home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

РЕШАЮЩИЙ ШТУРМ

Олесь проснулся и приподнялся на локте. В теле ощущалась неестественная легкость. Сознание заметно просветлело. После длительного отдыха ужасно хотелось есть. Видимо, медики знали это, и на тумбочке рядом с кроватью стоял поднос, закрытый герметичной крышкой. Как только землянин приподнял ее, по палатке поплыли будоражащие обоняние запахи. Храбров осушил стакан сока и приступил к салату.

– Приятного аппетита, – раздался сзади знакомый голос.

Русич обернулся и не поверил собственным глазам. На соседней постели лежал Джоркс. Во время взрыва в «Кондексе» аланцу здорово досталось. Голова забинтована, грудь в повязках, у рта специальный прибор.

– Откуда ты? – удивился Олесь.

– В двух словах не расскажешь, – попытался улыбнуться разведчик. – За прошедшие шесть дней я побывал уже в трех госпиталях. Ничего не попишешь – тяжелая контузия. Речь до сих пор нарушена. Говорю с огромным трудом. Один из осколков пробил легкое. Пришлось делать операцию...

Если честно, землянин плохо слушал собеседника. Рука с вилкой зависла в промежуточном положении. Храброва буквально шокировала вторая фраза Джоркса.

– Неужели штурм «Кондекса» был шесть дней назад? – изумленно спросил русич.

– Немного меньше, – уточнил аланец. – Сейчас середина второго дневного периода, а тогда...

– Невероятно! – выдохнул Олесь. – Я думал, пытки длились не меньше декады. Наше ощущение времени часто бывает ошибочным.

– Ты держался молодцом, – заметил разведчик.

– Старался, – бесстрастно вымолвил землянин. – Заставили, гады, всю жизнь вспомнить. Мозги вывернули наизнанку словно карманы.

– Спасибо, – тихо проговорил Джоркс.

– За что? – не понял Храбров.

– За брата, – еще больше понизил голос Клив. – Мне известны подробности боя. Ты ведь мог выстрелить первым. Зря я рассказал о Брисе...

– Не болтай чепуху, – возразил русич. – Мы должны заботиться о своих близких. Кстати, семья успела эвакуироваться из города?

– Не знаю.

Наступившую паузу Олесь использовал, чтобы съесть бифштекс. Постепенно наступало чувство сытости. Выпив очередной стакан сока, землянин с наслаждением откинулся на подушку.

– Фантастика! – произнес Храбров. – Давно не ел с таким наслаждением.

– Что за женщина постоянно ухаживает за тобой? – спросил разведчик. – Жена?

– Да, – лаконично ответил русич.

– Мне почему-то кажется знакомым ее лицо, – задумчиво вымолвил Джоркс. – Надо отметить, она очень сильная и властная натура. Персонал госпиталя построила по струнке.

– Если честно, я не удивлен, – улыбнулся землянин. – Олис участвовала вместе со мной в первой экспедиции на Таскону. Божественное пересечение судеб. Затем она получила должность советника по внеаланским связям. Командовать людьми для нее привычное занятие. Яркий представитель прекрасной половины человечества. Гладь ее по шерстке и у тебя будет сидеть на руках ласковый пушистый зверек. Однако расслабляться не стоит. В любой момент маленькое существо может превратиться в опасного безжалостного хищника.

– Интересная теория, – рассмеялся Клив.

Дверь в палатку открылась, и внутрь вошел де Креньян. Судя по выражению лица, француз был чем-то сильно озабочен. Жак сел на стул рядом с кроватью Олеся и негромко произнес:

– Как самочувствие?

– Неплохо, – сказал русич. – В мозгах уже полный порядок. Где Олис?

– Улетела к отцу, – произнес маркиз. – Его арестовали час назад. Нам нужна помощь посвященного столь высокого ранга. Хотя, лично я сомневаюсь в успехе переговоров. Эти люди фанатично преданы Великому Координатору и никогда не выдадут секреты правителя.

– Возникли серьезные проблемы?

– К сожалению, – кивнул головой де Креньян. – Тасконцы с большими потерями, но взяли обе подземные базы, отбили все контратаки врага и проложили шахты к бункерам. Казалось, цель близка. Увы, мы заблуждались. В резиденции несколько уровней и целый лабиринт коридоров. Каждый шаг дается с трудом. Кровь течет рекой. Недавно приземлились два бота с тяжелоранеными. Многие в критическом состоянии.

– Машины еще здесь? – уточнил Олесь.

Француз слишком хорошо знал товарища, чтобы пропустить вопрос мимо ушей. Внимательно посмотрев на русича, Жак после паузы сказал:

– Даже не думай...

– Надоело мне тут валяться, – произнес Храбров. – Мы имеем дело с хитрым и изворотливым противником. Он способен переломить ход войны. И что будет тогда?

Олесь подался вперед и шепотом добавил:

– Великий Координатор – воин Тьмы.

– Это недостаточно веская причина, – возразил маркиз.

– Там есть кто-нибудь из наших?

– Неизвестно, – пожал плечами де Креньян.

– Вот видишь, – вымолвил Олесь. – А ведь Белаун наверняка прячется в убежище диктатора. Бежать мерзавцу некуда.

Храбров прекрасно знал слабое место француза. Удар был нанесен очень своевременно. Лицо Жака побагровело от гнева, на шее выступили желваки, пальцы сжались в кулаки. Ненависть к предателю взяла верх над разумом. Если Вилл попадет в руки маркиза, ему не сдобровать. Де Креньян разорвет негодяя на куски.

– Каков план? – произнес француз.

– Для начала найди мне одежду, – сказал русич. – Лучше армейскую форму. Не хочу бросаться в глаза. Тебе тоже советую переодеться.

– Жди, – воскликнул Жак, поспешно покидая палатку.

– Вы оба сошли с ума, – выдохнул Джоркс. – Ты же еле стоишь на ногах.

– Ерунда! – проговорил Олесь и резко встал с кровати.

Голова закружилась, предметы потеряли четкость, колени предательски задрожали. Землянин осторожно сел обратно на постель. Свои силы Храбров явно переоценил. Постепенно сознание возвращалось. Что же делать? Русич окинул взглядом палатку. Два десятка коек, из которых пустовали лишь четыре, несколько пластиковых стульев, процедурный шкафчик. В мозгу мелькнула спасительная мысль. Вряд ли тасконцы носят лекарства издалека, они наверняка хранятся здесь.

Минут через десять вернулся де Креньян. На нем была новенькая форма лейтенанта-десантника. Точно такой же комплект маркиз протянул Олесю.

– Одевай, – вымолвил француз. – Нам сегодня определенно везет. На транспортном корабле перепутали груз и доставили в госпиталь целый контейнер обмундирования. Я услышал, как возмущаются врачи, и решил помочь им в решении данной проблемы. На войне ошибки – явление нередкое.

– Замечательно, – произнес Храбров. – А теперь принеси мне из шкафчика стимуляторы. Нужно слегка взбодриться.

Жак без лишних вопросов выполнил просьбу друга. После инъекции русич почувствовал себя гораздо лучше.

Мышцы налились силой, зрение приобрело четкость, движения стали резкими и уверенными. Олесь быстро переоделся, заправил кровать, сунул в карман упаковку стимуляторов и взглянул на аланца.

– Пожелай нам удачи, Клив, – сказал Храбров. – Если кто-нибудь спросит, я гуляю на улице. Не хочу волновать близких людей.

– Сумасшедший, – покачал головой разведчик.

– Мне это говорят регулярно, – улыбнулся русич.

Земляне вышли из палатки и направились к взлетно-посадочной площадке. Офицерам приходилось торопиться. В любой момент боты могли покинуть госпиталь. Погрузка медикаментов много времени не занимала. Вскоре мужчины побежали.

Надо отметить, что за последние часы окружающая местность изменилась до неузнаваемости. Территория лечебного учреждения увеличилась раза в три. Но даже эта мера не спасала положения. Раненые лежали повсюду: в палатках, на специальных матрасах, а порой и прямо на земле. От взрывов в городе в основном пострадали старики, женщины и дети. То и дело раздавался громкий плач. Он, словно острый нож, пронзал сердце. Гибель солдата еще можно как-то объяснить, смерть же ребенка оправданий не имеет.

Олесь с ужасом смотрел на маленьких аланцев. У кого-то забинтована голова, у кого-то грудь, кому-то оторвало ногу. На глаза навернулись слезы. А скупая мужская слеза стоит дорого.

В душе Храброва закипал гнев. Двести лет назад Великий Координатор вот так же залил кровью Таскону. Миллиарды ни в чем повинных людей сгорели в адском ядерном пожаре. Тиран не заслуживает пощады. Мерзавец должен умереть! Его грехи давно переполнили чашу народного терпения.

