home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

ДОРОГА НА СЕВЕР

Пять дней пролетели, как одно мгновение. За все это время никто даже словом не обмолвился о предстоящем походе. Каждый принимал решение самостоятельно.

Дел у членов группы хватало, и обсуждать детали экспедиции было некогда.

Салан вместе со Слоун, Мелоун и Оланом постоянно находились в госпитале. Раненые постепенно поправлялись и становились на ноги.

Троул, Белаун, Воржиха, Дойл и Саччи работали на восстановлении городской стены и башен. При штурме сгорели и обрушились значительные участки укреплений. Причем именно земляне приложили руку к наиболее серьезным повреждениям защитных сооружений.

Самая сложная задача выпала на долю де Креньяна, Аято, Стюарта и Саттона. Они пытались создать в Наске органы управления.

После того, как горожане протрезвели, выяснилось, что люди совершенно разобщены, и лидера среди них нет.

Пришлось срочно организовать выборы, на которых тасконцы избрали Совет, состоящий из семи человек, ответственных за принятие наиболее важных решений.

Лишь двое — Храбров и Карс — непосредственно готовились к походу. Русич упорно пытался выяснить, где находится столица Оливии двухсотлетней давности — Лонлил. К его огромному удивлению, никто из местных жителей даже не слышал этого названия.

За прошедшие годы оторванность от остальных регионов материка привела к полной обособленности центральной группы городов. Людей интересовали совсем иные вопросы, нежели изучение географии.

В такой ситуации выход один — найти древние книги. К сожалению, в Наске ничего не сохранилось.

Солдаты арка безжалостно уничтожали следы существовавшей на планете могущественной цивилизации. Управлять неграмотным, невежественным народом гораздо проще.

Олесь и Карс потеряли двое суток, обходя дом за домом. Их усилия долго не приносили результата. Тем не менее Храбров не отчаивался.

Примерно в тридцати километрах юго-восточнее Наски располагался город Торлуэл. Именно туда они и отправились с властелином.

За свою настойчивость русич был достойно вознагражден. Население маленького городка с радостью бросилось помогать землянину.

Спустя три часа у одного старика тасконцы нашли атлас дорог Оливии двухвековой давности. О такой удаче Олесь даже не мечтал.

Теперь никаких загадок не осталось. Больше всего Храброва поразило огромное количество крупных городов на материке.

Увы, ни один мегаполис не уцелел. Некогда густонаселенная центральная Оливия превратилась в край непроходимых джунглей. Природа поглотила древние руины.

Русич без труда нашел Морсвил, космодром рядом с ним и цепь небольших оазисов, в том числе и Клон.

Все они оказались тесно связаны разветвленной магистральной сетью. Песок, ветер и время стерли дороги с лица планеты.

При виде черного квадратика «Центрального» невольно защемило сердце. Олесь вспомнил милое и дорогое лицо Олис. Трудно забыть ее глаза, улыбку, распущенные мягкие волосы и манящий изгиб стана.

К сожалению, на этот раз судьба окончательно развела влюбленных. Напрасными иллюзиями русич себя не тешил. Алан для него недосягаем, а Кроул уже никогда не вернется на Таскону. Эта планета принесла девушке слишком много горя и разочарований.

Поблагодарив торлуэльцев за помощь, землянин и мутант отправились обратно в Наску.

Отведенные Храбровым пять суток на размышление истекали. Друзья должны сделать выбор. Времени у них было достаточно.

К вечеру воины вернулись в лагерь. Весь отряд собрался на ужин и с нетерпением ждал прихода Олеся. Русич сел к костру, окинул взглядом товарищей и негромко произнес:

— Пора определиться. Завтра утром я ухожу. Кто пойдет со мной?

— Я уже свое решение высказал, — моментально отреагировал Карс, по сути дела ставший телохранителем Храброва.

— Тебя ведет провидение, — задумчиво вымолвил Тино. — Многие из нас живы лишь благодаря твоим снам. Я останусь с тобой. Этот путь мне предначертан судьбой.

Наступила долгая пауза. Де Креньян переглянулся с Линдой, обнял ее за плечи и с улыбкой проговорил:

— Здесь стало слишком скучно. Война закончилась, и нашему врачу совершенно нечего делать. Кроме того, у меня появилась тяга к перемене мест. Мы идем. Хочется взглянуть на древнюю столицу.

— Я тоже с вами, — вставил, жуя, Воржиха. Поляк не стал объяснять свое решение, да этого и не требовалось. Вслед за ним дали положительный ответ Стюарт, Саттон, Дойл и Саччи.

Тем самым Храброва поддержали все земляне. Их решение обрадовало русича. Тяжело расставаться с друзьями, с которыми так много пережито.

Отряд наверняка ждут нелегкие испытания, и хорошие бойцы ему не помешают.

Теперь настала очередь тасконцев. Властелин уже сделал свой выбор, воины ждали ответа Мелоун. Рона иронично усмехнулась и произнесла:

— Что мне здесь делать? Я — гетера, обычным людям трудно понять мутантку. Жизнь неинтересна без приключений.

— А я не затем покинул родной оазис, чтобы поселиться в Лендвиле и ждать прихода аланцев! — воскликнул Олан. — Мне уже семнадцать лет. Я воин и хочу доказать это. Путешествие на север очень заманчиво.

Невольно наемники рассмеялись. Клона действительно оберегали, ведь он еще совсем мальчишка. В сражениях его либо оставляли в обозе, либо ставили в последние ряды под присмотр кого-нибудь из землян.

Юношу раздражала излишняя опека, но он не смел ослушаться приказа. И вот наконец Олан получил возможность высказаться. Его вспыльчивость и горячность вызывала улыбку.

— Достойная речь, — проговорил Белаун, хотя и сам был старше тасконца всего на четыре года. — Я полностью с ней согласен. У нас появилась прекрасная возможность исследовать материк. Так зачем ее упускать? Меня всегда привлекала перемена мест.

Осталось выслушать двоих — Троул и Слоун. От внимания друзей не ускользнуло то, что в последние дни парочка часто уединяется и шепчется наедине.

Сали по-прежнему настороженно относилась к землянам. Для нее они были дикими чужаками. Женщина невольно тянулась к соотечественникам.

Так как Линда очень часто находилась с Жаком, Слоун все больше сближалась с Роном. И вот подошла их очередь отвечать.

