насколько Ротх знал, доктор Крюгер был первым пациентом, к которому для восстановления памяти был применен метод регрессивного гипноза.

Насколько успешно, сейчас станет ясно.

Доктор Ротх взял свой сотовый, нажав на кнопку быстрого набора, позвонил секретарше и поинтересовался, где полицейский. Он уже двадцать минут назад проинформировал комиссара Хирша, что Крюгер «вышел» из транса.

Уже вчера, когда Крюгера доставили в больницу, комиссар вел себя глупо, настаивая на том, что должен «допросить» преступника.

– Он на другом конце города, – сообщила его ассистентка. – Ему понадобится некоторое время.

Ротх поблагодарил, положил трубку и решил не ждать, а самостоятельно продолжить «допрос» своего пациента.

– Могу себе представить, что вы сейчас думаете, доктор Крюгер. Прошло много времени, и в случае похищения шансы найти жертву живой уменьшаются с каждым часом.

Ротх специально резал правду в глаза. Было важно, чтобы пациента занимала не собственная ужасная судьба, а исключительно судьба его дочери.

– На вашем телефоне мы обнаружили фото с пытками вашей дочери, которое сделали похитители. Официальные поиски Неле пока не увенчались успехом.

До недавнего времени мы также не знали, что происшествие на борту и возможное похищение как-то связаны. Это стало понятно лишь после заявлений профессора Клопштока, который добровольно связался с полицией после установления личности его жены. Он рассказал нам все, что знает. Теперь вы единственный свидетель, для допроса которого мы готовы на любые издержки, расходы и хлопоты, потому что хотим спасти вашу дочь, вы это понимаете?

Ротх с удовлетворением зарегистрировал моргание.

– Хорошо. Я сейчас попытаюсь с помощью вопросов «да/нет» выяснить, что вы пережили и что нам, возможно, поможет в поисках вашей дочери. О’кей?

Матс просигнализировал свое согласие, и Ротх пожал пациенту руку, хотя тот уже не мог этого почувствовать. Такая эмоциональная форма контакта стала у главврача Парк-клиники неосознанной привычкой. Он считал, что должен помогать не только словами и таблетками, но и проявлять человеческую симпатию.

– Вы знаете, где находится ваша дочь? – Сначала Ротх задал самый прямой и важный вопрос.

Матс моргнул. К удивлению Ротха, не один или два раза, а сразу шесть раз подряд.

– Что он делает? – спросил Клопшток.

Ротх понятия не имел и сначала подождал, будет ли Крюгер снова моргать после небольшой паузы.

Когда ничего не произошло, он как можно громче и четче спросил своего пациента:

– Вы специально моргнули шесть раз?

Матс моргнул один раз.

Значит – да.

Потом Матс моргнул пять раз и снова сделал паузу, после чего его веки дернулись двенадцать раз.

– Момент, дайте нам немного времени, – попросил Ротх и взял планшет с зажимом для бумаги, лежавший в изножье кровати.

– Он использует азбуку Морзе? – предположил Клопшток.

– Нет, для этого моргание недостаточно ритмично.

Ротх сделал поспешные записи, перепроверил свое подозрение, пересчитав кое-что на пальцах, и наконец решил, что разгадал загадку.

– Это буквы?

Он зафиксировал взглядом глаза Крюгера.

– Алфавит. Вы моргаете буквы алфавита?

Слабое, едва заметное движение век.

– Да! – взволнованно воскликнул Клопшток у него за спиной.

Ротх, не менее возбужденный, попросил Матса начать сначала.

Тот снова моргнул шесть раз.


F


Потом пять.


E


– Двенадцать, – громко считал Клопшток, а Ротх записал:


L


Наконец, Крюгер моргнул девять раз.


I


– Кто такая Фели? – спросил доктор Ротх у Клопштока.

– Фелиситас Хайльман. Одна коллега.

Ротх отключил микрофон.

– Вы имеете в виду подругу доктора Крюгера?

Клопшток кивнул:

– Она приходила вчера ко мне и рассказала, что у Неле проблемы. И что Матс летит в самолете из Буэнос-Айреса в Берлин. В тот момент меня впервые посетила догадка. Я знал, что Амели находится в том самолете с Зуцой, якобы возвращаясь из отпуска. Когда Фели пришла ко мне в клинику на Кудамме, у меня появилось плохое предчувствие, что Амели могла реализовать свой план.

