home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

ГИБЕЛЬ «КОНДЕКСА»

В кабинете раздался тревожный сигнал вызова. Еле оторвав голову от подушки, Стоун неторопливо поплелся к рабочему столу. Всю ночь полковник руководил операцией по зачистке подземных коммуникаций. В тоннелях развернулось настоящее сражение. Тасконцы очень основательно подготовились к обороне и цеплялись буквально за каждый метр пространства. А ведь в Чанкок они проникли всего десять лет назад. Куда смотрела служба безопасности, когда шло строительство?

Стил проклинал предшественников за разгильдяйство и самоуверенность. Теперь за просчеты начальников своими жизнями платили бойцы специальных подразделений. Потери исчислялись уже сотнями. Солдаты смело бросались на лазерные пушки и укрепления врага, но продвижение вперед по-прежнему было достаточно медленным.

Ценой огромных усилий штурмовики взяли под контроль около тридцати процентов тоннелей. Мало, катастрофически мало. До истечения отпущенного правителем срока осталось лишь двое суток.

Между тем, Бартон, без сна и отдыха, развозит и закладывает взрывчатку в установленные места. И пусть никто не сомневается, в нужный момент Стоун без колебаний нажмет кнопку и превратит многомиллионный город в руины. Ответственность никогда полковника не пугала. Война требует жертв.

Офицер включил голограф и увидел лицо посвященного первой степени Викса. Этого аскета Стил откровенно недолюбливал. Ему постоянно казалось, что перед ним мумия или статуя. Бледная синеватая кожа, не моргающие глаза и практически не открывающийся рот.

– Долго спите, полковник, – недовольно пробурчал приближенный вождя.

– Я работал всю ночь и имею на это право, – грубовато ответил Стоун.

– Позволю себе не согласиться с данным утверждением, – вымолвил Викс. – Однако речь сейчас о другом. С вами хочет поговорить Великий Координатор. Мы проверим линию связи и установим контакт.

– К чему такие сложности? – удивился офицер.

– Информация секретная, а в управлении службы безопасности чересчур много лишних ушей, – пояснил посвященный.

Стил бесстрастно пожал плечами. О том, что среди его людей есть агенты тасконской разведки, полковник догадывался. Обычная практика внедрения. Наверняка они подлинные аланцы, и ни одна проверка их не выявит. Надо честно признать, вербовка у противника поставлена на высочайший уровень. Большинство провалившихся явочных квартир принадлежало коренным жителям Чанкока с родословной уходящей в века. Предпринимаемые Виксом меры предосторожности были отнюдь не лишними.

Экран вспыхнул вновь, и внимательные проницательные глаза впились в Стоуна. Спустя секунду бархатный голос произнес:

– Я всегда держу свое слово, Стил. Только что на контакт со мной вышел осведомитель. Его сеть ликвидировали. Перевалочным пунктом эвакуации служил вражеский координационный центр.

– Он уверен в этом? – позволил себе замечание офицер.

– Абсолютно, – вымолвил правитель. – Агент – опытный разведчик. Установленная в помещениях аппаратура предназначена для поддержания постоянной связи с космическими кораблями. Все готово для работы. Штурм моей резиденции может начаться в ближайшие дни.

– Тасконцы не успеют его осуществить, – тут же заявил полковник.

– Надеюсь, – проговорил вождь. – Вы обязаны разгромить это мерзкое гнездо уже сегодня. Ни один шпион не должен вырваться из западни. Перекройте все пути отхода. На улицах, под землей, в воздухе – везде расставьте надежные заслоны. Уничтожайте противника безжалостно, но помните, что пленники могут помочь нам покончить с подпольем. Важно узнать, нет ли запасного штаба. А если есть, то где он находится и в каком состоянии. Возглавить операцию должен умный и преданный человек.

– Я знаю такого, – мгновенно отреагировал Стоун.

– Кто он? – поинтересовался Великий Координатор. Аланец встал, поправил китель, застегнул ворот и с достоинством произнес:

– Я.

– Хороший выбор, – похвалил правитель. – У меня нет возражений. Думаю, личное участие начальника оперативного отдела в столь ответственной миссии – это разумный шаг. Приступайте немедленно.

– Слушаюсь! – отчеканил офицер. – Назовите лишь место.

– Фирма «Кондекс», – сказал вождь. – Северо-западный округ.

– Вы позволите еще один вопрос? – вымолвил Стил.

– Конечно, – проговорил Великий Координатор.

– Что делать с Чанкоком? – произнес полковник. – Через два дня город должен быть стерт с лица планеты. Мои люди без устали загружают взрывчатку в подземные шахты.

– Пусть завершают работу, – приказал правитель. – Поставленную задачу нужно выполнить в срок. Дата акции переносится на неопределенное время. Если враг выскользнет из ловушки, мы осуществим намеченный план.

– Ясно, – кивнул головой офицер.

– Дерзайте, Стоун, – сказал вождь. – Я жду хороших новостей.

Экран голографа погас, и аланец опустился в кресло. Ему требовалось несколько минут на осмысление полученных сведений.

Итак, агент Великого Координатора выполнил задание. Место расположения штаба тасконцев раскрыто. Теперь необходимо нанести неприятелю мощный сокрушающий удар.

Стил нажал на кнопку пульта. Часть стены отъехала в сторону, открывая подробную карту Чанкока. На ней можно было найти любой дом, магазин или завод. Подлинное произведение искусства. Бригада техников трудилась почти полгода.

– Фирма «Кондекс»! – скомандовал полковник.

Компьютер молниеносно обработал речевую информацию. В левом верхнем углу вспыхнула ярко-красная точка. Судя по конфигурации, здание огромное. Противник не мелочился, строился с размахом.

– Наложить последние данные о зачистке подземных коммуникаций, – распорядился Стоун.

Треть города окрасилась в синий цвет. К сожалению, до фирмы пятно не доставало. Учитывая темпы продвижения, штурмовые отряды еще не скоро преодолеют эти два километра. Вывод напрашивался сам собой – атаковать координационный центр сейчас нельзя. При первом же столкновении враг приступит к эвакуации оборудования.

Офицер задумчиво изучал карту, пытаясь найти наиболее оптимальное решение проблемы. Спустя четверть часа Стил решительно набрал на пульте голографа нужную комбинацию.

Перед полковником предстал командир авиационной дивизии генерал Клинтс.

– Генерал, – без всякого приветствия проговорил Стоун. – Мне нужны две лучшие эскадрильи. Объявите полную боевую готовность. Пилоты должны спать, есть, ходить по нужде, не покидая кабины самолета. После получения соответствующего приказа машины тут же идут на взлет. Если через минуту их не будет в воздухе, вас казнят за измену.

Клинтс удивленно и испуганно смотрел на офицера службы безопасности. О крутом нраве полковника знали все, а потому бедняга невольно почувствовал нервную дрожь в коленях. Слов на ветер Стоун никогда не бросал. Генерал хотел что-то ответить, но канал связи уже прервался.

Следующим был командир штурмовой группы капитан Эстен. Он находился возле транспортных боксов и прибежал едва дыша. Не давая ему опомниться, Стил предельно жестко, без эмоций в голосе, вымолвил:

– Дин, подбери триста опытных надежных бойцов и подготовь десять гравитационных катеров. Отряд сосредоточь на основной стартовой площадке. С собой взять два боекомплекта. И учти, больше никаких промахов! На этот раз пощады не жди.

– Будет исполнено! – козырнул аланец. Выключив голограф, полковник поднялся с кресла и тихо сказал:

– Теперь самое трудное

Он достал из шкафа полевую форму, быстро переоделся, застегнул бронежилет, проверил блок питания лазерного карабина. Заставить солдат идти на смерть можно только личным примером. Спустя двадцать минут специальный лимузин доставил Стоуна к одному из входов в подземные коммуникации. В тоннеле начальника оперативного отдела ждали командиры рот и руководитель операции майор Эквил.