Опустив голову, аланец неуверенно сказал:

— Сали еще очень слаба, она не готова к длительным переходам. Оставить ее здесь одну я не могу. Оливия оказалась для девушки ужасным кошмаром. В таком состоянии человеку нужна постоянная поддержка. Мы уже говорили с Нелауном. Сорл готов нас принять. В городе много работы…

— Не надо оправдываться, Рон, — хлопнул товарища по плечу русич. — Это твое решение, и никто тебя не осуждает. Быть может, мы еще когда-нибудь и встретимся.

— Остался один немаловажный вопрос, — вымолвил Вилл. — А куда мы пойдем? Северо-запад — слишком неточное направление. Я тут поинтересовался, где находится Лонлил. Никто не знает. Местные жители забыли свою древнюю столицу.

— Это верно, — поддержал аланца Пол. — Я тоже опрашивал жителей Наски. Результат тот же.

— Приятно иметь дело с умными людьми! — рассмеялся Храбров. — Но мы с Карсом не теряли время зря. То, чего не помнят люди, бережно хранят книги. А особенно — атласы…

Олесь разложил перед друзьями карту Оливии. Ее масштаб был довольно велик, и весь материк умещался на двух листах. Русич молча указал на темную точку в верхней части атласа.

— Матерь Божья! — вырвалось у Криса. — До него не меньше тысячи километров…

— Чуть больше, — ответил Храбров. — Путешествие предстоит длинное.

— Теперь понятно, почему посланник добирался три месяца, — проговорил шотландец. — Нам придется пройти половину материка. А разного сброда на Тасконе хватает. На магистрали обозначены семь крупных миллионных городов. Мегаполисы наверняка уничтожены ядерным оружием.

— Я думал об этом, — кивнул Олесь, — есть другой более безопасный маршрут. Мы не пойдем по основному шоссе. На карте отмечено немало второстепенных дорог. Их покрытие ничуть не хуже, а пострадали они меньше. Таким образом, все крупные города останутся в стороне.

— В твоих словах есть логика, — перебил друга Аято. — Ты исходишь из личного опыта. Но Морсвил, на мой взгляд, — исключение из правил. При точном попадании густонаселенные районы разрушались полностью. А вот дальние окраины сохранились. Какие мутации там произошли за двести лет — неизвестно.

— Вряд ли этот спор имеет смысл, — вставил Мануто. — Все выяснится на месте.

Обсуждение продолжалось еще около часа, но к единому мнению прийти так и не удалось. В конце концов, план Храброва остался в силе.

Сириус уже клонился к закату, а дел еще было достаточно. Путники готовили снаряжение, оружие, продовольствие, воду. Что им встретится на пути, никто не знал, а посланник рассказать не успел.

Ранним утром отряд неторопливо направился к Наске. Возле дворца их уже ждали вождь Сорла, Троул и Слоун.

— Все-таки уходите, — с сожалением сказал Нелаун, пожимая руки землянам. — Зачем?

— Нам пора, — уклонился от ответа Олесь. — Мы помогли вам и теперь двинемся дальше. Хотим получить ответы на кое-какие вопросы.

— Очень жаль, — искренне признался Сток. — У нас так много дел! В составе союза сейчас больше пятидесяти городов. Надо налаживать связи, торговлю, обмен знаниями. Работы хватит всем.

— С этой задачей справятся Рон и Сали, — вставил Белаун. — Они — хорошие специалисты в своих областях. Создайте им условия, и не пожалеете. Поверьте на слово, десантников неплохо готовят на космических базах.

— И обязательно разберитесь с Коуном, — напомнил де Креньян. — Он укрылся в Солиуле и надеется там отсидеться. Линк слишком опасен, его нужно уничтожить любой ценой. Для проведения операции мы оставили вам автомат, пятьсот патронов и один гранатомет. Такого боезапаса должно хватить для штурма.

Скитальцы попрощались с Троулом и Слоун и отправились в путь. В самый последний момент Нелаун громко крикнул:

— Что нам делать, если придут аланцы?

Пожав плечами, Храбров с горечью произнес:

— Ничего. Против экспедиционной армии вы бессильны. Спокойно сдайтесь на милость победителей. Постарайтесь ассимилироваться с колонистами. И будьте осторожны с землянами. Среди наемников чересчур много мерзавцев.

Вскоре город остался позади. Еще пара километров — и он превратится в едва различимое темное пятно на горизонте.

Друзья постояли немного, посмотрели на Наску и уверено зашагали по магистрали. Им предстояло опасное, но довольно интересное и познавательное путешествие.

Дух исследователя и авантюриста жил в каждом из членов этой маленькой группы.

Оливия являлась экваториальным материком. Ее большая часть располагалась в южном полушарии. А потому, двигаясь на север, отряд приближался к самым жарким и влажным районам планеты.

Деревья, кустарники и трава здесь не просто росли, они буйствовали. Любое свободное пространство природа поглощала всего за несколько лет.

Идти напрямик через джунгли не было ни малейшей возможности, и путники поняли это уже на следующий день. Их первая попытка свернуть с шоссе оказалась неудачной.

Дорога, отмеченная на карте, полностью заросла. Нанос земли превышал полметра, и здесь быстро появились побеги густого кустарника. За двести лет он не оставил ни одного прохода в зарослях.

Дойл попытался прорубиться сквозь густую поросль, но вскоре прекратил бесполезное занятие. Пришлось двигаться дальше по магистрали.

За сутки отряд преодолевал около сорока километров. Группа не особенно спешила. Значительное время уделялось изучению окрестностей и добыче пропитания.

К сожалению, пока успехи охотников не радовали. Из арбалетов удалось подстрелить с десяток некрупных птиц, да и то три из них оказались совершенно несъедобны. Мясо отдавало каким-то мерзким запахом, а про вкус и вспоминать страшно.

Автоматы и карабины земляне не использовали. Во-первых, не хотели привлекать к себе внимание, а во-вторых, война с арком значительно истощила ресурсы землян.

Сейчас на каждый ствол приходилось примерно по четыреста патронов. Так, что их следовало тщательно беречь.

Четыре дня отряд двигался почти точно на запад. За это время друзьям на пути попался лишь один населенный пункт. Но и он уже лет десять назад был покинут и сожжен.

Не исключено, что местные жители стали жертвами бандитов Яроха, когда будущий арк в поисках хороших земель приближался к Центральной Оливии.

Вскоре впереди показался еще один перекресток. Дорога на север сохранилась довольно хорошо, и путники, покинув основное шоссе, двинулись параллельно ему на значительном расстоянии.

Спустя еще двое суток группа наткнулась на странное селение. Земляне прошли мимо, не заметив ничего подозрительного.

