home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1. ЗАПАДНОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ

Отряд Стюарта двигался по плато спокойно и равномерно. До населенных районов, обозначенных на карте, оставалось около четырехсот километров, и шотландец намеревался добраться до цели за десять дней.

Запасов воды и продовольствия воинам должно хватить. Молодые, сильные, они легко преодолевали суточное расстояние.

Лишь однажды группа попала в затруднительное положение. То ли из-за землетрясения, то ли из-за ядерной катастрофы в каменной равнине образовался новый гигантский каньон. О его существовании путешественники, естественно, ничего прежде не знали. Пришлось искать обход. На это ушло двое суток.

Непредвиденная задержка не выбила Пола из колеи. Погрешность в расчетах предусматривалась заранее.

Привыкшие к жаре Рона и Олан чувствовали себя отлично, и только Крис начал понемногу сдавать. Сказывалась тяжелая ноша.

На тринадцатые сутки гетера обнаружила в расщелинах первую растительность. Жалкие низкорослые кустарники и бурые невзрачные лишайники привели наемников в неописуемый восторг. Они кричали, подпрыгивали, плясали, рискуя в любой момент рухнуть в пропасть.

Вскоре плато стало понижаться. К вечеру следующего дня отряд достиг поросшей густой травой поляны. Чуть в стороне виднелся редкий лесок. Ужасы однообразной выжженной Сириусом пустыни закончились.

Первым делом необходимо было решить проблему мучившей людей жажды. Океан беспрерывно обрушивал на побережье огромные волны, но толку от них немного. Пить в таких условиях соленую воду равносильно самоубийству.

Судя по карте, где-то поблизости находился поселок под названием Винстон. Именно туда группа и направилась.

Воины шли очень осторожно, придерживаясь кромки высоких кустарников. Никто не знал, как встретят непрошеных гостей местные жители.

Минули сутки, а деревня так и не появилась. Сигнал тревожный. Ведь путешественники надеялись пополнить у унимийцев изрядно истощенные запасы.

Ускоряя шаг, наемники двинулись вдоль океана. В двадцати километрах от Винстона когда-то располагался городок Линч.

Увы, обнаружить его не удалось. А если сказать точнее, отряд не нашел людей.

Странную загадку сумел разгадать Саттон. Англичанин заметил на берегу подозрительные песчаные холмы. Предпринятые землянами раскопки сразу прояснили ситуацию.

Под слоем грунта воины обнаружили руины древних стен. Века забвения, ветер и вода завершили уничтожение тасконских поселений.

— Что здесь случилось? — удивленно спросил Олан. — Ведь южная часть материка от катастрофы практически не пострадала. Откуда столь чудовищные разрушения?

— Судьба, — с горечью ответил Пол. — Люди не погибли в пламени ядерного пожара, беда пришла с другой стороны. Планета жестоко отплатила унимийцам за причиненную ей боль. Из-за колебания почвы в океанах поднялись гигантские волны. Они прокатились по поверхности, смыв на западном побережье все города и деревни. Выжить удалось немногим. Стихия не оставила тасконцам шансов на спасение.

— Каковы наши дальнейшие планы? — уточнила гетера, садясь на торчащий из земли камень.

— Пойдем на восток, к реке, — произнес шотландец. — Наверняка уцелевшие унимийцы направились именно туда. Местная инфраструктура восстановлению не подлежит. Природа только-только обрела нормальный облик. Двести лет побережье представляло собой перепаханное поле. Груды камней, вырванные с корнем деревья, огромный слой песка и миллионы гниющих человеческих останков — и больше ничего. Вряд ли люди пытались обосноваться здесь снова.

Предположения Стюарта полностью подтвердились. Береговая линия материка очень сильно изменилась.

Ее очертания абсолютно не совпадали с изображением на карте. Там, где раньше был длинный мыс, теперь виднелся глубокий залив — и наоборот.

Существенно пострадал и ландшафт. Ровные поля превратились в сплошные непроходимые заросли кустарника, а прекрасные сады плодовых деревьев — в мертвые солончаки.

После ночлега и короткого обсуждения возникшей проблемы наемники двинулись на северо-восток. Воины теперь шли по запасному маршруту.

Главная трудность — почти полностью опустевшие емкости с питьевой водой. Это грозило отряду гибелью.

К счастью, интуиция Мелоун не подвела. Оливийка обнаружила в лесу родник. От чистой прозрачной холодной воды буквально сводило зубы. Однако оторвать от источника никого не удавалось.

Казалось, что люди никогда не утолят жажду. Организм постепенно насыщался, разум светлел, а мышцы наливались силой.

Тонкий ручеек убегал куда-то на запад и через несколько километров впадал в гигантский океан.

Так и человек… Когда он один — все его достоинства и недостатки отчетливо видны. Скрыть ум или глупость, доброту или злобу, великодушие или черствость совершенно невозможно.

Но стоит человеку влиться в общество, в толпу, и его индивидуальность уже никому не разглядеть. Он превратился в мелкую, безликую часть единого целого.

Группа прошла еще около пятидесяти километров. Лес оборвался как-то странно и неожиданно.

Перед путешественниками раскинулось огромное поле. Дальнюю границу посевных площадей рассмотреть так и не удалось.

Кое-где виднелись головы людей. Крестьяне работали, невзирая на удушающую жару.

— Вот и добрались, — усмехнулся Крис. — Что дальше?

— Проведем разведку, — пожал плечами Пол. — Думаю, мы сумеем разговорить тасконцев. Я не сторонник жестких мер, но личная безопасность гораздо дороже. В случае угрозы нападения снова укроемся в лесу.

— Согласен, — коротко отозвался англичанин.

Низко пригибаясь к земле, воины начали подбираться к унимийцам. Время от времени наемники приподнимались и корректировали направление движения.

Минут через пятнадцать путники достигли цели. Дружно выскочив из колосьев, путешественники направили оружие на местных жителей.

Перед ними была обычная крестьянская семья. Две женщины срезали серпами урожай, а мужчина и мальчик лет двенадцати относили снопы на большую телегу. Судя по отсутствию впряженных животных, потащат ее они сами.

Чуть в стороне находилась узкая проселочная дорога.

Увидев вооруженных людей, тасконки испуганно вскрикнули, выронили серпы на землю и бросились к главе семейства. Мужчина выхватил из-за пояса длинный нож и занял оборонительную позицию.

Ни он, ни его сын не трогались с места, ожидая дальнейшего развития событий.

— Кто вы? — наконец спросил унимиец. — Листонцы?

— Нет, — отрицательно покачал головой Стюарт. — Мы путешественники. Наш корабль попал в шторм и затонул. Из всей команды уцелели лишь четверо…

— Понимаю, — вымолвил крестьянин. — Океан — это безжалостное ненасытное чудовище. В деревне есть человек, который лет десять назад нанимался в рыбаки. Он много порассказал нам об ужасах стихии. Люди стараются не ходить на побережье. Там нет ничего интересного.

— Спорный вопрос, — улыбнулся Саттон. — У каждого своя точка зрения. Сейчас нас волнуют совсем иные проблемы. Для начала ответьте, как называется ваша страна и угрожает ли нам здесь что-нибудь?

