home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

ПОСЛЕДНИЙ И ЕДИНСТВЕННЫЙ

Стоун нажал несколько кнопок на панели голографа. Экран тотчас мигнул, и перед полковником предстал один из приближенных вождя. Длинное черное аскетическое одеяние, худощавое лицо и внимательный проницательный взгляд. Стил прекрасно знал этих людей. У них нет семьи, собственной жизни и личных интересов. Бсе подчинено служению правителю, ради него они готовы пойти на любые жертвы. Бысшая степень фанатизма.

Чуть склонив голову в приветствии, посвященный бесстрастно произнес:

– Добрый вечер, полковник. Какова цель вашего визита?

– Аудиенция у Беликого Координатора.

– Бождь сегодня много работал, – вымолвил приближенный. – Он нуждается в отдыхе. Управлять планетой – дело нелегкое.

– Понимаю, – сказал офицер. – Однако и я за последние трое суток спал не больше восьми часов. Мои подчиненные буквально валятся с ног, подземные коммуникации Чанкока завалены трупами бойцов штурмовых групп. Мы стараемся ради нашего любимого повелителя. Я не прошу, я требую встречи. Беликий Координатор наградил меня таким правом. Пришло время им воспользоваться.

– Хорошо, – с недовольным видом проговорил посвященный. – Я доложу.

Спустя десять секунд картинка на экране голографа изменилась. Аланец увидел знакомые карие глаза. По телу невольно пробежала нервная дрожь. Бзгляд вождя обладал поистине магической силой.

Создавалось впечатление, что правитель пронзает твой разум насквозь, проникая в самые потаенные глубины души. В подобные мгновения никто не осмелится ему лгать.

– Я слушаю тебя, Стил, – раздался бархатный голос.

– Великий Координатор, – неуверенно начал полковник. – Верные тебе люди делают все, чтобы найти и уничтожить тасконских шпионов...

Стоун был вынужден остановиться и сглотнуть от волнения слюну.

– Но, увы, мы топчемся на месте. Агентура врага не проявляет активности, а документы мерзавцев безупречны. Трое суток непрерывных поисков результата не дали.

– Может, наши страхи напрасны? – спросил вождь. – Я склоняюсь к мысли, что мы зря устроили такой переполох и подключили к операции армию. Противник слаб и к штурму моей резиденции не готов. Перекройте каналы связи с Тасконой, и подполье окончательно задохнется. Задача несложная.

– Позволю себе не согласиться с данным утверждением, – поспешно возразил офицер. – Разведывательная сеть врага охватила все аланское общество. В нее вовлечены космолетчики и сотрудники службы безопасности, инженеры и водители такси, банкиры и врачи, музейные работники и домохозяйки. Сейчас неприятель просто ждет удобного момента для удара. Группы захвата наверняка где-то прячутся...

– Мои советники говорят совершенно обратное, – оборвал Стила правитель. – Анализ голографических сеансов показывает, что абсолютное большинство подданных по-прежнему лояльно относится к власти. В доносах нет ни одного упоминания о шпионаже.

– Пустая болтовня и лживая лесть! – довольно резко отреагировал полковник. – Во-первых, тасконцы вербуют агентов среди непосвященных, а их миллионы. Во-вторых, судя по арестованным, вражеские ученые умеют работать с мозгом не хуже нас. Они устанавливают специальную блокаду сознания. И в третьих, разведчики противника голографические сеансы не смотрят. Им это не нужно.

– Звучит убедительно, – согласился Беликий Координатор. – Чего же ты хочешь?

Офицер слегка замялся.

Лишь после некоторой паузы Стоун произнес:

– Смею напомнить о нашем недавнем разговоре. Мне необходим информатор. До атаки тасконцев остались считанные дни. Мои люди сообщают о волнениях на космических базах, звездных кораблях и в колониальной армии. Надо честно признать, восстановить контроль над крейсерами и эсминцами мы не в состоянии. Браг действует гораздо быстрее и эффективнее. Экипажи боевых судов процентов на девяносто сформированы из высланных с планеты непосвященных. Благодатная почва для мятежа. Однако нападать на Алан, не имея конкретных целей и без постоянного надежного координирования, бунтовщики не будут. Уничтожать мирные города не в их правилах.

– Значит, существует центр управления и связи, – догадался вождь.

– Да, – кивнул головой полковник. – Иядолжен его найти. Баш человек является ключом к секретам тасконцев.

– Ох уж эти тайны, – вымолвил правитель. – Стил, ты даже не представляешь, сколько важных данных известно моему осведомителю. Расскажи он хоть половину, и агентурная сеть противника рухнула бы в один миг.

Увы, у него есть свои принципы, с которыми я вынужден считаться. Б последней беседе мы обсуждали возникшую проблему. Контакт сейчас невозможен. Не позволяют обстоятельства. Угроза провала слишком велика.

– Но я хотя бы могу рассчитывать на его помощь? – уточнил Стоун.

– Без сомнения, – проговорил Беликий Координатор. – Информацию о секретном центре тасконцев ты получишь первым.

– Благодарю, – сказал офицер. – Я уверен, что мы победим врага. Никакой пощады изменникам!

– Возьми с армейских складов взрывчатку и заложи ее в разных частях Чанкока, – бесстрастно приказал вождь. – Если очистить подземные коммуникации от шпионов не удастся – уничтожь город. В твоем распоряжении ровно трое суток. Я устал от тревожных ожиданий. Это, разумеется, крайняя мера. Тасконцы тут же оповестят жителей планеты о совершенном преступлении. Начнутся волнения и стихийные выступления, не исключена гражданская война...