Помогло удивительное чутье Карса. Властелин остановился возле небольшой поляны и, указав на деревья, сообщил, что там скрываются живые существа.

Воины мгновенно рассыпались в цепь и осторожно начали приближаться к джунглям.

Неожиданно в зарослях раздался громкий свист, и какие-то существа поспешно обратились в бегство. Где-то в глубине леса слышались треск веток, шум и отдельные возгласы.

Только сейчас путешественники заметили на деревьях необычные жилища. Издали они напоминали гнезда с легкой соломенной крышей, тщательно замаскированной ветками. Без сомнения, подобное сооружение могли возвести только люди.

Внимательно осматриваясь по сторонам, Саттон и Дойл поднялись наверх. Выяснив, что опасности нет, земляне продвинулись дальше.

Колония оказалась невелика и насчитывала семнадцать домиков. Судя по всему, в них проживало около сотни разумных существ.

Внешний вид лесных обитателей так и остался загадкой. Может, это какой-нибудь вид мутантов, а может, обычные люди приспособились жить на деревьях.

В любом случае оливийцы явно деградировали. Их предметы быта мало чем отличались от утвари каменного века.

Позаимствовав в древесном поселке немного фруктов, отряд продолжил путь на север.

Экспедиция протекала спокойно и размеренно. Это была легкая прогулка, а не военный поход. Отличная погода, хорошая ровная дорога и абсолютное отсутствие людей.

Хищников воины не боялись. Столкновения с ними всегда можно избежать, если соблюдать меры предосторожности.

Наконец позади осталась почти половина пути. Друзья успешно миновали четыре крупных города. И пока — никаких эксцессов.

Теперь никто не сомневался в том, что маршрут выбран правильно.

На ночном привале Стюарт неожиданно поднял вопрос, который давно волновал путешественников.

— Я никак не пойму, — вымолвил Пол. — Мы прошли огромное расстояние. Здесь великолепные условия для жизни, а людей нет. Лично меня это настораживает.

— Объяснение простое, — ответил первым Белаун. — Хоть мы и не идем по магистрали, но тем не менее находимся от нее в пятидесятикилометровой зоне. После ядерных взрывов огромная площадь вокруг мегаполисов была сильно заражена. Местные жители либо погибли, либо покинули опасные места. Возвращаться сюда спустя десятилетия тасконцы не пожелали.

— Вероятно, Вилл прав, — согласился де Креньян. — И тем не менее здесь есть что-то странное. Каждый оазис пустыни Смерти густо населен, в Морсвиле идет постоянная борьба за территорию, в Центральной Оливии появились новые города. А здесь — сплошная пустота. Обитателей «птичьих гнезд» я в расчет не беру.

— По-моему, нет ничего необычного, — произнес Дойл, укладываясь спать. — В пустыне некуда деваться ни людям, ни мутантам. Вот они и дерутся за оазисы.

То же самое относится и к Морсвилу. При первой же возможности гетеры покинули ненавистный город.

А что касается Союза городов, то посмотрите внимательно на карту. Все они находятся в очень узкой полосе между крупными центрами древней Тасконы, которых никто и никогда не видел.

Вывод напрашивается сам собой — эта местность оказалась наименее заражена. Вот беженцы туда и стекались.

— Вполне логично, — кивнул Аято. — Но есть еще одна причина безлюдности шоссе. Перед нами — последние дороги, по которым можно беспрепятственно передвигаться. А скитаются сейчас в основном любители легкой наживы. Вспомните Яроха. Ведь он со своими головорезами пришел именно по магистрали. Беда Наски в том, что она находится неподалеку от нее. Жители маленьких поселений либо давно истреблены, либо бежали.

— В любом случае нам это на пользу, — сонно пробубнил Вацлав. — Одно плохо — еда заканчивается.

Друзья рассмеялись над вечной слабостью поляка, но в его словах заключалась доля неприятной истины.

За пятнадцать дней запас, взятый из Наски, почти закончился. Даже при самом рациональном расходе его хватит еще от силы на пару суток.

Что делать дальше, путешественники не знали. Охота по-прежнему не приносила результата. Воины тратили несколько часов на поиски добычи, прорубались вглубь джунглей, а добытого мяса едва хватало на один прием пищи. Из-за нехватки продовольствия отряд начал замедлять темп продвижения.

Ночь прошла, как обычно, спокойно. Вместе с восходом Сириуса путники двинулись дальше, оставляя позади километр за километром.

Спустя шесть часов шедший впереди Карс неожиданно замер. Властелин тревожно принюхивался, несколько раз наклонялся к земле и, наконец, проговорил:

— Мы рядом с жильем. Где-то близко люди. Судя по следам, их немало.

Храбров тотчас развернул карту и приступил к ее изучению.

Через пару минут Пол указал пальцем на маленькую деревушку. Она называлась Торкс и находилась поблизости. Трудно было предположить, что два века не изменили ее местоположение, но на Тасконе всякое случается.

Путешественники ускорили шаг и через час увидели первые дома. Внешний вид поселения поразил воинов. Скитальцы ожидали чего угодно, но только не этого.

Складывалось впечатление, что время остановилось, и деревня по-прежнему живет в Оливии двухсотлетней давности. Три десятка аккуратных одноэтажных домиков, столбы линий электропередачи, вычищенные улочки и ровные клумбы с цветами около строений.

Не менее удивительно выглядели и люди. Коротко подстриженные, гладко выбритые мужчины в белых рубашках и шортах. Женщины с длинными волосами, перехваченными тесьмой на затылке, носили тонкие, легкие платья из разноцветной полупрозрачной ткани. Между домами бегали дети, но на них внимания никто не обращал.

— Я, наверное, сплю! — восхищенно воскликнул Крис. — Как они смогли сохранить такой уголок рая? Вот кто достоин уважения.

— Это опровергает твои предположения, — тихо сказал Олесь, обращаясь к Тино. — Деревушка маленькая, жителей — раз-два и обчелся. Нет никаких укреплений. Но ведь уцелели!

— А меня настораживает местная идиллия, — ответил самурай. — В ней есть что-то неестественное, показное.

Путники медленно двинулись по дороге.

К ним навстречу вышла делегация оливийцев, состоящая из двух мужчин и трех женщин. Взгляды землян невольно остановились на представительницах слабого пола.

Все тасконки были настоящими красавицами. Точеные фигуры, миловидные лица, крупные бездонные глаза, завораживающие солдат. В таких глазах тонешь сразу и безвозвратно.

— Мы приветствуем вас в Торксе, последнем уголке цивилизации, — хриплым голосом произнес оливиец лет пятидесяти. — Наша скромная колония всегда рада гостям.