Ротх потрясенно опустил планшет с записями.

– И вы ничего не предприняли?! – возмутился он. – Почему вы тут же не отправились с этой информацией в полицию, а дали о себе знать, когда трагедия на борту уже произошла?

Клопшток, немного оживившись после вербальных нападок Ротха, перешел в контрнаступление:

– Что я должен был сказать полиции? «Знаете, наверное, одну мою пациентку похитили? И ее отец, возможно, собирается устроить авиакатастрофу? И возможно, на борту моя жена-зачинщица?» – Он покачал головой. – У меня не было ничего, кроме предположений. А тот факт, что доктор Крюгер решил вести расследование самостоятельно, вместо того чтобы проинформировать полицию, подтвердило, что я тем более не должен предпринимать ничего, что могло бы навредить Неле.

Ротх пренебрежительно махнул рукой, не сумев скрыть гнева.

– Я не верю ни одному вашему слову. Вы хотели, чтобы инцидент произошел, доктор Клопшток, – сказал он открыто.

– Нет.

– Или, по крайней мере, хотели спасти свою шкуру. Чтобы вас никак не связали с этим происшествием. Если бы ваша жена не погибла, вероятно, вы никогда бы не пришли к нам и не предложили свою помощь. Сейчас вы делаете это, чтобы выгородить себя.

Тут рассвирепел Клопшток.

– Это неправда! – возмутился он. – Я даже дал подсказку Фелиситас Хайльман, когда она пришла ко мне. Я попросил свою ассистентку сообщить ей контакты Уландта, которого, как вы знаете, до сих пор не нашли.

– Тогда я не понимаю, почему вы не рассказали мне о фрау докторе Хайльман.

– А почему я должен был рассказывать? Да, она искала Неле, но мы все этим занимаемся, если я не ошибаюсь.

Однако Ротх уже не слушал его и с телефоном возле уха подошел к окну, выходящему в парк.

Был солнечный осенний день, посетители и пациенты прогуливались по усыпанной листвой аллее или беседовали на скамейках парка. Казалось, никто снаружи даже близко не представлял того горя и ужаса, которые разыгрывались всего в нескольких метрах за стенами клиники.

– Хирш? – услышал Ротх голос полицейского, которому позвонил напрямую. На заднем плане раздавался уличный шум.

– Это доктор Ротх из Парк-клиники.

– Я скоро буду у вас.

– Хорошо. Но сначала вопрос: в ходе расследования вам встречалось имя Фелиситас Хайльман?

– Нет, а должно было?

– Пациент дал нам подсказку.

– О’кей. Подождите.

Ротх услышал, как полицейский переключился, какое-то время в трубке стояла тишина, потом Хирш снова объявился. Он или делал запрос, или сам через сотовый получил доступ к следственным документам.

– Фелиситас Хайльман, сорок один год, психиатр из Пренцлауэр-Берга? – спросил он.

– Это должна быть она.

– Странно.

Ротх переложил телефон от одного уха к другому.

– Почему?

– До сих пор мы не видели никакой взаимосвязи. Но ее партнер заявил, что она пропала без вести.

– Как вы сказали?

Главврач обменялся взглядом с Клопштоком, который не скрывал, что пытается уловить каждое слово разговора.

– Они должны были вчера пожениться, но она не пришла.

– Это не может быть совпадением.

Хирш, похоже, откусил кусок чего-то и теперь говорил с набитым ртом:

– Я тоже так считаю. Брошенный перед алтарем жених, конечно, не приоритет в нашей работе. Но это, черт возьми…

– Что?

– Жених Хайльман сообщил нам последние координаты сотового своей невесты. Вы не поверите.

Шум на заднем плане стал громче: видимо, Хирш ускорился.

– Где? – спросил Ротх и почувствовал холодок, словно замерзал изнутри, как только комиссар назвал ему последнее местонахождение Фели: – Народный мясокомбинат. Недалеко от старой молочной фермы.


Глава 67 | Цикл: Томас Келли-Отдельные детективы и триллеры. Компиляция. Книги 1-13 | Глава 69