– Господа, – без малейшего вступления произнес Стил, – нам выпала высокая честь уничтожить врагов Алана и Великого Координатора. По данным разведки штаб тасконцев располагается в северо-западной части Чанкока. Поэтому все силы перебрасываются туда. На остальных направлениях поддерживаем максимальную активность. У противника должно сохраниться ощущение, что ситуация не изменилась. В бой вводятся дополнительные резервы.

Трусов и предателей расстреливать на месте. За пять часов мы обязаны преодолеть два километра.

Молодой светловолосый офицер изумленно свистнул. Предложенный темп был нереален. Однако на реакцию подчиненного полковник не обратил внимания. Его интересовал только результат. Начался отсчет контрольного времени. Гигантский механизм силовых ведомств страны пришел в движение.

В тоннели спускались все новые и новые армейские подразделения. Они вступали в бой без задержек и переформирования. Количество убитых и раненых стремительно росло. Последних не успевали даже отправлять в госпитали. Десятки солдат лежали на грязном бетонном полу, дожидаясь своей очереди.

По понятным причинам в обычных больницах истекающих кровью штурмовиков не размещали.

Операция сверхсекретная, и на поверхности никто не догадывался о разворачивающемся в подземных коммуникациях сражении. Миллионы людей продолжали жить в иллюзорном мире. А он мог в любой момент взорваться. С тех пор, как Браст покинул «Кондекс», минуло почти четыре часа. Координационный центр работал в привычном режиме. Абсолютное большинство сотрудников даже не догадывается о нависшей над фирмой опасности. Агенты, участвовавшие в эвакуации оборудования, были давно переведены в другие места. Остальные строго хранили доверенную им тайну. Никос видел лишь то, что ему показывали.

На всякий случай Джоркс усилил охрану компании. Объяснение банальное – предстоял штурм резиденции Великого Координатора. Нервы у разведчиков напряжены до предела. Тревожное ожидание развязки. Кто кого опередит?

Чтобы немного расслабиться и отвлечься от тягостных мыслей Храбров взялся за книгу. Обычный мелодраматический сюжет. Идеальное чтиво для чувствительных женщин.

Через двадцать минут роман землянину наскучил. Он поставил книгу обратно на полку и лег на диван. В предательстве майора Олесь ничуть не сомневался.

Внезапно в комнату ворвался Джоркс. Молча кивнув головой в знак приветствия, аланец пересек помещение и сел в дальнее кресло. Догадаться, что Клив чем-то расстроен, труда не составляло. Вице-президент долго не мог подобрать нужные слова. Русич его не торопил. Наконец, Джоркс тяжело вздохнул и произнес:

– Служба безопасности усилила натиск в подземных коммуникациях в северо-западном направлении. Туда стягиваются дополнительные резервы.

– И что это значит? – уточнил Храбров.

– Враг рвется к «Кондексу», – вымолвил аланец. – Наши предположения оказались верны. Предателем является майор Браст.

Последние слова Клив говорил с мученическим выражением лица. Если вчера у него и оставались какие-то призрачные надежды на ошибку, то теперь они рассыпались в прах. Косвенные доказательства вины превратились в реальные. Времени прошло ровно столько, чтобы Никос передал ценные сведения своим новым хозяевам, а полковник Стоун на них отреагировал.

– Каков дальнейший план действий? – поинтересовался Олесь.

В глазах резидента сверкнули искры злорадного торжества. В этой смертельной игре тасконцы все же одержали победу. Противник заглотил наживку. Пробиваясь к компании, штурмовики совершенно напрасно теряли солдат. После короткой паузы Джоркс сказал:

– Об истинных целях проводящейся операции в центре знают лишь пятеро – ты, яитроеофицеров внутреннего контроля. Всего же в здании семьдесят шесть человек. То, что надо. Постепенно сопротивление в тоннелях будет угасать. Хорошие бойцы пригодятся нам при атаке на убежище тирана. Как только враг перекроет подземные выходы из фирмы, служба безопасности ринется на штурм «Кондекса». Мы достойно встретим неприятеля. За каждый метр, каждый коридор, каждый этаж развернется настоящее сражение. Штаб тасконской разведки должен защищаться отчаянно!

– Не слишком много пафоса? – язвительно заметил русич. – Может, стоит позаботиться о сотрудниках. Среди них немало женщин. Я уверен, что противник возьмет квартал в плотное кольцо окружения. Пути отступления подготовлены?

– Понимаю твою озабоченность, – проговорил Клив. – Но напомню – на Алан переправлялись добровольцы. Они профессионалы. Для создания полной иллюзии необходимо продержаться хотя бы полчаса. Поспешное бегство вызовет подозрение. Я не имею права посвящать тебя в детали. В подобной ситуации ни от чего нельзя зарекаться. Любой агент может попасть в плен. А уж ученые Великого Координатора с людьми не церемонятся. Ради нужной информации они выпотрошат мозги кому угодно. Линда не случайно разрядила карабин себе в голову.

– Да, о морали тут стоит забыть, – с горечью произнес Храбров.

– Мы являемся прикрытием для десятков тысяч бойцов, выдвигающихся к резиденции тирана, – продолжил вице-президент. – Это наша судьба. Умереть героем – достойная привилегия. Что же касается отхода... Есть один надежный запасной вариант. Задействуем его тогда, когда задача будет выполнена. А до тех пор пусть все считают, что мы в западне.

– Жестоко, но зато честно, – вымолвил Олесь. – Как ты сказал накануне, боевые операции – мой профиль. Я не собираюсь отсиживаться за спинами других. Надеюсь, запасное снаряжение у вас найдется?

– Разумеется, – улыбнулся Джоркс.

Координационный центр начал готовиться к сражению. Пока сотрудникам фирмы не объявляли о приближающейся опасности, но служба охраны уже доставала из тайников шлемы, бронежилеты и оружие.

Все шло точно по плану. Сопротивление в подземных коммуникациях постепенно ослабевало. Клив приказал отвести защитные группы от зон соприкосновения. На пути аланцев остались лишь технические средства. Не считаясь с потерями, штурмовики секретной службы яростно пробивались к «Кондексу». Лазерные орудия, отравляющие вещества и проваливающиеся ловушки теперь не помогали.

Тоннель превратился в сущий ад. Непрерывно сверкающие лучи, надрывные вопли командиров, предсмертные стоны раненых, отборные ругательства Стоуна. Полковник безжалостно гнал солдат на бойню. Его ничуть не смущало, что под ногами лежат окровавленные трупы, разбитые роботы, сожженное снаряжение. Все это перемешалось с водой и грязью и превратилось в единую отвратительно пахнущую жижу. Вперед, только вперед! Похоронные команды потом подберут изуродованные тела.

Спустя три с половиной часа авангард аланской армии достиг цели. Он прорвался к зданию компании. Стил дал войскам небольшую передышку. Теперь предстояло согласовать действия различных ведомств. Признаться честно, офицер не рассчитывал на столь быстрый успех. Видимо, слухи о тасконской оборонительной системе оказались значительно преувеличенными. Технические группы приступили к поиску тайников. Надо отдать должное, маскировался противник великолепно. Операция подходила к своему логическому завершению.

Поднявшись на поверхность, Стоун осмотрелся по сторонам. Полковник стоял на одной из центральных улиц. Рядом с ним застыли верные штурмовики. На идущих по тротуару прохожих Стил не обращал ни малейшего внимания. Простые аланцы с нескрываемым ужасом разглядывали оружие, бронированные шлемы, разорванную униформу солдат. Мерзкое гнездо вражеской разведки располагалось примерно в трехстах метрах отсюда. Из-за многоэтажных домов торчала лишь крыша «Кондекса».

– Разверните полевой голограф! – приказал начальник оперативного отдела.

Бесцеремонно растолкав людей, бойцы создали свободное пространство и подключили аппаратуру к блоку питания.

– Готово, – доложил лейтенант.

Стоун ввел свой личный код, и на экране тотчас вспыхнул длинный ряд кубических изображений. Это были каналы связи с главными должностными лицами города.

– Генерал Клинтс, – проговорил Стил.

– Слушаю, – мгновенно откликнулся командир авиационной дивизии.

– Немедленно поднимайте эскадрильи в воздух, – вымолвил полковник. – Курс на северо-запад Чанкока. В указанный сектор пилоты должны пропускать только гравитационные катера с опознавательными знаками службы безопасности. Остальные объекты уничтожаются без предупреждения.