— Спасибо, — вежливо вымолвил русич. — Мы не причиним вам неудобств. Пара часов отдыха — и группа отправится дальше. У нас есть лишь маленькая просьба. Не могли бы жители деревни продать продовольствие? Добыть его в джунглях нелегко.

— Конечно, конечно, — проговорил оливиец. — Люди с радостью поделятся продуктами питания. И не надо никакой платы. Правда, при одном условии — отряд останется здесь до утра. Торксцы так редко видят путешественников, что совершенно оторвались от жизни. О мире мы узнаем только из их рассказов. Вы очень нас обидите, если уйдете столь поспешно.

Храбров обернулся к друзьям. Никто не возражал. Наоборот, всем хотелось пообщаться с этими удивительными людьми. Не так-то просто поддерживать в идеальном порядке деревню при полном отсутствии машин.

— Хорошо, — согласился Олесь. — Мы останемся до утра.

— Вот и отлично, — радостно выдохнул мужчина. — Мои помощницы проводят вас и все покажут. Можете спрашивать о чем угодно. А у меня, извините, есть еще дела.

Двое тасконцев быстро удалились, а отряд остался наедине с прекрасными девушками.

Не переставая улыбаться, оливийки пригласили путников перекусить с дороги. Приближалось время обеда, и воины без колебаний согласились.

Миновав несколько домов, скитальцы оказались возле просторной веранды. Именно на ней и стоял длинный стол, накрытый розовой вышитой скатертью.

Нельзя сказать, что блюд было много, и они отличались разнообразием, но голод друзья утолили.

На аланцев произвела огромное впечатление сервировка стола: разные виды тарелок, ложек, вилок. В ресторанах космических баз светского этикета никто не придерживался.

К концу трапезы пришли еще восемь девушек. Они не были столь эффектны, как первые, но после выпитого вина казались довольно привлекательными.

Почти тут же возле Салан и Мелоун появились два молодых человека. Их намерения особых сомнений не вызывали.

— Похоже, здесь оказывают все виды услуг, — с усмешкой прошептала Линда. — Точно так, как и Лендвиле три с половиной года назад.

— Есть много общего, — согласился Аято. — Но меня раздражают постоянные, словно натянутые на лица, улыбки. За этой маской что-то определенно скрывается. Слишком уж они радушны.

— По-моему, ты чересчур подозрителен, — объявил Воржиха, принимаясь за очередное блюдо.

После небольшого отдыха отряд разбрелся по деревне. К каждому воину приставили кого-то из торксцев. Они объясняли, показывали, порой даже хвастались. И пока сомнения японца не находили подтверждения.

Некоторые открытия, сделанные путешественниками, оказались просто удивительными. Так, в одном из гаражей взору солдат предстал новенький электромобиль двухвековой давности. Сохранился он великолепно: гладкий, обтекаемый корпус стального цвета, две двери, и серебристые, прозрачные лишь изнутри, стекла.

Вилл осторожно нажал на ручку и восхищенно воскликнул:

— Фантастика! Здесь ничего не испорчено: ни сидения, ни руль, ни панель управления. Такая машина разовьет скорость километров в пятьсот!

— Развлечение для самоубийц, — язвительно заметила Салан.

— Не скажи, — рассмеялся Белаун. — Я не все здесь понимаю, но подобных разработок нет даже на Алане. Бортовой компьютер гарантирует человеку полную безопасность. Он постоянно контролирует местоположение электромобиля на дороге и в случае необходимости корректирует его, вне зависимости от желания водителя. На нашей планете этим занимается централизованная система управления. А какой комфорт, простота…

Аланец открыл капот и с разочарованием выдохнул:

— Проклятие, двигатель демонтирован! Так хотелось взглянуть на это совершенство…

— Может, ты еще и прокатиться пожелаешь? — иронично спросил Стюарт.

— Честно говоря, не отказался бы, — искренне признался Вилл.

Экскурсия продолжалась до самого вечера. И посмотреть было на что.

В Клоне тоже сохранилось немало вещей древней цивилизации, но время их не пощадило. Многое оказалось сломано, разобрано, использовалось не по назначению.

Здесь же, в Торксе, все — в идеальном порядке. Казалось, стоит подать электричество, и техника оживет, заработает.

Пришла очередь путешественников рассказывать о своих приключениях. К удивлению воинов, слушателей собралось немного — от силы человек сорок. Большинство из которых составляли женщины.

Более того, они не проявляли особого интереса ни к кланам Морсвила, ни высадке аланцев, ни к борьбе Союза городов с арком. Лишь когда Крис стал в мельчайших деталях описывать сражения, говоря о сотнях трупов и лужах крови на земле, глаза многих торксцев вспыхнули странным огнем.

Реакция тасконцев на слова Саттона не ускользнула от внимания Аято и Храброва. Они тревожно переглянулись, но промолчали.

Между тем, из-за угла дома появился Карс. Его исчезновения никто не заметил, и властелин неторопливо, в одиночку обследовал деревню.

Русич обернулся к мутанту, но тот предупреждающе приложил палец к губам. По его жесту Храбров понял — оливиец обнаружил что-то очень важное.

Спустя десять минут, когда путников пригласили на ужин, Карс немного отстал. Вместе с ним замедлили шаг Тино и Олесь.

— Что случилось? — тихо спросил русич.

— Торксцы — не те, за кого себя выдают, — ответил властелин. — Еще за обедом я заметил странный эпизод. Одно из мясных блюд неожиданно убрали со стола. Мало того, старшая из девушек довольно резко отругала подругу и даже слегка ударила ее по лицу. Мне это показалось подозрительным.

— Может, мясо оказалось испорченным? — возразил японец.

— Если бы! — скорчил снисходительную гримасу вождь. — Я специально его попробовал. Незаметно, конечно. Мясо превосходное, свежее…

— Так в чем же дело? — удивился Олесь.

— Это человечина, — спокойно сказал мутант.

Земляне остановились, словно вкопанные. Они внимательно смотрели на Карса — не шутит ли он? Но, нет, чувство юмора не присуще властелину.

— Ты не ошибся? — пытался зацепиться за соломинку Храбров.

— Вы мне не доверяете? — усмехнулся вождь.

Русич отвел взгляд в сторону. Спорить с мутантом не имело смысла. Он лучше всех разбирался в мясе.

Именно Карс всегда первым пробовал незнакомую дичь. Его вкусовые рецепторы, как ни странно, были тоньше и чувствительнее человеческих.

