home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5. ИСПОВЕДЬ СЕРЖАНТА

Поезд ехал по отдаленным, плохо освоенным местам. Населенные пункты попадались все реже и реже. Городки, в которых останавливался состав, были очень похожи на временные лагеря переселенцев. Возле железной дороги стояли маленькие деревянные дома, огороженные высоким бревенчатым частоколом. На вышках по периметру несли службу вооруженные часовые. Стычки с бандитами здесь случались достаточно часто.

Доставалось асканийцам и от диких животных. Кровожадные твари не брезговали человечиной и регулярно нападали на лесорубов, пастухов и путешественников.

Провести масштабную операцию по зачистке территории у армии пока не хватало сил. А потому примерно через сорок часов после Кинска к поезду прицепили дополнительный вагон. В нем расположился взвод охраны. Солдаты тотчас рассредоточились по составу. Ведь не исключено, что и среди пассажиров есть преступники.

Сделав соответствующие выводы из допущенных ошибок, путешественники теперь на каждой станции разбредались по разным вагонам. Смерть полковника Беркса значительно облегчила им жизнь, но меры предосторожности нужно соблюдать в любом случае. Бесцельное блуждание по поезду иногда давало неожиданные результаты. Воины заводили знакомство с довольно интересными, колоритными личностями.

Больше всех повезло Саттону. В вагоне-ресторане Крис сел за один столик с профессором истории астранского университета. Пожилой мужчина решил лично взглянуть на руины южных городов, так сказать, совместить теорию с практикой. Для наемников он являлся бесценным источником информации. Господин Лендс мог часами говорить о своей работе.

В юношеские годы тасконец участвовал во многих археологических экспедициях. Не раз попадал в серьезные передряги, но ради сделанных открытий стоило рисковать. Например, в городе Браст ученые обнаружили странный тоннель. Огромная протяженность, сложное инженерное решение, и везде следы пребывания людей.

Казалось бы, ничего особенного. Вещи, инструменты, оружие двухвековой давности никого в стране не удивляли. Несмотря на длительные и тщательные поиски, ведущиеся в течение последнего столетия, асканийцы продолжали находить подземные склады, базы и даже заводы. Каждый подобный успех приносил археологу деньги и славу. Ежегодно тысячи добровольцев отправлялись на поиски раритетов. На «черном» рынке стоимость древних реликвий достигала астрономических величин.

Впрочем, ценности, извлеченные из земли, обильно оплачивались кровью. Лендс упомянул об одной экспедиции лет двадцать назад, которую луски полностью уничтожили. Маленькие кровожадные чудовища сожрали всех людей до единого. Но пора вернуться к загадочному тоннелю. Профессор считал, что им постоянно кто-то пользовался. Следы были совсем свежими. Судя по отпечаткам ног на каменном полу, здесь двигались двое мужчин и женщина. Но куда? Этот вопрос оставался без ответа.

Подземное сооружение оказалось совершенно пустым и потому большого интереса у ученых не вызвало. Группа уже собиралась покинуть злополучное место, когда в голову Лендса пришла интересная мысль. Историк предложил обследовать стену там, где заканчивались следы. После долгих споров поисковики приступили к работе. Успех не заставил себя ждать. Кирки практически сразу наткнулись на металлическую преграду. Каменное напыление служило отличной маскировкой. Они стояли на пороге сенсации.

Все рухнуло в один момент. Расчистив проход, старатели добрались до основания бронированной двери. Еще немного, и в дело вступят новейшие резаки…

Тот страшный день забыть невозможно. Лендс находился на поверхности и писал отчет об экспедиции. Неожиданно послышался какой-то шум. Выйдя из палатки, тасконец направился к тоннелю. Навстречу ему выбежал испуганный рабочий. По лицу бедняги текла кровь. Мужчина что-то кричал и отчаянно размахивал руками. Спустя пару секунд раздался ужасный взрыв. Ударная волна с огромной силой отбросила асканийцев в сторону.

Когда ученый поднялся, то увидел в земле гигантский провал. Древнее сооружение перестало существовать. Двадцать человек были погребены под многометровой толщей грунта. Лендс бросился к раненому. Мужчина умирал. В последний раз разжав губы, несчастный прошептал: «гермошлемы… лазеры… напали…».

Вскоре возле места трагедии собрались уцелевшие члены экспедиции. Люди не могли поверить, что их товарищи погибли. Некоторые даже пытались начать раскопки. Напрасная затея. Взрыв надежно похоронил улики преступления. Исследования пришлось прекратить.

С тех пор минуло больше тридцати лет. Однако предсмертные слова рабочего профессор прекрасно помнил. К сожалению, слушать его никто не захотел. Согласно официальному заключению комиссии металлическая дверь вела к древнему хранилищу горюче-смазочных материалов. Часть емкостей от времени дала течь. Использование резака привело к воспламенению конденсата. Роковая случайность.

Самое странное, что ни до, ни после того случая, тасконцы подобных хранилищ не находили. Лендс перелистал массу технической литературы, консультировался со специалистами. Все лишь недоуменно пожимали плечами. Вывод, сделанный экспертами, не выдерживал никакой критики. Высокопоставленные чиновники явно пытались скрыть от общественности произошедший инцидент. О маскировке двери и входа в тоннель в докладе не было ни строчки.

Спустя два года ученый попытался вернуться в тот район. Он подготовил группу, собрал деньги, приобрел необходимую технику, но в последний момент столичное начальство запретило экспедицию. Причиной такого решения стала вспышка опасного инфекционного заболевания в ряде населенных пунктов. В зону карантина никого не пускали. Лендс мог и подождать, однако банки, финансирующие поиски, неожиданно расторгли договор. Без сомнения, на них надавили. Настырного историка просто не хотели подпускать к древним руинам.