– Но ведь обломки рухнут на жилые кварталы! – не удержался от реплики Клинтс.

– Это война! – жестко отрезал контрразведчик. – Отбросьте сантименты, генерал.

Одна из вставок погасла. После некоторой паузы Стоун вызвал руководителя транспортной сети Чанкока Синара Вестервила. С ним офицер вел себя гораздо мягче и сдержаннее.

– Господин Вестервил, – произнес Стил, – ровно через пять минут вы отключите от центрального компьютера основные магистрали в районе фирмы «Кондекс». Создайте мертвый квадрат со стороной в полтора километра. Постарайтесь, чтобы на дорогах осталось, как можно меньше машин. Это реально?

– Конечно, – улыбнулся брюнет лет сорока пяти. – Я уверяю вас, на шоссе не будет электромобилей. Мы обрежем данный участок и пустим машины по объездной трассе.

– Прекрасно, – кивнул головой Стоун. Контрразведчик оторвался от экрана, посмотрел на толпу горожан и громко сказал:

– Начальник полиции...

– Я здесь, – отрапортовал полковник.

– Ваша задача убрать из квартала прохожих, – проговорил Стил. – Размеры сектора вы слышали. Лишние зеваки мне не нужны. Делайте, что хотите, но через десять минут улицы должны быть пустынны.

Стоун действовал довольно бесцеремонно. Великий Координатор предоставил ему неограниченные полномочия. Он мог любого начальника лишить не только должности, но и жизни. Вот почему все распоряжения полковника выполнялись беспрекословно. Отлаженный карательный аппарат стремительно набирал обороты. В голубом небе появились силуэты боевых самолетов, сотни полицейских загоняли людей в подъезды домов, вот-вот замрет движение на магистрали. Пора было приступать к заключительной части операции.

– Капитан Эстен, – вымолвил Стил, – гравитационные катера на взлет! Цель – фирма «Кондекс». Работаете по плану Б 12 «штурм высотного здания». Я буду лично руководить захватом. И помни, Дин, внутри сидят профессионалы. Всех оказывающих сопротивление уничтожать на месте. Пленников грузите в машины и отправляйте в фильтрационный центр службы безопасности. Думаю, случайных граждан там нет.

Офицер выпрямился, поправил лямку лазерного карабина и со злорадной усмешкой на устах произнес:

– Вот теперь начинается настоящее веселье. Тасконцы и предатели-аланцы наконец-то узнают, что такое ад. Давно я не участвовал в столь масштабных боевых действиях. Мы наглядно продемонстрируем врагу свою силу.

Не дожидаясь связистов, Стоун быстро зашагал по тротуару. Чуть впереди, держа оружие наизготовку, шли штурмовики. Они готовы отразить любое нападение противника. Миновав жилой район, группа замерла в непосредственной близости от «Кондекса». Внезапно многополосная магистраль опустела. Часть машин покинула запретный квадрат, а остальные были переведены на запасные ветки. Транспортный компьютер сработал безукоризненно. Вестервил выполнил поставленную задачу.

Полковник посмотрел на часы. Через пару минут прилетят штурмовые подразделения. Стил невольно представил, какой переполох сейчас царит в штабе тасконцев. Их средства внешнего наблюдения наверняка зафиксировали изменение обстановки. А вот что предпринять? Путь в тоннели закрыт, в небе барражируют истребители, улицы абсолютно пусты и простреливаются на сотни метров. Из данной ситуации есть лишь два выхода – умереть или сдаться.

Послышался протяжный негромкий свист. Стоун повернул голову и увидел гравитационные катера. Они на предельной скорости неслись к зданию фирмы. Двадцать секунд, пятнадцать, десять... Строй боевых машин распался. Годы усиленных каждодневных тренировок не пропали даром. Пилоты действовали слаженно и четко.

Первый аппарат сел на крышу дома, четверка следующих зависла на уровне двенадцатого этажа и открыла огонь по окнам. Разбитые стекла с дребезжанием и звоном рухнули вниз. Из верхних люков катеров вылезали солдаты и, не обращая внимания на огромную высоту, атаковали внутренние помещения.

Вторая четверка машин опустилась на бетонную поверхность шоссе. Сотни штурмовиков, одетых в тяжелое защитное снаряжение, рванулись к дверям компании. Наступление велось одновременно со всех сторон. «Кондекс» оказался в кольце. Десятый катер сел рядом с полковником. Из него выпрыгнул крепкий широкоплечий мужчина в бронированном шлеме с карабином наперевес.

– Какие еще будут указания? – спросил Эстен, вытягиваясь перед Стилом.

– Пока все идет нормально, – похвалил подчиненного Стоун. – Твои парни на крыше работают неплохо. Сразу чувствуется навык.

Капитан взглянул вверх. На семидесятиметровой высоте тридцать его бойцов, спустив канаты, штурмовали последний этаж. Схватка постепенно разгоралась, и лазерные лучи мелькали все чаще и чаще. Командир отряда без труда заметил, что два солдата висят на страховке, безжизненно опустив руки. Вот они – первые жертвы жестокого сражения. Так просто тасконцы не сдадутся.

Эстен был абсолютно прав. Как только группы зачистки достигли подземных коммуникаций «Кондекса», разведчикам стало ясно, что штурма не избежать. Проводить эвакуацию оборудования уже не имело смысла. До атаки противника оставались считанные минуты. Джоркс объявил общую тревогу.

Все агенты прекрасно понимали – здание находится под наблюдением, и любой человек, покинувший его, будет тут же арестован. Персонал фирмы прикрытия провалился вместе с координационным центром. Не теряя времени, отдел охраны приступил к выдаче оружия и защитного снаряжения. Между тем, шифровщики уничтожали документы, пленки, компьютерные системы и диски. Аланцам не должно достаться ничего ценного.

Храбров не числился в штатном расписании «Кондекса», а потому в оперативных мероприятиях участия не принимал. Повесив шлем на пояс, русич неторопливо прохаживался по подземному убежищу компании. В действиях тасконцев ощущалась решительность и обреченность. Вырваться из блокады не удастся никому. А значит, надо продать свою жизнь подороже.

Вооруженные отряды численностью по пять-шесть сотрудников то и дело покидали укрытие и занимали оборону на этажах здания. Все места распределены заранее. Постепенно коридоры и помещения бункера пустели. В кабинете вице-президента собрались офицеры внутреннего контроля. Перед ними высвечивалась голографическая схема «Кондекса». Лишь сейчас Олесь по достоинству оценил его масштабность.

Доступ посторонним лицам разрешался только на четыре нижних этажа. Именно здесь располагались структуры, осуществляющие легальную коммерческую деятельность. Остальные ярусы занимало специальное оборудование. Автономный генератор питания, огромные антенны космической связи, системы наведения ракет и визуального наблюдения, склады оружия и запасных частей. Неудивительно, что на работу в фирму брали исключительно разведчиков. Наличие случайных лиц могло привести к утечке информации.

Обслуживанием двадцатиэтажного здания занимались семьдесят человек. В бронежилет каждого вмонтирован передатчик. На плане были отчетливо видны рассредоточившиеся красные точки. Кроме того, в коридорах и кабинетах техники установили двести голографических камер слежения. Изображение транслировалось на экраны, вмонтированные в стену комнаты. Сидя за пультом, Клив проверял готовность агентов к бою. Наступал момент истины.

– Все идет отлично, – возбужденно проговорил офицер со шрамом. – Противник клюнул на нашу наживку. Службе безопасности достанутся достойные трофеи. Не зря же мы четыре года монтировали в «Кондексе» аппаратуру.

Землянин хотел что-то сказать, но вдруг раздался чей-то взволнованный возглас:

– Электромобили исчезли! Магистраль пуста!

– Сейчас начнется, – выдохнул светловолосый тасконец.

Тревожное затишье тянулось невероятно долго. Нет ничего хуже ожидания кровавой схватки. Душа трепещет от страха и гнева, сердце бешенно колотится, в сознании стремительно проносятся образы близких людей. Умирать никто не хочет. Пальцы нервно сжимают цевье карабина, а секундная стрелка на часах словно застыла.

