home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Миновало три часа. Владсток давно уже скрылся из вида. В окне дилижанса непрерывно мелькали стволы исполинских деревьев.

Этот маленький городок находился в самых дебрях девственного леса, и не удивительно, что до него никак не могли дотянуть железнодорожные пути.

Не останавливаясь, экипаж на большой скорости проскочил две невзрачные деревеньки. Громкий свист и крики возничего заставляли местных жителей испуганно шарахаться в сторону.

Теперь стало понятно, почему выбор владельца компании пал именно на Пита. Парень прекрасно знал все сложные участки трассы и был настоящим мастером своего дела. Несмотря на глубокие ямы и рытвины, часто встречающиеся на дороге, он ни разу не потерял контроля над лошадьми.

Мелкие неприятности ничуть не смущали наемников. Немного освоившись в салоне дилижанса, друзья приступили к обеду. Сильная тряска путешественникам не мешала. Во время шторма им приходилось питаться в куда более сложных условиях. Утолив голод, де Креньян достал из сумки учебник истории и начал читать его вслух.

Надо отдать должное асканийским авторам и издателям, правду они не скрывали и о трудностях, постигших страну, говорили честно и откровенно. В книге подробно рассказывалась о жизни людей на материке за последние два века. Воины, наконец, получили ответы на все вопросы.

В первых главах давалась краткое описание древней Аскании. Нет, речь не шла о переоценке тех или иных событий. Современные историки даже не пытались обвинить предков в разгильдяйстве и непредусмотрительности.

Об ужасной катастрофе, произошедшей на планете, упоминалось лишь в одном месте. Отказ системы ядерной защиты, блокировка пусковых установок и пультов управления, необъяснимое предательство ученых и военных и зловещая роль Алана.

Никто не сомневался в том, что главным виновником случившейся трагедии является Великий Координатор. Впрочем, составители учебника не оправдывали и глав государств Тасконы. Они сами создали и довели до совершенства машину самоуничтожения. Однако, заострять внимание на прошлом не имело смысла. Былое величие уже не вернешь. Важно было понять, почему именно Аскания сумела сохранить элементы древней инфраструктуры.

На планете существовало три государства-материка. Самым большим и богатым, без сомнения, являлась Аскания. Огромные природные ресурсы, многочисленное население и невероятное расточительство. Местные жители умудрялись совмещать в себе абсолютно противоположные качества.

Испытывая постоянные трудности в экономике, они поражали соседей своей безмерной щедростью и неуемными тратами. Миллионы нищих и обездоленных и горстка купающихся в роскоши богачей. Воровство, взяточничество и коррупция пронизывали все общество. В истории Аскании было немало случаев, когда правитель прямо с трона отправлялся на эшафот. И ведь казнили… Казнили безжалостно.

Удивительный и странный народ! Он мог сегодня носить на руках очередного идола, а завтра несчастный становился изгоем и преступником. Ему отрубали голову исключительно из любви и великодушия.

Удивительное и странное государство! Потоки людской крови не раз омывали улицы его городов. Интриги и перевороты чередовались здесь с десятилетиями жесточайшей тирании.

Иногда хаос и распри бросали страну в бездну отчаяния и смерти. От голода и болезней умирали сотни тысяч граждан, а маги и шарлатаны предрекали конец света. Враги, готовясь к вторжению, уже алчно потирали руки.

Но, преодолевая все невзгоды, Аскания неизменно возрождалась из пепла. И чем глубже она падала, тем выше и стремительнее поднималась вновь.

Необъяснимый парадокс! Для объединения нации оказывалось достаточно одного призыва, одной идеи, одного вождя. Засучив рукава, мужчины и женщины быстро восстанавливали то, что еще совсем недавно разрушали.

Особое место в истории Тасконы занимали войны. И ни к одной из них страна не была готова. Только потерпев несколько чувствительных поражений, Аскания всерьез бралась за дело.

За всю историю цивилизации в столицу государства Петру никогда не входили войска противника. Зато полки Аскании частенько маршировали по Лонлилу и Нордону.

Поверженные Оливия и Унима униженно просили пощады. И что удивительно, всегда ее получали.

Злобы и ненависти к простым людям солдаты не испытывали. Рано или поздно оккупационная армия обязательно возвращалась домой. Правда, не с пустыми руками. И историки это честно признавали.

Перейдя на более высокую ступень развития, страна немного успокоилась. Обладая огромным научным и промышленными потенциалом, она устремилась в космос. Аскания являлась безусловным лидером в данной области. Мощные крейсера, автономные станции, дальние колонии. Отчаянные исследователи и авантюристы не жалели сил ради достижения заветной цели.

Собственная жизнь их ничуть не волновала. Имена смельчаков золотыми буквами вписывались в историю государства.

Впрочем, скандалы по-прежнему то и дело сотрясали страну. Кто-то продал военные секреты маорской колонии, кто-то скрывался на Алане от правосудия, а кто-то проговорился журналистам о целях очередной космической экспедиции.

Нередко видные ученые и политики бежали в более благополучные Униму и Оливию. Эмигрантов привлекала спокойная и размеренная жизнь в этих государствах. Но Аскания быстро восполняла потери. Недостатка в талантах она не испытывала. Молодые амбициозные люди двигали страну к новым высотам.

Все рухнуло в один момент. Могущественная цивилизация, покорявшая звездное пространство, перестало существовать.

Здесь, правда, надо сделать небольшую оговорку. Известие о приближающейся катастрофе местные жители восприняли достаточно спокойно. Подобные угрозы им доводилось слышать не раз. Не спеша, деловито асканийцы начали эвакуацию из крупных городов. Без паникеров и мародеров, конечно, не обошлось, но это неминуемое зло.