— Есть еще факты? — прагматично заметил самурай.

— Да, — вымолвил властелин. — Пока вы тут болтали, я осматривал окрестности. Вроде, ничего особенного, но лес с востока подходит уж слишком близко к домам. Именно там прогуливался тот мужчина, который встречал нас утром. Я проследил за ним. Возле одного из строений он резко остановился и с кем-то заговорил. С трудом, но мне удалось подобраться достаточно близко. Собеседника я не видел, но обрывки фраз доносились отчетливо.

Карс сделал паузу, и Храбров не выдержал:

— Не тяни, продолжай. Я уже понял — ничего хорошего нас здесь не ждет.

— Верно, — кивнул мутант. — Незнакомец произнес: «Может, сейчас? Их ведь мало». — «Нет, — возразил глава деревни. — Делаем все, как обычно. У чужаков странное оружие, и я не хочу неприятностей». Вскоре торксцы разошлись. Я был вынужден спрятаться в ближайшем доме. В здании никого не оказалось. Удача снова улыбнулась мне.

Вождь вынул из-за пояса небольшую кость и показал друзьям.

— Знаете, что это такое?

Оба землянина отрицательно покачали головой.

— Часть кисти человека, — иронично произнес мутант. — И она сильно обглодана. Я нашел ее под кухонным столом. Видимо, при уборке на подобную мелочь не обратили внимания.

— Проклятье! — выругался Аято. — Мы, кажется, серьезно влипли. А если попытаться уйти сейчас?

— Не получится, — проговорил властелин, — в лесу крупный отряд воинов. Наверняка местные жители перекрыли все дороги. Бой будет тяжелым и кровопролитным.

— Что же делать? — взволнованно спросил Олесь.

— Ничего, — спокойно произнес Карс. — Они наверняка нападут ночью, когда мы будем спать. И думаю, подстрахуются.

— То есть? — не понял японец.

— Ужин, — с усмешкой пояснил вождь. — Я и сам когда-то проделывал такие фокусы. Яд торксцы вряд ли используют, побоятся испортить мясо, а вот снотворное — в самый раз.

— В еде? — спросил русич.

— Нет, — отрицательно покачал головой мутант. — Скорее всего, вино. Жидкость быстрее всасывается в кровь. Это простой и надежный способ.

— Надо предупредить наших, — поспешно вымолвил Тино, заметив, что друзья уже садятся за стол.

— Только очень осторожно, — произнес Храбров. — Иначе мы ускорим нападение.

Ужин оказался гораздо скромнее обеда. Фрукты, овощи, хлеб и вино. Видно, запасы обычного мяса у тасконцев истощились.

Однако девушки старательно подпаивали путешественников. Предупредить всех не удалось, и уже через четверть часа Воржиха и Саччи были изрядно пьяны. Они обнимали красоток, пытаясь уединиться с ними.

Удержать землян за столом оказалось нелегко. Вдобавок ко всему вновь появился глава Торкса.

— Друзья, — сказал мужчина. — Я думаю, вам пора отдохнуть. Мы предоставим каждому отдельный дом. Наши семьи с радостью примут дорогих гостей. Тишина, уют, мягкие постели и все остальное…

С многообещающей усмешкой он посмотрел на девушек. Намек оливийца был понятен, и Вацлав тотчас посадил пышную брюнетку к себе на колени.

— Очень сожалею, — изобразив огорчение на лице, проговорил Олесь. — Но у нас жесткие правила. Мы всегда ночуем вместе. Исключений не бывает. Так, что если вас не затруднит, просим разместить группу в одном доме.

На лице торксца появилось жесткое выражение, однако он быстро взял себя в руки, надел маску любезности и мягко выдавил:

— Желание гостей — закон для хозяев.

Оливийца выдавали глаза. В них пылал огонь злобы, ненависть и раздражение. Отработанный план давал сбой.

Но тут случилось непредвиденное. Явно перебравший спиртного Воржиха махнул рукой и громко закричал:

— А я не пойду с вами! У меня есть важное дело к этой девушке.

Обняв тасконку за плечи, землянин, качаясь, направился к ближайшему строению. Вскоре он скрылся за дверью.

И хотя Карс порывался остановить товарища, ему это сделать не дали. Сейчас нельзя привлекать к себе излишнее внимание.

Отряд поселили возле самого леса. До дома, в котором остался Вацлав, было не меньше двухсот метров. В случае опасности помочь поляку никто уже не мог.

Как только друзья остались одни, начал возмущаться Дойл.

— Что происходит, Олесь? Мы могли неплохо развлечься! — воскликнул Мануто. — Это добрые, порядочные люди. Они понимают проблемы путешественников и рады помочь.

— Только после такой помощи от путников остается бесформенная груда мяса и кости, — резко возразил Храбров. — Карс провел разведку. В лесу скрываются вооруженные мужчины, готовые в любой момент напасть и прикончить чужаков. А утром они нами позавтракают.

— Не может быть! — недоверчиво выдохнул Белаун. — Я в это не верю!

— Я бы и сам хотел не верить, — более спокойно сказал русич. — Но факты — упрямая вещь. Весь городок — хитроумная западня. Он принадлежит безжалостным убийцам. Если несчастных путешественников мало, с ними расправляются сразу. А если отряд представляет угрозу, то Торкс превращается в ловушку для простаков. Неужели вы не заметили? Это не жилые дома. Кровати аккуратно заправлены, нигде ни одной пылинки, ни одной брошенной вещи. Такая чистота неестественна. Оливийцы сохраняют город, как декорацию, способную ослабить бдительность врага. Затем вступают в дело чары женщин и напоследок — вино со снотворным.

Все обернулись к Ариго. Итальянец крепко спал в кресле, небрежно закинув ноги на маленький столик.

К сожалению, из всей группы вообще не пили лишь шестеро: Олесь, Карс, Аято, де Креньян, Салан и Саттон. Вскоре начали зевать Дойл и Олан.

— А как же Воржиха? — вдруг спросил Стюарт.

— Он сам выбрал свою судьбу, — бесстрастно заметил самурай. — Рисковать отрядом из-за одного человека глупо.

Спустя час окончательно стемнело. И как путники ни боролись со сном, зелье оказалось сильнее.

На кровати уже разместились пятеро. Мелоун еще бродила по комнатам, но силы покидали и ее.

Между тем оставшиеся воины готовились к обороне. Дом был не таким уж и маленьким. Три комнаты, кухня, коридор. Всего семь окон и дверь. Людей явно не хватало. Распределились следующим образом: Линда и Карс держали гостиную, Жак — кабинет, Крис — спальню, Тино — кухню, а Олесь — коридор.