Но ученый не привык сдаваться и избрал другой путь. Асканиец перестал заниматься практической работой и отправился в архивы и библиотеки. Лендс тщательно, скрупулезно перебирал документы двухвековой давности. Его интересовало все: газетные и журнальные вырезки, справочники по строительству, военные уставы и даже частная переписка. Сутками, декадами, месяцами историк не выходил на свежий воздух. Признаться честно, навязчивая идея едва не довела ученого до безумия. К счастью, тасконец вовремя встретил умную и понимающую женщину.

Медовый месяц молодожены провели не в дорогой гостинице где-нибудь на побережье, а в очередном архиве. Работать вдвоем оказалось гораздо легче. И вот на шестой год удача, наконец, улыбнулась Лендсу. Он наткнулся на маленькую статью в одной дешевой газетенке. Какой-то журналист описывал ситуацию в стране за несколько дней до катастрофы.

О строительстве гигантского звездного флота люди уже знали. Сохранить этот секрет в Аскании не удалось. Об эвакуации видных ученых и членов их семей тоже догадывались. Все понимали — количество мест на кораблях строго ограничено. Пытаясь спастись, граждане в панике покидали крупные города.

Но тут стало происходить нечто странное. Начали бесследно исчезать целые научно-исследовательские институты, коллективы заводов, персоналы военных баз и лабораторий. Удивительно быстро опустели склады со стальным прокатом и цветными металлами. Куда-то делись строители и проектировщики. А ведь в услугах каменщиков и бетонщиков в космосе никто не нуждался. Вывод напрашивался сам собой — где-то возводились огромные надежные убежища и укрытия.

Проанализировав полученные сведения, профессор вдруг отчетливо осознал, что существует еще одна Таскона. Тысячи, миллионы людей сумели спрятаться от ядерного безумия глубоко под землей. Выйти на поверхность сразу после катастрофы они не смогли или не захотели. Для них прежняя Аскания больше не существовала. Разрушенные города, сожженные поля и леса, гигантские зоны радиоактивного заражения. Новый неведомый мир был куда привлекательнее.

Прошли годы, десятилетия… Постепенно страна поднималась из руин. Судьба уцелевших людей наверняка волновала тех, кто укрылся. Не исключено, что они даже помогали государству возрождаться. Некоторые факты явно указывали на это. Известные инженеры, изобретатели и ученые сразу после осуществления своего проекта вдруг уходили в тень, а затем и вовсе пропадали из виду. Подозрительные совпадения.

Лендс не сомневался, что тоннели являются частью глобальной системы подземных коммуникаций. По ним разведчики проникали в новую Асканию. Главная цель — ускорить развитие страны. В то же время раскрывать свой секрет эти люди не торопились. В случае утечки информации их служба безопасности в средствах не церемонилась. Много лет назад профессор нашел дверь, ведущую в иной мир. Разумеется, его туда не пустили.

Впрочем, в упрямстве ученому не откажешь. Тасконец решил пойти другим путем. На огромных просторах Аскании таких проходов сотни. Почему бы ни воспользоваться ими? Стараясь избавиться от контроля со стороны властей, Лендс отправился на юг. Здесь гораздо больше шансов на успех. Странное стечение обстоятельств. Пожилой профессор действовал в одиночку и нуждался в помощниках, а воинам требовался хорошо осведомленный проводник.

Состав неторопливо двигался к Конингару. Постепенно железная дорога забирала ближе к западу. На востоке показалась высокая горная гряда, сплошь поросшая густым диковинным лесом. По ту сторону перевала когда-то располагались крупнейшие портовые города Аскании. Они подверглись массированному ядерному удару, и на близлежащие окрестности обрушились миллионы тонн радиоактивного пепла и пыли. Начались невероятные непредсказуемые мутации. Деревья выросли до исполинских размеров, а маленькие хищники превратились в ужасных кровожадных монстров.

Никто из пассажиров поезда с мерзкими тварями не сталкивался, но слухи распространялись стремительно. В любой компании всегда находился человек, который красочно описывал душераздирающие сцены, особо заостряя внимание на зубах, когтях и челюстях чудовищ. Мужчины, как правило, слушали подобные рассказы со скептическими улыбками, зато молоденькие девушки и пожилые дамы охали от страха и невольно поглядывали в окно.

Выудить что-нибудь ценное из этой болтовни было невозможно, а читать газеты и журналы земляне и сами умели. Наемников интересовали только точные сведения. Хранители предпочитают уединенные места и стараются держаться подальше от людей. А потому преодолевать горы группе, скорее всего, придется.

К сожалению, карты, приобретенные во Владстоке, мало соответствовали действительности. Ни Аято, ни Храбров, ни Белаун так и не сумели сориентироваться. Окружающая местность слишком сильно изменилась за последние два века. В конце концов, русич решил рискнуть и получить информацию из первых уст.

Взвод солдат, охранявший поезд, возглавлял немолодой сержант с тремя нашивками за выслугу лет на рукаве. Судя по глубокому шраму на левой щеке, он не раз участвовал в боевых операциях.

Улучив момент, когда асканиец остался один, Олесь вежливо к нему обратился:

— Господин сержант, не могли бы вы мне помочь?

— Смотря в чем, — без малейших интонаций в голосе вымолвил военный.

После короткой паузы тасконец оценивающе взглянул на Храброва. По внешнему виду землянин напоминал либо торговца, либо обеспеченного переселенца.

Должного впечатления на сержанта русич не произвел, и на устах мужчины появилась снисходительная усмешка.