– Гравитационные катера! – доложил наблюдатель.

Джоркс включил внешние камеры, и офицеры без труда разглядели десять машин. Вскоре ровный строй рассыпался, и часть летательных аппаратов скрылась из виду. Аланцы пошли в атаку.

Несмотря на тщательную подготовку тасконцев, удар штурмовых отрядов Эстена оказался достаточно эффективным. Столь дерзкое и умелое нападение застигло разведчиков врасплох. Сразу стало очевидно, что удержать все здание под контролем не удастся. Около ста вражеских солдат высадились в районе двенадцатого этажа и отрезали группу защитников от основных сил.

На верхних ярусах развернулось жестокое кровопролитное сражение. Полтора десятка сотрудников пытались удержать вверенные им позиции. Из передатчиков непрерывно доносились отчаянные крики бойцов. Тасконцы дрались самоотверженно. Голографические камеры беспристрастно фиксировали перипетии битвы. Порой в коридорах вспыхивали яростные рукопашные схватки.

События развивались слишком стремительно. Клив даже не успевал отдавать подчиненным указания. Красные точки на схеме гасли одна за другой. На лестницах и этажах лежали груды изуродованных тел. Постепенно сопротивление разведчиков ослабевало. Прорвавшиеся внутрь «Кондекса» штурмовики двинулись вниз.

Противник наступал с трех направлений. В подземных коммуникациях подрывники взорвали замаскированный вход и достигли тоннеля. Их путь лежал к гаражам фирмы. Однако наибольшую опасность представляла рота, атакующая здание с улицы. В холле перекрещивались десятки лазерных лучей, на полу валялись мертвые тасконцы и аланцы.

Чтобы ударить защитникам в тыл, часть штурмовиков решила проникнуть в помещения компании через окна первого этажа. Солдат ждал неприятный сюрприз. Во всех кабинетах были установлены прочные решетки.

Бойцы попали под прицельный огонь сотрудников и, бросая раненых и убитых, поспешно отступили.

Почти тут же гравитационные катера начали расстреливать окна нижних ярусов. Стекла, обломки бетона и металлического каркаса с треском разлетались в разные стороны, рикошетируя от стен. Разведчики дали дружный залп по машинам, но результата он не принес. Натиск с центрального входа значительно усилился, высадившиеся наверху солдаты пробились на восьмой этаж. Малочисленные группы тасконцев задержать врага не могли.

– Пора задействовать технические средства, – произнес офицер со шрамом.

Джоркс утвердительно кивнул головой и нажал на маленькую зеленую кнопку. Во всех коридорах «Кондекса» с потолка спустились турели скорострельных лазерных пушек. Их огонь буквально выкосил первые ряды наступающих. Стараясь укрыться за прочными перегородками, аланцы в панике бросились назад. Однако сделать это было непросто. Орудия монтировались так, чтобы «мертвые» зоны отсутствовали.

Нервы у одного из штурмовиков не выдержали, и бедняга с диким воплем выпрыгнул с двадцатипятиметровой высоты.

Остальные солдаты сумели занять оборону и, не жалея зарядов, ударили по установкам. Лазерные пушки выходили из строя с невероятной быстротой.

Кроме того, гравитационные катера подлетели к окнам, и часть бойцов перебралась на машины. Аланцы демонстрировали великолепную выучку.

– Взрывай промежуточные этажи и отводи людей, – предложил светловолосый офицер. – Другого варианта закрепиться нет. Через минуту противник отрежет еще несколько групп.

– Но там есть наши агенты! – возразил Клив, указывая на два смежных экрана. – Человек пять-шесть...

Тасконцы посмотрели на изображение. Израненные сотрудники разместились в небольших кабинетах и отчаянно отстреливались. Помочь им уже никто не мог. На турелях и проводах висели разбитые орудия. Технические средства защиты, к сожалению, продержались недолго.

Четверо окруженных разведчиков во время схватки потеряли шлемы. Разглядеть лица людей не составляло труда. Мужчин Храбров не знал, а вот женщина... Очаровательная, прелестная госпожа Экленг. Кровоподтек на левой щеке, ссадина на лбу, разбросанные по плечам длинные волосы, в руках, привыкших накладывать грим, лазерный карабин. Ей чертовски не повезло. Тасконцы не предполагали, что штурм начнется с крыши, и в результате наименее подготовленные агенты оказались в самом пекле боя.

– Они обречены, – с горечью констатировал широкоплечий следователь. – Взрывай. Иначе будет поздно.

Тяжело вздохнув, Джоркс твердым голосом сказал в микрофон:

– Всем отрядам! Общий отход. Действуем по третьему резервному плану. В вашем распоряжении пятнадцать секунд.

Прекратив огонь, защитники ринулись к лестницам. Кое-кто нес на себе раненых. Нужно было торопиться. В соответствии с названным Кливом планом основные силы разведчиков сосредотачивались на двух первых этажах.

Резидент взглянул на часы, на экраны и без колебаний надавил на красную кнопку. Раздался мощный взрыв, за ним второй, третий, четвертый...

Перекрытия пятого, десятого и шестнадцатого яруса почти полностью обвалились. Расчет предельно точный. Здание сильно пострадало, но не рухнуло. Зато восемьдесят процентов камер тут же отключились. Коммуникационные линии вышли из строя. Внутри фирмы наверняка пылают пожары. Обхватив голову руками, вице-президент устало проговорил:

– Все! Систем наблюдения и контроля больше нет. Мое детище гибнет. Прискорбный факт. Теперь...

– Новая атака! – оборвал тираду Джоркса чей-то громкий возглас. – В холле настоящая свалка!

Через пару секунд сквозь треск и шум послышался еще один ужасный крик:

– Это Малс Виккерс! Я остался один. Остальные убиты. Штурмовики идут напролом. Прощайте дру...

Закончить фразу разведчик не успел.

– Тринадцатый этаж, – утирая пот со лба, пояснил Клив.

– С меня хватит, – вымолвил русич, берясь за цевье карабина. – Воевать, так воевать! Сидеть здесь, словно крыса, я не собираюсь.

– Тебе нельзя, – возразил офицер со шрамом. – Слишком большой объем информации...

– Плевать! – махнул рукой Олесь.

Землянин покинул комнату и направился к лифту. В коридоре лежали два тяжелораненых бойца. Возле них суетилась совсем молоденькая девушка. По всей видимости, она была неплохим врачом, но напряженная обстановка серьезно отразилась на ее психологическом состоянии. Пальцы бедняжки тряслись, по щекам текли слезы, а растрепанные волосы постоянно падали на лицо. Успокаивать разведчицу не имело смысла. Случайных людей в бункере нет. Рано или поздно тасконка придет в себя.

Кабина замерла на уровне первого этажа. Створки открылись, и Храбров не поверил собственным глазам. Господи, что же стало со сверкающей красотой «Кондекса»! Люстры разбиты, мебель перевернута и обожжена, столики разломаны, на стенах огромные выбоины, а на мраморном полу пятна крови и тела убитых солдат.

Полминуты назад с потолка спустились три турели с лазерными пушками. Их огонь остановил продвижение аланцев. Полтора десятка врагов распластались у входа в здание. Однако, как действовать против статических орудий, штурмовики уже знали. Вскоре одна из установок разлетелась в клочья и повисла на искореженном креплении. Две оставшиеся били не переставая.

Внимательно оглядываясь по сторонам, русич пытался разобраться в ситуации. Большая часть защитников скопилась в холле. Вражеская атака захлебнулась, и сотрудники фирмы получили короткую передышку. Пятеро разведчиков стреляли в раскрытые двери кабинетов. Данная мера носила предупредительный характер. Прорываться через окна солдаты больше не собирались. Основная проблема – лестница. Аланцы наступали с верхних этажей. Вывод напрашивался сам собой – оборона «Кондекса» трещала по швам. По сути дела она превратилась в отдельные разрозненные очаги сопротивления. В любой момент вся система могла рухнуть. Олесю поневоле пришлось взять командование на себя, Джоркс с этой задачей не справлялся.