Осторожно перешагивая через раненых, воины, наконец, добрались до взлетной площадки. Сейчас на ней находилось пять машин. Из трех выгружали пострадавших в Чанкоке. Судя по изорванной грязной одежде, их извлекли из-под обломков рухнувших зданий. Состояние многих было критическим. К сожалению, спасти всех врачам вряд ли удастся. Слишком тяжелые повреждения.

– Один бот улетел, – проговорил де Креньян. – Второй вот-вот поднимется...

Француз показал на крайнюю машину. Земляне ускорились и вскоре достигли цели. Пилот как раз закрывал задний люк.

– Вы отправляетесь в зону боевых действий? – уточнил Жак.

– А что? – с подозрением спросил офицер.

– Нам необходимо туда попасть, – ответил маркиз, предъявляя документы.

Принадлежность к разведке произвела на аланца должное впечатление. Он привычно козырнул и, кивнув на десантное отделение, сказал:

– Размещайтесь. Через пятнадцать минут будем у резиденции.

Не теряя времени, друзья забрались в бот. Раздвинув коробки и пакеты, воины сели рядом с кабиной пилотов. Вскоре машина стартовала. Как и обещал лейтенант, спустя четверть часа аппарат опустился возле небольшого полевого госпиталя. Здесь оказывалась помощь раненым, транспортировка которых была невозможна. Чуть в отдалении виднелись разрушенные укрепления военной базы. На поле до сих пор дымили искореженные остовы танков. Русич насчитал около двадцати машин. Похоронные команды продолжали поиск мертвых тел. Каждый человек имеет право на достойное погребение.

– Жаркая получилась битва, – произнес француз. Ответить Олесь не успел. Его довольно бесцеремонно оттолкнули в сторону. Санитары начали разгружать доставленные медикаменты. Вот-вот поступит очередная партия раненых. Земляне переглянулись и направились к защитной стене. Повсюду они замечали следы недавнего боя. Глубокие воронки, обожженная трава, брошенное оружие, окровавленная одежда. Мятежники дорого заплатили за победу.

Преодолев полкилометра, друзья вошли на территорию резиденции Великого Координатора. Их ждало ужасающее зрелище. Серые руины зданий, разбитые скорострельные орудия, затоптанные клумбы и стойкий запах сгоревшей плоти. На западной окраине базы работали бурильные установки. Три огромных механизма прокладывали тоннели к бункеру. Тут же расположился батальон штурмовиков. Солдаты готовились к атаке.

После некоторого раздумья Храбров и де Креньян повернули на восток. Через триста метров им навстречу попался транспортер с ранеными. Разорванная форма, продырявленные бронежилеты, бессильно свисающие с носилок руки и ноги. В этом районе бойцы о передышне мечтали. То и дело слышались громкие команды офицеров. Десантники один за другим устремлялись в двухметровые черные дыры. Увы, обратно на поверхность поднимутся далеко не все.

Словно в подтверждение данной мысли из ближайшей шахты штурмовики вынесли безжизненной тело своего сержанта. В какой-то момент шлем с головы бедняги свалился, и длинные светлые волосы рассыпались, будто тысяча тонких ниточек. Несмотря на сильный ветер, их никто не поправлял. Маленький носик, побелевшее лицо, чуть приоткрытый рот. На вид девушке лет двадцать пять. Солдаты положили тасконку на траву, скорбно постояли пару секунд и решительно зашагали к тоннелю. Следом за ними двинулись еще два отделения десантников.

Неожиданно к землянам подошел невысокий коренастый мужчина в аланской форме.

– Добро пожаловать в ад, – вымолвил Стюарт. Олесь и Жак тотчас обернулись.

– Какими судьбами? – поинтересовался маркиз, обменявшись с шотландцем крепким рукопожатием.

– Обычными, – Пол грустно улыбнулся. – Прилетел сюда с первой группой. Корректировал огонь тяжелых крейсеров. Давно я не бывал в подобных переделках. На наше наступление противник ответил мощной контратакой. Драпали почти до места высадки. Уцелел просто чудом. А вы как здесь оказались?

– Решили поучаствовать в столь важном историческом событии, – уклончиво проговорил русич.

– Лукавишь, – рассмеялся Стюарт.

– Ничуть, – сказал Храбров. – Великий Координатор едва не вытряхнул из меня мозги. Он – воин Тьмы. Несколько часов назад мерзавец пытался уничтожить Чанкок. Погибли сотни тысяч людей.

– Знаю, – произнес шотландец. – Но это ничего не объясняет.

– Олесь сбежал из госпиталя, – вмешался де Креньян. – Пять дней ученые диктатора издевались над пленником. Сейчас он на стимуляторах.

– Может, не стоило рисковать? – осторожно заметил Пол.

– Хоть ты не подливай масла в огонь, – вымолвил русич. – Скажи лучше, как тут дела? Намного продвинулись?

– Нет, – шотландец отрицательно покачал головой. – Буровики пробили три шахты. Наш прорыв в бункер застал аланцев врасплох. Тиран не ожидал от тасконцев такой оперативности. Тем не менее, штурмовики наткнулись на плотную оборону. Каждый коридор, каждое помещение, каждая лестница представляют серьезное препятствие. Защитники убежища сражаются отчаянно. Потери с обеих сторон огромны. Свое численное преимущество в лабиринте тоннелей мы реализовать не в состоянии. После долгих усилий удалось захватить плацдарм на верхнем уровне. Некоторые подразделения достигли второго этажа.

– Не густо, – проговорил француз.

– Не торопись с выводами, – возразил Стюарт. – Подземная резиденция тирана имеет гигантские размеры. Это настоящий город! Используя расшифрованную запись «бессмертного» и доклады разведчиков, аналитики начертили примерную карту бункера. По самым скромным подсчетам площадь одного яруса составляет около четырех квадратных километров.

– Матерь божья! – вырвалось у Жака. – Да здесь работы на год. Я бы в подобном убежище спрятал целую армию.

– Правильно, – сказал Пол. – Вот тасконцы и мучаются. Надо найти слабое место в обороне противника. Есть предположение, что правитель не может двигаться самостоятельно. Иначе диктатор давно бы покинул этот склеп и укрылся где-нибудь в горах. Его заставляет оставаться тут специальная аппаратура, поддерживающая жизненные функции организма. Другого объяснения долголетия Великого Координатора не существует. Хотя, мне кажется, данная теория – чистый вымысел.

– Напрасно, – вставил Храбров. – Негодяй заключил сделку с дьяволом и действительно прожил больше двухсот лет. Уникальное открытие позволило тирану стать бессмертным.

– Звучит зловеще, – произнес маркиз.

Олесь никак не отреагировал на реплику товарища. Проведя ладонью по небритому подбородку, русич задумчиво поинтересовался:

– Из наших кто-нибудь еще есть на базе?

– Крис, – ответил шотландец. – Он координирует работу ученых и буровиков, помогает тасконцам в сборе информации. Ему нравится решать головоломки с лабиринтом на разных уровнях.

– Отлично, – вымолвил Храбров. – Мы на верном пути. Повелитель здесь, и рано или поздно штурмовики доберутся до убийцы.

– Откуда такая уверенность? – спросил де Креньян.

– Жак, – грустно улыбнулся Олесь. – Ты же сам говорил, воины Света и Тьмы лишь пешки в большой игре. Мы словно магниты притягиваемся друг к другу. Нас четверо и все в одном месте. Не правда ли странное совпадение. После беседы с Великим Координатором мои иллюзии окончательно рассеялись. Эта жестокая схватка тщательно спланирована.

– Предлагаю закончить с философией, – сказал француз. – Надо как-то помочь союзникам. Гибель диктатора подорвет моральный дух аланцев. Им будет некого защищать.

Спорить с маркизом друзья не стали. Истина была очевидна. Не теряя времени, земляне направились к полевому штабу. Охрана пропустила офицеров разведки беспрепятственно. В одной из палаток на огромном столе тасконцы разложили чертежи бункера. Тут же специальное устройство проектировало голографическое изображение ярусов. Судя по количеству пустых мест, десантники продвигались крайне медленно. Расшифровка блока «бессмертного» дала только одну вертикальную нить. А их десятки.

В штабе находилось восемь человек. Пытаясь разобраться в лабиринтах убежища, они бурно спорили. Саттон принимал активное участие в развернувшейся дискуссии. Увидев товарищей, англичанин бросился им навстречу. Крис никогда не скрывал свои эмоции. Его душа еще не зачерствела. Самое удивительное, что никто из ученых даже не повернул головы в сторону воинов. Тасконцы сейчас пребывали в совершенно ином мире. Чтобы никому не мешать земляне вышли на улицу.

