home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

ДЖЕЙМС


Еще несколько секунд – и маленькая девочка с длинной косой пропадет из виду. Или упадет на землю и разобьется.

Джеймс чувствовал влажный осенний ветер на своем небритом лице. Если бы у него были силы отогнать от себя ужасные картинки, которые стояли перед его внутренним взором: рваные раны и переломанные конечности; окровавленные кости, выпирающие из разорванного мяса.

Конечно, Джеймс знал, что снова преувеличивает. Что уже видел слишком много ужасного в своей жизни, и фантазия начинала бурлить даже в самых незначительных повседневных ситуациях. Он всегда рассчитывал на худшее.

На перелом черепа или как минимум на паралич всего тела.

– Вот у меня духу бы не хватило, – сказала молодая мама в двух шагах от него, словно подтверждая его мрачные мысли. Она стояла рядом, вцепившись в новенькую громоздкую детскую коляску, в которой дремал сильно закутанный младенец, в зеленой шапке и накрытый детским одеяльцем коричневого цвета.

Джеймс покосился на молодую женщину – на вид ей около тридцати, – но так и не понял, была ли она снова в положении или все еще не избавилась от лишних килограммов после предыдущей беременности.

– Духу? – переспросил он.

Женщина, видимо заметившая его акцент, смущенно улыбнулась и перешла на английский:

– Извините, я имела в виду, что испугалась бы и не позволила своему ребенку залезать туда.

Она указала на верхушку деревянной башни – главное притяжение детской игровой площадки на Ляйхардтсштрассе в берлинском Далеме[20]. Джой оставалось две ступени до платформы на самом верху.

– Я тоже боюсь. – Джеймс рассмеялся и посмотрел на дочку трех с половиной лет. – И даже очень. Но по сравнению с Джой ИГИЛ – отряд скаутов. Если трехлетняя террористка что-то вбила себе в голову, ее не остановить.

Джеймс стоял наготове с поднятыми руками на случай, если она поскользнется на последней перекладине в своих лиловых резиновых сапожках и сорвется вниз.

– Меня зовут Тони, – сказал Джеймс. – Мы из Нью-Йорка, – лгал он дальше, не отрывая взгляда от пятой точки Джой. – Извините, что не могу подать вам сейчас руку.


«На которой нет обручального кольца, что ты уже наверняка заметила».


– Ничего страшного. Меня зовут… Ма-а-а-аркус, ради бога, немедленно прекрати!

– Маркус? Я всегда думал, что это мужское имя, – пошутил Джеймс.

Женщина преувеличенно громко рассмеялась плоской шутке, продолжая глядеть в сторону группы детей на другом конце площадки.

– Простите, мне очень жаль, но мой старший мучитель только что пытался спихнуть какую-то девочку с качелей. Меня зовут Мэнди. Мэнди Штурм.

– Красивое имя.

– Спасибо. Вы часто сюда приходите?

Ее немного неуклюжую попытку флирта прервал телефонный звонок на сотовый Джеймса. Тот, извиняясь, пожал плечами, мол, «мне очень жаль, но это важно» – что регулярно доводило его первую жену до белого каления, – и ответил на звонок в ту секунду, когда Джой у него над головой добралась до платформы и, смеясь от радости, уползла на четвереньках из поля зрения.

– Ну как там?

Он перебежал на другую сторону башни, где была алюминиевая гора, спускающаяся в кучу осенней листвы и песка.

– Лучше и быть не могло, – сказала Виго, правая рука Джеймса в компании. – Он угнал машину вместе с женщиной-заложником.

Джеймс присвистнул и помахал рукой Джой, которая держалась за перила горки. Она, так бесстрашно вскарабкавшись наверх, сейчас вдруг не решалась съехать вниз.

Давай же, беззвучно проартикулировал он губами, и сказал Виго:

– Захват заложника?

– Да.

– Отлично. Супер! – закричал Джеймс одновременно в трубку и своей дочери, которая преодолела страх и молнией скатилась с горки.