– Флот наверняка перейдет на сторону мятежников, – заметил полковник. – Бои развернутся по всему Алану, погибнут сотни тысяч людей.

– Прекрасно, – спокойно произнес правитель. – Наша перенаселенная планета нуждается в чистке. В возникшем хаосе людям будет не до меня. А мы, тем временем, укрепим резиденцию, сделаем ее неприступной. Когда страсти улягутся, в кратчайшие сроки наведем порядок. Заодно избавимся от неблагонадежных граждан. Новый мир, новые законы. Захватить Алан Таскона не в состоянии и потому пойдет на переговоры. Естественно, на моих условиях.

– Но ведь у них окажутся наши звездные крейсера! – удивленно воскликнул Стил.

– Чепуха, – иронично вымолвил Великий Координатор. – Без топлива, запасных частей и ресурсов корабли, станции и базы превратятся в бесполезную кучу металлолома. Чтобы подготовить кадры и перестроить промышленность противнику потребуются десятилетия. Не стоит забывать и об угрозе внешнего вторжения. Поверь, они прибегут к нам на поклон. Надо лишь выиграть время. Ради высшей цели я готов превратить в руины половину городов планеты. Невелика потеря. Главное сейчас сохранить власть. Запомни это, Стоун.

Экран внезапно погас, и в кабинете воцарилась зловещая тишина. Закрыв глаза, офицер пытался представить цепь грядущих событий. Адские взрывы, груды дымящихся развалин, миллионы испуганных израненных людей. Ужасные слухи мгновенно облетят страну. Аланцев охватит паника и общественная истерия. Официальная версия о техногенной аварии народ не успокоит.

Непосвященные выступят против правящего режима. Между бунтовщиками и полицией вспыхнут кровавые стычки. Из-под контроля выйдут города и целые провинции. Бмешательство армии лишь усугубит ситуацию. Звездный флот поддержит мятежников. Чем закончится конфликт предсказать трудно. Хорошо хоть вождь не сомневается в успехе.

О судьбе простых граждан полковник не беспокоился. Ему было на них абсолютно наплевать. Куда важнее, что будет с самим Стилом в разгар войны. Найдется ли место Стоуну рядом с правителем? Бопрос отнюдь непраздный. Б любом случае дополнительная страховка еще никому не мешала. Нажав на кнопку голографа, офицер приказал адъютанту:

– Немедленно соедини меня с майором Бартоном.

Лейтенант тотчас выполнил распоряжение начальника. На экране появилось новое изображение. Длинный тоннель, тусклое освещение, серые мрачные стены. Откуда-то доносились громкие команды, отборные ругательства и хлюпанье воды под ногами. На звуковой вызов откликнулся небритый сержант в полевой форме с окровавленной повязкой на голове.

– Слушаю, – устало проговорил штурмовик.

– Это полковник Стоун, – жестко сказал Стил. – Дайте сюда Бартона!

Боец тут же вытянулся в струну и мгновенно выкрикнул:

– Господин майор, вас, срочно...

Секунд через десять к походному голографу подбежал Рой. Он тяжело дышал и доложить обстановку сразу не сумел. Правое плечо его бронежилета опалено, на виске отчетливо видна свежая ссадина. За спинами подчиненных офицер не прятался и шел вместе с разведчиками. Б смелости Бартону не откажешь.

– Мы прорвались в центральную ветку, – наконец произнес майор. – Обнаружили два тайника с оружием и семь выходов на поверхность. Бьемся за каждый метр пространства. Сопротивление врага нарастает с каждым часом. Пару раз наблюдатели замечали вдали гравитационные машины. Еще немного и...

– Я понял, – оборвал товарища Стоун. – Зачистку продолжать и днем, и ночью. Оставь за себя толкового офицера и возвращайся в управление. Есть срочное задание, которое я могу поручить только тебе. Говорить о нем нельзя даже по секретным линиям связи.

Рой удивленно и растерянно пожал плечами. Оставлять своих людей в самом пекле операции аланец не хотел, но выбора у него не было. Обсуждать приказы он не привык. Выключив голограф, майор подозвал командира батальона. Короткий инструктаж, и Бартон отправился к полковнику.

До здания управления Рой добрался необычайно быстро. Транспортный компьютер предоставил высокопоставленному офицеру службы безопасности свободный коридор. Электромобиль ни разу даже не притормозил. Спустя всего полчаса Бартон вошел в кабинет начальника. Стил жестом указал майору на одно из кресел. Отложив документы в сторону, Стоун внимательно посмотрел на Роя и тихо сказал:

– Сегодня у меня состоялся нелегкий разговор с Великим Координатором. Правитель больше не может ждать. Результаты нашей борьбы с тасконской разведкой его не вдохновляют. Риск слишком велик. Чанкокское подполье должно быть разгромлено любой ценой. Моя догадка оказалась верной. Вождь отдал распоряжение разрушить

город.

– А люди? – взволнованно спросил Бартон.

– Это война, – развел руками полковник. – Потери в ней неизбежны. Великий Координатор тщательно взвесил все плюсы и минусы. Другого решения проблемы не существует. Ты ведь не сомневаешься в целесообразности данных действий?

– Нет, но...