Ядерный кошмар потряс материк. Основные исторические и промышленные центры оказались стерты с лица планеты. Государство было разорвано на тысячи обособленных лоскутков. В стране воцарились хаос и смута. Изувеченные, облученные люди блуждали по истерзанной Аскании. Появились банды мутантов и разбойников. В разных частях материка вспыхнули междоусобные войны. Таскона погрузилась во тьму.

Оливия так и не выбралась из эпохи варварства, Унима скатилась к феодализму.

И совсем иначе обстояли дела на Аскании. Благодаря своим гигантским размерам, она пострадала от катастрофы меньше других. Некоторые окраинные районы уцелели почти полностью. Хотя радиоактивных осадков и мутаций избежать, конечно, не удалось.

И вот тут сработал очередной парадокс. То, что всегда являлось слабостью государства, вдруг стало его силой. Привыкшие к бедам и невзгодам асканийцы быстро адаптировались в тяжелых условиях. Люди пережили трудный период и начали восстанавливать страну.

Пунктуальные и рассудительные оливийцы и унимийцы совершенно растерялись, когда рухнул их прежний мир порядка и благоденствия. Они оказались не готовы к суровым испытаниям. Для асканийцев же этот кошмар был лишь одним из многих.

Примерно сорок лет государству понадобилось, чтобы оправиться от удара. Постепенно руины заросли травой, утихла боль утрат. Сохранившие управление провинции страны начали искать пути к сближению. Инициативу взяли на себя два небольших города — Астран на юго-западном побережье и северный Петравск.

В поисках уцелевших населенных пунктов в разные стороны помчались курьеры. Сколько отчаянных парней в тот период погибло на дорогах Аскании, знает только господь бог. Но их жертвы не были напрасными. Уже через пятнадцать лет всю западную часть материка связали надежные магистрали.

Безжалостно уничтожая разбойничьи банды, армейские отряды давали возможность одичавшим племенам влиться в единую семью городов. После долгих споров и сомнений представители уцелевших регионов избрали новой столицей государства Петравск.

Самые серьезные проблемы в стране возникли с мутантами. В Аскании никогда не преследовали людей по национальному или религиозному принципу.

Даже катастрофа не сумела повлиять на мораль общества. Мутантам разрешили жить среди обычных граждан. Единственное и непременное условие — иметь только одного ребенка. Чистота расы превыше личных интересов. Жертвы радиации с пониманием восприняли требование правительства. Ведь в остальных правах они не ущемлялись.

Главной задачей асканийцев теперь стало изучение материка. И вскоре группы исследователей вышли к древней столице страны. Их ждало горькое разочарование. От Петры остались лишь жалкие руины. По решению властей на месте ужасной трагедии возвели скорбный памятник. Каждый год в день катастрофы тысячи паломников отправлялись поклониться праху жертв ядерного безумия.

Тем временем жизнь текла своим чередом. Разгильдяйство и расточительство асканийцев вдруг превратилось в огромное преимущество. И Оливия, и Унима уже давно избавились от стрелкового оружия, заменив его на лазерное. На местных же складах оно пылилось и ржавело десятки лет. У армейского командования не доходили руки до его утилизации. После того, как отказали все электронные системы, автоматы и карабины очень пригодились новому правительству для наведения порядка в стране.

Еще одно удивительное открытие было сделано спустя девяносто лет после апокалипсиса. Возле маленьких отдаленных городков разведывательные отряды наткнулись на заброшенные железнодорожные пути.

Разумное объяснение этому феномену найти трудно. В мире, где царили скоростные электромобили, реактивные самолеты и монорельсовые поезда, узкоколейки выглядели архаично. Но, видно, кто-то опять забыл издать приказ об их демонтаже.

Доисторическая древность стала настоящим подарком для потомков. О такой удаче асканийцы даже не мечтали. Линии железных дорог оказались довольно протяженными и надежными. Поменяв сгнившие шпалы и подновив рельсы, местные жители сразу соединили в единую сеть десятки городов.

Проблему с подвижным составом удалось решить достаточно быстро. На северо-востоке в Челске в старых депо поисковики обнаружили паровозы и вагоны пятисотлетней давности. Когда-то там хотели создать музей транспорта, но средств не хватило, и об идее забыли. Типичная ситуация для Аскании. Инженеры и рабочие восстановили древний хлам, и в девяносто девятом году первый паровоз тронулся в путь. Радостная весть мгновенно облетела всю страну.

Между тем, воинские подразделения все дальше и дальше продвигались на восток. Это были необычайно сложные и опасные экспедиции. Некоторые группы бесследно исчезли в лесных дебрях. Их судьба неизвестна до сих пор. Иногда солдатам приходилось вступать в кровопролитные сражения с хищниками и бандитами.

Армия несла тяжелые потери, но продолжала выполнять поставленную задачу. Число городов новой Аскании постоянно увеличивалось. Во многих населенных пунктах воинов встречали как спасителей. Объединение государства завершилось примерно к сто пятидесятому году. Времена смуты окончательно и бесповоротно ушли в прошлое.

Каждый город вносил свой посильный вклад в возрождение страны. Где-то уцелела научная библиотека, где-то продолжала работать гидроэлектростанция, где-то сохранился металлургический комбинат.

К счастью, совершенно не пострадал конный завод в Печенске. Когда-то животных привезли с Земли и разводили для спортивных скачек и на забаву богатым асканийцам. Иметь с десяток лошадей считалось престижным в древнем государстве.