– Санитар расположил под повязкой и в тумбочке все так, как мы хотели. Мы можем и дальше отслеживать его с помощью радиопередатчика, но это даже и не нужно.

Верно. Благодаря Иешуа они и так знали планы Макса.

– Тогда этот Макс Роде наконец сделает то, что должен, – сказал Джеймс. Его всегда забавляло, когда в фильмах гангстеры говорили метафорами, на каком-то секретном зашифрованном языке, на случай если их аппарат прослушивался полицией. Только единицы могли позволить себе собственный спутник, как их организация. Но от продуманной системы шифрования отказываться все-таки нельзя.

– Верно. Все идет так, как предвидел Иешуа, – прозвучал голос Виго.

Джеймс оглянулся, нет ли кого поблизости, и увидел, как Мэнди с трудом движется в его сторону, толкая перед собой по песку детскую коляску.

– Тогда мы достигли своей цели, – проговорил он чуть тише и одобрительно погладил дочь по голове.

– Почти. Йола все еще жива.

– Проклятье, это еще почему?

Он указал Джой на качели у входа на игровую площадку – они как раз освободились – и с любовью шлепнул ее по попке, когда девочка радостно устремилась туда.

– Чего еще ждет B. V.? – хотел он знать от Виго.

B. V. было сокращение для Bigvoice. Вообще-то Джеймс ненавидел, что его люди давали друг другу прозвища; они все-таки австралийцы, а не какие-нибудь итальянские мафиози, но эта кличка действительно подходила наемному убийце как нельзя лучше. Bigvoice был немым от рождения.

– Он ждет нашего приказа.

– Хорошо, тогда я приказываю.

Он обернулся с улыбкой, в полной уверенности увидеть за спиной Мэнди, и так оно и было. Младенец в коляске спал, сама она нервно теребила отворот пальто. Вероятно, ждала, пока Джеймс закончит разговор, чтобы сказать ему что-то еще.

– Подожди секунду. – Он отнял телефон от уха.

– Извините, Тони, я не хочу вам мешать, – немного смущенно улыбнулась Мэнди. Она была без макияжа, темные волосы до плеч не видели рук парикмахера наверняка уже несколько месяцев, но «непривлекательная» не было первым словом, пришедшим ему в голову. Скорее измученная. Последние девять месяцев лишили ее больше чем просто сна.

– Ничего страшного. – Джеймс улыбнулся сначала ей, потом спящему младенцу в коляске.

– Я, я… обычно я так не делаю, – забормотала она, – но… – Прочистила горло. – Я подумала, если вы живете здесь недалеко… может, как-нибудь еще увидимся? – наконец решилась она и подтвердила стереотип о детских площадках как популярном месте для знакомства родителей-одиночек. В этом смысле Берлин не отличался от Сиднея, его родного города.

Джеймс с сожалением пожал плечами:

– Мне очень жаль, но я только что узнал, что мои дела здесь завершены.

– О-о…

Ее лицо омрачилось.

– Но знаете что? – торопливо добавил он, теперь снова по-немецки, на губах легкая обольстительная улыбка.

– Да? – Мэнди с надеждой посмотрела на него.

– Почему бы вам не купить беговую дорожку или тренажер? Минус двадцать килограммов – и вам больше не придется просить незнакомых мужчин о свидании.

С этими словами он снова поднес телефон к уху и оставил Мэнди стоять с открытым ртом у горки.

– На чем мы остановились? – спросил он, направляясь к качелям и делая знак Джой, что пора идти домой, в их апартаменты на Клейалле, которые они арендовали на срок действия контракта и которые наконец могут навсегда покинуть спустя три месяца. – Ах да, на Йоле, – словно на секунду забыл об убийстве девочки. – Позаботься об этом, Виго. И позвони мне снова, лишь когда B. V. разделается с ней.


Глава 19 | Цикл: Томас Келли-Отдельные детективы и триллеры. Компиляция. Книги 1-13 | Глава 21