Найти подходящие слова Рою не удалось. Страшный ночной кошмар превращался в реальность. Красивый древний многомиллионный город был обречен на уничтожение. А кто дал вождю такое право? Почему, пытаясь сохранить власть, он жертвует жизнями аланцев? В душе майора закипал праведный гнев. С трудом сдерживая эмоции, Бартон осторожно поинтересовался:

– Когда запланирована акция?

– Через трое суток, – проговорил Стил. – Если конечно мы не обнаружим центр управления противника и не сорвем атаку. Мера вынужденная, а потому является последним аргументом. За это время будет подготовлено правительственное сообщение и придуманы разумные объяснения.

– Не поможет, – зло заметил Рой.

– Я тоже так считаю, – кивнул головой Стоун, не обратив внимания на интонации товарища. – Однако подстраховаться мы обязаны. Большая часть страны слепо верит Великому Координатору. Все будет представлено как несчастный случай на оборонном предприятии. Репортажи с места трагедии, мнение ученых, показания очевидцев Впрочем, ты прекрасно знаком с данной технологией.

– Какова моя задача? – опустив глаза, вымолвил майор.

– Подбери группу надежных оперативников и отправляйся на армейские склады, – произнес полковник, поднимаясь из-за стола. – Там встретишься с капитаном Ястервилом. Он эксперт по подрывному делу. Схема подготовлена уже давно, несколько десятилетий назад. Надо только установить заряды в специальные шахты. Как видишь, решение не спонтанное. Правитель мудр и предусмотрел все заранее. Разумеется, задание сверхсекретное. Не хочется, чтобы тасконские шпионы пронюхали об операции.

– Когда приступать? – обреченно спросил Бартон.

– Немедленно, – сказал Стил. – Я надеюсь на тебя, Рой.

Офицер тяжело вздохнул, встал с кресла и неторопливо двинулся к выходу. Подобного удара аланец не ожидал. Он всегда гордился своей профессией. Сражаться с врагом – достойное занятие для мужчины. И вот такой подвох. Именно ему выпала «честь» стать убийцей ни в чем не повинных детей, женщин и стариков. Бартон войдет в историю как чанкокский палач. Незавидная слава. Майор был морально раздавлен.

Еле переставляя ватные ноги, Рой брел к лифту. Его сейчас абсолютно не волновало, что о нем подумают сослуживцы.

Бедняга оказался на распутье. Вера в Великого Координатора поколебалась, хотя и не рухнула окончательно. Приказ Бартон выполнит, это долг офицера. Но как же быть с ничего не подозревающими горожанами? Ответа на данный вопрос майор не находил.

Управление службы безопасности располагалось в самом центре Чанкока. Высокое, в сорок этажей, здание из бетона, стали и стекла. Внешне оно ничем не отличалось от стоящих неподалеку строений. Обычная лестница, стандартные двери из прозрачного пластика, неброская табличка на стене. Даже в этот напряженный момент у входа дежурили всего лишь два сотрудника в штатском.

Самонадеянность? Отнюдь. Только полный дилетант мог поверить в слабость главной силовой структуры Алана. Все дома на площади были буквально нашпигованы современной аппаратурой наблюдения и контроля. Прохожих просвечивали, прослушивали, подглядывали в их записные книжки и блокноты. Особый упор делался на обнаружение оружия. Спрятать бластер от всевидящего ока техники не удалось бы ни одному преступнику.

И именно здесь работал Никос Браст. Должность у него небольшая, малозначительная, но позволяющая абсолютно свободно перемещаться по управлению. Он занимался обслуживанием бытовых приборов, доставкой канцелярских принадлежностей, следил за сантехническим оборудованием, контролировал деятельность роботов-уборщиков.

Этот функционал позволял ему беспрепятственно проникать в секретные отделы и лаборатории службы безопасности.

По сути дела тасконец угодил в змеиное гнездо Алана. Удивительно, как Браст вообще прошел проверку. Ведь родословную своих сотрудников контрразведчики наверняка копают досконально, до десятого колена. Мало того, Никос должен обладать определенной степенью посвящения. Неужели агент умудрился обмануть Великого Координатора? Уникальный человек.

Землянин использовал образ Лестера Бурка в третий и последний раз. Браст завершал список подозреваемых. Сидя в маленькой скромной закусочной, Олесь прокручивал в памяти утренний разговор с Виллом, состоявшийся три часа назад. Облик аланца изменился кардинально. Светлые волосы, тонкие, едва заметные усики, впалые щеки, раскосые светло-серые глаза. Гример изрядно потрудился и над нижней частью лица. Массивный тяжелый подбородок, совершенно иная форма губ. На улице русич вряд ли узнал бы товарища.

Получив новые документы, Белаун отправлялся в город Кроснорк. Это примерно в тысяче километрах от Чанкока. Типичная схема эвакуации. Сеть провалилась, и разведчика нужно убрать подальше от опасного места. Возле машины друзья крепко обнялись на прощание.

– Удачи тебе, – вымолвил Храбров.

– Мне? – улыбнулся Вилл. – Не болтай чепуху. Я уезжаю в отдаленное, богом забытое захолустье. Все основные события развернуться здесь. Тебе удача понадобится гораздо больше. Будь осторожен.

Олеся так и подмывало рассказать аланцу о проверке, но хранить тайны он умел. Нельзя, значит, нельзя. Впрочем, в честности и преданности товарища землянин ничуть не сомневался. Воин Света не может быть изменником. Пусть тасконцы убедятся в этом сами. Для них Белаун – главный подозреваемый. Хлопнув Вилла по плечу, Храбров произнес:

– За меня не беспокойся. Еще один день и работа будет закончена. Напрасно я не рискую и в пекло не суюсь. Для штурма резиденции тирана подготовлены специальные подразделения.