В условиях разрушенной экономики трудно переценить их значение. Быстрые и выносливые животные выполняли самые разнообразные работы. Особенно они пригодились армии. В восточных и южных провинциях материка до сих пор действовали крупные банды разбойников. Эскадроны кавалеристов загнали преступников в дикие районы, но завершить операцию не сумели. Сил пока не хватало.

Программа по разведению лошадей дала блестящие результаты. Спустя полвека этих прекрасных животных можно было встретить в каждом уголке страны.

Но цивилизация не стояла на месте. С огромной скоростью она двигалась вперед. Железная дорога связывала все новые и новые города, строились тепловые электростанции, типографии, заводы, фабрики.

После долгих мучений, наконец, удалось восстановить банковскую систему. Правительство пустило в оборот старые деньги. Как оказалось, в Петравске хранился весь резервный фонд государства. Для обслуживания изрядно поредевшего населения этого вполне хватало. Отброшенная на несколько столетий назад страна медленно поднималась с колен.

Люди постепенно возвращались к привычной жизни. Дети ходили в школу, бойко торговали магазины, регулярно работал транспорт, а в Кренске открылся первый университет.

Асканийцы не могли построить космические корабли, но необходимые технологии они сохранили. Ученые прогнозировали рост промышленного производства, и единственное, что сдерживало развитие государства это недостаток ресурсов.

Разработка древних месторождений шла с большим трудом. Добыча угля и руды явно не соответствовал потребностям страны. Именно по этой причине основным сырьем для теплоэлектростанций являлись дрова. О восстановлении нефтяных месторождений никто даже не заикался. У местных жителей попросту отсутствовали надежные трубы.

Жак отложил книгу и посмотрел на товарищей. В дилижансе царила необычная тишина. Путешественники долго и задумчиво молчали. То, что не удалось сделать Оливии и Униме, с блеском осуществила Аскания.

— Еще одна славная страница истории, — тихо сказал Аято. — Ценой неимоверных усилий люди сумели возродить свое государство. Это настоящий подвиг! Пройдет лет тридцать, и страна превратится в цветущий сад. И никакие монстры асканийцев не остановят.

— А аланцы? — скептически заметил Стюарт. — Не забывай, именно они повинны в гибели Тасконы. Вряд ли колонизаторов здесь примут с распростертыми объятиями. Для местных жителей аланцы всегда будут олицетворением образа захватчика. Любые, даже самые выгодные, предложения наткнутся на непонимание и неприязнь. Боюсь, полномасштабной войны не избежать.

— Ты не слишком сгущаешь краски? — вымолвила Салан. — Я ненавижу Великого Координатора, но в последнее время его политика сильно изменилась. Автономия для мутантов, торговые отношения с оливийцами, сближение тасконцев с поселенцами… Примеров масса. Аскания превосходно вписывается в новую систему. Произойдет тихая и безболезненная ассимиляция. Она уже идет на других материках…

— Все так, — согласился Храбров. — Однако, на Оливии совсем иные условия. Люди разобщены, разделены и живут в заброшенных городах. О былой цивилизации бедняги знают из старых книг, которые часто воспринимаются как легенды. То и дело на поселения нападают бандиты. Несчастным тасконцам не позавидуешь. И вдруг появляется могущественный и великодушный покровитель…

— Тем более, что слухи об аланцах туманны и расплывчаты, — вставил самурай.

— Правильно, — кивнул головой русич. — А тут бесплатное продовольствие, машины, надежная охрана. От таких благ не отказываются. Да и большого выбора у оливийцев нет. Ситуация с Унимой гораздо сложнее. Вряд ли герцоги и графы добровольно отдадут власть. Дворяне ни за что не согласятся с утратой личных привилегий. Но решить эту проблему несложно. Значительная часть крестьян живет в нищете, и они с радостью устремятся в расставленные сети. Дворцовые перевороты, подкуп, голодные бунты и революции расшатают и без того непрочные устои государств.

— А тем временем поток колонистов захлестнет материк, — догадался Саттон. — Два народа начнут сливаться в один.

— У Аскании же слабых мест нет, — продолжил Олесь. — Нация едина и стремится к общей цели. Ассимиляция для нее — потеря суверенитета. На подобное предательство местное правительство никогда не пойдет. Местные жители прекрасно помнят, что Алан — всего лишь колония Тасконы. Они просто не дадут колонизаторам высадиться. Это будет война на уничтожение. Обладая хорошими транспортными коммуникациями, асканийская армия способна разгромить любой десант.

— А если Алан не станет вторгаться, а предложит восстановить космодромы? — проговорил Белаун. — Существуют разные способы проникновения.

— Будущее трудно прогнозировать, — пожал плечами Храбров. — Взаимоотношения двух держав могут развиваться по абсолютно непредсказуемому сценарию. Однако, легкой прогулки по материку у захватчиков точно не получится.

— Лично я опасаюсь совсем другого, — произнес Пол. — Возникшие трудности с Асканией наверняка развяжут руки реакционным силам Алана. Где гарантия, что они не решатся на новую бомбардировку. Ядерные удары заставят тасконцев пойти на уступки.

— Вряд ли Великий Координатор одобрит такой план, — возразил Вилл. — Очередная катастрофа приведет к серии мощных землетрясений и наводнений. Значительно изменится климат. Пострадает вся планета. Радиоактивные облака достигнут Оливии и Унимы. А там сейчас миллионы колонистов. Начнется паника и массовое бегство.

— Нам остается лишь ждать развития событий, — откликнулся де Креньян. — А пока будем осваивать Асканию самостоятельно. Признаться честно, я заинтригован. Хочется воочию взглянуть на достижения местных жителей. Владсток, к сожалению, слишком провинциален. Кроме того, он долгое время развивался обособленно. Смолск находится в более выгодном положении.

