home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

ПЕРЕГОВОРЫ

Совершив крутой вираж и снизив скорость, бот влетел в шлюзовой отсек и медленно опустился на посадочную площадку. Как только давление выровнялось, Храбров покинул машину. Сзади неторопливо двигался контрразведчик. Чуть в стороне стоял гравитационный исследовательский катер. Землянин невольно остановился и залюбовался его внешним видом. Гладкая темная поверхность, идеально круглая форма, четыре убирающиеся в днище опоры. Узкая металлическая лестница вела в кабину управления. Примерно на таком же аппарате ученые из группы Делонта подобрали раненого русича после сражения со свеями.

— Новая модель, — пояснил Дарл, — способна маневрировать на любой высоте. Может сесть на крошечное горное плато, топкое болото или поверхность океана. Экипаж — восемь человек, четыре грузовых отсека, две лазерные пушки. Разработчики впервые установили на катер силовую защиту. Испытания прошел неплохо.

— К чему такие сложности? — удивился Олесь. — Машина ведь предназначена для научной деятельности.

— Страховка от непредвиденных ситуаций, — улыбнулся тасконец.

Пожав плечами, Храбров направился к выходу из шлюзового отсека. К удивлению землянина, в коридоре не было ни души. Его никто не встречал. Олесь остановился и с недоумением посмотрел на контрразведчика.

— Необходимые меры предосторожности, — бесстрастно пояснил Дарл. — Сейчас никому нельзя доверять. Прежде, чем ты встретишься с генералом Сорвилом, необходимо обсудить со стариком кое-какие детали миссии на Маору. Он ждет тебя в своей каюте. Я провожу.

Офицеры неторопливо двинулись к лифту. Спустя минуту русич уже шагал по металлическому полу седьмого яруса. Жилые помещения всегда располагались в этой части тяжелого крейсера. Наиболее защищенное и безопасное место. Хотя во время боя людей здесь практически нет.

Апартаменты Байлота поражали скромностью и аскетичностью. Три кресла, небольшой столик, на стене голограф, в дальнем углу аккуратно заправленная кровать. Заложив руки за спину, тасконец стоял посреди каюты, задумчиво глядя на темный экран.

За последние годы Аргус сильно постарел: волосы поседели полностью, кожа на лице одрябла и приобрела желтоватый оттенок, движения стали медленными и осторожными. На мгновение Храбров замер у открытой двери. Генерал повернул голову к землянину, устало улыбнулся и сказал:

— Проходи, не стесняйся. Это конечно, не представительский номер в гостинице, но здесь достаточно тихо и уютно. Война и комфорт несовместимы.

Байлот посмотрел на своего помощника и жестко проговорил:

— Дарл, нас ни для кого нет. Ни для кого!

На последних словах старик сделал особое ударение.

— Я всё понял, учитель, — отчеканил капитан.

Металлическая дверь плавно закрылась. Жестом руки Аргус предложил Олесю сесть в кресло. Отказываться русич не стал. Устроившись поудобней, Храбров с легким раздражением в голосе произнес:

— Генерал, я не понимаю, что происходит. Зачем вы посылаете меня на Маору?

— Какой официальный тон, — иронично усмехнулся тасконец. — Я думал, мы друзья.

— Черт подери, Аргус! — выругался землянин. — Где логика, здравый смысл? Мой отдел занимался разработкой операции по вторжению на планету. Если произойдет утечка информации, весь план рухнет. Тысячи, миллионы жертв…

— Наконец я вижу прежнего Олеся, — спокойно вымолвил Байлот, садясь напротив русича. — Твои опасения справедливы, но избежать потери ценных сведений не удастся.

— То есть, как? — изумленно воскликнул Храбров. Старик извлек из кармана пластиковую коробку и положил на стол. Еще одна мера предосторожности. Теперь их беседу никто не сумеет подслушать.

— На эту мысль меня натолкнуло убийство Лейна Маквила, — продолжил тасконец. — Его смерть не случайна. Террористический акт посвященных был направлен не просто против члена Совета. Мерзавцы уничтожили последнего человека, участвовавшего в переговорах с маорцами. Удивительно, как он вообще пережил революцию. Видимо, члены подпольной организации надеялись перевербовать Лейна.

— Но какой смысл убивать Маквила сейчас? — спросил землянин.

— Не знаю, — покачал головой Аргус. — Давай поразмышляем вместе. Великий Координатор являлся воином Тьмы. Он наверняка искал себе подобных. Если предположить, что в правительстве Маоры есть такой человек, становится понятно, почему группу Окрила пустили на планету. Аланец упоминал о неком полковнике. Скорее всего, миссия увенчалась успехом. Наши противники поддерживали контакт по секретным каналам связи. Не случайно персонал космической базы «Грот-16» у Сулы предпочел смерть сдаче в плен. Ученые взорвали станцию сразу после свержения правителя.