— Видите ли, — начал Олесь. — Я и мои друзья занимаемся изучением древней истории. Несколько месяцев назад мы обнаружили в архивах очень интересные документы. В них утверждается о том, что в южных горах когда-то находились секретные заводы. Они располагались глубоко под землей и во время катастрофы наверняка не пострадали. В цехах и на складах сохранилось оборудование и готовая продукция. Представьте, если нам удастся найти электромобили, лазерное оружие или даже ракетные двигатели. Это открытие станет настоящей сенсацией!

Храбров говорил торжественно, с пафосом, убеждая и себя, и асканийца. Однако на лице сержанта не дрогнул ни один мускул. Очередной бред сумасшедшего ученого. Подобных безумцев он в своей жизни встречал немало. Ничем хорошим такие походы не заканчивались.

— И у вас есть разрешение на экспедицию? — бесстрастно поинтересовался охранник.

— Да, — не моргнув глазом, солгал русич. — Нам должны передать его в Конингаре. Агент уже произвел закупку продовольствия, снаряжения и оружия.

— Вы хотите сказать, что идете без отряда сопровождения? — удивился тасконец.

— Совершенно верно, — кивнул головой Олесь.

— Самоубийцы, — невольно вырвалось у сержанта.

— Почему? — спросил землянин.

— Почему? — иронично заметил военный. — Ответьте мне на вопрос. Кто такие кроды?

— Понятия не имею, — пожал плечами Храбров.

— А хлемы? А стиксы?

— О чем вы говорите? — растерянно вымолвил русич.

— О смерти, — горько усмехнулся асканиец. — В центральной части страны даже не представляют, что здесь творится. За пятьдесят лет армия практически не продвинулась на восток. А знаете почему?

— Нет, — честно признался Олесь.

— Слишком большие потери, — пояснил охранник. — Сейчас мы ограничиваемся профилактическими рейдами, но толку от них немного. Этот район — настоящий ад для человека. Стоит допустить малейшую ошибку, и вы тут же окажетесь в челюстях чудовища. А пощады мерзкие твари не знают.

— Вот я и прошу рассказать о местных хищниках, — произнес землянин. — Слушать бредни болтунов — занятие бессмысленное.

— Значит, вы не откажетесь от своей авантюрной затеи?

— Ни при каких обстоятельствах, — улыбнулся Храбров. — Мы — люди настойчивые. Впрочем, помощь группе бы не помешала. Если, конечно, ваши сведения не секретны.

— Нет, — проговорил сержант. — Это мой личный опыт. Еще три года назад я ходил в экспедиции и участвовал в облавах. Но однажды решил, что хватит искушать судьбу. Пенсия по выслуге заработана, пора заняться более спокойной деятельностью. Теперь вот охраняю поезда. Хотя вряд ли кому-нибудь, интересны такие подробности. Вы же из той категории упрямцев, которые все делают по-своему.

— Тут уж ничего не изменишь, — вымолвил русич. — Нам действительно нужна информация. Если вы желаете получить вознаграждение, то достаточно назвать сумму…

На скулах тасконца тотчас выступили желваки. В глазах вспыхнули искры гнева. К счастью Олесь сразу осознал свою ошибку и мгновенно отреагировал.

— Вы неправильно меня поняли, — сказал землянин. — Речь не идет о подкупе. Если деньги вас оскорбляют, я о них больше не заикнусь. Отменить экспедицию уже невозможно. А терять людей и двигаться вслепую не хочется. Мы лишь просим дать несколько квалифицированных советов.

На пару минут охранник задумался. Отвернувшись к окну и глядя на видневшиеся в сизой дымке горы, сержант, наверное, вспоминал о годах бурной молодости. Тягот и лишений на его долю выпало немало. Асканийцу часто приходилось хоронить друзей. Да и сам он не раз попадал в армейские госпитали с тяжелыми ранениями. Подвергать подобным испытаниям ученых было бы бесчеловечно.

Тяжело вздохнув, тасконец произнес:

— Хорошо. Я помогу вам. Времени у меня сейчас достаточно. Ну, а чтобы разговор получился, надо спокойное помещение и пара бутылок вина. Не люблю, когда пересыхает в горле.

Признаться честно, наемники даже не рассчитывали на такую удачу. Храбров проводил охранника в купе де Креньяна. Вести асканийца к себе русич не решился. Сержант мог потребовать документы Карса на проверку. Глаз у него наметанный, и мужчина без труда определит во властелине мутанта.

Вежливо поздоровавшись, тасконец устроился возле входа и, пока Вилл бегал в вагон-ресторан, внимательно разглядывал Линду и Жака. Перед ним сидели явно не юнцы. Это радовало. Значит, глупых ошибок не наделают. Вскоре появился Белаун. В руках аланца охранник насчитал шесть бутылок.

— А не много? — с усмешкой на устах спросил асканиец.

— Нас четверо, беседа длинная… — пояснил Олесь.

Отлетела первая пробка, и рубиновая жидкость полилась в стаканы. От взора сержанта не ускользнула, как ловко маркиз разобрался с данной проблемой. В каждом движении чувствовалась уверенность. Обратил внимание тасконец и на еще один любопытный факт. Де Креньян разлил вино всем поровну, не делая исключения для женщины. Это не соответствовало правилам этикета. Зато в походных условиях различий между полами не существовало.

— За удачу! — вымолвил Храбров, поднимая стакан. Залпом осушив емкость, охранник вытер усы и приступил к рассказу.

— В первую экспедицию я отправился, когда мне исполнилось девятнадцать, — проговорил асканиец. — Молодой необстрелянный новобранец. В моей голове тогда гулял ветер. Грезились невероятные подвиги, блестящая карьера, слава и почет. Такое иногда случается. Вы наверняка слышали о полковнике Берксе. Вот — достойный пример для подражания! А ведь мы начинали с ним почти одновременно. Впрочем, брюзжание старого солдата вас вряд ли интересует. Как бы там ни было, но к концу похода от юношеского идеализма не осталось и следа.