— А куда двинемся дальше? — неожиданно спросил Крис. — Задерживаться в центре провинции опасно. Полицию скоро известят о странных чужаках.

— Справедливо подмечено, — вымолвил Тино. — Для местных властей подобное происшествие — из ряда вон выходящее событие. Дело чести наказать злоумышленников. И не дай бог, нас примут за шпионов с других материков. Тогда к поискам подключатся совсем иные структуры.

На пару минут наемники замолчали.

Англичанин поднял довольно серьезную проблему. До сих пор воины действовали спонтанно, по наитию. Теперь предстояло детально продумать маршрут экспедиции.

— Северное направление, конечно, интереснее, — негромко сказал русич. — Цивилизация там развивается значительно быстрее. Есть варианты для маневра. В любой момент отряд может повернуть на запад или на восток. Но увеличивается и риск. В крупных городах приезжих проверяют гораздо тщательнее. А потому я предлагаю отправиться на юг. Хранители ведь тоже стараются избегать шума и суеты. Это их стиль жизни. Плохо освоенные районы — идеальное место для отшельников.

— Однако, если внимательно посмотреть на карту, то получается, что группа залезает в мешок, — вмешался француз. — Выбраться из него будет нелегко.

— Согласен, — проговорил Олесь, беря атлас из рук маркиза. — Постараемся ошибок не допускать.

Перевернув несколько страниц, Храбров нашел сложный юго-восточный регион страны. Ориентироваться по древней карте было необычайно трудно. Смолск на ней значился, как маленький периферийный городок, а Владсток отсутствовал вовсе. Главные транспортные магистрали Аскании давно перестали существовать, а новые никто, разумеется, в атлас не внес. Тем не менее, кое-какие выводы путешественники сделали.

На южной оконечности материка располагались четыре огромных портовых города. Все они имели тесные связи с Унимой и находились на восточном побережье.

В том, что мегаполисы уничтожены, земляне не сомневались. Зато на западе размещались исключительно небольшие рыбацкие поселки. Только туда современные асканийцы могли протянуть железную дорогу. Если, конечно, трасса достигла столь отдаленных районов.

— Надеюсь, наши поиски увенчаются успехом, — продолжил русич. — Узнав заключительную часть тайны, мы поплывем к Сорго. Это наиболее простой и короткий путь.

— А мне кажется, Жак прав, — произнес шотландец. — На юге отряд попадет в западню. Властям не составит труда перекрыть дорогу назад. Полуостров хоть и велик, но выходов из него немного. Существует и еще одно немаловажное обстоятельство. Данная территория присоединилась совсем недавно. Давайте поразмышляем, чем грозит подобный факт группе. В диких южных лесах свирепствуют бандиты и мутанты. Их дерзкие вылазки будоражат народ и раздражают правительство. А значит, там сосредоточены основные силы армии. При прочесывании нас вполне могут принять за разбойников. Поддельные документы лишь подтвердят подозрения.

— Пожалуй, — кивнул головой японец. — Но ты ничего не сказал о хранителях. А они действительно держатся вдали от людей. Боюсь, о личной безопасности придется забыть. Главное сейчас — найти отшельников.

Спор прекратился сам собой. Де Креньяна и Стюарта никто не поддержал, и воинам не пришлось даже голосовать.

Единственным человеком, не участвовавшим в разговоре, была Николь. Принцессу не посвящали в дела группы, а проявлять излишнее любопытство девушка не хотела. Демонстративно отвернувшись к окну, унимийка всем своим видом показывала, что беспрекословно подчинится любому решению наемников.

Время летело достаточно быстро. Примерно на середине пути возничий остановил экипаж. Легко спрыгнув на землю, Пит громко крикнул пассажирам:

— Привал, господа! Лошадям нужен небольшой отдых. Отправимся примерно через час. Вы пока можете посетить местный трактир. Поверьте на слово, пиво и жаркое здесь отменное.

Воины неторопливо начали выбираться из дилижанса. Разминая затекшие конечности, друзья с любопытством осматривались по сторонам. Маленький прекрасный уголок рая. На севере сплошной стеной стояли высокие стройные деревья с толстыми темно-коричневыми стволами и густой развесистой кроной. Лучи Сириуса с трудом достигали поверхности, где росла шелковистая стелющаяся синевато-зеленая трава.

На юге от девственных дебрей располагалась огромная, усыпанная ярко-красными цветами, поляна. А сразу за ней раскинулось изумительное по красоте голубое озеро. Оно оказалось довольно большим и уходило практически за горизонт. Возле берега рос невысокий кустарник, на ветвях которого виднелись оранжевые плоды продолговатой формы.

Чуть в стороне находился аккуратный двухэтажный деревянный дом с просторной открытой террасой.

Возле трактира на скамейке сидели две девочки и с аппетитом поглощали спелые янтарные фрукты. Возничие быстро распрягли лошадей и повели животных к озеру.

— Опять лакомитесь? — с улыбкой сказал Пит, обращаясь к малышкам. — Растолстеете — не возьму вас в жены.

Девчушки прыснули от смеха и побежали в дом. Вскоре на пороге появился красивый статный мужчина лет тридцати пяти. На нем были широкие штаны, светлая рубашка и расстегнутая наполовину жилетка. В руках тасконец держал часы с цепочкой.

— Ты в необычное время, Пит, — удивленно вымолвил хозяин заведения. — Экипаж Кира проехал совсем недавно. Неужели во Владстоке что-то случилось?

— Нет, — отрицательно покачал головой юноша. — Странные и очень богатые клиенты. Я не знаю их пристрастий, но у тебя есть шанс неплохо заработать.