Нажав на клавишу передатчика, землянин жестко произнес:

– Возле холла занимают оборону двенадцать человек, в коридорах первого этажа для страховки еще четверо, остальные идут к лестнице! На перегруппировку даю тридцать секунд.

Возражать никто из сотрудников не посмел. Тасконцы выполнили приказ быстро и четко. Через полминуты рядом с Храбровым стояли семеро бойцов. Не густо, но это хоть какой-то резерв. Судя по фигурам, в отряде оказались три женщины. К сожалению, персонал компании процентов на сорок состоял из представительниц слабого пола. Русич тихо выругался. Бросать юных красивых девушек в пекло сражения – удовольствие не из приятных.

– Сейчас поднимемся на второй этаж и вступим в драку. Судя по всему, там жарко – после короткой паузы сказал Олесь.

Ни одной реплики, ни одного возмущенного возгласа. Смертельная решимость обреченных. Перехватив карабин, Храбров уверенно зашагал к лестнице. Разведчики последовали за землянином, на ходу проверяя и перезаряжая оружие. Люди прекрасно понимали, что из предстоящей схватки выбраться удастся далеко не всем. Впрочем, уцелевших тоже ждет незавидная судьба. Враг значительно превосходит защитников в численности и рано или поздно возьмет «Кондекс».

Заложив руки за спину, Стоун внимательно наблюдал за штурмом здания. Как полковник и предполагал, быстрого захвата не получилось. Тасконцы наверняка догадались об истинных целях проводимой в подземных коммуникациях операции. Времени на подготовку у них было достаточно. За несколько часов можно многое сделать.

С началом наступления Стил умышленно не спешил. Это своего рода психологическая атака. Противника надо деморализовать. Пусть он нервничает и допускает ошибки. Аланец надеялся, что разведчики будут проводить эвакуацию сотрудников. А потому служба безопасности тщательно отслеживала, а затем арестовывала всех выходящих из фирмы людей.

Рядом со Стоуном нервно прохаживался капитан Эстен. Офицер постоянно поддерживал связь с передовыми группами. Известия поступали неутешительные. Враг сопротивлялся отчаянно. Каждый кабинет, каждый коридор, каждый этаж приходилось брать с боем. Дин хотел ввести в сражение резерв, но полковник категорически отверг его предложение. Штурмовики медленно, мучительно пробивались вперед. Часть защитников оказалась отрезана на верхних ярусах. Высадка десанта позволила расчленить силы тасконцев. Это несомненный успех. Разгромить мелкие разрозненные отряды большого труда не составит. Эстен приказал действовать решительнее. Операция шла точно по плану.

И тут случилось нечто необъяснимое. Адские истеричные вопли бойцов буквально разорвали динамики переговорных устройств. Отборные ругательства, крики о помощи, предсмертные хрипы. Взвод солдат, почти взявший холл «Кондекса», был безжалостно выкошен и с огромными потерями отступил на исходные позиции. Тут же из окна девятого этажа выпрыгнул обезумевший от страха штурмовик. Бедняга бессмысленно махал руками и ногами и вскоре упал на бетонный тротуар.

Через пять секунд ситуация прояснилась. Противник запустил техническую систему защиты. Удар лазерных пушек стал неожиданностью для аланцев. Количество погибших и раненых стремительно росло. Надо отдать должное капитану, он отреагировал мгновенно.

– Прекратить продвижение! – скомандовал офицер. – Открыть массированный огонь по турелям! Уничтожайте орудия, людьми займемся потом.

Солдаты выполнили распоряжение Эстена, и результат не заставил себя долго ждать. Огонь пушек сразу ослабел. Аланцы приступили к погрузке на гравитационные катера. Капитан намеревался отсечь еще одну группу разведчиков. Прорыв в тыл поставит тасконцев на колени. Сотрудники компании будут вынуждены сдаться.

Однако офицер недооценил врага. Спустя пару минут здание фирмы содрогнулось от страшного взрыва. За ним раздался второй, третий, четвертый Из окон нескольких этажей вырвалось гигантское пламя. Ударная волна пронеслась по улице, и Эстен почувствовал легкий толчок в грудь. Капитан невольно отступил назад. Куда хуже пришлось штурмовикам, находящимся на крышах летательных машин. Трое сорвались вниз, а пятеро едва успели схватиться за поручни. Друзья вытащили их наверх.

– Проклятье! – выругался офицер. – Такими темпами я потеряю половину бойцов.

Эстен был недалек от истины. Трупы солдат лежали повсюду: в холле «Кондекса», в кабинетах, на лестницах, на уличных тротуарах. По примерным подсчетам в бою погибло уже не меньше ста человек. Трех отлично подготовленных рот оказалось мало. Сил для решающего наступления катастрофически не хватало. Стоун повернулся к капитану и негромко произнес:

– Даю четыре минуты на перегруппировку и расчистку завалов. Брось все подразделения на второй и третий этаж. Надо взять противника в кольцо. Лобовые атаки бессмысленны. Резерв подтяни к входу в здание.

– Слушаюсь, – аланец лихо козырнул и побежал выполнять приказание.

Между тем, полковник взглянул на офицера связи и лаконично сказал:

– Майора Эквила.

Лейтенант быстро набрал нужный код. Через секунду на экране появился темноволосый мужчина лет сорока. Именно он сейчас руководил операцией в подземных тоннелях.

– Карстен, – фамильярно проговорил Стил. – У нас здесь возникли некоторые трудности. Для завершения штурма нужны еще две сотни бойцов. Знаю, что ослабляю твою группировку, но выбора нет. Присылай солдат немедленно.

Возражать Эквил не решился и в знак согласия кивнул головой. В конце концов, майор лишь маленький винтик в огромной машине службы безопасности. Только глупец спорит с начальством.

Стоун сделал паузу, задумчиво посмотрел на здание «Кондекса» и вымолвил:

– Соедини с капитаном Гершвилом.

Ждать пришлось довольно долго. Гершвил был специалистом по различным тайникам и убежищам и мог найти любой замаскированный вход. Час назад полковник поручил ему провести одно очень важное исследование. Стил надеялся, что оно уже завершено. Спустя минуту перед Стоуном предстал офицер лет тридцати без головного убора и с оторванным погоном на куртке. Аккуратностью капитан никогда не отличался.

– Как успехи? – поинтересовался полковник.

– Ваша догадка полностью подтвердилась, – ответил аланец. – Коридоры всего лишь прикрытие. Они ведут в гараж, а оттуда на верхние этажи компании. Мы провели тщательное сканирование пустот. На глубине десяти метров обнаружено гигантское помещение. Без сомнения – это основной бункер. Размеры объекта впечатляют

– Пробиться в него из «Кондекса» можно? – спросил Стил.

– Вряд ли, – Гершвил скорчил гримасу. – Точной карты у меня нет, но опыт подсказывает, что вниз ведет одна шахта лифта. Атаковать подобные сооружения равносильно самоубийству. Подрыв ничего не даст. Потолочное перекрытие крайне надежно.

Стоун прекрасно знал офицера. Судя по тону, капитан давно нашел решение столь сложной проблемы. Гершвил не случайно считается гением в своей области.

– Есть предложения? – проговорил полковник.

– Да, – вымолвил офицер. – От канализации до убежища примерно тридцать метров. Порода здесь несложная. Если избрать правильное направление, применить соответствующую технику, то получится тоннель необходимого размера. Разрушить боковую стену труда не составит. Таким образом, путь солдатам будет открыт.

– Мысль неплохая, – произнес Стил. – Вопрос в том, сколько это займет времени?

– Думаю, минут тридцать-тридцать пять, – спокойно сказал капитан.

– Многовато, – с сожалением проговорил Стоун.

– Видите ли, господин полковник, – улыбнулся Гершвил. – Я был уверен, что бункер существует, и потому приказал начать прокладку шахты четверть часа назад. Проведя замеры, мы скорректировали курс и ускорили работу. Надеюсь, моя инициатива...