— Допустим, ты прав, — согласился Олесь. — Но я не улавливаю связь с покушением на Маквила.

Старик откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

— Мое предложение сократить состав делегации до двух человек, было молниеносно отвергнуто, — после небольшой паузы сказал генерал. — Прайлот даже обвинял меня в попытке навязать стране военно-силовой диктат. Члены Совета отчаянно цепляются за иллюзорные демократические свободы и не хотят принять реалии военного положения. Впрочем, есть и еще одно объяснение данного факта. Неведомый нам воин Тьмы намеревается восстановить утраченную связь с союзником на Маоре.

— Но ведь о сути моего плана Сорвил докладывал на Совете! — не удержался русич.

— Правильно, — вымолвил Байлот. — Врагам прекрасно всё известно. Эти отщепенцы чуть не отдали человечество под власть горгов. Вспомни вынужденную измену генерала Эднарса на «Варгасе». Беднягой манипулировали, как куклой. Только твое вмешательство предотвратило катастрофу.

— А теперь предатель будет в составе миссии, — догадался Храбров.

— Увы, — тасконец развел руками. — Несмотря на свой высокий пост я бессилен что-либо изменить. Полного доступа к личным делам у меня нет.

— Значит, пока делегация теряет время на пустую болтовню, колонисты готовятся к вторжению и усиливают охрану реакторных установок, — взволнованно проговорил землянин. — Утрачивается главный козырь — внезапность. Десантники угодят в западню.

— Именно так, — с равнодушным видом произнес Аргус.

— Необходимо немедленно отменить операцию, — возбужденно сказал Олесь, порываясь встать.

— Ни в коем случае, — возразил генерал. — Твой замысел великолепен. Это единственно верное решение, позволяющее заставить противника сложить оружие, сохранив население и инфраструктуру планеты. Постараемся предотвратить измену.

— Каким образом? — удивленно поинтересовался русич.

— Прежде всего, сократив время переговоров до минимума, — ответил старик. — Мы предоставим маорцам на размышление лишь пять часов. Они не успеют перебросить к полюсам значительные силы. Маквил мог узнать офицера, с которым виделся несколько лет назад. Вот почему его убрали. С тех пор воин Тьмы наверняка продвинулся по служебной лестнице.

— И чтобы найти врага, ты направил на Маору меня? — съязвил Храбров.

— Да, — честно признался Байлот. — Риск в подобной ситуации неизбежен. Придется следить за членами миссии. Особое внимание обращай на тасконцев. Если во главе организации стоит Таунсен, он обязательно привлечет кого-то из своих сотрудников. А в его распоряжении есть специалисты высочайшего уровня. Им достаточно минуты для передачи информации. Все, абсолютно все, включая генерала Сорвила должны быть на виду.

— Задача не из легких, — заметил Олесь. — А если колонисты попытаются разделить нас?

— Это грубое нарушение условий, — сказал Аргус. — Встреча состоится на космодроме. Переезд в Дантон не предусмотрен Я дам тебе новейший прибор оповещения. Его не заглушат никакие помехи. В случае непредвиденных обстоятельств, подашь сигнал. Эскадра тяжелых крейсеров тотчас двинется к Маоре. Надеюсь, враг попытается использовать вас, как заложников.

— Ты меня очень обнадежил, — усмехнулся землянин.

Храбров и Байлот еще около четверти часа обсуждали детали операции. Обоим было ясно, что колонисты согласились на мирные переговоры только под давлением Союза. На уступки маорцы ни за что не пойдут. Предлагать же им новейшие технологии глупо и опасно. Да и не поверит противник ни аланцам, ни тасконцам. Народы трех планет системы Сириуса были на пороге очередной кровопролитной войны.

В сопровождении Аргуса и Дарла землянин вошел в рубку управления «Мастера». Она оказалась превращена в командный штаб звездного флота. Десятки офицеров сидели за компьютерами и пультами связи. На огромном экране в зловещей темноте светилась бриллиантовая россыпь мерцающих звезд. В правом углу отчетливо виднелась буро-красная планета. Это Сулла. Возле нее находится эскадра боевых судов. Именно туда крейсер и направлялся.

В центре рубки стоял генерал Сорвил и два полковника. Командира «Мастера» Гарнета Олесь прекрасно знал. Высокий темноволосый мужчина сорока лет с чуть заостренным длинным носом, волевым тяжелым подбородком и проницательными умными глазами. Офицер являлся выходцем с Елании, самого благополучного материка во времена Великого Координатора. Как посвященный второй степени он не сразу принял новую власть. Аланцу потребовалось два года, чтобы осознать допущенную ошибку и вернуться на службу.