— Вы находитесь на территории графства Порленского, — произнес тасконец. — Мы иногда конфликтуем с северным соседом — графом Листонским, но недавно правители заключили мирный договор. Признаюсь честно, я плохо разбираюсь в политике. Дело крестьянина — выращивать хлеб, чем моя семья и занимается. Слава Богу, налоги в стране сносные, и люди с голоду не мрут. Кровопролитные сражения проходят где-то далеко. Не знаю даже, как выглядят солдаты противника…

Мужчина замолчал, внимательно посмотрел на чужаков и с сомнением в голосе заметил:

— Вид у вас чересчур воинственный. С одной стороны, хорошо — лесные бродяги не решатся напасть на вооруженный отряд, с другой — чужаками наверняка заинтересуются шерифы губернатора. В последнее время в графстве развелось слишком много преступников. А в остальном… Сложности вряд ли возникнут. Если, конечно, вы не начнете промышлять тут грабежом и разбоем. С подобными мерзавцами разбираются быстро. В каждой деревне найдется хорошая виселица. И поверьте, она долго не пустует.

— Намек ясен, — рассмеялся шотландец. — Но нас это не касается, мы честные люди. Хотелось бы знать, что за деньги ходят в стране…

— Разные, — пожал плечами унимиец, — медные, серебряные, золотые. Впрочем, обрабатывая землю, сильно не разбогатеешь.

Олан снял с плеча рюкзак, достал один из трех полукилограммовых слитков золота, показал его тасконцу и спросил:

— Это дорого стоит?

От изумления у крестьянина пропала дар речи. Бессмысленно хлопая глазами, мужчина не знал, что и сказать.

— Безумно дорого, — с трудом выдавил наконец унимиец. — С таким сокровищем можно безбедно жить целый год.

— Как раз то, что нам нужно, — удовлетворенно проговорил Пол. — Насколько я понимаю, слиток надо обменять на реальные деньги. Не пилить же его самим…

— Совершенно верно, — подтвердил тасконец. — Но смею вас уверить, в нашей деревне сделать это не удастся. Пожалуй, лишь ростовщики Порлена смогут выдать сразу требуемую сумму.

— А город далеко? — спросила Мелоун.

— Около ста километров, — ответил крестьянин. — Примерно три дня пути. К сожалению, на дорогах сейчас лютуют разбойники. Торговцы постоянно жалуются на нападения. Им приходится дожидаться сопровождения. Для охраны колонн граф даже выделил солдат.

— Ясно, — кивнул Стюарт.

— Похоже, мы попали в довольно непростую ситуацию, — вымолвил Крис. — Обладая немалым богатством, отряд не в состоянии реализовать его. А я, черт подери, ужасно хочу есть и пить. Неужели здесь нет никакой таверны? Оставим залог…

— Какой? — поинтересовалась Рона. — Оружие?

— Не знаю, — раздраженно произнес англичанин. — Но я не собираюсь умирать от голода со слитком золота за пазухой. Это, по меньшей мере, глупо.

— Не надо ругаться, господа, — вмешался в разговор земледелец. — Я не слишком богат, однако кое-какие сбережения у меня есть. Могу обменять их на небольшой кусочек слитка. Как его продать — мои проблемы. Вам полученных денег вполне хватит на хороший обед и дорогу до столицы.

— Отлично! — мгновенно согласился Саттон.

Унимиец что-то тихо сказал женщинам, и они вновь приступили к работе. Вскоре к ним присоединился и мальчик.

Сам же крестьянин впрягся в тележку и потащил ее к выезду на дорогу. Воины неторопливо двинулись следом. Положив руки на автоматы, путешественники внимательно осматривали окрестности.

Всюду шел активный сбор урожая. И лишь теперь наемники поняли допущенную ошибку. Они просмотрели местных жителей. В поле трудились сотни тасконцев. Люди работали, низко согнувшись, и потому их не было видно. Жизнь хлебороба нелегка.

Расстояние до деревни отряд преодолел примерно за полчаса. Посевы резко оборвались, и перед воинами выросли ряды скромных крестьянских домов: плохо обтесанные бревна, соломенные крыши и крошечные, едва пропускающие свет окна. О существовании стекол здесь давно забыли. Вместо них на рамы натянуты пузыри конов. Как это ни прискорбно, но цивилизация Унимы откатилась назад, до уровня развития дикой Земли.

Местный житель миновал три первых строения, повернул в переулок и остановился у неказистого старенького дома. Сразу было видно, что этот домик не раз передавался из поколения в поколение по наследству.

Откатив тележку к сараю, тасконец услужливо открыл дверь перед чужестранцами. Моментально бросилось в глаза отсутствие замков. С ворами в графстве не церемонились, да и красть у бедняков нечего.

Ничего нового для себя в крестьянском жилище наемники не заметили. Все как обычно: убогая деревянная мебель, домотканые занавески, на полу — грубая циновка, а на полках — невзрачная глиняная посуда.

Путешественники уселись на ближайшую лавку. Достав из рюкзака слиток, Крис принялся отпиливать от него маленький кусочек.

Хозяин на пару минут ушел в соседнюю комнату. Он вернулся с маленьким кожаным мешочком в руках. Алчно глядя на золото, унимиец трясущимися пальцами высыпал деньги на стол.

Бедняга очень рисковал. Незнакомцы ведь вполне могли оказаться обычными бандитами. Тем не менее желание разбогатеть пересиливало страх.

— Это все, что у меня есть, — со вздохом произнес крестьянин.

За долгие годы тяжкого труда тасконец сумел скопить десять мелких серебряных монет и около тридцати медных. Они имели неаккуратные, небрежно обрубленные края.

Лишь в весе серебряных денег сомневаться не приходилось. На одной стороне было отчеканено изображение правителя государства. Так как монеты запускались в оборот не в одно и то же время, изображения правителей на них оказались разными.

Зато обратная сторона всегда выглядела одинаково — огромная птица с короной на голове держала в лапах обнаженный меч. Миролюбием герб графства явно не отличался.

— Каково соотношение монет? — спросил Стюарт, сгребая деньги к себе в карман.

— В одном серебреном диларе двадцать медных, — пояснил унимиец, с испугом поглядывая на шотландца забравшего его богатство.

— Значит, в золотом столько же серебряных? — уточнила гетера.

В ответ хозяин лишь утвердительно кивнул. Бедняга уже начал сомневаться в благополучном исходе сделки.

Но тут англичанин закончил работу и небрежно бросил на стол кусочек желтоватого металла примерно в двадцать граммов.

— Хватит? — спросил Крис.

— Конечно! — радостно воскликнул тасконец. — Тут гораздо больше, чем я отдал вам…

— Бери, бери, — снисходительно усмехнулся Саттон. — Будем считать это платой за информацию. Мы здесь совсем чужие и ничего не знаем. Твоя помощь оказалась как нельзя кстати.

— Премного, премного благодарен, — зачастил земледелец, низко кланяясь чужакам. — Вы помогли моей семье выбраться из нищеты.

— Как же мало порой людям надо для счастья! — с горечью вымолвил Пол. — Расскажи лучше, где располагается таверна.