Между тем, отряд разделился. Женщины, Олан и Крис направились к плодовым кустарникам. Таких ягод они раньше никогда не видели. Наемников же гораздо больше привлекало пиво.

— Добро пожаловать, господа, — подчеркнуто вежливо произнес мужчина. — Меня зовут Алекс Ловаль. Я и моя семья всегда рады гостям. Комнаты для отдыха, горячий обед, освежающие напитки… Могу даже организовать прогулку по озеру. Есть несколько отличных лодок. Хорошую рыбалку, правда, не обещаю, сезон уже закончился.

— А вы не боитесь стать добычей каких-нибудь кровожадных тварей? — спросил Тино. — В подобных водоемах часто водятся гигантские монстры.

— Озеро совершенно безопасно, — улыбнулся асканиец. — Из него вытекают две реки, и обе впадают в океан. Основное пополнение водой идет за счет подземных источников. Кроме того, радиация здесь почти не превышает норму. Я живу между Владстоком и Смолском шестой год и ни разу не сталкивался с крупными хищниками. Это на севере реки берут начало в Центральном горном массиве, некогда сильно зараженном. И там действительно встречаются чудовищные существа. Поверьте, мне довелось немало попутешествовать… В качестве доказательства тасконец продемонстрировал свою правую руку, а сказать точнее, то, что от нее осталось. На кисти было лишь два пальца, но и они не действовали. Длинный рукав рубашки скрывал уродство мужчины.

— Хочу вас огорчить, — проговорил самурай. — В лесу, неподалеку от Владстока, мы наткнулись на стаю лусков. Группа уничтожила мерзких тварей, но сколько еще монстров бродит по дебрям — неизвестно.

— Невелика беда, — с равнодушным видом вымолвил Ловаль. — Луски не любят густые чащи. В лес их загоняет какая-нибудь опасность. Так бывает всегда, когда жгут степи. Но стоит огню отступить, и хищники тут же возвращаются на равнину. Впрочем, хватит о мутациях. Что будете заказывать?

— Нам хвалили жаркое и пиво, — вставил шотландец.

— Пиво немедленно, а мясо придется подождать, — ответил Алекс, покидая воинов.

Друзья прошли на террасу и уселись за массивный деревянный стол. Отсюда превосходно просматривалась вся поляна. Пит поил лошадей, не давая им сильно остынуть. Путь до Смолска предстоял неблизкий.

Метров в двадцати от возничего, расположившись на берегу, женщины с наслаждением ели сочные ягоды. Присоединяться к товарищам они не собирались. Со стороны могло показаться, что эти люди абсолютно не знакомы друг с другом.

Вскоре хозяин вернулся с большим подносом, на котором стояли наполненные до краев кружки с пивом. Напиток оказался темно-коричневатого цвета с густой плотной пеной. Стюарт сделал пару глотков и одобрительно кивнул головой. Утолив жажду, Пол произнес:

— Великолепно. У пива особый терпкий привкус, чувствуется хорошая, выдержка. Не подскажете рецепт, господин Ловаль?

— Нет, — рассмеялся асканиец. — Это семейная тайна. Она передается по наследству. Мой отец всегда хотел, чтобы я открыл пивоваренный завод, но его строптивый отпрыск избрал иную стезю… Впрочем, все к лучшему.

— Вы совершенно правы, — заметил де Креньян. — Разве могли бы мы сейчас наслаждаться столь божественным напитком, если бы судьба не занесла нас сюда.

— Наш друг любит пофилософствовать… — начал Стюарт, но замер на полуслове.

В дверях трактира стояла невысокая, но очень красивая женщина. Ровный, миловидный овал лица, маленький аккуратный носик, приятный румянец на щеках и огромные серые глаза с невероятно длинными ресницами. Пышные светлые волосы тасконки были собраны на затылке в тугой узел.

— Угощайтесь, господа, — с очаровательной улыбкой на устах вымолвила асканийка.

Она подала на стол отбивные с овощами и густой красноватый соус. По террасе потянулся ароматный запах пищи. Позади женщины, скрываясь за ее широким платьем, расположились девочки. Малышки с любопытством рассматривали посетителей, но из-за матери не выходили.

Стоило путешественникам приступить к еде, как хозяин, и его жена тотчас удалились. Они не собирались мешать гостям отдыхать.

Данный факт указывал на хорошее воспитание асканийцев. Определенные правила поведения в местном обществе соблюдались неукоснительно.

Рассказывать о качестве блюд вряд ли имеет смысл. Словами вкус не передашь. Во всяком случае, хвалебные рекомендации возничего полностью соответствовали действительности.

Между тем, Пит с помощником начали запрягать лошадей. Храбров невольно взглянул на часы. Минуло чуть более сорока минут. Кучер оказался необычайно точен. Желание заработать приличную премию подгоняло тасконца.

— Хозяин, — громко выкрикнул Жак. — Рассчитайте нас.

— Это несложно, — проговорил появившийся на пороге Алекс. — Две порции стоят один руд. Вас шестеро — значит, три руда.

— Отлично, — кивнул головой Олесь, оставляя деньги на столе.

Воины дружно встали и не спеша направились к дилижансу. Группа Саттона тоже двинулась к экипажу. Неожиданно сзади раздался голос Ловаля.

— Господа…

Наемники обернулись и удивленно посмотрели на асканийца. С ироничной усмешкой на губах мужчина произнес:

— Я не знаю, кто вы такие. Да и не мое это дело. Однако, хочу предупредить. Конспираторы из вас — никудышные. Не надо постоянно держать руки на сумках. Любой агент службы контрразведки без труда заподозрит, что в них спрятано оружие. Судя по размерам — автоматы. Ведите себя более естественно, научитесь не оглядываться по сторонам. Ваша настороженность бросается в глаза. Дорогая одежда никого не введет в заблуждение. Смолск — не Владсток. Подозрительные субъекты там сразу привлекут внимание полиции. Да еще этот дурацкий акцент…

Изумлению путешественников не было предела.