Сержант расстегнул ворот мундира и после паузы продолжил:

— Задача, стоявшая перед батальоном, казалась простой и легко выполнимой. В приграничной зоне появился отряд незарегистрированных мутантов. Бандиты нападали на близлежащие села и грабили крестьян. Имелись и жертвы. Мы развернулись в цепь и начали прочесывание. Как сейчас помню шутки и смех моих друзей. Боевая операция напоминала прогулку. Так продолжалось до первой переклички, когда подразделение вдруг не досчиталось двух десятков солдат. А ведь не прозвучало ни единого выстрела.

— Куда же они делись? — спросил Вилл.

— Не торопитесь, — грустно вымолвил тасконец. — Мы разбились на группы по пять-семь человек и двинулись на поиски. Через четверть часа я увидел одного из исчезнувших. Он стоял возле дерева с выпученными от ужаса глазами, а из горла бедняги торчал тонкий дротик. Оружие пригвоздило парня к стволу, не давая трупу упасть. У меня к горлу подкатил комок. Сдержать тошноту не было сил, и пришлось отойти в сторону. И тут из кустов выскочила какая-то лохматая образина. Короткие ноги, длинные руки, массивная челюсть и маленькие, сверкающие злобой зеленые глазки. Мутант поднял копье, но в тот же миг раздался выстрел. Пуля попала твари прямо в лицо и убила ее наповал. Так я познакомился с шорки. Если бы не сержант, гнить моим костям в земле…

— И что было дальше? — уточнила Салан.

— А дальше началась кровавая бойня, — произнес охранник. — С деревьев на нас обрушились вооруженные мутанты. Завязалась рукопашная схватка. Благодаря численному перевесу, мы заставили врага обратиться в бегство. Командир батальона решил покончить с противником и приказал преследовать отступавших шорки. Глупая, непростительная ошибка.

Асканиец взял бутылку, наполнил стакан до половины и молча выпил вино. Тяжело вздохнув, он проговорил:

— Подразделение углубилось в лес километров на двести пятьдесят. На пути попались две деревни мутантов. Одна принадлежала шорки, а вторая — каким-то уродам с треугольными черепами и шестипалыми конечностями. И те, и другие располагались на месте древних городов. Многие дома были построены еще двести лет назад. Впрочем, от них мало что уцелело. Разгоряченные погоней и озлобленные потерей друзей мы взяли штурмом деревни и перебили всех стариков и детей. Солдаты просто обезумели. Но за грехи рано или поздно приходится платить. Пока батальон зачищал захваченную территорию, враги собирались с силами. Сами, не подозревая того, охотники превратились в дичь.

— Противник напал ночью, — предположил француз.

— Нет, — возразил сержант. — Шорки заманили подразделение в ложбину между сопками и атаковали с флангов. Они не считались с потерями и дрались отчаянно. Сражение было не на жизнь, а на смерть. В рядах мутантов часто мелькали женщины и мальчишки-подростки. Наши ряды таяли на глазах. Мне повезло. Последняя рота двинулась на запад и после короткой схватки вырвалась из окружения. Маленький отряд счастливчиков покинул поле боя. Что стало с остальными неизвестно. Говорят, шорки — каннибалы, но я не верю в подобную чепуху. Лет через десять после первого похода мне довелось познакомиться с ними поближе. Это произошло в одном из кабаков в нейтральной зоне. В общем-то, они неплохие парни, но соблюдать законы новой Аскании не желают категорически. Лесов и гор мутантам вполне достаточно. А мерзавцев, промышляющих грабежом, хватает и среди обычных людей.

— Значит, проблем с шорки сейчас нет? — вымолвила Линда.

— У кого как, — снисходительно усмехнулся тасконец. — Если не начнете сразу стрелять, то, может, обойдетесь и без жертв. У каждого племени своя территория, границы которой воины тщательно охраняют. Чужаков просто выставят вон.

— Понятно, — кивнул головой Олесь. — А из той экспедиции в лагерь вернулась только рота…

— Если бы, — с горечью заметил сержант. — Когда мы оторвались от врага, то думали, что спаслись. Шорки понесли тяжелые потери и преследовать беглецов не решились. На привале офицеры провели перекличку. В живых осталось чуть больше семидесяти человек. Вытянувшись в колонну, отряд уходил прочь от злосчастного места. По расчетам командиров железная дорога располагалась в шести днях пути. Они превратились в шесть кругов ада.

— Почему? — спросил русич.

— Среди солдат было много раненых, — сказал асканиец. — Запах крови быстро распространился по лесу. В надежде чем-нибудь поживиться хищники двинулись по нашим следам. Уже на вторую ночь в чаще раздался неприятный свист. Лишь спустя несколько лет я узнал, что так кроды загоняют жертву в западню. Вскоре, дав длинную очередь по кустам, испуганно закричал часовой. В темноте среди деревьев вспыхнули десятки красных глаз. Существа приближались, абсолютно не обращая внимания на выстрелы. При этом сами твари не издавали ни звука. Полная тишина. Подобное поведение животных сильно действует на психику. Человек пять обратились в бегство и тут же поплатились за трусость. С противоположной стороны лагеря в засаде спряталась еще одна группа хищников.

— А как выглядят кроды? — поинтересовалась Салан.