Мужчина немедленно приступил к объяснению, не забыв при этом спрятать золото под рубаху.

Заведение находилось недалеко от дома унимийца. Впрочем, крестьянин сразу предупредил, что хозяин таверны — отъявленный негодяй и пройдоха.

Пьяных посетителей он бессовестно обирает до нитки. А шериф закрывает глаза на его бесчинства, получая от мерзавца большую мзду.

Подобное поведение блюстителя порядка ничуть не удивило путешественников. В маленьких поселениях это довольно частое явление.

Воины направились к выходу, а тасконец поспешно метнулся к лавке, на которой отчетливо виднелась золотая пыль. Схватив глиняную миску, крестьянин начал быстро собирать в нее оставшиеся частицы драгоценного металла.

Уже в дверном проеме шотландец обернулся и негромко сказал:

— Еще одна просьба. Не болтай лишнего соседям.

Земледелец поднял голову и усмехнулся. Он и сам прекрасно понимал, что в его интересах держать язык за зубами.

Путники вышли на улицу и стремительно зашагали на восток. Именно там размещалась таверна.

Голод и жажда подгоняли людей. Наемники уже давно не ели досыта.

Все население деревни работало в поле, и потому прохожие попадались крайне редко. Вскоре Крис заметил впереди большое крепкое строение. Над дверью была прибита невзрачная табличка.

— Признаки цивилизации, — скептически произнес англичанин.

В отличие от крестьянских домов, заведение имело стекла на окнах и довольно сносную мебель. Во всяком случае, нищета и отсталость здесь не так явно бросались в глаза. Помимо невысоких длинных столов и деревянных скамеек, в помещении находился мягкий диван, три потертых кресла и полтора десятка пластиковых стульев. Жалкие предметы быта, доставшиеся унимийцам в наследство от могущественного государства.

Воины внимательно осмотрелись по сторонам и заняли место в самом углу. Они старались вести себя как можно незаметней.

Посетителей оказалось немного. В центре, недалеко от стойки, обедали двое немолодых мужчин. Судя по одежде, тасконцы не испытывали недостатка в средствах.

Один носил высокие кожаные сапоги, серые узкие брюки и короткую куртку из плотного материала. Из-под нее торчал край ремня, на котором висела кобура.

Сразу стало понятно, что местные жители хорошо знакомы с огнестрельным оружием.

Второй унимиец на фоне крестьян выглядел еще более необычно. На нем были белые широкие штаны, голубая просторная рубашка с короткими рукавами и легкие, начищенные до блеска туфли. Скорее всего, это и есть представители местной власти.

Чуть в стороне от мужчин, у окна, расположилась шумная компания из шести человек. Их одежда отличалась немыслимым разнообразием. Домотканые рубахи, истрепанные комбинезоны соседствовали с бриджами и даже пиджаками от некогда дорогих костюмов. Ни о каком вкусе говорить не приходилось.

У всех тасконцев на поясе висело оружие, в основном — топоры и короткие мечи. Впрочем, Мелоун сразу заметила два арбалета, укрытые от лишних глаз плащом серого цвета. В любой момент они могли быть пущены в ход.

Четверо унимийцев, сидевших возле дальней стены, особого интереса не представляли. Ремесленник в грязном фартуке утолял жажду, а группа торговцев о чем-то тихо беседовала.

Посетители заведения большого достатка не имели, но и не бедствовали.

Свалив рюкзаки под стол, путешественники удобно устроились на широких скамьях. Автоматы наемники положили рядом с собой. Ослаблять бдительность нельзя ни на секунду.

Вскоре появился невысокий полный мужчина с выбритым до синевы массивным подбородком. Тасконец с нескрываемым любопытством разглядывал чужаков, а особенно пристально таращился он на рукояти их мечей, торчащие из-за спин. Ни такой формы, ни такого оружия хозяин таверны раньше не видел.

— Что желаете? — вежливо спросил унимиец.

— Хорошо поесть и выпить, — мгновенно ответил Саттон.

— Это будет дорого стоить, — вымолвил тасконец.

— Сколько? — бесстрастно уточнил Стюарт.

— Четыре мясных блюда, хлеб, овощи, фрукты, вино… — лукаво рассуждал вслух мужчина, загибая пальцы. — Никак не меньше двадцати медных диларов.

По интонациям голоса и бегающим глазам земляне догадались, что хапуга запросил двойную, а может даже и тройную цену.

На его счастье, воины торговаться не собирались. Шотландец достал из кармана серебряную монету и небрежно бросил ее на стол.

— Достаточно? — иронично, но твердо сказал Пол.

Унимиец жадно схватил деньги и, лебезя, утвердительно закивал.

— Сейчас все будет готово.

Толстяк бросился выполнять заказ с невероятной быстротой.

Через пару минут из бокового проема вышла женщина средних лет. Она несла на подносе большую миску фруктов и тарелки с овощным салатом.

К удивлению наемников, сервировка оказалась довольно цивилизованной: вилки, ножи, матерчатые салфетки. Даже внешний вид блюд говорил об определенном уровне культуры. Видимо, местные жители сумели сохранить не так уж мало традиций древней Унимы.

Расставив тарелки, тасконка удалилась, а путешественники с жадностью набросились на еду.

Вскоре на столе появился большой глиняный кувшин с вином. Его качества оставляли желать лучшего, но жажду оно утоляло, и в голове сразу зашумело.

Между тем, женщина приносила все новые и новые кушанья. Густой наваристый суп и крупные ломти хлеба сменялись кусками нежного жареного мяса, обложенными зеленью. Это действо чем-то напоминало маленький пир.

Праздник, устроенный чужаками, не мог не привлечь внимания окружающих.

Первым к воинам подошел унимиец с кобурой на поясе. Ему было около сорока.

Унимиец с легким пренебрежением смотрел на разгулявшихся посетителей таверны. Выбившийся из самых низов, этот человек откровенно презирал людей, швыряющихся деньгами.

— Я шериф Эйнж, — представился тасконец. — Кто вы такие? С какой целью прибыли в деревню?

Стюарт поднял глаза на унимийца. Ни малейшего испуга, прямой уверенный взгляд, небрежно опущенная вниз рука. Лишь расстегнутая кобура выдавала легкое волнение представителя власти.

— Мы путешественники, — бесстрастно вымолвил землянин. — Идем в Порлен. Здесь задержимся ненадолго. Можете не беспокоиться за свою территорию. И я, и мои товарищи — очень мирные люди.

— Вижу, — иронично проговорил шериф, указывая на автоматы и мечи.

— Что поделаешь, — пожал плечами Пол. — На дорогах сейчас неспокойно. Слишком много развелось негодяев. Работать не хотят, вот и занимаются грабежом. Приходится обороняться.

Придираться к землянам Эйнж не стал. Не последнюю роль сыграла и экипировка воинов. Добротная одинаковая форма, хорошее снаряжение, вычищенное оружие — все это о многом сказало опытному шерифу. На бродяг и разбойников чужаки не очень-то похожи.

— Не советую спешить, — гораздо мягче произнес тасконец. — Через двое суток сюда придет конвой. С ним и доберетесь до столицы. За проживание у нас берут небольшую плату.

