home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 44

Бен. 01:12.

Еще 6 часов и 48 минут до конца Ночи вне закона

Не было сомнений в том, что Бен должен сейчас сделать: встать, прежде чем рука девушки коснется его паха. Чтобы самому не стать инструментом, которым ее насиловали.

А что потом?

В лучшем случае он с треском вылетит отсюда. Но, скорее всего, будет избит в дальней комнате каким-нибудь сутенером, который наверняка ждет знака Леди Наны, чтобы прийти на помощь, и которому вовсе не понравится, что Бен не в состоянии заплатить обещанную «игровую» ставку в четыре тысячи пятьсот евро.

Но даже пара сломанных ребер и выбитые зубы не самое страшное, если он сейчас себя выдаст. И не видео, которое документирует его участие в этой бесчеловечной «игре» и которое гарантированно появится в социальных сетях, после чего его окончательно заклеймят как извращенца. Ведь ради этого шантажист и направил его сюда. С адресом и паролем, в узкий круг человеческого отребья.

Нет, самая страшная неразрешимая проблема состояла в том, что он не мог просто уйти и оставить несчастную девочку одну под столом.

Возможно, у него получилось бы, не посмотри он ей до этого в глаза. Но теперь он не только чувствовал моральный долг, но и эмоциональную связь. Между ним и Ленкой установился контакт, в ту самую секунду, когда они обменялись быстрыми, но интенсивными взглядами.

Бен почувствовал, как рука поднимается все выше к застежке-молнии, и по спине у него скатилась капля пота.

Что теперь?

Ему хотелось сунуть руки под стол и отстранить ее от себя. Но это точно так же выдаст его, как и суетливое движение ногами, которое абсолютно точно заметит хорек или сосед слева.

Бен понял: сложность этой извращенной игры заключалась не в том, чтобы сделать суровое лицо. А в том, чтобы сохранить нормальное выражение, выглядеть как обычно. Спокойно дышать, когда практически задыхаешься. Расслабленно опустить плечи, когда каждый мускул напряжен. Улыбаться, когда хочется плакать.

Пока Бен лихорадочно искал выход из этой безнадежной ситуации, Леди Нана продолжила свою странную викторину. Следующий вопрос она задала самому старшему за столом. Мужчине в плохо сидящем парике, но с идеально белыми искусственными зубами. Он оперся локтями о стол и опустил подбородок на сложенные в замок руки, словно его голова была слишком тяжелой.

– Сегодняшнее кодовое слово «Вальтер Рен» – это намек на: а) северного оленя, б) певца Вальтера фон дер Фогельвайде или в) обезболивающее средство «Вольтарен»?

– Ответ «в», «Вольтарен», – ответил старик с гипертрофированной интонацией. Он обрадовался похвале хозяйки за верный ответ, и на мгновение Бен исчез из линии взора других. Некоторые присутствующие задавались вопросом, подозрительно ли такое неестественно четкое произношение, или мужчина всегда говорит как судья, оглашающий приговор.

Но рисковать ставками было еще рано.

По крайней мере, для «игроков».

Но не для Бена. Для него было уже поздно. Ленка расстегнула молнию и вот-вот собиралась схватить его за пах.

Не задумываясь, но и не имея выбора, Бен вскочил и закричал:

– Вы что, с ума все посходили?

У многих отвисли челюсти. Дюжина пар глаз ошарашенно уставилась на него. Даже Леди Нана застыла на мгновение, как в детской игре, в которой нельзя шевелиться, как только прекращается музыка.

Но это была не игра, даже если извращенцы называли так все происходящее. Это была горькая правда.

– Кто вы? Звери?

Мысленно Бен тут же исправился, потому что звери не способны на подобные мерзости, но, как и ожидалось, он больше не смог произнести ни одного слова.

Дверь за спиной Леди Наны открылась, и в комнату ворвался мужчина. С лысой, как шар для боулинга, головой. Он не казался особенно большим или сильным, и Бен наверняка одолел бы его в схватке один на один, если бы не пистолет у него в руке и не дикий взгляд человека, который уже не раз нажимал на спусковой крючок. И не задумываясь, повторит это снова.

Бен сделал единственное, что ему оставалось. Он схватился за стол и приподнял его, чтобы использовать в качестве щита. Правда, не ожидал, что это окажется так легко. Бен думал, деревянная доска сделана из массива дерева, и приложил всю силу, надеясь опрокинуть стол хотя бы на шестьдесят градусов. А у него получилось перевернуть крышку стола, которая полетела на сидящих напротив.

Только пожилой мужчина в парике не растерялся и вскочил со стула, все остальные оказались погребенными под доской. Началась суматоха, сопровождаемая оглушительным шумом. Крики извращенцев, которые совсем иначе рисовали себе ход игры, отразились от сводчатых стен и потолков и слились с грохотом выстрела, сделанного из пистолета лысого помощника Леди Наны. Случайно, в тот момент, когда дед в парике налетел на него.

Все кричали и проклинали друг друга, кроме одной Леди Наны. Она лежала на полу, сраженная рикошетной пулей. Убитая мужчиной, который вообще-то пришел ей на помощь.

Бен заметил все это лишь краем глаза. Он схватил Ленку, которая стояла на коленях, закрыв голову руками, грубо потянул ее за волосы вверх.