– Все отлично, – вымолвил начальник оперативного отдела. – Передайте майору Эквилу, чтобы он подготовил группы захвата. Когда выполните поставленную задачу, немедленно сообщите мне. Действовать нужно согласованно.

– Слушаюсь, – отчеканил офицер.

Между тем, отряды штурмовиков, прорвав оборону тасконцев, достигли второго этажа. С блокированными защитниками было покончено. Командир взвода доложил, что им не удалось найти ни одного живого врага. Разведчики предпочитали смерть плену. Попадать в секретные лаборатории службы безопасности никто не хотел. Лучше разрядить бластер себе в сердце, чем мучаться на операционном столе палачей.

Заложив руки за спину, Стил ждал результатов наступления. Через пятнадцать минут Гершвил проделает скважину. К тому времени к «Кондексу» уже подойдет подкрепление. Под контролем противника останется только первый этаж и подземное укрытие. Мощный удар с трех сторон завершит операцию.

Группа Олеся вбежала в коридор второго этажа, когда там во всю шла рукопашная схватка. Аланцы атаковали защитников с разных сторон. Солдаты десантировались в окна кабинетов, спускались по веревкам, двигались по лестнице. Плотный огонь штурмовиков безжалостно выкашивал тасконцев. Лазерные орудия под потолком были разбиты.

Вдобавок ко всему, два гравитационных катера зависли напротив коридора и простреливали основные пути отхода. Трое разведчиков, следовавших за русичем, беззвучно повалились на пол. На таком расстоянии бронежилеты не спасали. Остальные сотрудники поспешно залегли и открыли ответный огонь. Разумеется, никакого вреда это машинам не приносило.

Совершив короткий рывок, Храбров нырнул в ближайший кабинет. Почти тут же, разбив стекло ногами, в помещение на страховочном тросе влетел солдат службы безопасности. Землянин нажал на курок лазерного карабина на мгновение раньше аланца. Луч угодил бедняге в шею. Боец охнул и неуклюже растянулся на письменном столе. Чтобы оценить обстановку Олесю хватило нескольких секунд. Удержать второй ярус здания не представлялось возможности. Враг прорвался и его уже не остановишь. Теперь главная задача отвести людей вниз и закрепиться в районе холла. Но как это сделать? Гравитационные катера контролируют окна.

Решение пришло неожиданно. Русич обратил внимание на то, что двигатели машин броневыми листами почти не защищены. Под удар они подставляли исключительно лобовую часть. К боевым условиям данный тип летательных аппаратов явно не приспособлен.

– Всем агентам! – произнес Храбров, нажав на клавишу передатчика. – Ровно через три минуты объявляю общее отступление со второго этажа. Резерв прикрывает товарищей огнем. Гравитационный катер в окне я постараюсь убрать. Дополнительных команд больше не будет.

Землянин подошел к мертвому штурмовику и отстегнул страховочный пояс. Трос стравливался автоматически. Надев снаряжение солдата на себя, Олесь выбрался на подоконник, оперся ногами в стену и резко оттолкнулся. В запасе у него две, максимум три попытки. На подобные авантюры русич давно не решался. Еще бы! Расстреливать машины на виду у аланцев. Такой наглости от Храброва никто не ожидал.

Корпус катера торчал из-за угла здания примерно наполовину. Вполне достаточно для прицельного огня. Первая серия, к сожалению, к успеху не привела, зато вторая оказалась более эффективной. Летательный аппарат вздрогнул, завертелся на месте и с грохотом рухнул вниз. Малая высота сохранила жизнь пилоту, однако машина получила серьезные повреждения. Олесь радостно закричал.

Самое удивительное, что стоящие на тротуаре штурмовики так и не поняли, почему упал катер. Лишь когда землянин укрылся за стенами «Кондекса», по окну ударили многочисленные лазерные лучи. Назначенное Храбровым время истекло, и тасконцы устремились к лестнице. Увы, до нее добежали немногие. Сверкающие импульсы настигали разведчиков, разрывали броню и прожигали тело насквозь. Все это напоминало агонию.

На первый этаж спустилось одиннадцать человек, включая русича. Они заняли оборону, но аланцы почему-то не наступали. Воцарилось странное затишье. Воспользовавшись передышкой, Олесь сел возле лифта на пол, снял шлем и вытер со лба капли пота. Ужасно хотелось пить. Землянин посмотрел на часы. Как же медленно тянется время! Сколько событий, сколько жертв, а прошло всего двадцать пять минут. Тяжело вздохнув, Храбров надавил на клавишу передатчика и сказал:

– Центр, не пора ли подумать о людях...

Русич не сомневался, что Клив узнает его голос. Не успев закончить фразу, Олесь тут же услышал ответ Джоркса:

– Все готово. Надо продержаться еще минут десять. Воленг, я приказываю вам вернуться назад. Геройство в данном случае неуместно.

Олесь снисходительно усмехнулся. Спорить с резидентом он не собирался. Землянин встал и не спеша побрел к холлу. Возле лестницы лежал мужчина лет сорока с простреленным бедром. Молоденькая девушка, которую Храбров видел в бункере, делала ему перевязку.

– Отправляйтесь в убежище, – проговорил русич. – И побыстрее. Долго выжидать Стоун не будет. Этот мерзавец наверняка готовит какую-то гадость.

Подойдя к краю стены, Олесь выглянул в зал. В ту же секунду чуть выше головы ударил лазерный луч. Мелкие куски облицовки застучали по шлему.

– Осторожнее! – закричал высокий разведчик. – Снайперы взяли в прицел все выступы. Кора за свое любопытство заплатила жизнью.

Агент кивком указал на распростертое тело. Буквально в метре от сотрудника, рядом с креслом, лежала красивая тасконка с разбросанными по полу длинными русыми волосами. Бронежилет бедняжку не спас, луч попал точно в сердце. Только сейчас землянин понял, что перед ним Старкейн, женщина, когда-то встречавшая его в «Кондексе». Очередная жертва безумной безжалостной войны. А ведь она могла стать женой, матерью. Увы... Молох смерти не знает пощады.

Стоун внимательно смотрел на прибывающее подкрепление. Грязная рваная форма, небритая щетина, усталые злые глаза. Вот уже двое суток без сна и отдыха солдаты проводят зачистку подземных коммуникаций. Они потеряли в тоннелях немало друзей. Драться с врагом штурмовики будут отчаянно. Майор Эквил прислал лучших людей.

– Приготовиться к атаке! – скомандовал Стил. – Преодолеть холл надо одним рывком. Сомнем и уничтожим мерзавцев!

К начальнику оперативного отдела подошел капитан Эстен и очень тихо спросил:

– Господин полковник, а если это ловушка? Мы войдем внутрь, а тасконцы взорвут здание. В смелости противнику не откажешь.

– Не исключено, – согласился Стоун. – Однако защитников «Кондекса» ждет неприятный сюрприз. Я не позволю им совершить массовое самоубийство.

Громкий возглас, и аланцы с диким ревом ринулись вперед. Наступление велось с двух направлений. Одна группа штурмовиков двигалась по лестнице, другая через центральный вход. С потерями никто не считался. Лучи лазерных карабинов слились в сплошной поток. Крики, стоны, грохот падающего на каменный пол оружия, отчаянная брань непримиримых врагов.

Удержать лавину солдат два десятка тасконцев не сумели. Сраженные сотрудники фирмы то и дело падали под ноги бегущих аланцев. Вскоре организованное отступление превратилось в откровенное бегство. Здание полностью перешло под контроль службы безопасности. Тут же специалисты начали поиск взрывных устройств на первом этаже. Полковник хотел сохранить компанию и ее оборудование как ценный трофей.

Уцелевшие разведчики укрылись в кабине лифта и быстро спустились в подземное убежище. Внизу их ждали два охранника. Вместе с Храбровым спаслось всего пять человек. Остальные полегли в неравном бою. Атака штурмовиков оказалась слишком мощной. В контрольном отсеке появился Джоркс.

– Наконец-то, – облегченно выдохнул Клив. – Надо уходить. Одна капсула с ранеными уже отправлена. В бункере остались только здесь присутствующие. По количеству как раз на одну машину.