— Сожалею, но это нашу группу совершенно не устраивает, — возразил шотландец. — Солдаты, сопровождающие колонну, двигаются медленно, с частыми остановками, а мы торопимся. Да и кого здесь бояться… В случае нападения отряд сумеет за себя постоять.

— Самоуверенность — опасное качество, — заметил шериф. — Но это ваши проблемы. За безопасность дорог я не отвечаю.

Унимиец покинул заведение, а друзья продолжили трапезу.

Насыщение наступило нескоро. Сказывался трудный, голодный переход по каменной пустыне.

От приятного ощущения сытости и расслабления после выпитого вина путешественников потянуло в сон.

Чтобы стряхнуть с себя дремотное состояние, земляне начали неторопливо прохаживаться по таверне.

Обед значительно затянулся. Завидев хозяина, Стюарт подозвал его и, протянув два пустых рюкзака, проговорил:

— Набей их хорошими продуктами — и получишь еще один серебряный дилар.

Повторять предложение дважды шотландцу не потребовалось. Толстяк молниеносно исчез за кухонной занавеской.

К столу прибрел полупьяный тасконец, отделившийся от группы, что сидела возле окна.

— Господа, — заплетающимся языком вымолвил унимиец, — вы столь богаты, что деньги кидаете направо и налево. Не угостите ли в честь праздника и нашу скромную компанию вином? Мы, знаете ли, слегка поиздержались…

Воины не спеша ели, не обращая внимания на приставания попрошайки. Его словно и не существовало вовсе.

Мужчина неуверенно потоптался на месте и ни с чем побрел назад.

Но сцена на этом не закончилась. Вместо хлипкого доходяги со своих мест поднялись два крепких мускулистых тасконца. Сразу было видно, что тяжкому труду земледельца они предпочли куда более легкое ремесло. Кулачные бои и разбой — вот основное занятие подобных молодцов.

— Вы бессовестно обидели нашего товарища, — хмельным голосом произнес один из них. — Бог велел делиться с ближними. Неужели вас в детстве не учили древним заповедям?

— С прискорбием это признаю, — язвительно ответила Мелоун. — Огромное упущение в моем воспитании. Очень сожалею, парни, но вино закончилось.

Удивительно, но верзила понял иронию мутантки. Унимиец изменился в лице, кровь от гнева прилила к щекам, пальцы сжались в кулаки. Тем не менее, гигант сдержался.

— Что-то не вижу здесь мужчин, — попытался оскорбить чужаков громила. — Наверное, их просто нет за столом, раз командует женщина. В таком случае мы все возьмем сами.

Он протянул руку и схватил большой кусок мяса. В тот же миг Стюарт перехватил его запястье и резко вывернул в сторону.

Прием Пола застал тасконца врасплох. Он вскрикнул от боли, разжал пальцы и выронил добычу.

— Иди с миром, — спокойно, но твердо сказал шотландец, не поднимая головы.

— Ах ты, скотина! — выругался унимиец. — Но ничего, еще встретимся. Страна у нас небольшая, а дороги узкие… Тогда и побеседуем по душам. Впрочем, я сомневаюсь, что она надолго задержится в твоем поганом теле.

Тасконцы немедленно удалились, а путешественники обменялись тревожными взглядами. Первым заговорил Олан.

— Кажется, мы нажили себе серьезные неприятности, — вымолвил оливиец. — Эти выродки не оставят отряд в покое. Богатство привлекает многих. Кроме того они чувствуют себя здесь чересчур вольготно.

— Может, стоило поставить унимийцам пару кувшинов вина? — предположила мутантка. — С пьяными врагами разобраться гораздо легче. Они наверняка бы отключились.

— Вряд ли, — возразил Пол. — Негодяи оказались в таверне не случайно. Их задача — найти подходящую жертву. Грабить нищих — проку мало. Вот бандиты и рассылают своих людей по подобным заведениям. Торговцам больше негде остановиться в деревне.

— Но почему бездействует шериф? — возмутился клон. — Ведь ловить разбойников — его прямая обязанность.

— Не все так просто, — пояснил Стюарт. — Место глухое, отдаленное, гарнизона нет. Да и помощников у блюстителя порядка немного. Силы слишком неравны. И не забывай, на его территории бандиты закона не нарушают. Деньги, как известно, не пахнут. Зато дают неплохой доход здешним властям. Нас он об опасности предупредил, и тем самым свою миссию выполнил. Дороги должна охранять армия.

— Логично, — согласился Саттон. — А потому пора отсюда убираться. Через несколько часов начнет темнеть. Лучшего времени для нападения на чужестранцев и не придумать.

Воины забрали у хозяина таверны плотно набитые продуктами рюкзаки, расплатились и быстро покинули заведение.

Найти дорогу на Порлен большого труда не составило. Она уходила точно на север и представляла собой узкую просеку, вырубленную в лесу и укатанную телегами и повозками.

На земле отчетливо виднелись отпечатки копыт. Крис и Пол изумленно разглядывали странные следы. Наемники готовы были поклясться, что эти отметины оставлены лошадьми.

Но откуда на Униме взялись кони? В деревне путешественники не заметили ни одного животного.

Вскоре деревня осталась далеко позади, маленькие приземистые домики спрятались за густой листвой деревьев.

Предстоял нелегкий трехсуточный переход. Торопиться и растрачивать понапрасну силы друзья не собирались.

Однако первые километры воины преодолели стремительно. Они надеялись оторваться от преследователей.

Постепенно темп движения снижался. Группу никто не пытался догнать, и наемники расслабились.

Отряд прошел около пятнадцати километров, когда Рона указала на стоящего впереди человека. Даже издали шотландец его сразу узнал. Это был тот самый верзила из таверны.

— Мы опять оплошали, — с горечью усмехнулся Крис, сбрасывая рюкзак с плеч. — Нельзя недооценивать противника.

— Как они умудрились обогнать нас? — удивленно спросил Олан. — Дорога ведь прямая, почти без поворотов.

— Сейчас такие мелочи уже не имеют значение, — проговорил Пол. — У бандитов есть в лесу свои тайные тропы. Мы должны были учесть данное обстоятельство. Теперь мы оказались в ловушке. Наверняка унимийцы прячутся в зарослях кустарников. Меня пугают арбалеты. Ширина дороги не превышает десяти метров, лес практически не просматривается. Нас перестреляют без особых усилий.

— И все же отряд не в джунглях Оливии, — откликнулся англичанин. — Одного мерзавца я заметил слева от дороги. Убрать его очередью из автомата, и нет проблем.

— Отличная идея, — тихо произнес Стюарт. — Крис и Рона отвечают за фланги, Олан — за тыл, я прикрою группу спереди. Патронов не жалеть, риск велик. Расходуем по магазину и беремся за мечи. И да поможет нам Бог!

Между тем, тасконец неторопливо приближался. Теперь рядом с ним шли три разбойника довольно высокого роста, еще четверо появились сзади.

Часть бандитов, несомненно, спряталась в лесу. Унимийцы имели трех, а то и четырехкратное преимущество в численности.