– Как успехи? – произнес Стюарт.

– Пока похвастаться нечем, – вымолвил Саттон. – Схема уровней очень сложна и запутанна. Использовать лифты не удается, а поиск лестниц занимает много времени. По предварительным расчетам апартаменты Великого Координатора расположены на пятом ярусе. Сколько их всего неизвестно.

– А не перекусить ли нам? – неожиданно предложил де Креньян. – Лично я здорово проголодался.

– Неплохая идея, – поддержал француза Пол. – Полевые кухни развернуты неподалеку отсюда. Кормят там прилично.

Друзья неторопливо двинулись за шотландцем. Улучив момент, русич вколол себе в бедро очередную дозу стимулятора. Между тем, на площадку опустился десантный бот. Земляне не обратили на него ни малейшего внимания. Пополнение постоянно прибывало в зону боевых действий. Олесь рассказывал товарищам о фильтрационном центре и допросе, учиненном ему Великим Координатором.

– Господин Храбров, – внезапно послышался знакомый голос. – Мне кажется, вы должны быть в госпитале и отдыхать еще, как минимум, пять суток.

Русич обернулся. В десяти метрах от него стояла Олис. Ее вид ничего хорошего не сулил.

– Извини, так получилось, – развел руками Олесь. Сравнив форму мужа и Жака, женщина жестко сказала:

– Я даже знаю, кто помог тебе сбежать.

– Не вернуться ли нам в штаб? – поспешно отреагировал маркиз. – Участвовать в семейных разбирательствах – занятие неблагодарное.

– В семейных? – изумленно спросил аланец лет пятидесяти, одетый в строгий серый костюм.

Храбров внимательно посмотрел на спутников жены. Их было шестеро. Кроме вышеуказанного мужчины, Олис сопровождали пятеро парней крепкого телосложения с бластерами, спрятанными под пиджаки.

Наверняка это особое охранное подразделение Тасконы. Подобных людей русич не раз видел в окружении Байлота. Они профессионалы в своем деле.

– Понимаешь, папа, – проговорила женщина, – я хотела сообщить все подробности позднее. Но уж если так вышло... Хочу представить моего мужа Олеся Храброва.

Аланка приблизилась к землянину и поцеловала его в щеку. Выдержав паузу, Олис вымолвила:

– Это мой отец. Главный технолог Алана, посвященный первой степени Найджел Кроул. Место для знакомства, правда, не очень удачное.

Русич протянул мужчине руку. Изображать из себя сноба Найджел не стал. Рукопожатие было довольно крепким.

– Землянин? – уточнил Кроул.

– Как вы догадались? – произнес Олесь.

– Олис всегда отличалась строптивым характером и безумными причудами, – ответил технолог. – Одна экспедиция на Таскону чего стоит. А если серьезно, несколько лет назад Стил Стоун случайно проговорился об ее интрижке с воином-наемником. Я не поверил. Видимо, зря...

– Мы любим друг друга, – сказал Храбров.

– Не сомневаюсь, – усмехнулся мужчина. – Брак с Кейтом Релауном – полная фикция. Моя дочь вила из бедняги веревки. Между вами совсем иные отношения. В ее голосе изменились даже интонации.

– Хватит, папа, – смутилась аланка. – Обсудим детали дома...

Разговор внезапно прервался. К Кроулам подошла группа высокопоставленных военных. Среди тасконцев был и Аргус. Старик приблизился к русичу и с легкой иронией вымолвил:

– Вижу, больничная койка не остановила тебя.

– Генерал, – тотчас вмешалась Олис. – Прикажите ему держаться подальше от бункера. Я прекрасно знаю их намерения. Как только появится информация о местонахождении диктатора, эти сумасшедшие полезут в самое пекло. А он...

Женщина ловко вывернула карманы Олеся и достала упаковку стимуляторов. Обмануть аланку невозможно. Храбров спокойно взял коробку из рук Олис и спрятал ее обратно. Обняв жену, русич дипломатично произнес:

– Генерал, я не собираюсь напрасно рисковать жизнью. Однако без нашей помощи здесь не обойтись. Великий Координатор гораздо опаснее, чем кажется на первый взгляд. Тиран способен уничтожить всю планету. Сделка есть сделка.

– Понятно, – кивнул головой Аргус. – Данное обстоятельство многое объясняет. Но госпожа Храброва права, раньше времени спускаться вниз не имеет смысла. Пока штурмовых подразделений достаточно.

Байлот повернулся к главному технологу и спросил:

– Господин Кроул, вы обдумали наше предложение?

– Да, – Найджел гордо вскинул подбородок. – Я никогда не предам правителя. Великий Координатор – гений и не способен на преступления, которые ему приписывают. Катастрофа на Тасконе произошла по вине руководителей враждующих государств. Это на Алане знает каждый ребенок. Экспедиция на Акву – несчастный случай У вас нет веских доказательств.

– Почему же, – проговорил Аргус, протягивая оппоненту пачку голографических снимков. – Чанкок после взрыва четырнадцати мощных зарядов. Пятьдесят восемь мы успели обезвредить. Трагедия произошла несколько часов назад. Тиран пытался любой ценой сорвать вторжение мятежников. По предварительным подсчетам погибло около семисот тысяч горожан.

– Ложь! – нервно воскликнул технолог. – Где гарантия, что разрушения не результат тасконских бомбардировок?

– Мы готовы организовать встречу с очевидцами, – сказал старик. – Покажем разобранные заряды, дадим слово Рою Бартону, офицеру службы безопасности, который их устанавливал.

В глазах аланца впервые сверкнула искра заинтересованности.

– Я знаю майора, – произнес Кроул. – Он был заместителем полковника Стоуна. Вряд ли...

– Генерал говорит правду, – вставила Олис. – Рой вовремя опомнился и перешел на нашу сторону. Что же касается Стила, то я убила его при освобождении мужа из научного отдела фильтрационного центра.

– Ты? – Найджел удивленно посмотрел на дочь.

– Папа, я уже давно не та маленькая непослушная девочка, – с горечью заметила женщина. – Жизнь жестока и часто несправедлива. В данном случае Стоун не оставил мне выбора.

– Какой ужас! – выдохнул главный технолог. – Что происходит с миром? Я ничего не понимаю.

– Все довольно просто, – вымолвил Байлот. – Сейчас внутри вашего сознания идет отчаянная борьба. Одна часть мозга пытается осмыслить, проанализировать полученные сведения, а вторая, запрограммированная на верность тирану, мешает принять правильное решение. Мы не хотим давить на вас. Наша программа лишь снимет внешнее воздействие на разум. В любой момент процедуру можно остановить. Пациент сознание не теряет.

– Мне нужно подумать, – растерянно сказал Кроул.

– Пожалуйста, – кивнул головой Аргус. – Но помните, каждую минуту в резиденции диктатора погибают аланские и тасконские солдаты. Ради чего?

Взгляды двух мужчин встретились. Упрямая фанатичность против требовательной спокойной настойчивости. Немая сцена продолжалась достаточно долго. Наконец, Найджел отвел глаза и произнес:

– Хорошо, я согласен. Но не ждите от меня признания в любви. Вы – захватчики, агрессоры, ими и останетесь.

Генерал в ответ неопределенно пожал плечами. В сопровождении охранников технолог не спеша двинулся за Байлотом. Неподалеку от полевого штаба ученые подземного мира оборудовали специальную лабораторию. Среди аланцев слишком много посвященных. Не учитывать этот факт нельзя. Чтобы предотвратить гражданскую войну мятежники подготовили ряд радикальных мер.

В какой-то степени Кроул был первопроходцем. Снять блокаду, установленную Великим Координатором, крайне сложно. Причем, пробить ее можно только тогда, когда человек не сопротивляется. Требуется его личное желание избавиться от зависимости. Существовала и еще одна опасность. При глубоком кодировании в мозг закладывается различная информация. В том числе приказ на убийство и самоубийство. Страну захлестнет волна кровавых террористических актов и необъяснимых суицидов. Планета погрузится в неописуемый хаос.

Именно по этой причине ученые сразу после падения режима намеревались запустить по общенациональному каналу особую программу. Она, конечно, не панацея, но нужное воздействие на разум окажет. Найджелу предстояло на себе проверить эффективность последней научной разработки тасконцев.