— Довольно отвратительно, — произнес охранник. — Огромная голова, крепкие челюсти и мохнатое тело нашести коротких лапах. В длину твари больше двух метров, а в высоту не достают даже до пояса. Двигаются монстры медленно, но благодаря слаженности действий перекрывают все пути к отступлению. Убить хищника несложно, надо только прострелить ему башку. Если бы мы знали это тогда! Сотни пуль были напрасно выпущены в желеобразное брюхо. Кроме того, существа инстинктивно закрывают уязвимые места передними лапами. Вести прицельный огонь очень тяжело. Особенно, когда ты напуган и плохо ориентируешься в темноте. Так что бейте в любой из трех глаз крода и не ошибетесь…

Жак наполнил стаканы, но тасконец пить не стал. Пару минут, словно вспоминая подробности, он задумчиво смотрел в окно. Наемники его не торопили. Наконец, сержант отвлекся от мрачных мыслей и проговорил:

— Схватка с мерзкими тварями получилась необычайно тяжелой. Когда Сириус осветил окрестности, мы ужаснулись. За одну ночь рота потеряла около двадцати человек. Всюду валялись трупы хищников и разорванные тела наших товарищей. Из челюстей монстров торчали окровавленные руки и ноги. Зрелище не для слабонервных. Погибших даже не похоронили. Собрав оружие и вещи, измотанный, обессилевший отряд зашагал дальше. Еще три солдата исчезли возле болота. Детали мне неизвестны. Раздались отчаянные вопли и мощный всплеск. Среди водной растительности образовалась гигантская воронка. С тех пор я стараюсь держаться в стороне от трясин. Там водятся кошмарные чудовища. И все же самое страшное испытание ожидало роту впереди…

Асканиец глотнул вина и тотчас продолжил:

— Через трое суток мы вышли к горному ущелью.

Его протяженность составляла километров десять. Ерунда. Полтора часа хорошего хода. Наученные горьким опытом командиры выслали разведку. Шесть отличных парней. Они двигались в пределах видимости и поддержки огнем. Деревья и кустарники обзор практически не закрывали. В первое мгновение никто не понял, что случилось. Солдаты вдруг упали как подкошенные и дико закричали. Когда мы подбежали, их уже не было. Трава сменила свой сине-зеленый цвет на кроваво-красный. Люди бесследно исчезли. Отряд начал поиски. Осушив стакан, охранник печально вымолвил:

— Человеческая глупость не имеет границ. Сожрав первую группу, убийца терпеливо высматривал новую жертву. Я стоял у скалы, поросшей мхом, и внезапно почувствовал, что она шевелится. Мне удалось отпрыгнуть в сторону и тем самым избежать ужасной участи. Зато четверо моих друзей простились с жизнью. Огромный хвост сбил бедняг с ног и потащил прямо в пасть гигантскому ящеру. Воздух наполнился мерзким запахом его дыхания. Невероятного размера челюсти, словно жернова, перемалывали хрупкие человеческие кости. Кровь то и дело брызгала на поверхность. От увиденного у меня закружилась голова. Я действовал будто в бреду. Разрядил в голову монстра одну обойму, затем вторую, третью… Хищник завопил от боли и попытался встать.

— Каковы же были размеры твари? — изумленно произнес Белаун.

— Ответить на ваш вопрос сложно, — пожал плечами тасконец. — Мне показалось, горы сдвинулись с места. Тело без хвоста достигало в длину метров десяти, а то и двенадцати. Хотя могу и ошибаться. Я тогда плохо соображал. Смертельно раненый зверь судорожно дернулся и рухнул на землю. Таких чудовищ мы никогда раньше не видели. Агонизирующий хвост ящера едва не убил одного из лейтенантов.

— Вы повернули назад? — уточнила Линда.

— К сожалению, нет, — проговорил сержант. — За что и поплатились. Уже через пятьсот метров отряд снова нарвался на засаду. В ущелье жило несколько жутких монстров. Шорки называют его «Ужасом южных гор». Гигантские хлемы водятся только здесь. В обычных условиях это небольшая медлительная ящерица. Мне доводилось их даже ловить. Охотятся твари довольно необычно. Голову и тело тщательно маскируют, а хвостом перекрывает узкую тропу. Ничего не подозревающая жертва застается врасплох и мгновенно исчезает в открытой пасти. Очень надежный способ добычи пропитания. Лежать неподвижно хищник может декадами. В результате он полностью сливается с окружающим ландшафтом.

— Мутация породила на свет немало чудовищ, — вставил Храбров.

— Справедливое замечание, — согласился асканиец. — Я ведь не случайно рассказываю о своей первой экспедиции. С тех пор минула четверть века, а ночные кошмары по-прежнему мучают меня. Из ущелья нас вышло шестнадцать человек. Побросав снаряжение и оружие, мы бежали налегке. Никто уже не реагировал на крики и вопли друзей. Каждый спасал собственную жизнь. После долгих блужданий по лесу на железную дорогу вышла группа оборванных, грязных, напуганных людей. Проходивший мимо поезд подобрал и доставил в ближайший город несчастных скитальцев. Так завершилась самая неудачная армейская операция за последние пятьдесят лет. Из всех уцелевших продолжили службу только шестеро, остальные после лечения подали в отставку. Я три года провел в охране, прежде чем снова перевелся в боевое подразделение.

— Вам не позавидуешь, — заметил француз, наполняя стакан тасконца.

— На судьбу я не жалуюсь, — вымолвил сержант. — Защищать родную страну от разного рода мерзавцев — это высокая честь. Впрочем, далеко в горы мы больше никогда не забирались. Лет семь назад рота преследовала банду Вишенда. Редкая сволочь. Однажды он напал на переселенцев и четыре семьи вместе с детьми утопил в реке. И все из-за двух лошадей и дешевого старого барахла. Службе контрразведки удалось заманить негодяя в ловушку. Основная часть разбойников была уничтожена в перестрелке, однако Вишенд с группой отчаянных головорезов сумел вырваться из кольца и направился на восток. Этот глупец не представлял, что там творится. Примерно на третьи сутки погони отряд обнаружил лагерь беглецов. А сказать точнее, его жалкие останки. Кошмарная картина пиршества хищников. Разорванные вещи, окровавленная одежда, на кустах фрагменты человеческих тел…

— Кроды? — предположил Вилл.