Как и большинство отъявленных мерзавцев, они любили поюродствовать, поиздеваться над своей жертвой. Убийство и грабеж в полной мере не удовлетворяли выродков. Они получали огромное наслаждение, унижая людей перед смертью.

— Какая приятная встреча! — язвительно выкрикнул тасконец. — Судьба порой так жестока. Разве вы надеялись увидеть меня вновь? Думаю, вряд ли… Но именно я владею этим лесом. Вашему отряду придется заплатить немалый выкуп. Таковы законы графства.

Разбойники презрительно расхохотались. Наступал самый веселый момент нападения. Несчастные путники упадут на колени, начнут униженно ползать по земле, умолять о пощаде, а бандиты будут их топтать и бить ногами. Настоящее развлечение для неотягощенных моралью мужчин.

— Знакомые речи, — со вздохом сказал шотландец. — Почему болваны во всех странах одинаковы? Ни малейшего разнообразия. Становится даже скучно. Что же касается денег, то вы их не получите. Ступайте лучше с миром. Мы не хотим никого убивать.

— Ой, как страшно! — изобразив гримасу ужаса, воскликнул унимиец. — К счастью, я до сих пор не придумал, как вас казнить. Может, разрубить наглецов на куски? Пожалуй, нет… Лучше посадить болтунов на кол, предварительно вырвав их мерзкие языки. А больше всех, конечно, повезет девчонке. Поверьте, она умрет не сразу…

Дикий гогот разнесся по лесу. Бандиты похотливо разглядывали фигуру Мелоун. Ее формы действительно были недурны.

Пол демонстративно повернулся к гетере и громко спросил:

— Рона, неужели тебе нравится это грязное отрепье?

— Ничуть! — ответила мутантка. — Уродливые вонючие скоты.

— Тогда прикончим их! — скомандовал Стюарт.

Четыре автомата ударили почти одновременно. Разбойники, стоявшие на дороге, дружно повалились на землю.

Не меньший эффект залп произвел и в лесу. Осыпалась листва, с треском повалились сломанные ветки, послышались стоны раненых.

Тем не менее, один из арбалетчиков успел сделать прицельный выстрел. Стрела впилась Саттону в левое плечо.

Через несколько секунд магазины опустели. Бросив оружие на траву, путешественники выхватили из ножен мечи и ринулись довершать начатое дело.

Остановить или задержать разъяренных воинов было уже некому. Клинки безжалостно рубили тела врагов, добивая уцелевших унимийцев.

Разгоряченные боем, озлобленные ранением товарища наемники не знали пощады.

Удивительно, но главарь банды после залпа в упор остался в живых. Пулевые ранения в грудь оказались не смертельными.

Он кое-как выбрался из-под трупов и теперь медленно отползал от приближающегося шотландца. В его глазах застыл безмолвный ужас.

Тасконец хрипел, отплевывался кровью и судорожно пытался вытащить из-за пояса кинжал.

Пол не стал тянуть и наслаждаться победой. Бесстрастно вонзив меч в сердце мерзавца, Стюарт двинулся на помощь Крису.

Земляне обнаружили в лесу два мертвых тела, но арбалетчика среди них не было. Искать беглеца не имело смысла. Разбойник наверняка ушел уже довольно далеко.

Спустя пару минут группа собралась на дороге. Бандиты сполна заплатили за свое высокомерие. На обочине лежали одиннадцать окровавленных трупов.

Однако большой радости воины не испытывали.

— Как твои дела? — спросила Мелоун, подходя к англичанину.

— Ужасно больно, — ответил Саттон, опускаясь на колено. — Плечо пробил насквозь, сволочь!

— Рона, помоги ему, — произнес Пол. — Мы с Оланом оттащим убитых в сторону. Будет лучше, если мертвецов не найдут. Громкая слава нам не нужна.

— А те, кто убежал? — вымолвил клон.

— Они будут помалкивать, — злорадно усмехнулся шотландец. — Иначе разбойников вздернут на виселице. С грабителями здесь не церемонятся, и я приветствую такой подход.

Пол и Олан направились к валяющимся в траве трупам, а гетера приступила к врачеванию. Оливийка вколола Крису обезболивающий укол, обломила оперение и осторожно вытащила стрелу.

Кровь сразу хлынула обильной струей. Быстро сняв с раненого куртку и разорвав нижнее белье, мутантка закрыла рану специальным антисептическим тампоном.

Плотно перебинтовав плечо, Рона сделала землянину противовоспалительный укол. Нелегкая процедура, наконец, была завершена.

Спрятав покойников в кустах, отряд уверенно двинулся дальше. Оставаться долго на месте боя слишком рискованно.

Повторного нападения разбойников путешественники не боялись. Куда опаснее встреча с армейским конвоем. Путников вполне могут принять за бандитов. В подобных ситуациях доказать собственную правоту бывает очень сложно.

Ночь прошла относительно спокойно. Оживленное движение на дороге отпугивало животных. Крупные хищники предпочитали держаться подальше от людей.

В темноте раздавались едва уловимые шорохи, которые издавали либо птицы, либо какие-то невидимые мелкие существа. Тем не менее, воины не ослабляли бдительность и несли постоянное дежурство. Стать жертвой случайных бродяг желания ни у кого не возникало.

Ранним утром, плотно позавтракав, группа вновь тронулась в путь.

Примерно через два часа проселочная дорога привела наемников к широкому шоссе. В этом месте древняя магистраль делала поворот с севера на запад, к побережью.

Судя по карте, где-то там находился крупный портовый город Унимы — Клиндвед. Он наверняка уничтожен огромной волной, но дорога к нему сохранилась. Очередной парадокс истории.

Выйдя на ровное, пусть и заросшее травой, шоссе путешественники почувствовали себя гораздо увереннее.

Во-первых, значительно увеличился обзор, и теперь люди видели близлежащую местность на сотни метров вперед.

А во-вторых, резко уменьшилось расстояние между деревьями, и устроить очередную засаду у бандитов нет ни малейшего шанса. Большие трудности нападавшим создавала и высокая крутая насыпь. Ее не разрушили ни время, ни дожди, ни буйная растительность.

Преодолев около двадцати километров, отряд остановился на обеденный привал. Торопиться воинам было некуда.

Путники разожгли костер и приступили к приготовлению пищи. Ароматные запахи жареного мяса потянулись по лесу. В предвкушении приятной трапезы друзья сделали по большому глотку вина из фляг.

— Я умираю от голода, — чуть захмелевшим голосом воскликнул Олан. — После длительного перехода так хочется подкрепиться! Сочный кусок мяса меня вполне устроит.

— Лишь бы его никто не вырвал у тебя из глотки, — ехидно заметил Саттон. — Думаю, в зарослях найдется немало желающих полакомиться за чужой счет.

В это время Стюарт поднялся с земли и внимательно посмотрел на север. Мгновение спустя он с горькой иронией проговорил:

— Крис, ты, кажется, накаркал беду. У нас снова гости. Приготовьте на всякий случай оружие.

Воины взялись за автоматы, проверили магазины в подсумках, и, передернув затворы, направили стволы в сторону предполагаемого противника.