Земляне сопровождали группу, держась чуть в отдалении. Вмешиваться в переговорный процесс воины не собирались. Их волновали совсем другие проблемы. Штурмовики с огромным трудом продвигались вглубь бункера. Число погибших уже перевалило за сотню. Убежище тирана было прекрасно оснащено оборонительными средствами. Мины-ловушки, десятки скорострельных лазерных пушек, вакуумные помещения. А если учесть, что коридоры имели лабиринтный тип, то становится ясно, насколько тяжелая задача стояла перед десантниками.

Впрочем, Олесь в обсуждении сложившейся ситуации участия не принимал. Русич, наконец, получил возможность побыть с женой наедине. Они отошли к полуразрушенному зданию и долго целовались.

Крепко прижавшись к груди мужа, Олис тихо вымолвила:

– Я по тебе очень скучала.

– Я тоже, – Храбров провел ладонью по волосам аланки. – Порой казалось, что живым из переделки не выбраться. Но мне так хотелось тебя обнять...

– Лжец, – ласково проговорила женщина, целуя Олеся в губы.

После некоторой паузы она выдохнула:

– Расскажи мне о твоем задании.

– Не сейчас, – отрицательно покачал головой русич. – Слишком длинная история. Кроме того, значительная часть сведений засекречена.

– Человечеству что-то угрожает? – напрямую спросила Олис.

Храбров слегка отстранился, внимательно посмотрел на жену и произнес:

– Ты проницательна.

– Не тяни, – вымолвила аланка.

– В системе Аридана мы столкнулись с безжалостной кровожадной расой насекомых, – ответил Олесь.

– Ты туда летал? – уточнила женщина.

– Пришлось, – русич снова обнял Олис. – Ятеперь космический странник. Побывал уже в трех звездных системах. Если честно, то до сих пор иногда просыпаюсь и не могу понять – это сон или реальность. Обычный новгородский дружинник стал офицером разведки высокоразвитой цивилизации. Удивительное превращение. Не каждому человеку выпадает такая удача.

– А помнишь наш первый разговор, – улыбнулась аланка. – Я была горда и надменна...

– Ты была прекрасна, – возразил Храбров. – Я влюбился с первого взгляда. Чудесное стечение обстоятельств. Божественное озарение!

– Фатальная наивность и идеализм, – рассмеялась женщина. – И черт меня дернул отправиться в экспедицию на Таскону. Хотела помочь стране. Интересно, как бы сложилась моя судьба, не встреть я тебя. Наверняка блестящая карьера, выгодное замужество и десятки глупых болтливых подруг.

В памяти Олеся сразу всплыла Аква, жестокая схватка на заброшенном космодроме колонии. Настроение резко ухудшилось. Он совсем забыл о данном на далекой планете обещании. Гладя жену по плечу, русич тихо сказал:

– Одна твоя подруга была довольно умна и красива. Она входила в состав научной группы ариданской эскадры. Бедняжка искала тебя два года.

– Эвис Клерон, – мгновенно догадалась Олис. – Мы дружили с ней с детства. Порой, делились самым сокровенным...

– Это верно, – согласился Храбров. – Она знала даже обо мне.

– Так получилось, – вымолвила аланка. – Эвис бы никогда меня не выдала. Мы научились скрывать свои тайны во время голографических сеансов посвящения. Интересно, где наш выдающийся биолог сейчас?

– Клерон погибла, – едва слышно произнес Олесь.

– Господи! – воскликнула женщина. – Как это случилось?

Опустив глаза, русич с горечью сказал:

– Руководитель экспедиции генерал Эднарс действовал чересчур самоуверенно и допустил ряд серьезных ошибок. Корабли вторглись в систему без должной разведки. Поспешная высадка на Акву привела к тому, что рота десантников угодила в западню. Отряд пробивался с боем. Уцелели немногие. Эвис была тяжело ранена и умерла у меня на руках.

– Бедняжка, – прошептала аланка, утирая слезу и утыкаясь в грудь мужа.

Минут через двадцать перед штабом появился Байлот. Земляне тут же направились к нему. Воинов интересовало – увенчался успехом эксперимент или нет? Ход дальнейших событий целиком и полностью зависел от Кроула. Если главный технолог начнет сотрудничать с мятежниками, то удастся избежать лишних, никому не нужных, жертв. Еще больше волновалась Олис. Ведь Найджел ее отец.

– Получилось? – с тревогой в голосе проговорила женщина.

– Пока неизвестно, – ответил Аргус. – Внедрение программы прошло хорошо. Вопрос в том – сумеет ли она пробить блокаду? Диктатор очень давно работает с мозгом и добился огромных результатов. В некоторых областях Великий Координатор превзошел Таскону. Будем надеяться. Минут через пять господин Кроул восстановит силы, и тогда все станет ясно.

– А его разум не пострадал? – осторожно вымолвила аланка.

– Ничуть, – произнес генерал. – Нет никаких повреждений. Мы лишь пытаемся убрать кодирование сознания. Поверьте, он не почувствует ни малейшей разницы.

Старик не ошибся. Вскоре охрана привела пленника. На лице технолога застыло удивление. Он повернулся к Байлоту и изумленно спросил:

– Процедура уже закончена?

– Если вы не сопротивлялись, то – да, – сказал Аргус. – Глубоко в мозг наши ученые стараются не проникать. Это слишком болезненно.

– И что теперь? – недоуменно проговорил Найджел.

– Пройдемте в палатку, – предложил генерал.

Мужчины не спеша зашагали к штабу. Следом за ними двинулась многочисленная группа сопровождения. Внутри светилась голографическая схема бункера. Кроул приблизился к ней, провел рукой по мерцающим линиям. С уважением в голосе технолог вымолвил:

– Замечательное изобретение. Вы можете вносить в план поправки?

– Разумеется, – кивнул головой старик.

Аланец внимательно посмотрел на изображение и снисходительно усмехнулся:

– О резиденции правителя у вас достаточно скудные познания. Часть первого яруса и одна вертикальная нить. Откуда?

– Небольшой блок из головы «бессмертного», – произнес Байлот. – После долгих усилий ученые все же его расшифровали.

– Похвально, – сказал Найджел, подходя к столу.

– Мы бы хотели знать об убежище все, – проговорил Аргус.

– Все? – иронично переспросил Кроул. – Все известно только Великому Координатору. Остальные обладают лишь той информацией, которая требуется им для выполнения служебных обязанностей.

На пару минут в палатке воцарилась тишина. Главный технолог сосредоточенно разглядывал чертежи.

Наконец, он взял карандаш и обвел одно из помещений. Обернувшись к генералу, аланец вымолвил:

– Это секретный лифт. С его помощью солдаты повелителя постоянно будут у вас в тылу. Но не вздумайте воспользоваться кабиной. Система контроля надежна и сбоев не дает. При появлении чужаков в шахте распыляется ядовитое вещество.

Байлот тотчас сделал адъютанту едва уловимый жест рукой. Ценные сведения быстро дойдут до штурмовиков, и бойцы блокируют опасный объект. Между тем, Найджел сел на стул, закинул ногу на ногу и задумчиво произнес:

– Почему выбор пал именно на меня? Я посвященный первой степени. Почему?

– Причин несколько, – сказал Аргус. – Во-первых, вы неглупый человек и способны анализировать факты. А они более чем весомы. Тиран совершил немало тяжких преступлений. Мерзавец узурпировал власть, уничтожил тасконскую цивилизацию, а теперь пытается сделать это с Аланом. Снимки Чанкока ужасают. Мы можем показать госпиталя с сотнями тысяч пострадавших. Израненные, искалеченные дети, старики, женщины.

– Понятно, – вымолвил Кроул. – Что же во-вторых?

– Олис, – честно ответил Байлот. – Мы надеялись, что ее пример заставит вас переосмыслить происходящие события. Посмотрите на мир глазами своей дочери. Она видела немало. И, наконец, о главном. На чем зиждется ваша преданность Великому Координатору? На детском воспитании, голографических передачах, общегосударственных штампах и ежедневных гипнотических сеансах. Непрерывное внешнее воздействие на разум. А если его устранить? Что важнее – интересы родной страны или диктатора? Вам придется сделать выбор.

– Странно, но мне не хочется спорить, – пожал плечами технолог. – Логика моего мышления действительно изменилась. Многие истины утратили прежнюю значимость. Возникли сомнения...

Аланка крепко сжала кисть мужа. Женщина очень волновалась за отца. Сумеет ли он преодолеть внутренние барьеры. Первые реплики обнадеживали. Без желания пациента программа никогда не заработает. Олис неслучайно привлекли к переговорам. Найджел должен поверить, что тасконцы не хотят зла Алану. Тем временем, Кроул попросил чанкокские голографии. Мужчина довольно долго их изучал.