Второго собеседник генерала русич никогда раньше не видел. Худощавый, подтянутый, стройный мужчина с орлиным профилем носа и коротко стриженными светлыми волосами. Судя по цвету кожи, он родился либо в подземной Тасконе, либо на космической станции. Под лучами пылающего Сириуса ему доводилось греться нечасто. На вид офицеру было около пятидесяти лет.

— Господа, рад вам представить майора Храброва, — лаконично проговорил Сорвил. — Полковник Гарнет командует «Мастером», а полковник Оун будет выполнять мои функции.

Эту фамилию землянин слышал не раз. Характеристики звучали самые разные: от лестных, до резко негативных. Жесткий педант, аскет, предельно требователен к себе и к подчиненным. Приказ для него — высший закон. Он выполнит его при любых обстоятельствах. Догадаться почему генерал выбрал именно Оуна труда не составило. Рукопожатие аланца оказалось по-мужски крепким и коротким. После приветствия Олесь бесстрастно передал Сорвилу папку с детально разработанным планом вторжения.

— Вот и всё, — грустно произнес командующий. — До начала войны осталось меньше суток. Люди снова будут убивать друг друга без жалости и сострадания. Какая глупость!

— К сожалению, такова тысячелетняя история человечества, — вставил Байлот. — Нами движут алчность, корысть, жадность и властолюбие. В былые времена доброта и жалость считались проявлением слабости. Мир слишком медленно меняется в лучшую сторону.

— Да и горгам наплевать на наши недостатки, — вставил русич.

— Что, верно, то верно, — согласился генерал. — Пока полковник Оун разбирается с документами, я познакомлю майора Храброва с другими членами делегации. Они ждут нас в кают-компании. Хороший обед перед дальней дорогой еще никому не повредил.

Вместе с землянином и Сорвилом отправился только Аргус. Даже помощник старика Дарл остался в рубке управления. Посторонним лицам было категорически запрещено общаться с представителями миссии. После убийства Маквила меры предосторожности предпринимались беспрецедентные. На лестницах, в коридорах, у дверей кают несли службу охранники из особого подразделения службы контрразведки. Они внимательно следили за каждым шагом, движением проходивших мимо людей. В любой момент офицеры могли открыть огонь на поражение. Их полномочия практически не имели ограничений.

Среди сотрудников оказалось немало женщин. Спрятанные под головной убор волосы, проницательный взгляд красивых глаз, руки лежат на рукоятях бластеров. И аланки, и тасконки были довольно крепкого телосложения и наверняка прошли хорошую боевую подготовку в специальных лагерях на Униме.

На этом материке до сих пор действовали крупные банды мутантов. Прячась в северных лесах, они совершали налеты на близлежащие поселки, доставляя немало хлопот местным жителям. Уничтожать мятежников военное командование не спешило. Генералы использовали данную территорию, как полигон для сдачи выпускных экзаменов офицерами различных училищ и академий. Теория никогда не заменит практический опыт.

Сорвила и Байлота охранники знали в лицо, а потому пропускали беспрепятственно. Мужчины спустились на лифте на пятый ярус, и двинулись к столовой. Как и следовало ожидать, в ней не оказалось ни единого человека. От работы временно отстранили даже поваров. В кают-компании находилось пять человек.

Члены делегации еще не приступали к еде, терпеливо ожидая руководителя миссии, и изредка обменивались короткими, ничего не значащими репликами. Как только офицеры вошли в помещение, разговоры тотчас стихли. Все присутствующие с интересом и любопытством изучали майора Храброва, о котором немало слышали из сводок новостей.

— Господа, хочу представить… — начал командующий.

Закончить фразу генерал не успел.

Вперед бросился высокий темноволосый мужчина. В два прыжка он преодолел кают-компанию и крепко обнялся с землянином.

— Рад тебя видеть, — произнес аланец, отстраняясь. — Столько времени прошло…

Сорвил недоуменно смотрел на Олеся. Русич улыбнулся и пояснил:

— Мы с Даном Грондоулом хорошо знакомы. Участвовали в экспедиции на Акву.

— С тех пор много воды утекло, — вставил аланец. — Но подобные приключения не забываются. Внезапная атака горгов на базе, бегство с планеты, взрыв «Варгаса»…

— Превосходно, — бесстрастно вымолвил командующий. — Теперь я продолжу. Майор Храбров отвечает в нашей делегации за военные вопросы. Именно он будет рассказывать маорцам о вторжении насекомых. Господин Грондоул — специалист по вооружению. Союз Планет готов поделиться некоторыми технологиями с союзниками. Еще один представитель Алана — господин Рассел. Его прерогатива — системы связи, видеофоны, голографы, компьютеры.