Вскоре стало ясно, что к ним приближается конвой, о котором упоминал шериф. Впереди на сером коне ехал тасконский офицер. Без сомнения, он служил в регулярной армии графства.

Об этом без слов говорили стальная кираса, круглый шлем с забралом и цветными перьями, темно-зеленая форма и кожаные сапоги. Сбоку на поясе унимийца висел длинный палаш, а к седлу был приторочен чехол с торчащим из него прикладом карабина.

Заметив подозрительных людей, офицер остановился и что-то громко крикнул. Из-за его спины тотчас выбежала группа солдат. Они быстро взяли чужаков в полукольцо.

Их снаряжение по своим защитным свойствам ни в чем не уступало офицерским доспехам. Его составляли тяжелый плотный бронежилет, стальные наколенники, шлем с массивным налобником и кольчугой, закрывающей шею. Поразительная смесь достижений древней высокоразвитой цивилизации и современного ремесленного производства.

То же самое можно было сказать и об оружии. Три человека держали в руках скорострельные карабины двое — арбалеты, остальные выставили вперед длинные пики.

Когда до тасконцев осталось метров десять, Саттон негромко произнес:

— Добрый день, господа. Сегодня великолепная погода. По крайней мере, дождь не ожидается. Мы бы пригласили вас разделить нашу скромную трапезу, но боимся, еды на всех не хватит. Пожалуйста, не обижайтесь.

— Кто вы такие? — не отреагировав на шутливый тон англичанина, спросил один из унимийцев.

— Путники, — спокойно ответил Пол.

— Куда идете? — продолжил допрос солдат.

— В Порлен, — вымолвил шотландец. — Хотим немного пожить в большом городе. Нам, знаете ли, не хватает впечатлений…

— Чего? — не понял тасконец.

— Развлечений, — мгновенно пояснил Крис. — Вино, женщины, музыка… Мы много лестного слышали о столице графства.

Унимиец растерялся. Уровень интеллекта не позволял бедняге вести светскую беседу.

Кроме того, незнакомцы чувствовали себя абсолютно спокойно. Они по-прежнему сидели на обочине и с аппетитом поглощали жареное мясо.

Но десятник был опытным бойцом, и от его взгляда не ускользнуло отличное вооружение путешественников. Автоматы лежали не где-то в стороне, а были направлены в сторону противника. В любой момент чужаки могут открыть огонь на поражение.

Особых иллюзий на данный счет тасконец не питал. С такого расстояния пули пробьют даже мощные бронежилеты.

Немного потоптавшись на месте, унимиец развернулся и быстро зашагал назад.

После непродолжительной беседы с солдатом, офицер пришпорил коня и подъехал к странным путникам. Он остановился рядом с наемниками и пару минут их внимательно изучал.

На бандитов они действительно не похожи. У бандитов не бывает одинаковой формы, хороших рюкзаков, исправного огнестрельного оружия. Уж не разведка ли листонцев? Но что здесь делать шпионам? Богом забытый, бедный, нищенский край…

— Приветствую вас, господа, — вымолвил командир конвоя. — Я не ожидал встретить на дороге столь маленькую группу людей. Путешествовать в одиночку сейчас небезопасно. Желающих поживиться чужим добром развелось немало.

— Да, мы знаем об этом, — проговорил Стюарт. — Шериф предупреждал нас о возможном нападении. Но подобные трудности не пугают моих людей.

— Вы самоуверенны, — усмехнулся тасконец.

— У каждого свои недостатки, — с улыбкой сказал землянин.

— В таком случае, желаю удачи, — произнес офицер, призывно махая подчиненным рукой.

После короткой остановки колонна медленно двинулась дальше. Несмотря на мирно закончившиеся переговоры, солдаты оружия не опустили. Доверять незнакомцам полностью охрана конвоя не собиралась. Подобное поведение указывало на высокий профессионализм и хорошую подготовку.

Между тем, мимо воинов неторопливо проходили и проезжали торговцы. Семь повозок, запряженных конами и две лошадьми. Чуть сзади шли крестьяне, возвращавшиеся из Порлена.

Завершал длинную процессию арьергард, состоящий из десяти опытных бойцов. Они настороженно оглядывались по сторонам и постоянно следили за дорогой. Видимо, нападение на конвои здесь явление обыденное. Крупная банда имела очень неплохие шансы на успех.

Как только две группы солдат встретились, первая мгновенно рванулась к началу колонны. Тактика действий отработана до мелочей. Через пять минут последний унимиец скрылся за густыми зарослями кустарников.

— Судя по их щепетильности, это место действительно представляет серьезную угрозу, — заметила Мелоун. — Может, дождемся конвоя и пойдем с ним?

— Нет, — покачал головой Пол. — Слишком рискованно. Одному Богу известно, какие слухи поползли о нас по деревне. Не исключено, что кто-то из разбойников сболтнет о схватке в лесу. Не стоит забывать и о крестьянине, получившем золото. Местные власти наверняка заинтересуются подозрительными чужестранцами. До города лучше добраться самостоятельно и без лишней огласки. А там мы сумеем затеряться.

— Придется держать оружие наготове, — подвел итог Саттон.

Опасения наемников оказались напрасными. Оставшуюся часть пути отряд преодолел без приключений.

Местность была совершенно безлюдной. Тасконцы предпочитали напрасно не рисковать.

Лишь при подходе к Порлену возле шоссе начали попадаться маленькие деревеньки. Судя по всему, ядерная катастрофа и цунами уничтожили слишком много людей. Численность населения этого района Унимы восстанавливалась крайне медленно.

Вскоре воины увидели столицу графства. Она значительно отличалась от оливийских городов. Сильное впечатление производили каменные стены, башни с бойницами, глубокий, заполненный водой ров и высокий защитный вал.

Земляне сразу обратили внимание на то, что укрепления построены с хорошим знанием фортификационной науки.

— Внушительно, — заметил Саттон. — При наличии хороших ресурсов Порлен без труда выдержит длительную осаду. Взять его штурмом не так-то просто.

— Вот об этом я и думаю, — скептически сказал Стюарт. — Если люди возводят подобные сооружения, значит, жестокие разорительные войны здесь не редкость. Чем-то Унима мне напоминает родную планету. Те же графы, бароны и их беспрерывные междоусобные стычки. Мир на материке воцарится только тогда, когда могущественный правитель, залив землю кровью, сумеет объединить страну.

— Боюсь, процесс затянется надолго, — откликнулась Мелоун.

— К несчастью, ты права, — согласился шотландец.

Миновав огромные поля колосящейся кражи, путники подошли к подъемному мосту. Возле него у открытых ворот несли службу два десятка солдат.

Увидев хорошо вооруженных людей, тасконцы тотчас окружили чужаков. Направив на наемников карабины и пики, унимийцы ждали приказа командира.

Вперед выдвинулся высокий темноволосый офицер. Судя по внешнему виду, он явно уступал по рангу командиру конвоя. Нет сверкающей в лучах Сириуса кирасы, на шлеме отчетливо видны вмятины, да и форма изрядно поношена.

Окинув взглядом незнакомцев, тасконец произнес уже порядком надоевшую фразу:

— Кто такие?