– Похоже, вы не лжете, – с явным разочарованием произнес технолог. – Все взрывы произведены в подземных шахтах. Слишком характерные воронки и разрушения. Трагедия несчастного города обнажила серьезную проблему. Заряды ведь могут оказаться и ядерными.

– Вполне, – утвердительно кивнул генерал.

– Что ждет Великого Координатора? – неожиданно спросил Найджел.

– В случае пленения – судебный процесс, – после длительной паузы вымолвил Аргус. – Тиран должен рассказать народам двух планет о своих преступлениях. Если сумеет – пусть защищается.

– Логично, – проговорил аланец. – Вы меня убедили. Я помогу. Но предупреждаю сразу, мои знания весьма ограниченны. Резиденция строилась два века. Она имеет невероятно сложную структуру и сотни тайников. Меня посвящали лишь в некоторые детали.

– Сейчас нужно любой ценой добраться до диктатора, – заметил Байлот. – Это ослабит моральный дух обороняющихся и уменьшит количество жертв.

– Пожалуй, – согласился Кроул. – В сооружении восемь уровней. На нижнем установлен ядерный реактор. Учитывая последние события, я не сомневаюсь, что он подготовлен к взрыву. Его мощность огромна. Великий Координатор – смелый человек и без колебаний нажмет на кнопку. А потому операцию надо начать с нейтрализации детонаторов. Как туда добраться, я укажу.

– А где находится сам правитель? – не удержался от вопроса Саттон.

– Скорее всего, на пятом ярусе, – произнес технолог. – Доступ туда строго ограничен. Личная гвардия, «бессмертные», посвященные высших степеней. Я бывал только в одном помещении. Лично лицезреть вождя мне так и не довелось.

Найджел тут же приступил к исправлению чертежей. Работы было много. Карандаш непрерывно что-то рисовал, подписывал, зачеркивал. Опытный офицер молниеносно переносил новую информацию на голографическую сферу. Постепенно пустые места на схеме заполнялись. Склады, жилые комнаты, тренажерные залы, научные отсеки, столовые, лестницы и лифты. К сожалению, пятый этаж и для Кроула являлся загадкой. Тем не менее, полученные сведения значительно облегчили действия штурмовиков. Атаки десантников стали более продуманными.

Необходимые мероприятия предпринимались и на поверхности. В целях безопасности тасконцы передислоцировали госпиталь в другой район. Скопившиеся на базе резервы тоже пришлось оттянуть к лесу. Вероятность взрыва чересчур высока. Терять людей понапрасну никто не хотел. По приказу Байлота командование прекратило вторжение на второй объект. Он был ложным.

Спустя два часа союзники сумели захватить стратегическую инициативу в бункере. Мобильные группы заняли плацдармы на всех восьми уровнях. Решительный бросок и мятежники овладели ядерным реактором. Саперы сразу принялись за работу. Предположения главного технолога полностью подтвердились. Солдаты обнаружили не меньше тридцати зарядов.

Наступил критический момент. Взорвет Великий Координатор убежище или нет? Секунды тянулись, словно годы. К счастью, диктатор посчитал, что еще в состоянии обороняться. Его верные солдаты ринулись в контратаку. На восьмом ярусе развернулось настоящее сражение. Противник намеревался отрезать десантников от лестниц.

В коридорах то и дело вспыхивали отчаянные рукопашные схватки. Количество раненых и убитых резко возросло. Тиран людей не жалел.

В тоннели уходили все новые и новые роты солдат. Обратно возвращались единицы. Врачи и санитары трудились без устали. Наконец, поступил долгожданный доклад, что заряды на реакторе нейтрализованы. Теперь можно всерьез браться за пятый этаж. На остальных уровнях штурмовики события не форсировали. Защитникам не хватало сил на достойный отпор, и они медленно сдавали позиции.

Тасконцы дорого заплатили за прорыв на секретный ярус. Десантников встретил дружный залп скорострельных лазерных пушек. Первый взвод был попросту выкошен. Впрочем, неудача не остановила солдат. Перепрыгивая через тела погибших товарищей, бойцы устремились вглубь убежища. Битва рассыпалась на отдельные жестокие стычки.

С дикими воплями и обезумевшими глазами аланцы буквально бросались на штурмовиков. Получив ранение и истекая кровью, фанатики сбивали тасконцев с ног, пытаясь вцепиться им в горло. Разжать мертвую хватку удавалось с большим трудом. В некоторых залах и кабинетах сторонники Великого Координатора отключили свет. Густая плотная мгла, редкие вспышки фонарей, сверкающие лазерные лучи и яростные крики врагов. Напряжение нарастало с каждой минутой.

Этаж представлял собой сложный лабиринт с несколькими потайными дверьми. Попытки защитников выйти в тыл наступающим частям успехом не увенчались. Тасконцы уже были знакомы с подобной тактикой и значительных разрывов между подразделениями не допускали. Не обращая внимания на потери, десантники упорно пробивались к цели.

Между тем, расположившиеся возле тоннеля земляне готовились вступить в сражение. После долгих сомнений генерал Байлот разрешил им участвовать в операции.

Аргус прекрасно понимал, что без вмешательства воинов Света правителя не одолеть. Друзья экипировались точно так же, как и штурмовики. Тяжелый бронежилет, прочный шлем с низко опущенным забралом, лазерный карабин. Рядом с Храбровым стояла Олис. Она не спорила и не возражала. Аланка знала – переубедить мужа невозможно.

Вскоре один из командиров батальонов сообщил о захвате лаборатории. Судя по голографической схеме бункера, тасконцам принадлежало уже восемьдесят процентов помещений пятого яруса. К сожалению, найти личные апартаменты диктатора до сих пор не удалось. Что-то явно не увязывалось.

– Нам пора, – негромко вымолвил Пол.

– Пожалуй, – согласился Байлот, глядя на чертежи Кроула. – Верхние уровни проверены очень тщательно. На них Великого Координатора нет. Боюсь, мы где-то ошиблись.

– А если мерзавец переоделся в простого солдата и хочет незаметно покинуть убежище? – предположил Крис. – Ведь его внешний облик никому неизвестен.

– Не исключено, – пожал плечами генерал. – Хотя... Почему бы тирану не сделать это заранее. Он давно мог затеряться среди миллиардного населения планеты.

– Надо внимательно обследовать стены убежища, – проговорил Жак. – Врезиденции много тайников и секретных ответвлений.

– Действуйте, – кивнул головой Аргус.

Олесь поцеловал жену, надел шлем и уверенно зашагал в тоннель. Следом за русичем двинулись восемь десантников. Каждому из землян в качестве сопровождения дали по отделению солдат. Храброву предстояло осмотреть северную стену, де Креньян взял на себя южную, а Саттон – западную. У восточной еще шел бой, и потому отряд Стюарта перемещался по центральной части бункера, являясь резервом всех трех групп. Для обнаружения пустот штурмовикам выдали специальные приборы.

Ухватившись за трос, Олесь начал неторопливо спускаться в шахту. Угол наклона оказался достаточно велик и порой, чтобы не упасть и не скатиться вниз, приходилось прикладывать немало усилий. Крошечные светильники разогнать темноту были не в состоянии, и в тоннеле царил полумрак. Через пару минут русич достиг убежища. В толстой бетонной преграде зияло огромное рваное отверстие с шероховатыми неровными краями. Взрывчатки тасконцы не пожалели.

Храбров выбрался из шахты и огляделся по сторонам. Сразу видно, прорыв десантников на первый ярус застал аланцев врасплох. Мощный взрыв произвел гигантские разрушения. Обвалившиеся стены, рухнувшие перегородки, разбитые компьютеры и голографы, сломанная мебель. Метрах в трех от Олеся на полу, присыпанная кусками стекла и пластика, лежала оторванная человеческая нога. Какого-то беднягу буквально разорвало на куски. Пройдя вперед, русич наткнулся на два трупа. Штурмовики безжалостно расстреляли попавшихся на пути сотрудников резиденции. Впрочем, чем дальше продвигался отряд, тем больше попадалось мертвых тел. Сопротивление защитников постепенно нарастало, и убитые тасконцы и аланцы валялись уже вперемешку. Кошмарное зрелище. Количество жертв не поддавалось подсчету.

Вскоре группа пересекла огромный зал и вышла к лестнице. Здесь дежурили четверо солдат. Спрятавшись за баррикадами из шкафов, они держали в прицеле все ближайшие коридоры. Противник не раз преподносил десантникам неприятные сюрпризы. Отряд Храброва бойцы пропустили беспрепятственно.