– «Кондекс» – тоже не тихая заводь, – заметил аланец. – Полковник Стоун наверняка ищет штаб тасконской разведки. А он не дурак. Ты это прекрасно знаешь. Укройся лучше где-нибудь на конспиративной квартире. Что-то тут не чисто. В воздухе витает напряженность. Люди косо смотрят друг на друга, обрывают фразы на полуслове.

– Ерунда, – махнул рукой Олесь. – Обычная нервозность. До операции осталось мало времени, вот все и дергаются.

– Может быть, – согласился Белаун. – Но к моим словам советую прислушаться.

Вилл сел в темно-синий лимузин, и машина после соответствующей команды тронулась в путь. Спустя двадцать секунд она выехала из подземного гаража компании и растворилась в общем потоке электромобилей. Начался завершающий этап проверки. Какивпредыдущих случаях слежку за аланцем устанавливать не стали. Игра велась в открытую, без подстраховки. Остервил и Вестон блестяще выдержали нелегкое испытание. Теперь очередь дошла до Белауна.

Для русича же наступал самый трудный и ответственный период агентурной деятельности. В отличие от Джоркса, он был уверен, что предателем является Браст. Слишком много странных поступков совершил майор в последние годы. Где-то Никос должен был допустить ошибку. Спасая свою жизнь, офицер заключил сделку со службой безопасности. Версия довольно правдоподобная. Необходимо лишь доказать ее. В успехе Храбров не сомневался.

Браст – опытный шпион, он все делает последовательно и осторожно. Знакомых разведчиков тасконец сдавал постепенно, стараясь не засветиться. Случай с Салан – исключение. К решительным шагам его подтолкнули обстоятельства. Внешнего контроля за ним нет. Мерзавец убежден в собственной непогрешимости. Ведь именно майор создавал агентурную сеть Чанкока. Кто заподозрит Никоса?

Олесь покинул «Кондекс» час назад. Землянин доехал до центра города на такси, остановил машину возле зоологического музея и неспеша двинулся по улице. Торопиться было некуда. Надо тщательно продумать план предстоящих действий.

Через пятнадцать минут Храбров набрел на закусочную, где и находился до сих пор. Две чашки сладкого бодрящего напитка, пара бутербродов и свежая утренняя газета. Судя по статьям, ситуация на Алане абсолютно спокойная. Никаких взрывов, перестрелок, аварий. Вот она – работа журналистов! Либо ты пишешь правду, и никто твои заметки не печатает, либо выдаешь хорошо оплачиваемую ложь. Все выше сказанное относится и к политическим программам центральных каналов голографического вещания. Отлично подготовленная и отрепетированная дезинформация.

Отложив газету, русич с отрешенным видом уставился в окно. Со стороны он выглядел одиноким пенсионером, бесцельно проводящим остаток жизни в дешевых заведениях. «Лишних» людей в Чанкоке не так уж мало.

На самом деле Олесь пытался настроиться на встречу с Брастом. Сдержать эмоции непросто. Землянин боялся, что в разговоре с агентом ему не удастся скрыть нотки недоверия. Майор без труда заметит в голосе Храброва подозрительные интонации. Ведь даже Вилл обратил внимание на странное поведение людей Джоркса. А что говорить о человеке с двадцатилетним стажем шпионской деятельности! Никос – великолепный психолог.

Да и как подавить в себе ярость? Ведь тасконец повинен в гибели Линды. Негодяю нет прощения.

Чувства, чувства...

Скольких отличных разведчиков они загубили. В любой обстановке нужно уметь сохранять хладнокровие. Даже если собеседник тебе противен и хочется его задушить, продолжай улыбаться, льстить и болтать светскую чепуху. В безжалостной борьбе двух цивилизаций ошибки недопустимы. Посмотрев на часы, русич тяжело вздохнул и встал из-за стола. Пора идти к управлению. В разговоре с Брастом Олесь решил ограничиться минимумом слов. Обсуждать возникшие проблемы на улице не имеет смысла. В конце концов, землянин всего лишь исполняет роль ликвидатора сети. Его задача эвакуировать уцелевших агентов. Храбров преодолел три квартала и вышел на площадь.

На мгновение русич замер, стараясь получше разглядеть здание. Строение производило сильное впечатление. Сириус еще не достиг зенита, и косые лучи звезды, отражаясь от зеркальных окон, сливались в огромное белое зарево. От яркого блеска Олесь невольно зажмурился.

Где-то здесь, на одном из этажей, сидит в кабинете полковник Стоун. Аланец даже не предполагает, что его злейший враг сейчас стоит в какой-то сотне метров от управления. Удивительный парадокс жизни. Разве семь лет назад Храбров и Стоун думали, что когда-нибудь вместе окажутся в Чанкоке. Пути господни неисповедимы. Предстоящая операция была достаточно легкой. Раз в декаду Никос ровно в шесть часов первого дневного периода заходил в маленький хозяйственный магазинчик неподалеку от здания управления. Он совершал ряд покупок и через десять минут возвращался на работу. Стандартная явка для экстренных случаев. Назначая эвакуацию майора на последний день, русич умышленно подгадывал под установленную дату. Учитывая, что Браст часто курсирует по городу, это значительно облегчало задачу Олеся. Агента не нужно ждать и искать.