– Эй, ты, говнюк… – услышал он голос хорька, прежде чем ударить его локтем в лицо.

Таща за собой голую девушку, Бен стал проталкиваться к двери, которую больше никто не охранял, потому что охранник стоял на коленях рядом с Леди Наной и обеими руками зажимал ей рану на спине.

– А-а-а-а-а!.. – закричал кто-то прямо рядом с ним, и Бен не сразу понял, что это истерично плачет Ленка.

Он потащил ее дальше через дверь, вверх по лестнице. Рассчитывая в любой момент услышать новый выстрел. Почувствовать, как пуля входит в тело. Куда-нибудь между позвонками, в районе поясницы, плеча или затылка.

«Тогда я наконец-то получу то, что заслуживаю, Джул, – подумал Бен. – Тогда я буду сидеть там, где должен. В инвалидном кресле».

Но выстрела не последовало, и дверь наверху лестницы вопреки ожиданию тоже оказалась не заперта.

Только Ленка сопротивлялась все сильнее, как будто вовсе не хотела, чтобы ее спасли. Но Бен не мог и не должен был с этим считаться.

В его жизни и так хватало всего, чего он не мог себе простить. Бросить на произвол судьбы малолетнюю девочку, которую принуждают к проституции, – этого Бен не допустит. Он вытащил ее наружу, где их встретил проливной дождь.

Спотыкаясь, Бен поволок за собой Ленку, но резко остановился где-то на середине улицы.

Какого черта…

Такси!

Машина все еще стояла там, где он ее оставил, но ее было не узнать. Все стекла разбиты. Дверь водителя нараспашку, капот двигателя и багажник помяты. Табличка «Такси» на крыше сорвана. Она валялась в луже на асфальте. Рядом с… трупом?

– Арецу! – крикнул Бен, хотя неподвижная фигура с полиэтиленовым пакетом на голове не могла быть студенткой. Для этого тело было слишком тяжелым, слишком большим и мужским.

Ленка, конечно, тоже увидела труп и закричала еще громче. Бен не мог винить ее за это.

Куда он ее притащил? Из подвала с извращенцами на бойню?

– Арецу! – закричал Бен и огляделся.

Толпа, которая несла ответственность за эту вакханалию, исчезла. Растворилась в дожде, как и проститутки, которые обычно предлагали здесь свои печальные услуги. И как Арецу, которая не лежала, скрючившись, в машине, в чем Бен без труда убедился, посмотрев на заднее сиденье и проверив багажник, который открылся пинком по задней части кузова.

– Арецу! – крикнул он в последний раз.

Где-то неподалеку раздались сирены, и Бен задумался, что ему сейчас делать. Арецу пропала, а вместе с ней и его сотовый. Он не мог больше получать новых указаний от неизвестного, что, с одной стороны, было хорошо, потому что тот уже не поставит его в подобное безвыходное положение. С другой стороны, возможно, тем самым Бен подписал смертный приговор Джул, если ее действительно отравили, а врачи не смогут помочь ей без подсказки преступника.

Дождаться приезда полиции? Или вместе с другими игроками, которые один за другим постепенно выбирались из подвала, бежать в сторону Бюловштрассе?

Решение было принято за Бена.

Потому что приближался не только звук сирен. Но и хулиганы возвращались! От темной стены дождя отделилась группа людей. Лиц не было видно: головы были покрыты черными мусорными пакетами с прорезями для рта и глаз.

Ленка перестала кричать, когда увидела этот строй, движущийся на них.

стоял на тротуаре и целился из пистолета в сторону Бена и Ленки.

Вместе с первым выстрелом девушка обмякла в его руках. Не раздумывая, Бен закинул ее тело – к счастью, не слишком тяжелое – себе на плечо и побежал. В единственном направлении, которое еще было свободным. На юг, прочь от преследователей в мусорных пакетах на головах. Которые, между прочим, были причиной того, почему не раздался второй выстрел.

– Он наш! – завизжала одна женщина.

Быстрый взгляд через плечо – и Бен увидел, что толпа окружила телохранителя. И они действительно начали спорить с ним, кто по праву может прикончить Бена. Охраннику Леди Наны пришлось обороняться от группы – и это обстоятельство в данный момент спасло Бена. Он свернул направо, на боковую улочку. Его руки отяжелели, как и ноги, которые больше не хотели бежать. Больше не могли.

Куда? Куда? Куда же?

В конце узкой улицы виднелся какой-то парк. Получится ли там укрыться?

Бен бросил взгляд через плечо. Увидел, как толпа преследователей заворачивает за угол.

Пробежал еще два шага, крепко прижимая к себе Ленку. Он не чувствовал в ней больше ни жизни, ни дыхания. Не знал, сколько крови она потеряла из-за огнестрельного ранения. По ощущениям, несколько литров – настолько легкой и мокрой она казалась, но последнее, возможно, просто из-за дождя.

«Надеюсь».

Бен устал и хотел пить.

Он поспешил в сторону парка, который оказался просто большой площадкой, и неожиданно ответ на вопрос, куда бежать, возник перед ним. Как восклицательный знак на фоне берлинского ночного неба.

То, что Бен не подумал об этом укрытии намного раньше, подтверждает, насколько безнадежно он потерял веру в добро.


Глава 43 | Цикл: Томас Келли-Отдельные детективы и триллеры. Компиляция. Книги 1-13 | Глава 45