Они стояли словно голые. Алекс буквально разобрал их по косточкам. То, что так тщательно скрывалось, оказалось бесцеремонно вывернуто наружу. Воины растерянно топтались на месте.

Странно, но первым не выдержал напряжения властелин. Сжав руки в кулаки, Карс двинулся на тасконца. По всей видимости, мутант решил убрать опасного свидетеля. Останавливать оливийца наемники не собирались.

— Глупый поступок, — с потрясающим хладнокровием заметил Ловаль. — Если бы я хотел донести, то сделал бы это тихо. Бравада в подобных случаях неуместна. Моя помощь абсолютно бескорыстна. В вашем гиганте мутант чувствуется за километр. Это видно по походке, по структуре тела, по жестам. У меня большой опыт в данном вопросе. Хотя я так и не сумел определить, к какому типу он относится. Довольно странный и необычный вид. Впрочем, южные районы — сплошное белое пятно.

Асканиец пристально взглянул на властелина и продолжил:

— Для лучшей конспирации я бы посоветовал ему носить рубашку навыпуск, ходить прямо и купить шляпу поскромнее. Лицо — не самый характерный признак, а вот широкие поля всегда настораживают постовых. Особенно если они не видят глаз человека.

Карс остановился словно вкопанный. Не зная что предпринять, оливиец недоуменно смотрел на товарищей. Постепенно путешественники приходили в себя.

Алекс стоял, широко расставив ноги, держа левую руку за спиной. Без сомнения в ней оружие. Тасконец очень умен и готов к любому повороту событий. Его жена и дети наверняка уже скрылись в лесу.

— Почему вы нам помогаете? — вымолвил Храбров.

— Не знаю, — пожал плечами Ловаль. — Мне всегда нравились смелые и честные люди. Этот мир устроен далеко не блестяще. В нем немало мерзавцев и предателей, карьеристов и казнокрадов. Но вы к их числу не относитесь. Группу окружает удивительный ореол таинственности и теплоты. Чутье меня еще никогда не подводило.

— А если мы бандиты или того хуже — лазутчики вражеской страны? — задал провокационный вопрос Аято. — Неужели вы не патриот? Ведь наша миссия может нанести Аскании непоправимый вред.

Хозяин трактира на мгновение задумался. Поправив изуродованной кистью волосы, Алекс снисходительно улыбнулся и сказал:

— Первое я отметаю сразу. Убийцы и грабители никогда не залезут в такую дыру, как Владсток. Поживиться здесь нечем. Безрассудный и неоправданный риск. Кроме того, я видел немало негодяев. Не та порода. У вас слишком прямой и открытый взгляд. А вот мысль о шпионаже очень интересная. Если допустить столь невероятный факт — все сразу становится на свои места. И акцент, и новая, с иголочки, одежда, и спрятанное в сумках оружие.

Тасконец невольно рассмеялся. Это еще больше сбило наемников с толку.

— Вы довольно проницательны, — продолжил после паузы Ловаль. — За Родину я действительно отдам жизнь без колебаний. Но в мире существуют и общечеловеческие ценности. О них тоже не стоит забывать. Рано или поздно Алан обязательно вторгнется на планету. Великий Координатор два века ждет удобного случая. Откуда же вы прибыли? Из Оливии? Нет… Маловероятно… Скорее из Унимы. Там такая же разруха?

— Гораздо хуже, — честно признался самурай. — Этот материк теперь не представляет угрозы для Аскании.

— Значит, Алан, — грустно проговорил Алекс. — Но почему в отряде мутант? Неужели и на колониях была война?

— Нет, — отрицательно покачал головой Тино. — Просто мы кое-что не поделили с командованием экспедиционного корпуса. Разошлись во мнениях по ряду важных вопросов. С тех пор путешествуем…

— Понятно, — произнес тасконец. — А теперь слушайте меня внимательно. На первый взгляд Аскания производит впечатление благословенного рая. Особенно в маленьких городах. Но это глубочайшее заблуждение. В верхних эшелонах власти идет невидимая для народа жестокая борьба. Противников трое: светская администрация, армия и служба контрразведки. Особенно опасайтесь последних. Первые хоть как-то придерживаются закона.

— Вы не очень-то лестно отзываетесь о силовых ведомствах, — заметил Пол.

— На то есть основания, — вымолвил Ловаль. — В контрразведке работают опытные сотрудники, и в средствах они не стесняются. Тайная служба проникла во все сферы деятельности общества и везде имеет своих людей. Особенно это касается центральных и южных провинций. Как только услышите имя полковника Ила Беркса, бегите без оглядки. Чрезвычайно опасный человек. Если вцепится, то никогда не разомкнет зубов. А теперь прощайте. Лошади запряжены…

Алекс резко развернулся и исчез за дверью трактира. Посмотрев на друзей, Карс взволнованно уточнил:

— Что будем делать? Он может нас выдать.

— Не думаю, — спокойно отреагировал японец. — Какой смысл тогда раскрывать карты? Трудно сказать, что движет Ловалем, но его советы необычайно ценны. И лично я собираюсь им последовать.

Аято развернулся и неторопливо двинулся к дилижансу. Вслед за самураем направились и остальные путешественники. На душе было тревожно.

Разговор с асканийцем получился чересчур откровенным. Странная, трудно объяснимая встреча. Однако, ситуацию уже не изменишь. Теперь придется уповать лишь на великодушие фортуны.