— Сначала я тоже так подумал, — произнес асканиец. — И, к сожалению, ошибся. Пока мы осматривали окрестности, твари готовились к новой атаке. Наше внимание привлекло едва различимое шуршание. Неожиданно прямо из земли начали выползать отвратительные существа. Продолговатая голова, маленькие глазки, покрытое желтой слизью тело. Массивные челюсти часто двигались и издавали мерзкий скрежет. Но главным оружием ужасных созданий являлись передние конечности с острыми, как бритва, клешнями. Ими стиксы роют свои тоннели. Судя по размерам чудовищ, подземные лабиринты тянутся на километры. К счастью, твари плохо ориентируются днем. Солдаты открыли огонь и прикончили пару особей. Остальные хищники поспешно скрылись. Вонь от мертвых существ невероятная. Покидая поляну, мы благодарили бога, что не ночевали здесь вчера. В темноте стиксы очень опасны.

Охранник медленно, неторопливо выпил вино. Воспоминания словно наркотик. Если расшевелил их, то уже не остановишь. В мозгу постоянно всплывают знакомые образы и лица. Кто-то давно погиб, кто-то пропал без вести, а кому-то улыбнулась удача. Впрочем, таких счастливчиков было немного. Доля солдата тяжела. До глубокой старости доживают единицы. Тасконец грустно улыбнулся. Бросив взгляд на собеседников, сержант с горькой иронией в голосе проговорил:

— Рассказ получился невеселым. Но тут уж ничего не поделаешь. Вся моя жизнь прошла в этих горах. Начав службу мальчишкой-новобранцем, я закончил ее старшиной роты. Офицеры считали честью поздороваться со мной. Еще бы! Двадцать три экспедиции и десятки боевых рейдов. И, увы, ни дома, ни семьи. В лучшем случае на моих похоронах будут присутствовать старые товарищи и полковой оркестр.

— Неужели вы никого не любили? — вымолвила Салан и сразу осеклась.

Вопрос был не слишком этичным. Однако алкоголь значительно упрощает общение. Люди не замечают подобных промахов. Тем не менее, асканиец болезненно прикусил губу.

— Почему же, любил, — утирая кровь, произнес охранник. — Ее звали Мелин. К сожалению, так же как и я, она служила в армии. Однажды разведывательный взвод ушел в рейд и нарвался на засаду. Кто их атаковал, до сих пор остается загадкой. Услышав выстрелы, мы поспешили на помощь, но опоздали. В лесу лежали лишь трупы. Я долго искал Мелин. Эту картину мне не забыть никогда. Обхожу кусты и вижу чьи-то ноги. Обычные армейские сапоги, а сердце предательски дрогнуло. Оно не ошиблось. В густой траве лежала моя возлюбленная. В левой руке зажат автомат, а в правой — полный магазин. Смерть настигла ее в момент перезарядки оружия. На груди расплылись три кровавых пятна. Стреляли наверняка из карабина. Рота развернулась в цепь и прочесала лес. Однако обнаружить бандитов не удалось.

— Извините, — опустив голову, сказала аланка.

— Не стоит, — грустно улыбнулся тасконец. — Каждый новобранец, подписывая контракт, знает, на что идет. За риск мы получаем хорошие деньги. Мелин отслужила четыре года и была отличным солдатом. Из ее взвода не уцелел ни один человек. Сработали профессионалы.

— Но какие-то версии существовали? — уточнил де Креньян.

— Дело странным образом замяли, — пожал плечами сержант. — Следов действительно не осталось. Однако спустя три декады нападение на разведывательную группу повторилось. Четыре бойца сумели выжить. Они сообщили, что таким образом отряд преступников пополняет запасы оружия. В первом случае мерзавцы не успели закончить операцию. Все заговорили о новой банде. Разбойники наглели день ото дня. То захватят деревню, то убьют поселенцев, то ограбят поезд. Через год всплыло имя главаря — Тонг Кроусол.

— Вы считаете его виновным в гибели Мелин? — спросила Линда.

— Официально данный факт не доказан, — ответил асканиец. — Но я не сомневаюсь, что именно Кроусол застрелил мою невесту. С этим подлецом мне довелось даже вместе служить. Сволочь еще та… Молодой неоперившийся лейтенант, а наверх рвался, не разбирая дороги. Высокомерен, тщеславен, хитер. Частенько писал доносы на своих прямых начальников, желая сделать карьеру. В батальоне его откровенно презирали. Во время боя Тонг всегда прятался за спинами солдат, но раненых врагов добивал собственноручно. Одним словом, садист и убийца.

— Но как же офицер стал бандитом? — удивился Белаун.

— Примерно года через два лейтенант здорово вляпался, — произнес охранник. — Группа мутантов совершила набег на небольшой поселок. Кроусол с отделением солдат оказался поблизости. Однако вместо преследования чужаков отряд занялся грабежом и насилием. Мужчин закололи кинжалами, а женщин, стариков и детей сожгли в сарае. Жестокую расправу хотели списать на мутантов, но трое мальчишек спрятались в лесу и все видели. Они добежали до города и сразу пошли в службу контрразведки. Когда Тонг вернулся в расположение части, его уже ждали. Военный трибунал приговорил мерзавцев к смертной казни через повешение.

— Но Кроусолу удалось бежать, — догадался маркиз.

— Увы, — вымолвил тасконец. — Больше года о нем ничего не было слышно. Негодяй собирал преступников по здешним лесам. Надо признать, организатор он неплохой. Кроме того, прекрасно стреляет из карабина.

— Понятно, — кивнул головой Олесь. — И вы не пытались свести с Тонгом счеты?