Первый пролет, второй, третий На четвертом этаже ступени заканчивались. Особая мера предосторожности. Великий Координатор строил бункер по очень сложному проекту. Сквозных шахт через все уровни попросту не существовало. Олесь повернул на северо-восток. Именно там располагалась вторая лестница. Сломить сопротивление защитников на этом ярусе пока не удалось. В шлеме то и дело слышались резкие отрывистые команды офицеров. Где-то впереди штурмовики отражали контратаку врага. Судя по репликам, аланцы пытались прорваться на пятый этаж. Шансов у них было немного, но данное обстоятельство фанатиков не останавливало. Они старались выполнить приказ вождя любой ценой.

В одном из коридоров землянин невольно замер. Всюду, куда бы Олесь не бросал взгляд, лежали тела погибших десантников. Женщины и мужчины, зрелые воины и совсем юнцы, опытные ветераны и «зеленые» новобранцы. Система обороны убежища поражала насыщенностью и разнообразием. Скорострельные орудия, мины-ловушки, вмонтированные в стены направленные заряды.

Смерть настигала тасконцев даже в кабинетах. Двери автоматически закрывались, и в помещении распылялось ядовитое вещество. На полу, на столахивкреслах валялись люди с посиневшими лицами, выпученными глазами, сжимающими пальцами собственное горло. Похоронная служба работала медленно, и солдатам приходилось постоянно перешагивать через трупы. Обожженные бронежилеты, разбитые шлемы, оторванные конечности, лужи запекшейся крови.

Неожиданно в нос ударил тошнотворный запах горелой человеческой плоти. Вскоре штурмовики увидели ужасающую картину. Шестеро бойцов угодили в западню. В узком проходе на несчастных выплеснулась раскаленная горючая смесь. Шансов спастись у десантников не было. Полностью обугленные тела, оплавленное оружие, почерневшие стены.

В тренажерном зале резиденции тасконцы развернули госпиталь. Сюда доставляли раненых с нижних этажей. Двадцать врачей и санитаров непрерывно суетились возле стонущих и кричащих людей. Какой-то лейтенант с залитым кровью лицом находился в шоковом состоянии и хриплым голосом продолжал отдавать команды.

Вскоре группа Храброва вышла к небольшой металлической лестнице. В случае опасности она закрывалась специальным люком, а сверху укладывался ковер. Маскировка идеальная. Если бы не помощь Кроула штурмовики долго бы искали путь на пятый уровень. Миновав охрану, русич быстро спустился вниз. Чтобы знать обстановку, Олесь переключил передатчик на другую волну. Каждый ярус работал на своей частоте. Это значительно облегчало ведение переговоров. Выдержав паузу и оценив ситуацию, Храбров произнес:

– Приступаем. Первая четверка идет от начала стены, я вместе со второй – от середины. Так мы сократим время поиска.

Отделение разделилось, и солдаты зашагали в разные стороны. У двери, ведущей в коридор, лежали мертвые десантники. Чуть дальше под потолком висели на проводах разбитые лазерные пушки. Русич двигался неспеша, держа оружие наготове и внимательно осматривая бункер. Надо отметить, что резиденция Великого Координатора особой роскошью не отличалась. Идеально отполированный каменный пол, светло-зеленые светящиеся стены, пластиковые и металлические двери.

В обстановке кабинетов тоже присутствовал определенный аскетизм. Темные прямоугольные столы, несколько жестких стульев, стандартные компьютеры, голографы, массивные сейфы. Строгие правила секретности действовали даже здесь. Олесь не видел ни картин, ни цветов, ни мозаичных панно. Убежище скорее напоминало научно-исследовательский институт, совмещенный с казармой, чем дворец могущественного правителя звездного государства.

Складывалось впечатление, что диктатор не нуждался во внешних атрибутах абсолютной власти. Ни огромных залов, ни колоннад, ни сверкающих драгоценностями вельмож. Особняки высокородных чанкокцев выглядели гораздо богаче и респектабельнее. Странный парадокс.

Между тем, в помещениях стали попадаться трупы в длинных черных одеждах. Советники тирана дрались отчаянно и в плен не сдавались. Лица перекошены злобой и ненавистью, в остекленевших глазах застыла ярость, пальцы судорожно сжимают оружие.

Миновав очередной коридор, штурмовики вышли к информационному центру резиденции. Отсюда транслировались все обращения Великого Координатора к народу. Десятки экранов, пульты с сотнями кнопок, голографы, автономные генераторы. Бой закончился тут совсем недавно. Перевернутые стулья, осколки пластика и стекла под ногами, обожженные лазерными лучами стены.

На полу распластались убитые аланцы. Кто-то в военной форме, кто-то в темном балахоне, две молодые женщины в одинаковых блузках и юбках. Красивые обнаженные бедра, высокая грудь, разбросанные волосы. Смерть ужасна во всех проявлениях.

Судя по обстановке, отдел работал до самого последнего момента. Когда тасконцы ворвались в помещение, сотрудники центра попытались оказать сопротивление, и были безжалостно уничтожены. Некоторые операторы не успели даже встать с кресел.

Не теряя времени, десантники приступили к обследованию стены. Прибор почти сразу показал, что пустот в ней нет. Покинув скорбное место, солдаты зашагали дальше. Минут через пятнадцать штурмовики обнаружили архив правителя. На полках гигантских шкафов стояли книги, папки, коробки и футляры со звуковыми и голографическими дисками. Сержант приблизился к внешней стене и после непродолжительной паузы сказал:

– Что-то есть. Сделать точные замеры мешают сильные помехи.

– Уберите мебель! – приказал Храбров. Десантники дружно взялись за край шкафа и бесцеремонно опрокинули его.

– Сигнал стал отчетливее! – тотчас выкрикнул тасконец.

– Всем группам, – проговорил русич, – в северной стене найдена подозрительная пустота. Начинаем исследование.

Олесь кивнул подчиненным, и еще два стеллажа рухнули на каменный пол. Сержант поднес прибор к стене. Поиски заняли секунд тридцать.

– Здесь! – вымолвил штурмовик, указывая на определенную точку.

– Уверен? – спросил землянин.

– Абсолютно, – произнес боец.

Храбров подошел к стене и прикоснулся к ней ладонью. Внезапно узкая полоска преграды шириной около метра, словно дверь, плавно поднялась вверх. Перед русичем был длинный коридор. Хорошее освещение, высокий потолок и на первый взгляд ни малейшей опасности. Впрочем, первое впечатление часто бывает ошибочным.

– Мы открыли вход в тайник, – оповестил друзей Олесь. – Двигайтесь к архиву. Я оставлю в помещении одного человека.

Землянин решительно шагнул вперед. За ним последовали три десантника. Они углубились метров на пятнадцать, как вдруг замаскированная дверь резко опустилась вниз. Отряд оказался в западне. Великий Координатор отрезал разведчиков от бункера.

– Проклятье! – выругался Храбров. – Ведь знал же, что любопытство – это порок. До добра оно не доводит.

Нажав на клавишу передатчика, землянин сказал:

– Группа попала в ловушку. Пути назад нет.

– Плохо слышно, – раздался едва различимый голос де Креньяна.

Теперь все стало ясно. Стены обладали экранирующими свойствами. По замыслу создателей, сигнал из тоннеля вообще не должен проходить. Но ученые диктатора не предполагали, что им придется столкнуться с тасконцами. А технологии жителей подземного мира в данной области значительно превосходили аланские. Олесь громко и отчетливо повторил сообщение.

– Жди нас! Не двигайся с места! – прокричал Жак. Русич обернулся и невольно застыл. Потолок медленно опускался вниз. Минуты через три громадная плита легко и непринужденно раздавит людей. Изобретение довольно древнее, но вполне эффективное.

– Все за мной! – скомандовал Храбров. Штурмовики побежали, но тут в противоположном

конце коридора заработала лазерная пушка. В первого солдата ударили сразу четыре луча. Бедняга умер мгновенно, но защитил собой остальных. Десантники упали на пол и открыли ответный огонь. Перестрелка продолжалась несколько секунд. Тасконцы были точнее. Вскоре турель покосилась, и орудие смолкло. Разведчики осторожно встали на ноги. В бронежилете их товарища виднелись рваные пробоины, в шлеме зияла дыра, а из ран текла алая кровь.

– Я пойду первым, – проговорил землянин, отстраняя ближайшего штурмовика.

– Капитан, – вмешался сержант. – Не надо красивых поступков. Это война. У каждого свое предназначение.

Держа карабин наготове, десантник двинулся дальше. К тому моменту, когда отряд покинул тоннель, потолок опустился уже сантиметров на семьдесят. Возле разбитой пушки солдаты обнаружили узкий проход вправо. Три шага в северном направлении и еще один длинный коридор. Лазерное орудие открыло по неприятелю ураганный огонь. Тасконцам пришлось спрятаться за стену.

