home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 42

Бен. 01:11.

Еще 6 часов и 49 минут до конца Ночи вне закона

– В первый раз? – шепотом спросил хорек и облизнул губы.

Бен, не имевший ни малейшего желания разговаривать со своим, похоже, подвыпившим соседом, лишь кивнул.

Леди Нана покинула сводчатый подвал. Но в помещении осталось что-то от ее авторитета, как невидимая тень. Словно Бена посадили в класс с запуганными школьниками, которые ждут появления директора. Никто не решался говорить в полный голос или подняться. Большинство смотрели на накрахмаленную скатерть или на потолок; все избегали зрительного контакта. Только хорек был разговорчив.

– Странно, – прошептал он, и Бен подозревал, что сейчас последует. – Ваше лицо почему-то кажется мне знакомым.

Дверь, через которую он только что зашел, открылась, и Леди Нана снова вошла в подвал. В руке она держала предмет, который Бен в первый момент ошибочно принял за плетку.

На самом деле это был собачий поводок. И тянулся он к самому жалкому существу, какое Бену когда-либо приходилось видеть.

Обнаженная девочка лет семнадцати, хотя ее возраст сложно было определить из-за синяков, которые покрывали все тело. Самый большой синяк – над полностью заплывшим правым глазом. Фиолетового цвета, который жутким образом гармонировал с лиловой прядью в волосах длиной до подбородка.

Она была маленькая и полноватая, но небольшой избыточный вес подходил к ее пухлым губам, которые когда-то наверняка счастливо улыбались, пока турфирма по имени судьба не отправила ее в ад, вручив билет в одну сторону.

За плечами у нее почему-то болтался маленький потертый кожаный рюкзак. Кроме ошейника с заклепками и рюкзака, на ней ничего не было.

Девочка передвигалась на четвереньках и все равно потеряла равновесие, когда женщина потянула за поводок. Она хотела ухватиться за край стола, но Нана ударила ее концом поводка по пальцам.

– Фу! – приказала она.

Среди сидящих за столом прокатился шепот. Бен прочел многое в глазах своих соседей: волнение, нервозность, предвкушение, напряжение, ожидание, возбуждение.

Но не сочувствие. Ни у кого.

– Это Ленка, – объявила Леди Нана. – Она из деревни Трокавеч недалеко от города Пльзень.

Она сняла рюкзак с голой девушки и сразу перешла к делу:

– Господа, ваши ставки, пожалуйста.

– Пять тысяч, – сказал мужчина, сидевший ближе всех к Леди Нане. У него был низкий голос, который наполнил комнату, как дым. Мужчине на вид было около шестидесяти, его черные, покрытые гелем и зачесанные назад волосы блестели в свете канделябров.

Рядом с ним сидел мужчина помоложе, который нервно теребил безымянный палец, на котором, видимо, еще недавно было обручальное кольцо. Он повысил ставку до шести тысяч. Леди Нана с довольным видом кивнула, а Бен лихорадочно соображал, что хотят купить присутствующие.

Если названные суммы предполагались в евро, из чего он исходил, то речь не могла идти только о сексе – слишком дорого, даже если девочка была несовершеннолетней. К тому же Нана говорила об игре, хотя это слово могло быть синонимом для всего мерзкого, что мужчины могут совершить с женщиной: изнасилование, истязание, пытки, унижение.

Смерть?

Оглушенный страхом, он поискал глазами камеру на темных сводах – и действительно нашел. То, что он сначала принял за детектор дыма, оказалось объективом «рыбий глаз», который снимал это жуткое действо.

Он должен стать свидетелем убийства?

Незнакомец, который дергал за невидимые нити, заманил его сюда, чтобы у толпы была еще одна причина преследовать его?

Бен не нашел ответов на все эти невыносимые вопросы, когда очередь дошла до него и нужно было назвать свою ставку. Как и хорек до этого, он сказал «четыре тысячи пятьсот», потому что, по всей видимости, смысл «игры» не заключался в том, чтобы предложить более высокую цену.

– Тогда приступим, – засмеялась Леди Нана и хлопнула в ладоши, не выпуская из рук поводка. – Так как среди нас новичок, повторю правила: раунд длится пятнадцать минут. Никому нельзя вставать или использовать руки. Как вас учила мама: руки поверх одеяла.

Большинство присутствующих рассмеялись вместе с ней. Ленка начала всхлипывать, за что получила удар поводком.

– За столом не разговаривают. Только если я задам кому-то вопрос. Все ясно?

Все кивнули. Кроме Бена.

Он уставился на девушку, не в силах оторвать взгляд от этого измученного создания, и лишь спустя какое-то время заметил, что Ленка тоже смотрит на него. Большими темными глазами, такими же черными, как самое глубокое озеро на свете. Умоляюще, как приговоренный к смерти, который ищет среди свидетелей своей казни кого-нибудь, кто верит в его невиновность.

– Хоп, – сказала Леди Нана и пнула ее.

Ленка заскулила, покачнулась, снова потеряла равновесие, но выполнила приказ, как только женщина отцепила поводок от ошейника и повесила его на ручку входной двери.

Бен с ужасом наблюдал, как Ленка поползла под стол. Настроение присутствующих за столом мгновенно изменилось. Они подвинулись на стульях вперед и обвели других взглядом. Неожиданно все стали смотреть друг другу в глаза. Кивать друг другу.

– Начнем с простых вопросов, чтобы разрядить обстановку, – сказала Леди Нана. Она открыла рюкзак, который только что висел у девушки на спине, и вытащила толстую пачку желтых карточек размером с открытку.

С ними она встала во главе стола, как ведущий какого-нибудь ток-шоу, и прочитала вопрос на первой карточке:

– Игра, в которую мы здесь играем, называется: а) «Суровый мир», б) «Суровый мужчина» или в) «Суровое лицо»?

Леди Нана обвела всех взглядом и остановилась на Бене. Именно ему достался первый вопрос.

Его затошнило. Не потому, что он боялся быть разоблаченным. Наоборот. Потому что знал ответ.

«Суровое лицо»!

Он читал об этом, но считал, что все это миф, выдумка. Якобы сутенеры придумали этот ритуал, чтобы сделать послушными новых проституток. Во время этой жестокой «игры» насильно приведенные женщины, которых заманили в Германию обещаниями хорошо оплачиваемой работы в ресторане, должны были залезть под стол к мужчинам. Если женщина не хотела быть избитой до смерти, то она должна была выбрать одного мужчину и удовлетворить его орально. «Избранному» полагалось сохранять «суровое лицо». Даже во время оргазма нельзя было подавать виду. Если соседи по столу ни о чем не догадывались, он выигрывал сумму ставки, которую назвал. Или проигрывал ее тому, кто первый его разоблачал.

– В, – ответил Бен Леди Нане, которая, видимо, превратила «Суровое лицо» в извращенную игру для похотливых и платежеспособных клиентов. Чтобы «избранному» было сложнее сохранять «суровое лицо», она задавала «игрокам» вопросы наподобие викторины.

– В, правильно, – подтвердила Леди Нана ответ Бена и обратилась к остальным: – Вы слышали? Его голос дрожал. Это волнение? Или уже другая причина? – Она дьявольски улыбнулась. – Пожалуйста, не забудьте, что вы проиграете свою ставку, если напрасно обвините господина в суровом лице. Вы должны быть уверены: не стоит торопиться.

Все за столом кивнули. Кроме Бена, который как раз почувствовал, как рука под столом коснулась его бедра.


Глава 41 | Цикл: Томас Келли-Отдельные детективы и триллеры. Компиляция. Книги 1-13 | Глава 43