Не теряя времени, тасконцы устремились за вице-президентом. Миновав длинный коридор, маленький отряд очутился перед входом в узкий тоннель. Еще вчера он был искусно замаскирован, и сотрудники «Кондекса» даже не догадывались о его существовании. Внутри располагалась транспортная капсула. Ее длина не превышала шести метров, так что люди размещались, плотно прижимаясь друг к другу. Диаметр машины точно совпадал с размерами тоннеля и едва достигал метра. Очень компактный и скоростной аппарат.

Впрочем, теперь стало ясно, что все служащие фирмы эвакуироваться подобным образом не могли. Многочисленные жертвы планировались заранее. Пока агенты устраивались в капсуле, Джоркс занимался каким-то пультом на стене.

– Что ты делаешь? – тихо спросил русич.

– Устанавливаю таймеры на подрыв здания, – спокойно ответил резидент.

– Зачем? – удивился Олесь. – Ведь...

– Не считай меня идиотом, – резко отреагировал Клив. – Иллюзия должна быть полной. Вряд ли Стоун поверит, что мы не предусмотрели такой вариант развития событий. Никакой бутафории. Один заряд сработает через пять минут, второй управляется дистанционно. Я нажму на кнопку, когда группа покинет опасную зону. Времени у противника достаточно.

– Они не успеют, – отрицательно покачал головой Храбров. – Нужно пробиться к лифту, обнаружить пульт и его нейтрализовать...

– Ты недооцениваешь врага, – усмехнулся Джоркс. – В секретном ведомстве служат профессионалы. Уже не менее получаса штурмовики роют тоннель к нашему убежищу. Скоро солдаты будут здесь. Мы не ошиблись в расчетах. Резидент ввел последний код.

– Пора, – вымолвил аланец, закрывая крышку блока.

Именно в этот момент бункер содрогнулся от мощного взрыва. К счастью, тасконские заряды не сдетонировали. В дальнем конце коридора образовалась огромная дыра.

Волна сжатого воздуха распространялась с невероятной быстротой, ломая все на своем пути. Тонкие перегородки разлетались на куски, мониторы и экраны голографов разбивались вдребезги, мебель превращалась в груду хлама.

Транспортная капсула стояла на исходной позиции, и потому была защищена выступом. А вот Олесю и Кливу досталось изрядно. Ударная волна отбросила их метров на десять, расплющив о каменную стену. Оба на несколько секунд потеряли сознание. Русич пришел в себя от чьих-то криков. Открыв глаза, Храбров увидел склонившихся над резидентом охранников. Затылок ужасно болел. Без сомнения землянина спас шлем. Джорксу повезло меньше. По лицу и волосам разведчика обильно текла кровь.

– Он жив? – с трудом выдавил Олесь.

– Да, – произнес один из тасконцев. – Тяжелая контузия...

Рядом с агентами сверкнул лазерный луч. За ним второй, третий...

– Проклятье! – выругался мужчина. – Мы завязли.

– Уносите его! – скомандовал русич. – Я прикрою. Храбров стрелял с колена навскидку. Толку немного, но штурмовики занервничали и залегли. Огонь неприятеля стал прицельным. Правый охранник вскрикнул и захромал. Подхватив Клива под руки, сотрудники поволокли беднягу к машине. Следом за ними отступал землянин. Уже у самой капсулы резидент, собрав все силы в кулак, отчетливо сказал:

– Кнопка...

Аланец снова потерял сознание и уронил голову на грудь. Олесь на мгновение замер, а затем рванулся к пульту. Нужно преодолеть каких-то пятнадцать метров. Два выстрела наугад, нажатие и обратно. К сожалению, русич не учел, что вторая группа солдат пробилась в бункер через шахту лифта и объявилась в смежном коридоре. Между противниками ни малейших преград и прекрасно простреливаемое пространство.

Храбров нажал на курок первым. Боец замедлил движение, сделал по инерции пару шагов и рухнул на пол. За убитым штурмовиком шли еще четверо.

– Осторожно, Джоркс! – раздался чей-то возглас.

Джоркс? Брат Клива? Землянин невольно вспомнил свой откровенный разговор с резидентом. У аланца действительно родной брат служил в штурмовом подразделении службы безопасности. Рука чуть дрогнула. За это секундное замешательство Олесь заплатил очень дорого. Два луча одновременно прочертили коридор и угодили в цель. Один попал в плечо, второй, скользящий, в голову. В глазах тотчас все помутнело. Храбров покачнулся, выронил карабин и повалился на бок.

После некоторого замешательства разведчики закрыли колпак капсулы, и машина нырнула в тоннель. Вытащить русича из жестокой схватки агенты не могли. Не обращая внимания на лежащего человека, солдаты занялись пультом. Все прекрасно понимали, что в действие приведен механизм самоуничтожения. В запасе у саперов было не так уж много времени.

Операция завершилась. Прорыв через боковую шахту стал неожиданностью для защитников фирмы. Они даже не успели толком подготовить подрыв. Видимо, надеялись осуществить акцию в последний момент, когда в здании соберется побольше врагов. Двойная система детонации. Стил не зря гордился подчиненными. Профессионалы высшего класса. Несмотря на сложность схемы, ее удалось нейтрализовать за три с половиной минуты. Блестящая работа!

А вскоре поступил сигнал извне. Тасконцы хотели разрушить «Кондекс» с безопасного расстояния. Глупцы! Его офицеры предотвратили и эту попытку. Наконец, посыльный сообщил, что компания полностью разминирована. Путь открыт.

В сопровождении охраны полковник направился к строению. Всюду следы недавнего боя: битые стекла, обломки бетона, брошенное оружие, тела упавших с верхних этажей солдат. Стоун не был слабонервным, но ужасное зрелище в холле потрясла его. Белый отполированный пол залит лужами крови, трупы валяются один на другом, мебель перевернута, в стенах огромные выбоины.

Лишь теперь Стил осознал, сколь высока цена достигнутой победы. В центральном зале здания полегло не меньше пятидесяти человек, а ведь многие погибли в кабинетах, на лестницах и коридорах. Возле двери распласталась молоденькая девчонка лет двадцати. Пальцы судорожно сжимают карабин, шлем отлетел в сторону, в бронежилете сквозная дыра. Аланка наверняка попала под огонь скорострельных пушек. Точно такие же пробоины полковник наблюдал при зачистке подземных коммуникаций.

Рядом с девушкой лежит крепкий широкоплечий мужчина. Определить его возраст невозможно. Лазерный луч снес бедняге половину черепа. Стоуну приходилось буквально пробираться через горы мертвецов. Вскоре стали попадаться тела сотрудников «Кондекса». Часть из них явно застрелена в упор. В яростном порыве штурмовики не жалели ни себя, ни противника.

– Мрачная картина, – вымолвил подошедший Эстен.

Капитан участвовал в решающей атаке и сейчас ходил с перевязанной рукой. Один из защитников повредил ее ударом приклада.

Последняя рукопашная оказалась самой жестокой. Отрезанные от бункера разведчики сражались отчаянно.

Некоторые покончили жизнь самоубийством, чтобы не попасть в плен к врагу.

– Потери подсчитали? – спросил Стил.

– Нет, – честно признался офицер. – Язанимался исключительно ранеными. Их около сорока человек, половина в критическом состоянии. Боюсь, выживут не все. В здании оказалась слишком насыщенная оборона. Лазерные орудия практически на каждом этаже. Нам следовало сначала проникнуть в фирму, а затем приступать к операции.

– Подобный вариант рассматривался и был отвергнут, – возразил полковник. – Не забывай, компания являлась координационным центром тасконцев. Посторонних сюда не пускали. Сколько бы внутрь вошло агентов? От силы пять – шесть. Захват плацдарма ничего бы не дал. На подтягивание резервов требуется время. А главное, враг успел бы эвакуировать основное оборудование через подземный тоннель. Его пришлось перекрыть, что послужило сигналом опасности для сотрудников «Кондекса». Они ждали штурма.

– Ясно, – Эстен тяжело вздохнул. – Жертв в данном случае не избежать. Жаль... Сегодня погибло немало хороших бойцов.