Группа попала в сложное положение. Либо рисковать и атаковать, либо вести бой издалека, но тогда можно не успеть. Штурмовики выбрали первый вариант. Выскочив на открытое пространство, разведчики дали дружный залп. Выпад десантников достиг цели, и пушка повисла на проводах. К сожалению, серьезное ранение получил сержант. Он лишился кисти левой руки. Бедняга дико кричал, пытаясь остановить кровь. Олесь поспешил ему на помощь. Обезболивающий укол, жгут, тугая повязка.

Подхватив командира, штурмовик устремился в тоннель. Десять метров, двадцать, тридцать Внезапно из стены на уровне груди с огромной скоростью вылетела металлическая пластина с острыми заточенными штырями.

Два из них пробили бронежилет солдата и прижали парня к боковой поверхности. Русича спасло лишь то, что из-за узости коридора он немного отстал.

Приложив немало сил, Храбров отжал пластину. Десантники рухнули на пол. Тяжелораненый тасконец хрипел, отплевывался кровью и, опираясь на локти, пытался встать. Несчастный был в шоке.

– Нужно убираться отсюда! – воскликнул Олесь, делая укол штурмовику.

К счастью, пришел в себя сержант. Штыри мужчину не зацепили. Сознание десантник потерял при ударе о стену. Здоровой рукой разведчик закинул товарища на плечи и тихо пробурчал:

– Расчищай дорогу.

Кивнув головой, землянин побежал по коридору. Его высота уже заставляла пригибаться. Если существует еще один тоннель, участь людей предрешена. Храбров резко повернул вправо и буквально столкнулся лицом к лицу с худощавым бледнолицым старцем в сером балахоне. Реакция русича оказалась быстрее. Олесь перешагнул через труп советника, преодолел метров десять и ворвался в небольшое помещение с рядами кроватей, письменными столами и вмонтированным в стену экраном голографа.

Внутри находилось трое посвященных. Нападение землянина застало их врасплох. Дико крича, Храбров открыл частый огонь. Жалости к аланцам русич не испытывал. Вскоре все было кончено. Бездыханные тела в разных позах распластались на полу. Не теряя времени, Олесь бросился назад. Вместе с сержантом они положили раненого бойца на ближайшую постель.

Сняв с бедняги шлем, землянин увидел мутный взор, посиневшие губы и тонкую струйку крови, вытекающую изо рта. В бронежилете зияли две глубокие дыры. Сверхпрочный сплав не выдержал удара. Состояние второго штурмовика тоже внушало серьезные опасения. Тасконец слегка покачивался и чтобы не упасть опирался на карабин. Сказывалась кровопотеря.

– Оставайся здесь, – приказал Храбров. – Займи оборону и жди подкрепление.

– Капитан, может и вам не следует идти дальше, – вымолвил десантник. – Рисковать в одиночку вряд ли разумно.

– Наверное, ты прав, – произнес русич. – Но я боюсь новых сюрпризов тирана. Мерзавец не даст нам спокойно отсидеться. Его надо отвлечь.

– А вы уверены, что Великий Координатор прячется именно в этом убежище? – спросил сержант.

– Не сомневаюсь, – грустно улыбнулся Олесь. Землянин действительно чувствовал близость врага.

Что-то темное, мрачное, липкое обволакивало окружающее пространство. Откуда-то повеяло холодом. По телу пробежала нервная дрожь. Противник был уже не в состоянии сдерживать эмоции. Диктатор готовился к встрече. Проверив оружие, Храбров решительно направился к металлической двери. Неожиданно в шлеме послышался приглушенный голос Стюарта.

– Олесь, отзовись!

– Я на связи, – воскликнул русич. – Иду к правителю Алана.

– Мы взорвали стену, но уперлись в мощное препятствие, – сказал шотландец.

– Ничего не поделаешь, – ответил Храбров, отключая передатчик.

Дверь плавно отъехала в сторону, и землянин вошел в гигантский зал. Сверкающий белизной пол, яркое освещение, невероятно чистый прозрачный воздух. Помещение имело круглую форму диаметром не меньше двухсот метров. Сверху оно перекрывалось полусферой лазурного цвета. Слева от Олеся располагались пульты управления, компьютеры и целая система датчиков. Справа строители вмонтировали в стену громадные голографические экраны. Сейчас они не функционировали.

Самый главный объект резиденции размещался в центре зала. Массивный высокий столб со стеклянной вершиной. Разглядеть его детально русич пока не мог. От пульта к Храброву метнулись два человека в балахонах. Посвященные что-то кричали и размахивали руками. Землянин выстрелил навскидку, и аланцы повалились на пол. Не обращая на них внимания, Олесь быстро зашагал к удивительному сооружению. Вскоре стали проясняться отдельные элементы.

На прочном постаменте была установлена прозрачная цилиндрическая барокамера, заполненная мутной молочной жидкостью. Внутри находилось какое-то существо. Приблизившись, русич различил человека, погруженного в эту массу по шею. Неужели? Догадка Храброва оказалась верна. Вот он – великий и могущественный повелитель Алана! Словно в подтверждение его мыслей раздался приятный бархатный голос:

– Я знал, что мои ловушки тебя не остановят. Землянин вскинул карабин, но диктатор тут же закричал:

– Брось оружие! Иначе умрешь.

Олесь обернулся. Четыре лазерных орудия поднялись в разных точках зала и направили стволы на русича. Пространство открытое, спрятаться негде. Если бы тиран хотел убить Храброва, то так долго бы не тянул. Не желая провоцировать правителя, землянин бросил карабин на пол. Рядом Олесь положил шлем.

– Ты снова в моей власти, – с торжеством проговорил Великий Координатор. – Если честно, я удивлен, что тебе удалось выбраться из фильтрационного центра. Полковник Стоун получил недвусмысленный приказ.

– Негодяя убила моя жена, Олис Кроул, – бесстрастно вымолвил русич.

– Олис? – изумленно выдохнул диктатор. – Бывшая невеста Стила? Какие превратности судьбы. Кто бы мог подумать... Блестящая карьера, неограниченные перспективы... А итог? Вышла замуж за дикаря-наемника. Полная глупость. Женщины всегда являлись слабым звеном моей программы. Слишком специфическая логика.

– Ты ничего не понял, – иронично заметил Олесь. – Рухнула вся твоя система. Мятеж на Алане давно назревал. Сотни миллионов людей не поддавались посвящению. Но даже те, кто смотрел твои ежедневные сеансы, начали задумываться о том, что происходит вокруг. О зарядах в Чанкоке тасконцев предупредил майор Рой Бартон, план убежища начертил Найджел Кроул. И таких помощников из числа посвященных тысячи.

– Подлые предатели! – зло выдавил правитель. – Жаль, я не могу взорвать планету. Мерзкие людишки не заслуживают жалости. Похотливые, прожорливые, тупые твари. Они не достойны жизни.

– А кто дал тебе право решать, чего достойно человечество, а чего нет? – гневно произнес землянин. – На твоей совести миллиарды ни в чем не повинных жертв, уничтоженная цивилизация, десять загубленных поколений аланцев. За внешним лоском и спокойствием скрывается изощренная тирания. Ты лишил людей главного – возможности самостоятельно мыслить.

– Им это и не нужно, – возразил Великий Координатор. – Мои подданные были счастливы. Хороший достаток, масса развлечений, свободная мораль. Они не задавались вопросом, что будет завтра? Я привел Алан к процветанию. Развитая промышленность, наука, сильный звездный флот. Два века назад подобное казалось несбыточной мечтой.

– Ты изворотливый лжец, – сказал Храбров. – В союзе с Тасконой Алан достиг бы гораздо большего и в менее короткие сроки. Но древняя метрополия пала жертвой твоих непомерных амбиций. Ради бессмертия Берк Илвил продал душу дьяволу. И именно Тьма помогла мерзавцу добиться неограниченной власти. И вот сейчас я смотрю на результат гнусной сделки. Ты недавно обозвал меня глупцом. Не стану спорить. Только болван поверит в то, что потайная дверь открывается от прикосновения руки. Банальная западня.

Русич презрительно усмехнулся и после паузы продолжил:

– Но разве Илвил поступил умнее? Неужели ты называешь это жизнью? Жалкое, никчемное существование. Нет ни друзей, ни родственников, ни потомков. Тебя окружают подхалимы и загипнотизированные фанатики. Глядя в глаза на экране, граждане испытывают неловкость, страх, унижение и злость. Любовь и уважение...