Тщательно рассчитав время, землянин пришел в магазин на три минуты раньше Никоса. Следовало осмотреться и подготовиться к встрече. Кроме продавца в помещении находились еще двое мужчин. Судя по всему, случайные прохожие. Они внимательно разглядывали товар, изредка задавая хозяину уточняющие вопросы. Неказистый лысеющий аланец лет пятидесяти отвечал им с явной неохотой. Торговец умел отличать потенциальных клиентов от любопытных посетителей.

К Храброву хозяин даже не повернулся. Зачем старику электронные замки, наборы инструментов, запасные части к роботам и моющие средства? Ремонтом в жилых домах занимаются соответствующие службы. Вывод очевиден – пожилой господин ничего покупать не будет. Так стоит ли уделять ему внимание.

Олесь пересек зал и остановился возле витрины с дверными ручками. Фантастическое разнообразие форм и расцветок! Изящно изогнутые, круглые, квадратные, с мордами ужасных чудовищ и ангельскими женскими лицами. Внезапно поведение продавца изменилось. Обаятельная улыбка, блеск в глазах, почтительно наклоненная вперед фигура.

– Здравствуйте, господин Ривал! – воскликнул владелец магазина. – Всегда рады вас видеть. Что-нибудь ищете или обычный утренний визит?

– Понадобились кое-какие мелочи – раздался уверенный низкий голос.

К прилавку шагнул высокий крепко сбитый мужчина с обильной сединой в волосах. Землянин слегка развернулся, чтобы понаблюдать за ним. Удивительное соответствие голографии. Глаза, нос, прическа, идеально выбритый подбородок. Складывалось ощущение, будто время и обстоятельства не властны над тасконцем. Никос четко придерживался своего имиджа. Недорогой, но хорошо пошитый костюм, отглаженная голубая рубашка, строгий галстук, добротные ботинки. С видом знатока Браст молчаливо рассматривал выставленный товар.

– Может, требуется моя помощь? – заискивающе спросил хозяин.

– Пожалуй, – согласился майор. – Меня интересует сантехника. Надежные краны, вентили...

– Превосходно! – радостно произнес аланец. – Я как раз недавно приобрел подобное оборудование. Огромный выбор. Взгляните рекламный буклет.

Продавец протянул Никосу толстое красочное издание. Разведчик начал неспеша листать журнал. До истечения контрольного времени оставалось шесть минут. Пора было действовать. Храбров приблизился к агенту и, указав на никелированный смеситель, негромко сказал:

– Прекрасный образец.

Браст снисходительно посмотрел на старика и вежливо проговорил:

– Спасибо за совет, но я и сам неплохо разбираюсь в данном вопросе.

– Прошу прощения, – вымолвил русич. – Просто увидел добротно сделанную вещь и не удержался от реплики. Этот предмет сверкает на снимке, словно звезды в ночном небе. А они так далеки и красивы.

Олесь несколько изменил ключевую фразу. Иначе получалась несусветная глупость. Он надеялся, что Никос поймет намек. Майор продолжал невозмутимо листать буклет. Не получив ответа, землянин отступил в сторону. Лишь спустя пару минут, положив издание на витрину, Браст написал на листке бумаги длинный ряд цифр и протянул его владельцу магазина.

– Пришлите мне все это через два дня, – произнес тасконец. – Обычная партия по оптовой цене. Оплату я произведу, когда товар придет на склад.

– Как вам будет угодно, – расплылся в улыбке аланец. Разведчик сделал четыре шага в направлении выхода и вдруг остановился. Никос будто что-то вспомнил. Обернувшись к хозяину, майор поинтересовался:

– Я могу воспользоваться голографом?

– Разумеется, – мгновенно отреагировал продавец. Браст решительно прошел за прилавок и набрал на

пульте нужную комбинацию. На экране появился молодой русоволосый офицер.

– Добрый день, Шол, – вымолвил тасконец.

– Здравствуйте, господин Ривал, – отчеканил лейтенант.

– У меня маленькая просьба, – проговорил Никос. – Свяжись с капитаном Юргансом и передай ему, что сегодня я в управление не вернусь. Появились неотложные дела. Весьма возможно они затянутся до завтра.

– Хорошо, – утвердительно кивнул головой сотрудник службы безопасности.

Выключив голограф, разведчик поблагодарил владельца магазина за услугу и уверенно зашагал к двери.

Следом за ним двинулся и Храбров. Выйдя на улицу, русич начал искать глазами Браста. Тот, как ни в чем не бывало, шел к стоянке электромобилей. Неужели тасконец не понял Олеся? Это катастрофа! Сейчас Никос уедет и исчезнет из поля зрения землянина на долгий срок.

Сердце Храброва учащенно заколотилось. Винить некого. Русич сам провалил операцию. Нельзя менять в пароле слова. Олесь поневоле ускорил темп. Надо любой ценой перехватить майора. Неожиданно Браст задержался возле газетного автомата. Разогнавшийся землянин едва не налетел на агента. С ироничной усмешкой на устах тасконец тихо произнес:

– А вы, дедуля, спортсмен.

Храбров тут же замер. Сейчас он выглядел полным идиотом.

– Ничего не хотите мне сказать? – спросил Никос, извлекая газету из специального паза.

– Объявлен «апокалипсис», – выдохнул русич.

– Я так и подумал, – спокойно вымолвил майор. – Использовать мой служебный транспорт не имеет смысла. Берите такси и в путь...

