home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 37

Прощание оказалось заурядным. Бен рассчитывал на большее сопротивление, но Швартц лишь взял свой вещмешок и перед уходом покрутил пальцем у виска.

Небольшое замешательство возникло перед самой дверью, когда Бен протянул Швартцу руку, а тот не сразу пожал ее.

Потом он сказал «Удачи» и исчез вместе с вещмешком на лестничной клетке.

Арецу и Бен подождали еще две минуты, прежде чем решились выйти на улицу.

Две минуты, за которые они прошерстили Интернет в поисках новых данных о своем предполагаемом местонахождении. При этом Бен узнал, что толпа самопровозглашенных охотников уже разыскала и его последнюю квартиру, и временное спальное место в квартире у Тобиаса в Веддинге. Группа людей, в основном в масках, сделала селфи перед домом и во внутреннем дворе, на некоторых были самодельные футболки с надписью «Ночь вне закона». Перед квартирой Арецу в Лихтенраде ситуация выглядела не лучше. Человек пять-шесть собрались на железнодорожной станции Шихаувег и, выкладывая в Интернет фотографии и видео, направились к дому на Барнетштрассе. Как на странице AchtNacht, так и в Фейсбуке имелась интерактивная карта с красными флажками в тех местах, где охотники предполагали застигнуть своих жертв. Помечены были Потсдамерплац, аэропорт Шёнефельд, пригород Эркнер, районы Шпандау, Тегель и Марцан. Но не студенческий городок. И действительно, никто их не подкарауливал, когда они вышли на улицу и направились по Гариштрассе в сторону кампуса. Патрульных полицейских тоже не было: Швартц еще в квартире проинформировал их по рации об окончании операции. Как раз вовремя, до истечения пятиминутного ультиматума.

– И где стоит машина? – спросила Арецу. Накрапывал небольшой дождик, и влага поднимала в воздух запах свежескошенной травы.

Бен еще раз открыл эсэмэску, которую шантажист прислал ему несколько минут назад:

«Идите к машине, которую я вам приготовил».

– Перед кафе, – ответил Бен.

– Это должно быть на углу, – сказала Арецу и ускорила шаг. Ветер трепал ее широкие штанины. Рукой она прикрывала лицо от дождя. В свете уличных фонарей, со спины она напоминала одетого во все черное, бритого наголо монаха, который перестарался со своим обетом поста.

«А я, наверное, выгляжу как смерть, которая наступает ей на пятки».

Бен догнал ее.

Действительно, перед французским кафе на углу Гари и Инештрассе стоял «мерседес» цвета слоновой кости. Раздосадованный тем, что это такси, Бен подошел к автомобилю и ощутил тепло двигателя, когда встал рядом.

Дверь была незаперта, ключ торчал в замке зажигания.

– А теперь?

Бен и Арецу переглянулись, потом Бен обошел вокруг машины. Он не хотел повторять ошибок, поэтому открыл и багажник, в котором лежали только детское сиденье, провод для подключения стартера и два светоотражающих жилета.

Когда он закрыл багажник, Арецу уже сидела на пассажирском сиденье.

– Ты должен на это взглянуть, – сказала она.

Бен сел рядом с ней и захлопнул дверь водителя. В салоне пахло стеклоочистителем и кожей.

– Оц играет с нами, – сказала она и протянула ему самоклеящийся листок. – Это было приклеено на приборной панели.

«В подлокотнике вы найдете то, что вам сейчас необходимо больше всего», – прочитал Бен.

Недоверчиво он открыл крышку средней консоли.

– Блок питания? – спросила Арецу, когда он вытащил кабель для подзарядки; это был единственный предмет, который лежал в отделении подлокотника.

– Видимо, он хочет оставаться с нами на связи, – сказал Бен. Кабель он подключил к прикуривателю. На другом конце болтался универсальный адаптер для почти любой модели сотового телефона. В том числе и для смартфона Бена, который он тут же подключил для подзарядки. – А для этого аккумулятор должен быть заряжен.

Едва Бен вставил штекер в гнездо, пришло еще одно сообщение.

– От него? – взволнованно спросила Арецу. Ее щеки уже не были такими бледными, как прежде.

Бен кивнул и прочитал сообщение.

Теперь он был уверен, что убьет того, кто это написал.

– Что такое? – спросила Арецу, когда он крепко сжал веки.

Прежде чем передать ей телефон, Бен решил посвятить Арецу в происходящее, чтобы она поняла значение этого сообщения.

– Моя дочь в его власти.

– Он похитил ее? – Арецу помотала головой. – Нет, это на него не похоже. Оц помешан на технике. Он ни за что не решился бы выкрасть человека из больницы. И у него нет помощников, которые сделали бы это для него. Он всегда работает один. Ты ошибаешься. – Она так энергично за него вступилась, что казалось, пытается защитить.