— Я мечтаю об этом вот уже пятнадцать лет, — признался сержант. — Но Кроусол оказался на редкость удачливым человеком. Численность его банды порой достигала двух тысяч бойцов. Он наводил ужас на жителей маленьких городков, без труда уничтожая армейские гарнизоны и устраивая кровавые побоища. В конце концов командование южной группировкой провело масштабную операцию. Разбойников взяли в клещи в районе восточных болот. Применяли даже артиллерию. Я хорошо помню то сражение. Мерзавцы пытались уйти из-под обстрела по трясине. Каким-то чудом Тонг с тридцатью бандитами вырвался из окружения. Остальные преступники навсегда остались в болоте. На огромной площади лежали на кочках и плавали в воде сотни окровавленных тел. Жалости к убийцам и грабителям никто не испытывал. Они получили по заслугам.

Жак снова разлил вино по стаканам. Сделав пару глотков, асканиец проговорил:

— Командование посчитало, что с Кроусолом покончено. Это была серьезная ошибка. Спустя три года на обоз поселенцев налетела группа всадников. Бандиты перебили почти всех людей. Особую жестокость проявил главарь разбойников. Негодяй расстреливал пленников из карабина. Я лично осматривал трупы. У многих в области сердца виднелись пулевые ранения. Знакомый почерк. Через два месяца служба контрразведки схватила шпиона Тонга. Мы услышали довольно интересную историю. После разгрома в болотах Кроусол ушел далеко на юг. Рискуя жизнью, преступники перевалили через горный хребет и достигли побережья.

— А он не трус, — заметил де Креньян.

— К сожалению, вы правы, — согласился охранник. — Армейские подразделения пока не решаются на подобные экспедиции. Но важно другое — Тонг сумел набрать отряд из местных мутантов. Какое-то маленькое кровожадное племя. На охоте они используют прирученных гигантских тапсанов. Твари достигают метра в холке и перекусывают конечности, словно сухой тростник. После налетов на деревни родственники не могли даже опознать тела убитых. Мерзавцы не жалели ни женщин, ни детей. Учитывая чрезвычайную опасность Кроусола, власти Южной провинции бросили все силы на его поимку. В облавах участвовало шесть пехотных полков. Посты и засады располагались через каждый километр. Солдаты спали в конюшнях рядом с лошадьми. Тонг должен был угодить в расставленные сети…

Окинув взглядом собеседников, тасконец продолжил:

— Банда совершила налет на военный конвой и тем самым попала в западню. Пулеметчики в упор расстреляли полторы сотни выродков. Не ушел ни один разбойник…

— Кроме Кроусола, — догадался русич.

— Увы, — пожал плечами сержант. — У этой сволочи невероятное чутье. В последний момент он изменил план и наблюдал за бойней из леса. На несколько лет Тонг опять исчез. Но никто не сомневался, рано или поздно негодяй вернется. Что-то его здесь держит. Жить спокойно Кроусол не может. У мерзавца тяга к разбою и убийствам. В горах Тонгу тесно, а в центральные районы страны не прорваться. Над южными землями Аскании будто проклятие висит.

— А что сейчас слышно о Кроусоле? — спросила Солан.

— Полторы декады назад неизвестная кавалерийская группа атаковала поселок лесорубов, — произнес охранник. — Семнадцать мужчин изрублено на куски. Судя по всему, Тонг снова объявился в этих местах. Впрочем, сразу после нападения бандиты нарвались на батальон егерей. Отряд понес тяжелые потери и отступил. У Кроусола осталось человек пятьдесят, и он не скоро вылезет из норы. Армейские гарнизоны уже приведены в полную боевую готовность.

На некоторое время в купе воцарилась тишина. Француз тут же открыл последнюю бутылку. Словно отдавая дань погибшим солдатам, пили молча, без тостов и реплик. На пейзаж за окном путешественники теперь смотрели совсем другими глазами. Оказывается в лесах и горах, видневшихся вдали, скрываются гигантские монстры и безжалостные убийцы, а земля обильно полита человеческой кровью.

Для большинства асканийцев — это запретная территория. Даже самые страшные рассказы не отражают истинного положения вещей. Плотность радиоактивных осадков здесь была огромной. А потому и мутации протекали с невероятной быстротой. Маленькие безобидные хищники за два века превратились в гигантских чудовищ.

— Я никак не пойму, — негромко проговорил Белаун. — Зачем переселенцы приезжают сюда? Они же прекрасно знают и о разбойниках, и о диких зверях. Ради чего люди рискуют?

— У каждого свои причины, — ответил тасконец. — Государство хорошо оплачивает освоение новых земель, и кого-то наверняка манят деньги. Многие хотят начать жизнь заново. Немало и обычных любителей приключений. Наиболее смелые разведчики проникли довольно далеко. Я знаю деревню, которая находится в ста пятидесяти километрах от железной дороги. Часть людей поселилась в глубоком лесу. Они не поддерживают ни армию, ни бандитов. Эту зону мы назвали Нейтральной. В ней действуют свои законы. Исследовать Южные горы без помощи опытных проводников — это просто нереально.

— А монстры? — удивленно спросила Линда. — С ними ведь не договоришься. Вероятно, возникают проблемы и с мутантами…

— Разумеется, — кивнул головой сержант. — Но любые трудности можно преодолеть. Вести диалог с мутантами гораздо проще, чем с бандитами. Порой, чужаки, вышедшие из леса, обладают достаточно высоким уровнем развития. Видимо, на побережье сохранились отдельные очаги цивилизации. Случаи, когда мутанты проходят легализацию и принимают гражданство, не редкость. Что же касается хищников, то люди научились с ними бороться. Если знаешь повадки и слабые места мерзких тварей, опасность не столь уж велика. Мне доводилось встречаться с охотниками на кродов. За чучела редких чудовищ ученые и коллекционеры платят огромные деньги.