Нет ничего хуже ожидания. Магазины заряжены и аккуратной стопкой сложены возле бойцов. Время от времени друзья тихо переговаривались.

Текли секунды, минуты, и казалось, что властелин ошибся, все страхи напрасны…

Но вот раздался резкий возглас англичанина:

— Началось! Вижу в лесу несколько факелов. Нас окружают.

— Придется их встретить, — иронично заметил маркиз.

Почти тотчас тихо скрипнула дверь, и в проеме появился темный силуэт.

— Кто там? — выкрикнул русич.

В ответ раздалось непонятное рычание, и человек бросился вперед.

Храброву ничего не оставалось, как нажать на спусковой крючок. Пули насквозь прошили нападавшего, и он рухнул на пол. К ногам Олеся покатился острый кинжал.

В коридор вбежал еще один оливиец. Автоматная очередь выбросила его из дома. Дверь медленно закрылась.

— Первая атака отбита. Теперь ждите их у себя, — громко произнес русич.

И действительно, сразу в нескольких окнах послышался звон бьющихся стекол. Торксцы пошли на штурм одновременно с трех сторон.

Но они не представляли, с кем имеют дело. Дружный залп из автоматов и карабинов мог остановить кого угодно.

Потеряв еще несколько человек, оливийцы затихли.

— Что теперь? — поинтересовался Крис.

— Будем ждать, — вымолвил Храбров. — Надо продержаться до утра, когда все проснутся. А там двинемся на прорыв. Думаю, днем оборотни не так смелы.

У двери мелькнула неясная тень, Олесь тут же выстрелил. Чей-то приглушенный возглас подсказал, что землянин не промахнулся.

Неожиданно по деревне прокатился громовой яростный вопль.

— Это Воржиха, он нас ищет. — Догадался Тино.

Чтобы привлечь внимание поляка самурай разрядил в окно полмагазина. Спустя пару минут у входа в дом появилась огромная, шатающаяся фигура.

— Вацлав, это ты? — осторожно спросил русич.

— А кто еще! Дьявол бы побрал проклятых бестий! — выругался поляк.

И хотя Храброву было не до смеха, Олесь невольно расхохотался. В проеме коридора стоял обнаженный Воржиха с окровавленным мечом в руках и слипающимися глазами. Зрелище не для слабонервных.

Последние метры Вацлав шагал уже наугад.

— Что там такое? — взволнованно проговорил де Креньян.

— Наш приятель развращает своим внешним видом местных жителей, — пояснила Линда, когда поляк, наконец, добрел до гостиной.

Мгновением спустя раздался ужасный грохот. Тасконцы наверняка подумали, что рушится здание. На самом же деле гигант просто упал на пол.

— Готов, — подвел итог властелин.

— Мертв? — испуганно воскликнул Саттон.

— Нет, спит. Неужели не слышите его ужасный храп? — возмущенно произнесла аланка.

Эта сцена немного сняла напряжение, но опасность еще не миновала.

Торксцы готовились к новому наступлению. Оно началось примерно через два часа. Видимо, оборотни надеялись, что снотворное все же сломит чужаков.

Перед окнами опять замелькали зловещие тени. Выждав паузу, земляне открыли огонь лишь тогда, когда противник полез в окна.

Послышались испуганные крики, мертвые тела повисли на рамах, а в оконные проемы с огромной скоростью полетели камни.

— Пращники! — выкрикнул самурай. — Пригнитесь!

Обстрел длился минут пять, но никакого результата не принес. А вот внутреннее убранство домика пострадало весьма существенно.

Были разбиты вазы, бытовые приборы, повреждены картины и мебель. На подобное варварство тасконцы решились от бессилия и злобы.

Они начали понимать, что выбить чужаков из строения им не удастся. И тогда в окна полетели пылающие факела. Оливийцы уже не жалели здание. Пусть лучше оно сгорит, чем враг останется в живых.

Окруженным воинам с трудом удалось погасить вспыхнувший пожар.

— Все! — устало выдохнул самурай. — Сейчас мерзавцы подожгут стены, и нам конец.

— Ничего не выйдет, — возразила Салан. — Дома сделаны из специального жаростойкого материала, который не поддается воздействию огня. На Алане применяется точно такая же технология. Я иногда бывала на планете, пожары там явление очень редкое. Как правило, строение страдает незначительно.

— Тогда им нас не взять! — радостно произнес Олесь.

Было около трех часов ночи. До восхода Сириуса оставалось совсем немного.

На открытый штурм торксцы больше не решались. Они и так потеряли достаточно людей. Вряд ли их колония очень многочисленна. Сила оборотней — в хитрости и вероломстве.

Тишина и бездействие невольно тянули путешественников в сон. Особенно тяжело перед рассветом. Несмотря на все усилия земляне начали дремать.

И вот когда небо на востоке окрасилось в розовый цвет, Карс тревожно зашагал по комнатам. Мутант в отличие от людей держался довольно бодро. Природа сделала его гораздо выносливее. Не спать двое-трое суток для властелина не составляло ни малейшего труда.

— Что ты бродишь, как привидение? — сонно пробурчал француз. — Вряд ли они еще раз сунутся. Им сегодня досталось.

— Я слышу шорохи, — перебил Жака мутант. — Где-то наверху. Человек пять, не меньше.

— Чердак! — мгновенно догадался Аято.

Земляне тотчас вскочили на ноги. О таком способе проникновения в дом никто не подумал.

Пока друзья отдыхали, тасконцы тихо разбирали крышу. Пробравшись на чердак, они ждали сигнала к нападению. В любой момент враги могут броситься в атаку.

— Где-то должен быть лаз! — отчаянно закричал русич.

— Попробуй, найди его в темноте, — тихо сказал Крис, натыкаясь на столы и кресла.

В тот же миг в проемах окон вновь появились тени. Противник вынырнул словно из-под земли.

Сразу было видно, что оливийцы долго готовились к утреннему штурму. На этот раз они оказались гораздо настойчивее. Несмотря на огромные потери, торксцы упрямо лезли в здание.

Вскоре причина их безрассудного поведения стала понятна. Штурмующие надеялись, что их товарищи нападут на чужаков с тыла.

Храбров вел бой в коридоре, стараясь не подпускать тасконцев к двери, и не заметил, как в двух метрах позади него, неясная фигура осторожно спустилась с чердака.

Он обернулся, услышав учащенное дыхание оливийца, но враг уже находился рядом. На Олеся смотрели безумные, пышущие ненавистью и злобой глаза. Нож стремительно опускался к сердцу землянина.