Тино остановился возле экипажа и, хлопнув возничего по плечу, с равнодушным видом проговорил:

— Необычный человек этот Ловаль. Живет вдали от людей, хотя впечатление затворника не производит. Говорит загадками. Новость о лусках воспринял абсолютно спокойно.

— Алекса трудно напугать, — согласился Пит. — Сразу чувствуется — в жизни он повидал немало. Во Владстоке о нем почти ничего не известно…

— Неужели нет даже слухов? — удивился японец.

— Лет пять назад полицейское управление проводило проверку, — почесав затылок, произнес тасконец. — Но меня тогда подобные вещи не интересовали. Да и память иногда подводит…

— Хитрец, — улыбнулся Аято и подбросил вверх монету достоинством в один руд.

Парень ловко ее поймал и тотчас заметил:

— Вы очень щедры. Приятно иметь дело с богатыми клиентами. А главное, память сразу работает гораздо лучше. Алекс Ловаль родился в городе Челенск в центральной Аскании. Его отец довольно крупный торговец. Однако, отношения с сыном не сложились. Мальчик не хотел всю жизнь прозябать в провинции. Когда Алексу исполнилось двенадцать, он убежал из дома. Где Ловаль скитался девять лет, никто не знает. Ни в одном досье точных сведений нет.

— Где же молодой человек объявился? — спросил самурай.

— В Астране, — вымолвил возничий. — И, между Прочим, сразу записался в поисковый отряд службы Контрразведки. Десятки опасных экспедиций, жестокие схватки с монстрами и бандами разбойников. Характеризовался чрезвычайно положительно. Не раз был на волосок от смерти. После ранения его перевели с боевой службы в аппарат управления. Но там Алекс нажил себе много врагов и вскоре подал в отставку. Именно тогда Ловаль и поселился у озера.

— Исчерпывающая информация, — удовлетворенно сказал Тино. — Откуда тебе все это известно? Вряд ли данные сведения печатали в газетах.

— Владсток — город маленький, — рассмеялся Пит. — В нем даже полицейские не держат язык за зубами. А что знает жена служителя порядка, то знает и вся округа. Я лишь запоминаю услышанное. Иногда, как, например, сегодня, это приносит неплохой доход.

— Молодец, — похвалил тасконца де Креньян. — Ты нигде не пропадешь.

— Само собой, — взбираясь на козлы, произнес возничий. — Я хочу быть похожим на Алекса. Пару лет назад из тюрьмы в Смолске бежали три преступника. Видимо, они намеревались укрыться в непроходимых лесах Владстока. Захватили в городе повозку и устремились на восток. Доехали бандиты только до трактира. Когда прибыл полицейский патруль, мерзавцы были уже мертвы. Подробности неизвестны, но оружие Ловаль не применял.

Через пять минут дилижанс тронулся в путь. Подстегивая лошадей, Пит гнал экипаж в Смолск.

Молчаливо глядя в окно, Храбров размышлял о хозяине придорожного заведения. Странный таинственный человек. Добродушное лицо, открытая улыбка, прямой честный взгляд. Но за мягкой приятной внешностью скрывался твердый прагматичный характер.

Возле трактира асканиец словно читал мысли гостей.

Проницательность Алекса вызывала восхищение.

По нескольким незначительным фактам тасконец сумел вывести логически верную цепочку. Ловаль предугадывал каждый шаг землян. Вопрос в том, кто он — друг или враг?

Возничие отчаянно гнали коней, но к назначенному сроку все же не успели.

Дилижанс подъехал к городу только через одиннадцать часов, когда уже окончательно стемнело. На крыше экипажа горели два сигнальных факела. Лес внезапно оборвался, и Пит громко воскликнул:

— Смолск!

Воины невольно бросились к окнам. Увиденное зрелище ошеломляло и завораживало. Город светился тысячами огней. После темных и мрачных крепостей Унимы это производило неизгладимое впечатление.

Между тем дилижанс свернул с грунтовой дороги на древнее бетонное шоссе. Неожиданно в ночной темноте раздался грозный окрик:

— Стой!

Асканийцы тотчас натянули вожжи. Разгоряченные скачкой лошади остановились не сразу. Сзади послышался учащенный топот копыт. Судя по звуку, экипаж догоняли четверо.

— Куда так несешься, лихач проклятый! — послышался тот же голос. — Распоряжений, что ли, не читаешь? Хочешь в тюрьму отправиться? Сколько людей загубили подобные негодяи…

— Ради бога, простите, — взмолился тасконец. — Ночь на дворе, вот мы и спешим. А в городе я бы наверняка попридержал коней. Зачем мне прохожих топтать. Я же не изверг…

— Хватит болтать, — оборвал Пита полицейский. — Откуда едете?

— Из Владстока, — без промедления ответил кучер.

На некоторое время воцарилась тишина. Асканиец спешился и неторопливо подошел к задней двери дилижанса. Открыв ее, он осветил салон экипажа электрическим фонариком.

— Добрый вечер, господа, — вежливо произнес патрульный с сержантскими нашивками на рукаве. — Извините за беспокойство, обычная проверка документов.

— Никаких проблем, — спокойно сказал Жак. — Служба есть служба.

Француз извлек из кармана удостоверение личности и протянул его тасконцу. Бросив небрежный взгляд на документ, полицейский внимательно рассматривал пассажиров. На секунду луч фонаря задержался на Карсе. В тот же миг Николь томным голосом проговорила:

— Офицер, я никак не могу найти свою сумочку. Тут такая теснота. Да и вы еще светите прямо в лицо…

— Прошу прощения, — стушевался асканиец.