Бен должен был напомнить себе, что он обманул ее и эсэмэска вовсе не от Оца. По крайней мере, если шантажист сказал правду.

– Поэтому Джул все еще лежит в реанимации, – пояснил Бен. – Ему каким-то образом удалось отравить ее.

Он повторил все, сказанное безымянным шантажистом: что первые симптомы проявятся лишь по окончании Ночи вне закона и что существует противоядие, главное – знать, какой яд ей вкололи.

– Это уже больше на него похоже, – задумчиво подтвердила Арецу. С отсутствующим видом она почесала бритый затылок.

– Я предполагаю, что он произвел какие-то манипуляции с компьютерами, которые рассчитывают дозы медикаментов. Сегодня же в клиниках все полностью автоматизировано.

Бен так не думал, но не стал разубеждать Арецу, главное – выполнить требование шантажиста.

– Значит, мы его марионетки, – сделала она вывод. – Если мы не выполним все, что он от нас требует, тогда…

– Тогда Джул умрет, – закончил Бен. – Моя первая задача была избавиться от Швартца и сесть в это такси. А вторая… – Его голос оборвался.

– Что?

Он бросил ей сотовый на колени.

– Я не могу этого сделать.

– Чего он от тебя требует?

Арецу схватила телефон и вслух прочитала последнюю эсэмэску, которую шантажист прислал Бену:

– «Меня зовут Беньямин Рюман, но мои друзья могут называть меня Беном. А самые маленькие друзья – даже Бенни. Да, то, что сказала фрау Хенрих из службы опеки, правда. Да, я трогал свою дочь».

Арецу сглотнула. Сообщение на этом не закончилось, но мерзкое продолжение она дочитала про себя. Наконец снова взглянула на него. Со слезами на глазах.

– Это правда?

– Нет, конечно нет!

Жирная дождевая капля упала посередине лобового стекла и разорвалась, как насекомое, врезавшееся на большой скорости.

– Зачем он это делает? – прошептала Арецу.

– Понятия не имею. Может, это что-то личное, хотя не знаю, кого мог сделать таким врагом. Вероятно, он чокнутый садист. И просто хочет видеть наши страдания. И тогда понятно, зачем он пытается сделать Ночь вне закона еще более захватывающей и драматичной. Для этого он выманил нас из дома и ставит перед нами задачи, которые мы должны решать. Задачи, которые наведут толпу на наш след. В этом даже не стоит сомневаться.

Бен ударил по рулю. Только кулаком, хотя ему хотелось биться о него головой.

– И?.. – спросила Арецу.

– Что «и»?

– Ты действительно собираешься опубликовать это дерьмо под своим именем?

– А у меня есть выбор? – спросил Бен.

Указания в конце эсэмэски были однозначными. Арецу должна была снять на камеру, как Бен зачитывает полную версию текста.

– А потом я должен загрузить это на аккаунт Ютьюб, который этот сумасшедший открыл под моим именем.

– Откуда видео распространится со скоростью ветра, – добавила Арецу. – На этот аккаунт наверняка уже подписаны тысячи, которые ищут в Сети любую информацию о тебе, обо мне и о Ночи вне закона.

– Двести сорок восемь тысяч триста двенадцать, если быть точным, – сказал Бен, проверив. Игра получила широкий резонанс во всем мире.

Он схватил Арецу за руку. И крепко держал ее, пока дрожь в его пальцах не передалась ей.

– Я не могу этого сделать. – Он говорил чуть слышно, почти прошептал.

– Ты не обязан.

– Мы найдем другой выход, – заверили они друг друга. И через десять минут капитулировали.

В то время как ночной ливень обрушился на Берлин-Далем, вода хлынула по дорогам и тротуарам, унося с собой опавшую листву, пластиковые бутылки и прочий мусор, Бен сконцентрировался на линзе камеры в телефоне, который Арецу держала перед ним в вытянутой руке.

– Меня зовут Беньямин Рюман, – запинаясь, начал он. Бен надеялся, что внимательные зрители заметят страх в его глазах. Догадаются, что его вынудили сказать эту ложь. С другой стороны, разве понятия «внимательные зрители» и Ютьюб не противоречат друг другу? – Но мои друзья могут называть меня Беном. А самые маленькие друзья – даже Бенни. Да, то, что сказала фрау Хенрих из службы опеки, правда. Да, я трогал свою дочь. Ну же, убейте меня. Ах да, вы и так хотите это сделать. – Он с трудом сглотнул. – Я хочу добавить немного драйва в Ночь вне закона, иначе вам меня никогда не поймать. Я испытываю влечение. Влечение к юным девочкам. А где в Берлине улица с малолетними проститутками? – Бену хотелось кричать, когда он произносил последние слова: – Увидимся там через полчаса!


Глава 36 | Цикл: Томас Келли-Отдельные детективы и триллеры. Компиляция. Книги 1-13 | Глава 38