– Пустые слова! – оборвал Олеся диктатор. – Что ты можешь знать о жизни, убогий варвар. Любовные утехи, чревоугодие, пьянство. Данные пороки мне чужды. Могущество разума, способность воплощать идеи в реальность, возможность увидеть результат – вот истинная вершина! Я контролировал всю планету и ближайший космос. С каждым годом зона моего влияния увеличивалась. Аланцы поклонялись мне, как богу. Так зачем нужно их уважение?

– Берк, ты гений и сумасшедший одновременно, – проговорил русич. – Человечество нельзя держать в вечном рабстве, даже если цепи будут золотыми. Законы природы сильнее наших желаний. Чем выше взлетишь, тем ниже упадешь. Посмотри правде в глаза. Империя, которую ты строил в течение двух веков, оказалась колоссом на глиняных ногах. Тасконцы приложили маленькую толику усилий, и она рухнула.

– Ерунда! – выкрикнул тиран. – Ошибки в политике. Надо было безжалостно уничтожать непосвященных. Я упустил из виду процессы, происходящие в колониальной армии и звездном флоте. Но все можно исправить. Значительная часть планеты до сих пор принадлежит мне. Подумай, Храбров! Зачем нам обоим умирать? Мы будем вместе править миром.

– Взгляни на себя! – иронично вымолвил землянин. – Ты жалок. В прозрачной барокамере совершенно голый, с подключенными трубками и проводами, в мутной противной жидкости. Пришло время платить по счетам. Души, загубленные тобой, требуют возмездия.

– Какой пафос! – язвительно произнес Великий Координатор. – Плевал я на невинно убиенных. Мне ничуть не жаль тасконцев. Они сами сделали тысячи ядерных ракет. Только дурак не воспользуется подобной ситуацией. Обидно, но я допустил тот же промах. Давно следовало построить три-четыре запасные резиденции, соединенные подземными тоннелями. Увы, всего не предусмотришь... Признаюсь честно, не ожидал, что на Тасконе сохранилась высокоразвитая цивилизация. А тут еще объявились воины Света. Не повезло... Но мое предложение остается в силе. Создадим могущественный союз.

– Нет, – отрицательно покачал головой Олесь. – Я никогда не нарушаю данные клятвы. Слишком дорого мы заплатили за победу.

– Клятвы, – передразнил правитель. – Откуда этот пережиток варварства? Каждый за себя. Впрочем, у меня есть для тебя маленький сюрприз. Белаун, выходи!

Из-за постамента вышел человек в черной военной форме службы охраны. В первое мгновение русич даже не узнал аланца. Потемневшее лицо, провалившиеся щеки, низко опущенные глаза. Казалось, что Вилл стал меньше ростом. Переминаясь с ноги на ногу, Белаун боялся посмотреть на Храброва.

– Как видишь, нет ничего невозможного, – вымолвил тиран. – Один воин Света уже на моей стороне. Главное, согласовать спорные вопросы.

Последние слова диктатора мало интересовали землянина. Олесь ждал от товарища оправданий. Однако аланец молчал, и пауза затягивалась.

– Черт подери! – не выдержал русич. – Как ты мог, Вилл? Ведь Линда на Униме спасла тебя от верной смерти. Семь лет! Семь лет мы были вместе. Неужели твоя душа настолько прогнила?

– Прости, – едва слышно прошептал Белаун. – Я... я испугался

– Чего? – спросил Храбров. – Смерти? Никто не живет вечно. Скажи лучше, как ты дошел до предательства?

– Меня внедрили на секретный завод, – проговорил аланец. – Легенда оказалась паршивой и проверку не выдержала. Последовал арест, а затем допрос с пристрастием. Я боролся... Но, когда Великий Координатор начал копаться в моих мозгах, понял, что силы иссякли. Лгать не буду Умирать не хотелось. И уж тем более становиться сумасшедшим. Кроме того, я боялся невольно раскрыть тайну хранителей. Пришлось выбирать из двух зол меньшее. Чтобы палачи отстали, потребовались жертвы: связники, явочные квартиры, канал переправки.

– Почему ты не сбежал? – удивился землянин.

– Ученые правителя имплантировали мне в голову специальный чип, – ответил Вилл.

– Но ведь Линду ждали такие же мучения! – возмутился русич.

– Я надеялся, она сумеет скрыться, – тяжело вздохнул Белаун. – Служба безопасности не ведет слежку за людьми, которым покровительствует Великий Координатор. К сожалению, события вышли из-под моего контроля.

– А как же «Кондекс»? – произнес Храбров. – Ты мог рассказать все после изъятия.

– Кому? – с горечью усмехнулся аланец. – Той комиссии, что вела допрос? Поведать о целесообразности измены ради сохранения призрачной тайны? Олесь, это абсурд. Догадаться о проверке труда не составило. Провал фирмы планировался заранее. У меня появился шанс подобраться к тирану вплотную, ияимвоспользовался. В том, что он воин Тьмы, сомнений не было. Вину надо заглаживать кровью! Желаю тебе удачи. Если уцелеешь, извинись за меня перед Жаком. Я не желал Линде зла...

– Ах ты, подлец! – испуганно закричал правитель. – Уничтожить врагов!

Реакция диктатора несколько запоздала. Во время разговора Вилл приблизился к русичу и сейчас, схватив с пола карабин, трижды выстрелил в барокамеру. Лазерные лучи пробили прочное бронестекло. В сооружении образовались огромные дыры. Из них хлынула маслянистая молочная жидкость. Кроме того, одна красная линия, прочертив воздух, угодила точно в находящегося внутри человека. Великий Координатор сразу обмяк и бессильно опустил руки.

В тот же миг ударили скорострельные орудия. Храбров в последний момент, совершив прыжок, спрятался за постаментом. Тем не менее, промелькнувший рядом луч обжег левое плечо. Повернув голову, Олесь наблюдал, как прошивается насквозь тело Белауна. Аланец даже не пытался укрыться. Постояв пару секунд, он рухнул на пол. Теперь настала очередь русича.

Храбров должен был умереть, но ему повезло. Лазерные пушки, потеряв управление, открыли огонь по движущимся целям. Ими оказались двое посвященных. Напуганные неожиданным вторжением Олеся, они не рискнули вмешиваться в беседу, а после гибели вождя бросились к убийце. Орудия переключились на аланцев, и русич получил передышку секунд на десять. Наша судьба часто зависит от подобных мелочей.

Расстрелянные сотрудники еще падали, а в зал уже ворвался взвод тасконских штурмовиков. Завязалась отчаянная схватка. Через пару минут бой прекратился. Разбитые турели, безжизненные тела у входа, крики и стоны раненых. Уцелевшие солдаты, держа оружие наизготовку, рассредоточились по убежищу. К Храброву устремились взволнованные земляне. Олесь поднялся и не спеша двинулся навстречу друзьям.

– Идиот! – воскликнул де Креньян. – Куда ты полез? Решил стать героем?

– Честное слово, бес попутал, – оправдывался русич. – Не вздумайте рассказать подробности Олис.

– Размечтался, – усмехнулся Стюарт. – Она все прекрасно знает. Ее голос в эфире раздавался постоянно.

– Мне конец, – обреченно выдохнул Храбров. – Кстати, вы быстро добрались...

– Найджел Кроул предложил идеальное решение проблемы, – проговорил француз. – Мы взорвали стену на четвертом ярусе и получили доступ к механизму пресса.

– Как мои десантники? – поинтересовался Олесь.

– Один умер, а второй, вроде, ничего, – вымолвил Саттон.

Между тем, специальная команда внимательно обследовала постамент. Намереваясь разобраться в сложном устройстве барокамеры, ученые вскрыли боковую стенку сооружения. Почти тотчас послышался истеричный возглас:

– Здесь включена система самоуничтожения! Осталось сорок секунд!

– Экстренная эвакуация! – приказал высокий широкоплечий майор.

Штурмовики немедленно ринулись прочь из зала. Следом за ними побежали и земляне. Преодолев метров десять, русич громко закричал:

– Стойте! Надо забрать тело Вилла.

– Пусть отправляется к дьяволу! – молниеносно отреагировал Жак.

– Не стоит уподобляться воинам Тьмы, – возразил Храбров.

После некоторого раздумья друзья схватили Белауна за руки и за ноги и рванулись к двери. Они находились во втором коридоре, когда сзади раздался мощный взрыв. Заряд был обычным, и потому никто из беглецов не пострадал. По оперативным данным не обрушилась полностью даже потолочное перекрытие, зато система поддержания жизни Великого Координатора пришла в абсолютную негодность. Правитель Алана унес все свои секреты в могилу. Попытки восстановить аппарат по сохранившимся фрагментам к успеху не привели.


Глава 10 ПОБЕГ | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | ЭПИЛОГ