Браст демонстрировал потрясающую уверенность в себе. Создавалось впечатление, что у него нет нервов. Стало ясно, зачем разведчику понадобился голограф. В момент контакта Никос мгновенно просчитал ситуацию и догадался об эвакуации. Чтобы сохранить легенду агент подстраховался на двое суток. Теперь отсутствие господина Ривала на работе не вызовет ни малейших подозрений. Майор умел опережать события. Бесценное качество для разведчика. Он крайне опасный противникиснимпостоянно нужно держать ухо востро.

Мужчины устроились на заднем сидении электромобиля, и машина резко стартовала. До нужной точки такси ехало двадцать семь минут. За это время Браст не проронил ни слова. Самообладанию тасконца можно было позавидовать. С равнодушием на лице Никос наблюдал за проносящимися мимо лимузинами. Если в предыдущих случаях с Остервилом, Вестон и Белауном Олесь являлся ведущим, то сегодня без сомнения – ведомым. Требовались лишь некоторые уточнения.

Машина плавно остановилась, и разведчики вышли на улицу Креж. Внимательно осмотревшись по сторонам, Браст улыбнулся и проговорил:

– Все, как и прежде. За последние годы схема совершенно не изменилась. Это серьезный недостаток. Надо постоянно вносить что-нибудь новое, необычное. Иначе провалов не избежать.

Землянин на реплику Никоса не отреагировал. После небольшой паузы Храбров негромко сказал:

– Нам нужно пройти метров двести.

– Я знаю, – произнес майор. – Если не ошибаюсь, это аптека. Помещение маленькое, но удобное и уютное.

Русич изумленно взглянул на тасконца. Попадание было в самое яблочко. Интересно, сколько еще чанкокских явок известно Брасту? Наверняка много. Не удивительно, что мерзавец стал двойным агентом. Джоркс ему и в подметки не годится.

– Научитесь скрывать свои эмоции, – небрежно заметил Никос. – В моей догадке нет ничего сверхъестественного. Я сам создавал систему подземных коммуникаций. Аптека – одна из наиболее старых явок. Признаться честно, не думал, что она до сих пор функционирует.

– Так получилось, – растерянно пожал плечами Олесь.

Храбров пребывал в состоянии легкого шока. Майор обладал невероятным объемом информации и без особого труда мог сдать врагу почти половину разведывательной сети города. Клив был не в силах повлиять на ситуацию. Почему же Браст этого не сделал? Ответ прост. Либо тасконец ведет очень рискованную игру, либо... Нет! Подобный вариант исключен.

Салан вычислила негодяя. Он член ее группы. Кроме Никоса никого не осталось. Его цель – координационный центр. На мелочи майор не разменивается. Но даже самый опытный агент допускает ошибки. Предательство Линды одна из них. Браст клюнул на провокацию, а значит, не безупречен. С души русича словно камень свалился.

Через пару минут мужчины без приключений добрались до нужного здания. Осторожный стук в стекло, и в окне появилось лицо молодого человека. Дверь сразу открылась. Навстречу разведчику шагнул командир группы прикрытия.

– Здравствуй, Никос, – крепко пожимая руку майору, вымолвил офицер. – Не думал, что придется тебя вытаскивать.

– Крес, ты же не мальчишка, – усмехнулся Браст. – Должен понимать, в нашей работе случается всякое. Сеть рухнула, и я оказался на виду. Хотя, мое прикрытие идеально. Три года подготовки не пропали даром. Скажи лучше, как здесь дела?

– Паршиво, – поморщился тасконец. – Аланцы взялись за нас всерьез. Штурмовые отряды атакуют подземные коммуникации с разных направлений. Они не жалеют ни сил, ни средств. Мы не в состоянии их удержать и постепенно отступаем. Пропали три важных тайника, два десятка выходов на поверхность, уничтожена четверть оборонительной системы.

– Я знал об операции, – кивнул головой Никос. – Но, похоже, недооценил ее масштаб. Чувствуется рука полковника Стоуна.

– Вообще-то мы находимся вблизи опасной зоны, – произнес офицер. – Следует поторопиться

– Так какого дьявола я с тобой тут разглагольствую! – раздраженно воскликнул майор.

Группа быстро двинулась к коридору. Спустя три минуты разведчики вышли в канализационный тоннель. Рядом с «чистильщиком» по колено в грязной воде стояли пятеро солдат. Все в бронежилетах, шлемах, с лазерными карабинами за спиной. Один из бойцов склонился над голографическим экраном, манипулируя маленькими рычажками на пульте.

– Что там? – тревожно спросил Кресс.

– Прорвана семнадцатая линия, – доложил оператор. – Через полчаса штурмовики очистят ветку.

– Проклятье! – выругался командир группы. Внезапно где-то в конце тоннеля раздался мощный взрыв, замелькали частые желтовато-оранжевые лучи. Бой был в самом разгаре. Не считаясь с потерями, противник упорно пробивался вперед. Рано или поздно аланцы обязательно добьются успеха. Скажется значительное преимущество в численности и ресурсах. Разведчики устроились в гравитационной машине, пристегнулись и тронулись в путь, оставив солдат возле выхода из аптеки. У этих бойцов совсем иная задача. Не исключено, что им прикажут держаться до последнего. Война вступала в новую фазу, в фазу прямых столкновений.

Между тем, Храбров и Браст без проблем добрались до «Кондекса». Маршрут ничем не отличался от трех предыдущих. Стандартная проверка, светонепроницаемые очки, скоростной электромобиль и подземный гараж фирмы. Подъезжая к зданию, Олесь заметно нервничал. А вдруг в «Кондексе» перестрелка?