Вдруг противник неестественно вздрогнул, его голова странно изменила форму, а тело грузно рухнуло на пол. Возле трупа стоял властелин, держа в руках свою огромную палицу.

— Не зевай! — прохрипел вождь.

— Спа…сибо, — с трудом прошептал Храбров.

Тем временем, из люка показалась еще одна пара ног. Русич не стал ждать, когда тасконец спрыгнет вниз, и дал короткую очередь. Мертвый воин беззвучно упал в коридор.

Осознав, что их план раскрыт, остальные торксцы предпочли покинуть строение. Последняя ночная атака оборотней была отбита.

На улице начинало светать. Верхушки деревьев окрасились золотистым цветом. Сириус вот-вот должен показаться из-за горизонта.

Постепенно просыпались остальные члены отряда. С удивлением и ужасом они смотрели по сторонам. Все вокруг было разбито, разгромлено, залито кровью, на подоконниках и на полу валялись трупы местных жителей.

— Черт подери! — выругался Стюарт. — Я, кажется, пропустил самое интересное.

— А какими добрыми казались эти люди, — шокированно бормотал Белаун. — И все ложь… Проклятая планета. Кругом одна смерть. Если не убьешь ты, значит, убьют тебя.

— Неплохой закон, — откликнулся Жак. — Правда, удивительно слышать его из уст аланца. Я и сам надеялся найти тихий, мирный уголок. Но, видимо, на Тасконе спокойных мест нет.

— Боюсь, их нет нигде, — добавила Линда.

— Господи, а что же стало с Вацлавом? — вдруг подпрыгнул с кресла Саччи.

— Ничего, — усмехнулся Тино. — Его голая туша валяется возле дивана в гостиной. Можете взглянуть на уникальное творение природы. Тоже мне, герой-любовник!

Друзья бросились в соседнюю комнату. Вскоре оттуда послышался истеричный хохот. Взору путешественников предстала неописуемая картина.

Сидя на полу и широко расставив ноги, поляк усиленно протирал глаза. Шум его разбудил, но отойти от сна он еще не сумел.

Наконец Воржиха, дико озираясь вокруг, начал что-то соображать. Над чем так смеются товарищи?

И вдруг поляк понял, что на нем абсолютно нет одежды. Вацлав попытался закрыться руками, вызвав новый, еще более мощный взрыв смеха.

Курьезная ситуация немного разрядила напряженную обстановку. Ведь еще пару часов назад воины находились на волосок от гибели.

Отряд спасся благодаря осторожности Аято и чутью Карса. Остальные воины оказались чересчур доверчивы и угодили в ловушку торксцев.

Оставаться на месте кровавого побоища никто долго не хотел. Путешественники начали готовиться к прорыву.

Перезаряжались магазины, подгонялись лямки рюкзаков, плотно зашнуровывалась обувь. Лишь Воржиха униженно стоял в стороне, опираясь на длинный меч и прикрываясь рукой.

— Повезло же Вацлаву! — ехидно заметил Саттон. — Пойдет налегке. Ничего не мешает, ничего не тянет. Красота!

— Заткнись! — раздраженно прорычал гигант.

Спустя пять минут поляк все же не выдержал:

— Ребята, а как же я? Ведь не идти же мне голым! В доме осталась и одежда, и рюкзак, и оружие… там даже ампулы, — умоляюще проговорил он.

— Это, конечно, веский довод, — вымолвил маркиз. — Но когда ты ухлестывал за красоткой, нашего совета не спрашивал.

— Бес, бес попутал, — лепетал Вацлав.

— И где же скрывается этот бес? Не между ли ног? Сейчас, правда, он горстью прикрыт, — рассмеялась Мелоун.

— Хватит вам издеваться, — взмолился Воржиха. — Каюсь я, каюсь!

— Ладно, сходим мы за твоими вещами, — улыбаясь, произнес японец. — Но сначала ты расскажешь о своих любовных похождениях.

— Да нечего рассказывать, — ответил гигант. — Мы сделали то, что хотели, и я задремал. Вдруг — слышу, женщина встала и с кем-то разговаривает. Открываю глаза — и аж дрожь пробежала по телу. Стоит тасконка надо мной совершенно голая, глаза горят, волосы распущены, зубы оскалены, а в руке кинжал. Ну, сущая ведьма! Не долго думая, я ей с размаху кулаком и врезал. Смотрю, в дверях какой-то мужик с топором. Хорошо, рядом ножны лежали. Прикончил я гада, а их в доме целая толпа. Пришлось прыгать в окно. Естественно, в чем мать родила…

Невольно наемники вновь рассмеялись. Но дело серьезное — оружие, боеприпасы и ампулы надо забирать.

Взглянув на друзей, Храбров громко сказал:

— Пора! Выходим очень осторожно. Будьте наготове. Не исключено, что оборотни попытаются напасть на нас на улице.

Перешагивая через трупы, земляне внимательно смотрели по сторонам. Всюду, куда бы они ни бросали взгляд, валялись мертвые тела.

Торксцы дорого заплатили за свое коварство. В ночном бою они потеряли не меньше тридцати человек. Для деревни это немало.

Разглядывая убитых оливийцев, путники все больше убеждались, что домики, клумбы и начищенная до блеска посуда — лишь умелая декорация. Сейчас на траве лежали озлобленные, жаждущие крови, мужчины. На них были грязные, рваные комбинезоны, пальцы тасконцев судорожно сжимали примитивное оружие.

Торксцы не являлись воинами, в открытом бою они не представляли серьезной угрозы. Мерзавцы убивали людей подло, под покровом ночи.

Вокруг царила удивительная тишина, только ветер шелестел листьями деревьев.

Друзья миновали несколько строений, осмотрели площадь. Деревня словно вымерла, местные жители бесследно исчезли. Лишь стол, накрытый розовой скатертью с аккуратно расставленными тарелками и приборами, напоминал о вчерашнем радушном приеме.

— Готовились к пиру, — зло проговорил Пол и ударил по столу ногой.

Посуда со звоном полетела на землю.

— Спокойно, — остановил товарища де Креньян. — Иди лучше помоги Воржихе.

Отряд занял оборону у двери, а Вацлав, Пол, Крис и Карс вошли в здание.

Внимательно обследовав комнаты, путешественники направились к спальне. У дверного проема на полу отчетливо виднелось бурое кровяное пятно.