— Алчность действительно не знает границ, — усмехнулся Жак. — Дайте только волю, и гигантского хлема притащат.

— Пожалуй, — согласился охранник. — Как бы там ни было, а лес кишит авантюристами разных мастей. Большинство из них либо оказывается в пасти хищников, либо бесследно исчезает. Состояние сколачивают единицы. Я уверен, что в горах существуют тайные тропы, ведущие в неведомые прибрежные районы. К сожалению, армии они не известны. Поселенцы же боятся навлечь на себя беду.

Взглянув на часы, асканиец неторопливо встал. Несмотря на выпитое вино, сержант крепко держался на ногах. Выйдя из купе, мужчина неожиданно обернулся и произнес:

— Надеюсь, вы получили представление о том, что ждет человека в южных горах. Вряд ли это изменит ваше решение. Сумасшедших трудно переубедить. Я буду рад, если мои воспоминания принесут хоть какую-то пользу.

— Без всякого сомнения, — вымолвил Храбров.

— В таком случае, удачи, — улыбнулся охранник. Тасконец не спеша двинулся по коридору. Вскоре он покинул последний вагон. Тотчас появились Стюарт и Аято. Земляне стояли неподалеку и через открытую дверь прекрасно слышали весь разговор. Пол подошел к столу, взял в руку пустую бутылку и с иронией сказал:

— Не оставили ни капли.

— Беседа получилась длинной, — заметила Салан. — Человеку хоть иногда нужно изливать душу. Главное найти терпеливого слушателя. Обычно ими бывают абсолютно незнакомые люди. Стандартный психологический прием, часто использующийся секретными службами. Он развязывает языки лучше любого допроса.

— Откуда тебе это известно? — удивленно произнес маркиз.

— Я не зря училась в медицинском университете, — вымолвила аланка. — На космических базах немало хороших преподавателей.

— Теперь придется тщательно контролировать свою речь, — рассмеялся шотландец. — Вдруг сболтну что-нибудь лишнее.

— Хватит зубоскалить, — оборвал товарища Тино. — Информация очень серьезная. Нам предстоит нелегкое испытание.

— Справимся, — махнул рукой захмелевший Вилл. — Двинемся через горы на восток. Нас чудовищами не напугать. Да и куда хлемам до песчаных червей пустыни Смерти! Прикончим ящериц без труда. Надо только купить лошадей и продовольствие. Охотиться в таких лесах занятие рискованное…

— Завидный оптимизм, — язвительно проговорил самурай. — Олесь, что ты скажешь?

— Ситуация на юге материка действительно сложная, — откликнулся русич. — Асканийцы плохо представляют, что творится в горах и на побережье. В стычках с врагами армия постоянно несет тяжелые потери. Сейчас власти даже не пытаются присоединить эту территорию…

— Боятся в очередной раз потерпеть поражение, — вставил де Креньян. — Судя по карте, гряда протянулась с севера на юг на три тысячи километров, а до моря около тысячи. Площадь огромная. Здесь могли бы разместиться несколько государств. После катастрофы в зону заражения попали города, поселки, космодромы. Наверняка здесь находились секретные лаборатории, крупные заводы и военные базы. Хищники — не самая большая проблема. Основную опасность представляют потомки людей, живших на побережье два века назад. Мутанты они или нет — не имеет значения. Вопрос в том, захотят ли тасконцы раскрывать свои тайны.

— Думаешь, в лесу есть племена более цивилизованные, чем шорки? — уточнил Стюарт.

— Уверен, — кивнул головой француз. — Сложившееся положение их вполне устраивает. О новой стране асканийцы знают практически все. Бандиты и пленники служат отличным источником ценных сведений. Новобранцы ведь приезжают в воинские части и из Смолска, и из Лидска, и из Петравска.

— Если честно, меня волнует совсем другой вопрос, — вмешался Аято. — У группы есть и время, и деньги. В Конингаре мы приобретем коней, снаряжение, наймем проводника. А вот как быть с Тонгом Кроусолом?

— Не вижу причин для беспокойства, — сказала Линда. — Обычный разбойник. Таких мерзавцев на Тасконе немало. В качестве примера приведу Линка Коуна. Аланец ведь тоже когда-то был офицером.

— Заодно вспомни и Родмана, — произнес самурай. — Он вообще создал собственную империю.

— Намекаешь на то, что Кроусол является воином Тьмы? — вымолвил Пол. — Чепуха! По южным лесам бродят десятки банд…

— Но не всем негодяям удается вырываться из засад и облав в течение пятнадцати лет, — возразил японец. — Я не верю в чудеса. А судьба благоволит лейтенанту с подозрительным постоянством. Тонг бежит из тюрьмы за день до казни, уходит по трясине из болота, успешно преодолевает горный перевал. Не слишком ли много случайностей? Сразу становится понятна его жестокость. Асканийцем движет безысходность. Кроусол действительно не может уйти отсюда, он ждет нас. Мы, как магниты, рано или поздно обязательно притянемся друг к другу.

— Не очень приятная перспектива, — заметил Жак.

— Особенно если учесть, что Тонг опять объявился в этом районе, — добавил Храбров. — Полторы декады назад отряд только-только подходил к Владстоку. Боюсь, Тино прав. Странное совпадение по времени. Наши пути неизбежно пересекутся. Знать бы, где и когда…

Вскоре спор затих. За окном вагона быстро темнело, и воины отправились спать. До Конингара осталось ехать трое суток. Последние дни отдыха. Потом начнется суета и спешка. Подготовка экспедиции — дело непростое. Ну а в походе по горам покоя уж точно не будет. За каждую ошибку придется платить кровью.


* * * | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 6. ТОНГ КРОУСОЛ