Нет, за себя русич не боялся. Машину можно развернуть в любой момент. Дело в другом. Если Джоркс прав, то Белаун уже сообщил службе безопасности адрес тасконского разведывательного центра. Медлить Стоун не будет. Червь сомнений безжалостно терзал душу.

Увидев спокойное лицо Клива через боковое стекло лимузина, Храбров облегченно вздохнул. Теперь тасконцы пусть сами разбираются с предателем. Его миссия завершена. Олесь даже не стал провожать Никоса. Не дай бог эмоции возьмут верх над разумом, и он набросится на мерзавца, убившего Салан. Для снятия нервного напряжения требовалось время.

На допрос майора русич явился едва ли ни первым. Члены отдела внутреннего контроля подтягивались постепенно, и уже по отрывочным репликам Храбров понял, что офицеры пребывают в некоторой растерянности. Двое из трех тасконцев отлично знали Браста, а Джоркс и вовсе был учеником бывшего резидента.

Ситуация довольно щекотливая. Эти парни, так лихо «пытавшие» Остервила, Вестон и Белауна, сейчас испытывали определенную робость. Еще бы, перед ними должен предстать человек, по сути дела создавший чанкокскую агентурную сеть. Авторитет вещь немалая.

Никос вошел в комнату, кивнул следователям головой и, не спрашивая разрешения, занял кресло посреди помещения. Ни с кем в отдельности майор не здоровался. Внешний вид тасконца, как всегда, безукоризнен. За прошедшие четыре часа Браст принял душ, пообедал, познакомился с рядом документов и сменил костюм. Старый немного испачкался в тоннеле. Подобная аккуратность буквально взбесила Олеся. Лживый изворотливый педант. Но ничего, от возмездия еще не уходил ни один предатель.

Окинув взглядом присутствующих, Никос сказал: – Слушаю вас, господа.

Идиотизм! Складывалось впечатление, что дознание ведет не внутренний отдел, а негодяй Браст.

– Вы догадываетесь, почему вас вызвали? – неуверенно поинтересовался светловолосый офицер.

– Разумеется, – вымолвил майор. – Провал разведывательной сети не бывает случайным, особенно если при этом гибнет связник.

– Откуда вам известно о смерти Салан? – мгновенно отреагировал тасконец со шрамом.

Вопрос убийственный для любого, но не для Никоса. На устах мужчины появилась горькая снисходительная усмешка. Пристально посмотрев на собеседника, Браст по-отечески проговорил:

– Давайте не будем играть в прятки. Естественно о перестрелке в выставочном павильоне не печатали газеты, и не сообщала служба новостей правительственного канала. Однако не надо забывать, где я работал. Подробности неудачного задержания сотрудники управления обсуждали целый день. У меня хороший слух и отличная память. Тем более что с Линдой мы встречались накануне...

– Обычно подлинные имена связников агенты не знают, – вставил русич.

– Она сама сказала его вначале нашей совместной деятельности, – спокойно ответил майор. – Одно дело теория и совсем другое – практика. В первое время женщина нуждалась в поддержке и советах. К сожалению, бедняжка их плохо усвоила.

– Почему вы так решили? – спросил Клив.

– Салан мертва, а значит, допустила ошибку, – бесстрастно констатировал Никос. – В любом провале есть доля вины разведчика.

– Уточните, пожалуйста, детали последнего контакта, – произнес широкоплечий офицер.

– Это вообще особый случай, – Браст подался чуть вперед. – Она действовала крайне авантюрно и непрофессионально. Встреча произошла в середине второго дневного периода, когда я закончил работу. Мы столкнулись возле здания управления. Мне ничего не оставалось, как проводить ее до стоянки. Линда была сильно возбуждена и постоянно порывалась что-то сказать.

– Вы выслушали женщину? – уточнил Джоркс.

– Да, – майор вздохнул. – В десяти минутах езды от площади есть сквер. Салан несла полную чепуху. Какой-то агент добыл ценную информацию о бункерах Великого Координатора, но принести контейнер не сумел, и потому он придет ночью в парк. Высшая степень нервного срыва. Признаюсь честно, яструдом сдержался.

– Чем вы можете объяснить столь необычный поступок связника? – поинтересовался светловолосый тасконец.

– Это, конечно, не моя специализация, – вымолвил Никос. – Но, думаю, Линда сломалась. Психологическая нагрузка оказалась ей не по плечу. Признаки характерные. Резко нарастает чувство страха, появляется мания преследования, хочется побыстрее скинуть полученные сведения. Салан – яркий тому пример. Наверняка в тот день она встречаласьисдругими людьми. В павильоне женщина устроила настоящий цирк. Прямая передача контейнера. Абсолютная глупость! Аппаратура внутреннего наблюдения ее сразу засекла. Непонятно только кто и зачем перебил агентов службы безопасности в доме госпожи Дарквил.

После короткой паузы Браст добавил:

– В последние годы Таскона внедрила на Алан тысячи разведчиков. Мы погнались за количеством, совершенно забыв о качестве. Подготовка некоторых сотрудников находится на зачаточном уровне. Плодим дилетантов. Они не знают как вести себя на улице, как выйти на контакт, плохо разбираются в местных обычаях и нравах. Так чего удивляться провалам. С каждым днем их будет все больше и больше. Спячка в секретном ведомстве Стоуна закончилась. За нас взялись всерьез.