— Макс, брось ты это пустое занятие, — вымолвил второй патрульный. — Все равно ничего не найдешь. Владсток — тихий провинциальный городишко. Поехали. У нас много более важных дел.

Вернув удостоверения де Креньяну, тасконец четко козырнул.

— Счастливого пути, господа. Будьте осторожны на улицах. Смолск — не Владсток. Здесь часто по ночам нападают на прохожих. Ничего не поделаешь — центральный город провинции.

Минуты через две послышался удаляющийся стук копыт. Пит прикрикнул на лошадей, щелкнул кнутом, и дилижанс двинулся дальше.

Через четверть часа экипаж въехал в Смолск. Яркий свет тотчас разорвал мглу ночи. По обе стороны улицы стояли бетонные столбы с электрическими лампами большой мощности.

С нескрываемым любопытством путники разглядывали город. А он действительно сильно отличался от Владстока.

Плановая застройка делила Смолск на одинаковые, очень похожие друг на друга, кварталы. Вдоль дороги тянулся длинный ряд аккуратных четырехэтажных каменных зданий. Несмотря на поздний час, на улицах было довольно много людей. Кто-то неторопливо прогуливался перед сном, кто-то спешил за карточный стол, а кто-то тащился в ночной кабак, чтобы залить вином плохое настроение.

Наряды горожан поражали своей пестротой и разнообразием. Строгие костюмы, узкие комбинезоны, широкие шаровары и даже шорты. Впрочем, мужчинам ни за что не угнаться за женщинами. Асканийки и раньше редко придерживались одного стиля, а сейчас и вовсе не обращали внимания на моду. Пышные платья, брючные костюмы, жакеты, блузы, свитера, длинные и короткие юбки. Перечислять можно до бесконечности.

Тем не менее, расслоение местного общества по материальному достатку сразу бросалось в глаза. У богатых походка вальяжная, расслабленная, взгляд чуть свысока. Руки заложены за спину. Бедные тасконцы, наоборот, торопятся, суетятся, постоянно смотрят себе под ноги. Не дай бог столкнуться с каким-нибудь важным господином.

Иногда в толпе попадались люди, не относящиеся ни к первой, ни ко второй категории.

Изгои. Калеки, нищие, мутанты-уроды. С обреченным видом они брели в неизвестном направлении или молча сидели, прислонившись к стене дома, в ожидании жалкого подаяния. К сожалению, Аскания действительно не была раем.

Мимо дилижанса то и дело проезжали экипажи и одиночные всадники. А однажды Крис заметил на перекрестке старый электромобиль. Выглядел он не блестяще, но ездил неплохо. Значит, местные ученые наладили зарядку аккумуляторов и заменили электронные схемы более простыми и надежными системами управления. Факт немаловажный.

Между тем, дилижанс остановился. Спрыгнув на землю и открыв правую дверь, Пит громко произнес:

— Приехали, господа.

Взглянув на часы, Аято извлек из кармана монету в один руд и вложил ее в ладонь кучера.

— Это за усердие, — вымолвил японец. — Ты сделал все, что мог. А теперь посоветуй, где лучше поселиться. Я впервые в Смолске.

— Удивительные вы люди, — улыбнулся тасконец. — Появились во Владстоке, словно с неба упали. Ничего не знаете, нигде не бывали…

— Мы пришли с севера, — пояснил Олесь. — Исследовали древние леса. Работа опасная, но хорошо оплачиваемая.

— О, да, — согласился парень. — В средствах вы не стеснены. А потому… Примерно в ста метрах отсюда, прямо по улице, находится гостиница «Континент». Там великолепные номера и хорошая кухня. Если хотите что-то попроще, идите по проспекту Справедливости. Это первый перекресток налево. Через два квартала найдете гостиницу «Транзит». В ней часто останавливаются состоятельные путешественники. Она расположена неподалеку от железнодорожного вокзала.

— Спасибо за помощь, — поблагодарил возничего Тино. — Дальше мы сориентируемся сами.

Пит вскочил на козлы, и вскоре экипаж скрылся из виду.

— Слишком любопытный малый, — задумчиво проговорил Стюарт. — А главное, не в меру болтлив. Парень может создать нам серьезные проблемы.

— Ты чересчур подозрителен, — откликнулась Рона. — Обычный общительный молодой человек. Не стоит даже обращать внимание на подобные мелочи. Тем более, что скоро Владсток забьет тревогу, и здесь начнется настоящий переполох. Надо просто побыстрее убраться отсюда.

— Хорошо подмечено, — поддержал гетеру Саттон. — Но прежде я хочу выспаться. Одиннадцатичасовая дорога изрядно меня вымотала. Плотный ужин тоже не помешает. Вряд ли поезда проходят через Смолск ночью…

— Сделаем следующим образом, — вмешался Тино. — Я, Олесь, Пол и Карс отправимся в «Транзит». Остальные разместятся в «Континенте». Мы узнаем расписание поездов и в случае необходимости вернемся за вами. Если никто не придет — встреча на вокзале завтра в десять часов утра. Толпой собираться не будем, достаточно одного человека от группы.

— Логично, — усмехнулся Жак. — Но лично я не очень устал, а потому в «Континент» не пойду. Мы с Линдой и Биллом, пожалуй, прогуляемся. Смолск — город большой, и его ночная жизнь довольна интересна. Ну, а по пути присмотрим и место для ночлега.

— Согласен, — утвердительно кивнул головой самурай.

Спустя пару минут отряд разделился. Воины неторопливо двинулись в разные стороны. Внешне они ничем не отличались от асканийцев и старались держаться как можно естественнее. Бесцельно блуждающих по улицам обывателей здесь немало.


Глава 8 ВЛАДСТОК | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 10 ИЛ БЕРКС