– Мы на войне, – бесстрастно заметил Стоун. – Скажи лучше, что с пленниками?

– Двое, – произнес капитан. – Мужчину ранили в обе руки, и он не сумел разрядить бластер себе в сердце, а женщину схватили во время драки. Состояние обоих удовлетворительное. Желаете взглянуть?

– Пожалуй, – вымолвил начальник оперативного отдела. Аланцы быстро зашагали в дальний конец коридора.

Там находилась небольшая группа солдат. Количество трупов постепенно уменьшалось. Однако, судя по выбоинам и следам крови на стене, схватка здесь была не менее жаркой.

Вскоре офицеры достигли лестницы, ведущей на верхние этажи. Очередное кошмарное месиво. На ступенях нижнего пролета валялось около двадцати мертвецов. Перекошенные от злобы и боли лица, вывернутые конечности, изуродованные тела. Стил повернулся к адъютанту и раздраженно сказал:

– Поторопи похоронные команды. Они работают чересчур медленно. Через полчаса в здании не должно остаться ни одного покойника, ни одного кровавого пятна. Я лично проверю исполнение приказа.

Лейтенант тут же метнулся к холлу. Между тем, полковник приблизился к конвою. Штурмовики молча расступились. На полу сидели два человека. На вид мужчине лет сорок. Обе руки забинтованы, на виске рассечение, под левым глазом неестественная краснота. Судя по всему, охранники не особенно церемонились с тасконцами. Женщина выглядела еще хуже. Сломанный нос, кровоподтеки на щеках, растрепанные длинные волосы, спадающие на лицо. В смиренной позе разведчиков чувствовалась подавленность.

– Вы можете не бояться за свою жизнь, – мягко проговорил Стоун. – Большинство слухов о службе безопасности лживо. Наши цели и действия часто извращаются разного рода мерзавцами. При соответствующем сотрудничестве...

Девушка резко подняла голову. Челка разлетелась по сторонам, и Стил увидел ее глаза. Горящие ненавистью и презрением черные угольки. Ни капли страха и смятения. Только гнев и ярость. Фанатичка. Увы, с этой парочкой придется повозиться. Так просто они информацию не выложат. Но ничего, ученые Великого Координатора умеют работать с мозгом. Упрямцев ждет страшное испытание.

– Отправляйте их в фильтрационный центр, – скомандовал полковник.

Стоун развернулся и двинулся к лифту. Он хотел осмотреть штаб противника. К сожалению, заключительная часть операции провалилась. Защитники приготовили службе безопасности неприятный сюрприз. У них был резервный маршрут эвакуации. О существовании скоростного тоннеля не догадывался даже Гершвил. Не сообщал о нем и осведомитель правителя. Стил имел дело с профессионалами, умеющими хранить секреты. Кроме того, полковника интересовала аппаратура координационного центра. Надо убедиться, не имитация ли это?

Спустя пару минут Стоун ступил в помещения тасконской резидентуры. Широкие коридоры, просторные кабинеты, столовая, тренажерный зал, душ. Разведчики устроились в Чанкоке с комфортом. Просто удивительно, как быстро и умело враг возводит подземные сооружения. Сразу чувствуется опыт и навык.

Стил внимательно разглядывал компьютеры, голографы, камеры слежения и контроля. Кое-что изготовлено на Алане, но основная часть приборов являлась продуктом чужой промышленности. И ведь все это оборудование мерзавцы переправили на планету! Контрольные пункты на станциях и космодромах работают безобразно.

В бункере уже трудились два десятка техников. Ученые демонтировали отдельные блоки и узлы и упаковывали их в специальные коробки.

– Кто здесь старший? – спросил начальник оперативного отдела.

– Майор Линдрон, – представился высокий мужчина.

– Как успехи? – вымолвил Стоун.

– Великолепно, господин полковник, – с воодушевлением произнес офицер. – Нам достались прекрасные трофеи. Оборудование почти не пострадало от взрыва. Системы космической связи, дальнего наблюдения, наводки ракет. Сохранилась шифровальная аппаратура, бланки поддельных документов и многое другое. Все приборы в исправном состоянии.

– На ваш взгляд, это действительно координационный центр? – уточнил Стил.

– Несомненно, – майор кивнул. – Мы не обнаружили ни одного муляжа. Сотрудники «Кондекса» слишком поспешно покидали убежище, в базе данных отдельных компьютеров остались незаконченные программы. Внезапное нападение на бункер не позволило шпионам уничтожить информацию. Сейчас мои люди разбирают уцелевшие документы. Кроме того, я уверен, что некоторые технологические решения тасконцев произведут фурор в аланской науке.

– Хорошо, – сказал Стоун. – Надеюсь, результаты исследований оправдают ваши ожидания.

В сопровождении охраны начальник оперативного отдела продолжил осмотр вражеского штаба. Часть помещений была разрушена взрывом, но ущерб оказался невелик. Через пару минут Стил достиг входа в скоростной тоннель. Он сразу заметил поднятую вверх маскировочную стену и две платформы транспортных модулей. Темный забетонированный ствол шахты исчезал в бездонной пустоте пространства. Наверняка его конечная точка расположена на значительном расстоянии от здания компании. Штурмовики запустили в тоннель разведывательных роботов, но вряд ли их миссия увенчается успехом. Противник не любит раскрывать свои тайны. В любом случае, агенты давно покинули опасную зону.

В смежном коридоре скопилась группа солдат. Бойцы что-то бурно обсуждали. Тут же работали два врача. Стоун решительно направился к штурмовикам.

– Еще один пленник, господин полковник, – четко доложил лейтенант со шрамом на левой щеке. – Именно этот человек, рискуя собой, привел в действие систему уничтожения убежища. При отступлении он застрелил сержанта Деррика, но и сам был сражен. Мы посчитали тасконца мертвым и занялись разминированием фирмы. При проверке же выяснилось, что мерзавец жив.

– Занятно, – проговорил Стил, продвигаясь вперед. Солдаты тотчас расступились. Откинув ногой карабин,

Стоун остановился между медиками. Аланец взглянул на раненого и не удержался от удивленного возгласа:

– Вот так встреча!

Ошибиться офицер не мог. Слишком хорошо знакомые черты лица. Грим у Храброва сегодня почти отсутствовал. От волнения на лбу Стила выступил пот.

Наконец-то удача улыбнулась полковнику. Великий Координатор будет доволен. Они получили бесценный источник информации. Опытные специалисты вытащат из мозга наемника все сведения о противнике.

– Как он? – поинтересовался Стил.

– Нормально, – ответил врач, не поднимая головы. – Можно сказать, родился в рубашке. Первый выстрел насквозь пробил левое плечо, второй угодил в голову. Парня спас защитный шлем. Луч прошел по касательной и лишь слегка опалил ухо. Сейчас его жизнь вне опасности. Агент контужен, но скоро придет в себя.

Стоун обернулся, нашел глазами капитана Эстена и тоном, не терпящим возражений, произнес:

– Дин, пленника немедленно на носилки. Руки и ноги приковать к перекладинам. Отвечаешь за мерзавца головой. Если что-то случиться...

– Но ведь агент без сознания, – вымолвил командир штурмовиков.

– Выполняй! – выкрикнул Стил. – Ты не знаешь, с кем имеешь дело. Это не человек, а сущий дьявол.

– Слушаюсь! – козырнул капитан.

Через пять минут два аланца подхватили носилки с Олесем и двинулись к лифту. Санитаров сопровождала группа прикрытия. У дверей «Кондекса» дежурили сотрудники службы безопасности. Полковник тщательно подстраховался. До гравитационного катера Стоун проводил пленника лично. Только когда машина поднялась в воздух и полетела к фильтрационному центру, Стил облегченно вздохнул и вызвал электромобиль. Штурм завершен. Пора отправляться на доклад к правителю. Офицеру есть, что сообщить вождю.

Одновременно с падением «Кондекса» запустился маховик тасконской операции по захвату резиденции Великого Координатора.

Возмездие неуклонно приближалось.


Глава 4 ПОСЛЕДНИЙ И ЕДИНСТВЕННЫЙ | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 6 НА ТАСКОНЕ