Майор взглянул на Храброва и продолжил:

– Там работают мастера своего дела. Аланцы слова в пароле не меняют и посреди проспекта, как олухи, не останавливаются. Неужели для эвакуации нельзя было подобрать более опытного агента?

Землянин в ярости сжал кулаки. Ногти до крови впились в ладони. Эта сволочь еще и издевается над ним. Пока Олесь подыскивал веские доводы, его опередил Клив.

Вице-президент встал с кресла и заметил:

– Кое-что нужно пояснить. Передачу контейнера Линда Салан инсценировала. Блестящая игра от начала до конца. Истинный смысл сцены заключался в нескольких словах, которые понимал только сидящий напротив вас человек. Информация же о резиденции правителя находилась в ее доме. Возникшую проблему господин Воленг решил в одиночку. За пять минут он уложил четверых офицеров службы безопасности и нашел нужную вещь. Разве это не профессионализм?

– Вам виднее, – усмехнулся Никос.

– Напрасно язвите, – сказал Джоркс. – Внедрять Воленга в глубокие структуры Алана никто не собирался. У него другое предназначение. Если интересно, приказ о подключении разведчика к эвакуации отдал лично генерал Байлот. Хотя я не точно выразился. Генерал настоял.

Браст впервые проявил эмоции. Вскинув голову, тасконец изумленно посмотрел на ученика. Уж не ослышался ли он? Не давая майору опомниться, Клив проговорил:

– Не стану лгать. Для меня данный выбор тоже стал неожиданностью. Однако теперь очевидно – лучшую кандидатуру трудно было найти. Господин Воленг великолепно справился с заданием. Благодаря его смелости и решительности мы не потеряли ни одного агента.

– Прекрасно, – вымолвил Никос. – Я старею и не успеваю за современным темпом жизни. Добавить к рассказу мне больше нечего, так что разрешите откланяться.

Мужчина поднялся и неторопливо покинул комнату.

Браст имел собственный взгляд на разведку и идти на компромиссы не хотел. Теперь понятно, почему майор ушел с руководящей должности на оперативную работу. Там тасконец отвечал только за себя. Характер у Никоса непростой и в общении с людьми возникали определенные трудности.

В помещении воцарилась тягостная тишина. Никто не решался высказываться первым. Случай действительно неординарный. Наконец офицер со шрамом произнес:

– Не будем обманывать друг друга. Мы все думаем об одном и том же. Белаун уехал из фирмы около десяти часов назад. Чист он или нет неизвестно, но пока речь о штурме «Кондекса» не идет. Остался только один подозреваемый. И если отбросить заслуги Браста, надо признать, что в его показаниях много темных пятен. Майор чересчур самоуверен. А гордыня – тяжкий грех.

– Болтать попусту бессмысленно, – вмешался широкоплечий сотрудник. – Никос наверняка подстраховался. Зондаж мозга ничего не даст. Браст всегда считался лучшим по созданию легенд. На любой вопрос у разведчика есть готовый ответ. В логической цепочке мы не найдем ни единой бреши. Он должен клюнуть на наживку. Центр майор осматривал очень внимательно.

– И все-таки мне не верится, что Никос предатель, – обхватив голову руками, проговорил Джоркс. – Какой смысл? В чем выгода? Да, Браст тщеславен и старомоден, но у кого из нас нет недостатков? Майор – настоящий патриот Тасконы. За Родину Никос готов глотку перегрызть врагу. И не забывайте, основная часть провалившихся агентов работала на перевалочных пунктах. Браст же обладает гораздо большей информацией. Тоннели, тайники, явочные квартиры. Он сам их создавал.

– Вот именно! – воскликнул Храбров. – Сдай майор хоть часть сети, и мы бы сейчас не гадали, кто изменник. Никос хитер и опасен. Каждый свой шаг мерзавец тщательно продумывает.

Возразить было нечего. Клив пожал плечами, встал и направился к выходу. Аланец надеялся, что беседа с Брастом прояснит ситуацию, а получилось все наоборот. Вызывающее поведение тасконца лишь усугубило его положение. Никос напрасно упомянул о личных контактах со связником. Это только усилило подозрение следственной группы. Майор сам загнал себя в угол.

Ранним утром Браст покидал «Кондекс». К тому времени проверка Белауна уже завершилась. С момента новой легализации Вилла прошли сутки. Теперь никто не сомневался, что предателем является Никос. Джоркс ходил по коридорам компании грознее тучи. Клив не мог простить учителю подобную подлость. Причины, подтолкнувшие майора к такому шагу, никого не интересовали.

Впрочем, предложение немедленно ликвидировать негодяя отдел внутреннего контроля категорически отверг. Операция ведь имела и другую цель. Служба безопасности должна разгромить координационный центр. Тогда запасной штаб будет действовать абсолютно спокойно. Полковника Стоуна нужно ввести в заблуждение.

С трудом сдерживая эмоции, вице-президент довольно холодно попрощался с Брастом. В отличие от аланца Никос пребывал в прекрасном настроении. Как обычно идеально выбрит и причесан. Дорогой костюм, белоснежная рубашка, начищенные до блеска ботинки. С дежурной улыбкой на устах тасконец пожимал коллегам руки и желал им удачи. Либо майор ни о чем не догадывался, либо великолепно играл свою роль. Офицер вальяжно устроился на заднем сидении лимузина, и машина тронулась в путь.


Глава 3 ВИЛЛ БЕЛАУН | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 5 ГИБЕЛЬ «КОНДЕКСА»