— Путешественники, — спокойно ответил Пол, — идем на север. Решили вот зайти в Порлен. Хочется отдохнуть, развлечься. Уверен, вы понимаете, о чем идет речь…

— Конечно, — усмехнулся охранник. — Но это довольно дорогое удовольствие. Надеюсь, вы обладаете средствами? Иначе…

— У нас нет проблем с деньгами, — мгновенно отреагировал землянин.

— В таком случае, ваш отряд должен заплатить налог, — вымолвил унимиец. — За вход в город необходимо отдать в казну по одному медному дилару с человека.

Стюарт молча достал из кармана монеты и вложил их в руку офицера. Тот раскрыл ладонь и изумленно выдохнул:

— Но здесь шесть диларов.

— В самом деле? — изобразил удивление шотландец. — Оставьте лишние себе. На жалование простого солдата большой капитал не скопишь. Для нас же подобные траты — сущий пустяк.

Тасконец понимающе улыбнулся и, повернувшись к подчиненным, громко скомандовал:

— Пропустите этих людей! Они — мирные, добропорядочные путешественники.

Воины не спеша двинулись к воротам. На всякий случай земляне положили руки на автоматы.

В любой момент наемники могли открыть огонь по врагу. Никто ведь не знал, насколько алчен офицер охраны. Вдруг унимиец решит завладеть всем состоянием чужестранцев?

К счастью, обошлось без неприятностей. Вырваться с боем из города отряду вряд ли бы удалось.

Миновав башню, путники попали в безумный шевелящийся муравейник. А если точнее — на рынок Порлена. Сейчас там копошилось не меньше десяти тысяч человек.

Люди толкались, кричали, ругались, абсолютно не обращая внимания друг на друга. Хаос был невообразимый.

Отвыкшие от подобного шума воины невольно замерли.

— В городе что, всеобщее помешательство? — наконец спросила Рона.

— Нет, — ответил Крис. — Типичный принцип торговли. Кричи громче, расхваливай свой товар, пытайся обмануть покупателя и не давай завистникам обойти тебя. В жестокой и отчаянной борьбе любые средства хороши.

— В Морсвиле я ничего подобного не видела, — возразила гетера.

— Само собой, — произнес англичанин. — Продуктов и вещей в поселениях пустыни Смерти катастрофически не хватало. Здесь же есть богатый выбор. Человек отдаст заработанные кровью и потом деньги лишь за хороший товар. Вот торговцы и лезут из кожи вон. То же самое сейчас происходит и на Оливии. Только более цивилизованно. Вспомните Сфина. Старый пройдоха очень хотел заполучить карту центральных районов материка.

— Да ведь это настоящая война! — воскликнул Олан.

— Так оно и есть, — подтвердил Саттон. — Проигравший разоряется, теряет капитал и влачит жалкое существование.

— Хватит болтать, — грубовато вставил Пол. — Пора действовать. Мы стоим, как дураки, у всех на виду. Надо побыстрее найти менял, получить деньги и где-то разместиться. Поживем в Порлене декаду-другую, осмотримся и начнем поиски Хранителей. Для нас важна любая полезная информация.

Наемники двинулись между рядами торгующихся, стараясь особенно не толкаться. Вступать в конфликты с местными жителями путешественники не хотели.

Судя по первым впечатлениям, столица графства процветала. На рынке продавалось практически все: овощи, хлеб, мясо, глиняная и серебряная посуда, одежда, ковры, коны и лошади.

Оружие было представлено лишь в виде копий, мечей и арбалетов. Автоматы и карабины являлись большой редкостью и стоили неимоверно дорого.

После получасовых поисков воины наконец набрели на небольшое каменное здание. Оно было наверняка построено еще до катастрофы.

В глаза сразу бросалось аккуратная ровная кладка, куски древней штукатурки и огромные витринные окна. К сожалению, большая часть стекол не сохранилась. Хозяину ничего не оставалось, как заложить образовавшиеся дыры кирпичом, оставив только маленькие отверстия для вентиляции.

Возле входа, опираясь спиной о стену, стоял здоровенный охранник. Большим умом его взгляд не светился, но по силе он не уступал ни Воржихе, ни Карсу.

Над дверью отчетливо виднелась надпись «Меняльная контора».

Путешественники переглянулись и дружно направились к строению. Тасконец даже не пошевелился. На происходящие вокруг события он совершенно не реагировал и к посетителям с глупыми вопросами не приставал.

В помещении царил полумрак. Глаза привыкали к слабому освещению постепенно.

Единственное, что здесь радовало, так это приятная освежающая прохлада. После удушающей жары и испепеляющих лучей Сириуса люди вздохнули с облегчением.

Убранство конторы роскошью и изяществом не отличалось. Жадность и аскетизм свойственны всем менялам, независимо от их расы и планетной принадлежности.

Вдоль стен стояли старые, покосившиеся шкафы, доверху набитые запылившимися книгами и журналами. В центре комнаты располагался массивный прямоугольный стол с несколькими чашечными весами. Рядом стояли шесть стульев для посетителей.

Наемники внимательно осматривались по сторонам и все же не сразу заметили кресло в углу и сидящего там человека. Мужчина имел достаточно времени, чтобы оценить потенциальных клиентов.

— Добрый день, господа, — первым вымолвил унимиец. — Я Макс Грант, владелец конторы. Судя по всему, вы пришли издалека и нуждаетесь в деньгах. Я могу предложить приличную сумму за автоматы. Они выглядят довольно неплохо.

— Это не та сделка, на которую мы рассчитывали, — возразил Стюарт. — Оружие не продается.

— Жаль, — разочарованно выдохнул торговец.

Он в уме уже прикидывал вероятную прибыль. Обмануть подобных болванов большого труда не составит. В ценах Порлена чужаки вряд ли ориентировались.

Доход составил бы не меньше трехсот процентов. Астрономическая сумма. И вот — такая неудача…

— Что же вы хотите предложить? — осведомился тасконец.

— Золото, — ответил шотландец и положил на стол заранее приготовленный слиток.

Три года назад Аргус собрал все их драгоценности и переплавил. Трудно сказать, какими приборами и инструментами пользовался старик, но слитки получились одинаковой формы и одного веса. Точность была удивительной.

Само собой, Байлот ничего воинам не объяснял. Свои тайны он тщательно хранил. Теперь пришло время расставаться с накопленным богатством.

Для обмена Пол взял из рюкзака неповрежденный брусок. Отпиленный край мог вызвать у унимийца ненужные подозрения.

Впрочем, человек этот и так чуть ли не подпрыгнул со своего места. Быстрым шагом он приблизился к столу и взял в руки слиток. Его глаза алчно блестели.

— Отличная работа, — прошептал тасконец. — Древних мастеров видно сразу. Сейчас такой точности линий не добиться. Его надо взвесить…

— Пожалуйста, — снисходительно усмехнулся землянин. — Только не пытайся нас обобрать. С детства не люблю воров и лжецов.

— Вы меня обижаете! — визгливым голосом возмутился меняла. — Честность Гранта в Порлене никогда не подвергалась сомнению. Эй, Грег, зажги факелы и принеси вино! У нас важные гости.