Слова поляка о том, что он зарубил кого-то из оливийцев, подтвердились. К счастью, унеся тело убитого, торксцы не тронули вещи землянина. Они не сомневались в успехе и никуда не спешили.

Воржиха повернулся спиной к кровати и начал натягивать штаны. Следящий за окном Саттон не обращал внимания на Вацлава.

В какой-то момент англичанин повернул голову в сторону и испуганно замер. Из-за постели медленно поднималась женщина. Она выглядела ужасней шипящей змеи: разъяренный взгляд, пена в углу рта и большой кровоподтек на левой щеке.

Женщина замахнулась на поляка кинжалом. Крис сумел лишь негромко выдохнуть:

— Сзади!

Воржиха отреагировал мгновенно. Рухнув на пол, он схватил автомат и выстрелил навскидку. Пуля попала девушке в живот и отбросила ее к стене.

Истекая кровью, не понимая, что произошло, оливийка медленно сползла на пол. Жизнь быстро покидала тасконку. Огонь в глазах померк, осталась только боль. Так и не сказав ни слова, женщина умерла.

— Проклятое место! — воскликнул поляк. — Пошли быстрее отсюда.

И хотя шнурки на ботинках еще не были завязаны, а рюкзак болтался на одном плече, гигант рванулся к выходу. Вслед за ним дом покинули и все остальные.

— Что случилось? — тревожно спросила Линда.

— Очухалась красотка Вацлава, — без малейшей иронии ответил Стюарт, — и решила прикончить его во второй раз. Пуля опередила ее.

— Все, хватит! Уходим! — скомандовал Олесь. Группа выбежала на шоссе и устремилась на север.

Километров двадцать солдаты внимательно поглядывали на джунгли. Они опасались мести оборотней и постоянно ожидали нападения.

Но, видно, торксцы решили больше не искушать судьбу. Тем не менее путешественники двигались без отдыха и обеда до самого вечера. Останавливаться на привал рядом с деревней каннибалов никто не хотел.

За этот день отряд преодолел почти двухсуточную норму. И все же люди отнюдь не чувствовали себя в безопасности.

Остановившись на ночлег, русич значительно усилил охранение. Темнота действовала на воинов угнетающе. Избавиться от воспоминаний о Торксе им еще не скоро удастся.

— Как же получилось, что в таком тихом уютном городке поселились безжалостные убийцы? — задумчиво вымолвил Вилл, сидя у костра. — Ведь они сохранили все атрибуты цивилизации!

— Не все, — возразил Аято. — Оливийцы за несколько поколений утеряли душу. А объяснение очень простое. Во время катастрофы их городок почти не пострадал, если, конечно, не считать радиоактивных осадков. Жители решили его не покидать. Постепенно местность вокруг вымирала, появились проблемы с продовольствием. В трудной ситуации они наплевали на общечеловеческую мораль. Что это — борьба за выживание или особый вид мутации, я не знаю. Ясно одно — оборотни начали охоту на путников. Пройти мимо Торкса и остаться в живых никому не удавалось.

— А как же посланник? — спросил Саччи.

— Он двигался по магистрали. Другого ответа у меня нет, — произнес самурай. — С годами люди становились все хитрее и кровожаднее. Они придумали ловушку и довели ее до совершенства. Вероломство передавалось по наследству на генном уровне. Вся их жизнь теперь была направлена на заманивание и убийство чужаков. Торксцы, словно песчаный червь, сидят в своем логове и дожидаются очередной жертвы. Как только бедняга попадает в западню, песок вокруг него начинает бешено вращаться и засасывает его внутрь…

— Но ведь мужчин в деревне немного. Сильный отряд без труда уничтожит змеиное гнездо, — вставил Мануто, подбрасывая дрова в огонь.

— Наверное, ты прав, — кивнул Тино. — Даже не представляю, как они выкручивались из подобных ситуаций. Но раз уцелели в течение двух веков, значит, предусмотрели все варианты.

— А мы взяли и испортил им обед, — весело сказал Олан. — Пусть теперь поголодают!

— Не думаю, — усмехнулся Стюарт. — Оборотни никогда не оказываются в проигрыше. Сейчас в Торксе наверняка идет заготовка свежего мяса.

— Неужели мерзавцы будут есть своих? — с ужасом воскликнул юноша.

— Увы, — с горечью вымолвил шотландец. — Это не такое уж редкое явление. Если вы обратили внимание, в деревне нет стариков. Мелочь, говорящая о многом. Вспомните боргов. В племенах каннибалов в голодные времена сначала съедают немощных людей, затем детей и женщин. Только так они могут выжить.

— Пол прав, — подтвердил Карс. — Законы Оливии жестоки. У властелинов этот обычай не прижился, но и у нас в трудные времена случались убийства сородичей. В назидание остальным виновных приходилось казнить.

— Удивительно, но мы решили торксцам кучу проблем, — заметил Жак. — Теперь они обеспечены едой надолго, их численность значительно уменьшилась. Но, будь моя воля, истребил бы всех выродков до единого! Горбатого только могила исправит.

— Будем надеяться, мерзавцы сполна расплатятся за свои грехи, — произнес японец. — После боя в городке уцелело мало мужчин. А Таскона не прощает ошибок.

Оставшиеся четыреста километров отряд преодолел без каких-либо приключений.

На пути встретились еще два населенных пункта, но оба оказались давно заброшены. О том, что здесь когда-то жили люди, напоминали старые заросшие травой коробки зданий.

На карте деревень и поселков было гораздо больше. Увы, за двести лет джунгли полностью поглотили их.

В этом районе Оливии царствовали тишина и забвение.

К сожалению, охота по-прежнему не приносила результата. Запасы продуктов иссякли и путники голодали. Порой приходилось ужинать супом из найденных Линдой кореньев.

Успокаивало одно — Лонлил уже совсем близко.

На тридцать девятый день пути джунгли неожиданно оборвались. Перед путешественниками раскинулось гигантское поле, на котором паслись стада диких животных. Не экономя патронов и не прячась, воины открыли огонь по несчастным тварям.

Два существа с бурой шерстью, отдаленно напоминающие кабанов, рухнули на землю. С яростными криками и воплями солдаты бросились разделывать добычу. Лишь когда туши уже жарилась на вертеле, Стюарта вдруг осенило.

— Послушайте, так ведь мы в Лонлиле! — тихо вымолвил Пол. — Точнее, на его окраине!

Действительно, на северо-востоке отчетливо виднелись остовы многоэтажных домов. Их было очень много, но все они казались безжизненными.

Так ли это на самом деле, еще предстояло проверить.


* * * | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 10 СТАРИК