Из дальнего проема выбежал юноша и немедленно приступил к делу. Спустя пару минут в конторе вспыхнули шесть факелов.

Паренек на мгновение исчез, а затем вернулся с большим подносом в руках. На нем стоял глиняный кувшин, четыре бокала и блюдо с фруктами.

— Присаживайтесь, угощайтесь, — вежливо предложил хозяин. — Мой дом всегда открыт для богатых посетителей.

— Приятно слышать, — заметил Стюарт. — Но почему бокалов только четыре? Неужели вы с нами не выпьете за успешно проведенную сделку?

— Рад бы, да не могу, — с горечью сказал меняла. — Проклятая работа. Она просто изматывает. С деньгами нужно соблюдать предельную осторожность. В захмелевшем состоянии я непременно ошибусь в подсчетах. Ладно, если убыток будет у меня, а если пострадает клиент? Сами понимаете, репутация превыше всего.

— Похвальное рвение, — снисходительно улыбнулся Шотландец.

Пол жестом показал своим спутникам не притрагиваться к вину. Вероятность отравления слишком высока. Убить их вряд ли решатся, а вот снотворное подсыплют запросто.

Наверняка у пройдохи есть подручные, которые быстро ограбят, разденут и выбросят жертву на улицу. И потом попробуй докажи, что ты не обычный нищий.

Между тем, унимиец приступил к измерениям. Постоянно переставляя гирьки, он создавал видимость активной деятельности и работы ума. Хитрец начал даже делать записи на листке бумаги.

Наконец, меняла разогнулся и громко произнес:

— Слиток весит ровно триста пятьдесят граммов. Я же говорил, потрясающая точность. Итого — тридцать пять золотых диларов. Вы очень, очень состоятельные люди. Сейчас я принесу деньги.

Как только тасконец вышел из помещения, Крис зло процедил сквозь зубы:

— Вот же сволочь! Святоша! Мерзавец пытается надуть нас почти на одну треть. Много я видел ловкачей, но такого наглеца — впервые. Надеюсь, мы на подобные условия не согласимся?

— Само собой, — ответил Стюарт. — Однако сделать это надо осторожно. Иначе негодяй поднимет шум. У меня есть неплохая идея.

Унимиец вернулся минут через пять. В правой руке он держал кожаный мешочек, туго набитый деньгами.

Осторожно его развязав, тасконец высыпал содержимое на стол. Чуть дрожащими пальцами меняла медленно отсчитывал монеты.

Остановившись на цифре «тридцать пять», хозяин конторы торжественно объявил:

— Сделка совершена!

— Неужели? — издевательским тоном поинтересовался шотландец. — Остался один немаловажный вопрос: сколько весит золотой дилар?

— Ровно десять граммов, — нервно ответил унимиец, чувствуя подвох.

— Друзья, предлагаю взвесить деньги ростовщика, — произнес Пол.

Землянин подошел к весам, положил монету на чашу и начал выбирать гирьки.

В тот же миг мужчина бросился вперед и попытался толкнуть стол. Его попытка не увенчалась успехом. Саттон оказался быстрее, и клинок меча уперся в грудь тасконца.

Меняла испуганно замер, с ужасом следя за манипуляциями чужаков. Тем временем Стюарт закончил проверку и с притворным удивлением воскликнул:

— Какой ужас! Дилар весит почти на треть меньше положенного. Господин Грант, вы подсунули нам фальшивые деньги. Интересно, как в графстве Порленском поступают с подобными преступниками?

— Отправляют на каторгу, — с трудом выдохнул унимиец.

— Справедливое наказание, — кивнул головой шотландец. — Что же теперь делать? Может позвать солдат?

— Не стоит, — поспешно вымолвил мужчина.

Постепенно он приходил в себя. Только сейчас Макс понял, какую ужасную ошибку допустил.

Перед ним были не простые солдаты, а опытные, много повидавшие путешественники. Вес своего слитка воины прекрасно знали.

Увы, жажда легкой наживы ослепила менялу. Пришла пора платить по счетам.

Можно, конечно, позвать охрану, но ростовщик сомневался в благоприятном исходе схватки. Великолепный меч и отточенные движения указывали на высокий профессионализм незнакомцев. Чужестранцы без труда перебьют бойцов Гранта.

— Что вы хотите? — более спокойным голосом спросил тасконец.

— Справедливости, — улыбнулся Пол. — А именно — сорок девять золотых диларов, девятнадцать серебряных и девятнадцать медных. Один оставишь себе за работу.

— Ваша щедрость не знает границ, — съязвил унимиец.

— Ты сам виноват в случившемся, — вмешался в разговор Крис. — Любой обман имеет разумные пределы. За отсутствие совести людей нередко наказывают. Радуйся, что мы ограничились этим.

Через десять минут группа покинула контору и двинулась к центру города. Карманы путников были набиты деньгами. Они могли позволить себе любую роскошь. Друзья быстро нашли дорогую гостиницу, сняли четыре номера и, оставив там вещи, отправились в ресторан. После убогой деревенской таверны заведение поразило их своим цивилизованным видом. Совершенно иной век. Хрустальные люстры, пластиковые столы с белоснежными скатертями, удобные стулья и великолепная сервировка — все как в журнале на картинке.

Воины даже растерялись. Наемники не знали, как себя здесь вести. Ни земляне, ни оливийцы в светском этикете абсолютно ничего не понимали. Путешественники привыкли к простым, грубоватым условиям жизни. Внешний вид посетителей полностью соответствовал уровню ресторана. По сравнению с шикарными платьями женщин и элегантными костюмами мужчин, аланская форма смотрелась обыденно и убого.

Охранник возле входа попытался остановить невзрачных гостей, но медный дилар легко и непринужденно решил сложную проблему.

Воины устроились за свободным столом и подозвали официанта.

— Чего желаете? — услужливо спросил тасконец, с подозрением косясь на одежду чужаков.

— Лучшего вина и закуски, — вымолвил Пол. — И побыстрее, мы проголодались. Путь был неблизкий…

— Заказ обойдется вам не меньше серебряного дилара, — заметил унимиец.

— Превосходно, — усмехнулся землянин и бросил монету на стол.

Других доказательств кредитоспособности посетителей не требовалось. Официант тотчас исчез.

Мелоун откинулась на спинку стула и негромко произнесла:

— Каковы наши дальнейшие планы?

— Ломать голову не будем, — вставил Саттон, — отдохнем в городе пару декад и начнем поиски Хранителей. Если их нет в Порлене, купим лошадей и двинемся на север. Времени у отряда достаточно.

— Я согласен, — утвердительно кивнул Стюарт. Олан и Рона тоже не возражали. Предложение Криса было принято единогласно.

Вскоре тасконец принес вино, и наемники залпом осушили бокалы.

Их путешествие по Униме пока проходило без серьезных трудностей. Стычка с разбойниками в лесу — лишь досадный эпизод. Воины надеялись, что и в будущем беды минуют группу стороной.


Николай Андреев Наемники ( Звездный взвод — 8) | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 2. ВВЕРХ ПО МИССИНИ