Вперед выступил коренастый лысоватый мужчина лет пятидесяти пяти. Открытое круглое лицо, мясистый нос, гладкий идеально выбритый подбородок, в карих, чуть прищуренных глазах игривые искорки лукавства, на губах добродушная улыбка. Рукопожатие Рассела было мягким и непродолжительным.

Теперь настала очередь тасконцев. Сорвил представил землянину миловидную шатенку средних лет. Идеальная фигура, высокая грудь, гордо поднятый подбородок. Белла Кронг занималась социальной сферой, медициной и образованием. Вряд ли подобные вопросы будут подняты в ходе столь скоротечных переговоров, но предусмотреть следовало всё. Никто не знает, какая сейчас обстановка на Маоре. Быть может, колонисты нуждаются в экстренной помощи.

Двое оставшихся мужчин являлись выходцами из подземного мира Тасконы. Характерный цвет кожи, светлые волосы, голубые глаза. На этом сходство заканчивалось. Кельвин Лейзон, высокий худощавый мужчина сорока трех лет, с четкими резкими чертами лица, длинным заостренным носом и маленькими синеватыми губами, ведал поставкой продовольствия. Учитывая сложные климатические условия на планете маорцев, они наверняка испытывают недостаток продуктов питания. Алан же был в состоянии завалить союзников зерном, фруктами и овощами. Сделка казалось выгодной.

Но самая тяжелая задача легла на плечи Чена Брума. Добыча полезных ископаемых и промышленное производство. Камень преткновения во всех спорах. В случае успеха Союз поставит маорцам любую технику и оборудование для шахт и заводов. Страна остро нуждалась в металле. Надо признать, Брум выглядел соответствующе. Широкоплечий, крепкий, с непроницаемым квадратным лицом, массивным тяжелым подбородком, прямым немигающим взглядом. Что такое проявление эмоций тасконец просто не знал. Он никогда не терял самообладания. Рукопожатие сухое, короткое, но крепкое и достаточно жесткое.

— А теперь прошу за стол, — проговорил руководитель делегации после представления. — В нашем распоряжении осталось полтора часа. О делах поговорим в катере.

Сорвил не поскупился на угощение. Десятки изысканных закусок, три перемены блюд, дорогое красное вино с почти вековой выдержкой. Само собой, его пили умеренно, едва пригубив, наслаждаясь необычным букетом. Все присутствующие понимали, что этот обед может оказаться последним в их жизни. Надеяться на теплую встречу маорцев не приходилось.

Храбров сидел рядом с Грондоулом. Мужчины негромко беседовали о жизни. Дан так и не женился. Имея нескольких любовниц одновременно, он так и не сумел выбрать женщину, ради которой стоило жертвовать свободой. Длительная, плодотворная работа в лаборатории чередовалась с периодами отчаянных загулов и бурных романов. Приличные аланские семьи уже давно не рассматривали его, как потенциального жениха. Великолепный ученый, смельчак и забияка, повеса и ловелас. Нельзя сказать, что Грондоул был всем доволен, но менять ничего не собирался.

О русиче Дан знал гораздо больше. Слишком часто Олесь мелькал на экранах голографа. Секретная работа землянина, естественно, осталась в тени. О ней Храбров предпочитал молчать. Зато об Олис и Вацлаве он мог говорить бесконечно.

Резкий, надрывный сигнал, прозвучавший в кают-компании, застал людей врасплох. Члены делегации растерянно смотрели друг на друга. Спокойствие сохранили лишь Байлот, Сорвил и русич. Поднявшись из-за стола, командующий негромко сказал:

— Господа, мы достигли орбиты Суллы. Старт к Маоре через сорок минут. Можете вернуться в свои каюты и привести себя в порядок. Офицеры службы контрразведки проводят вас к шлюзовому отсеку. Сбор через полчаса.

Олесь покинул помещение вместе с генералом. Не исключено, что полковнику Оуну потребуется комментарии по плану вторжения. Однако опасения землянина оказались напрасны. Аланец сухо поблагодарил за отлично проделанную работу. Соответствующие инструкции уже были направлены на боевые и транспортные корабли. Крейсера, эсминцы и десантные боты готовились к атаке.

Храбров взглянул на выстроившиеся в ряд суда. На одном из них служит Саттон. Легкие крейсера будут поддерживать огнем высаживающуюся на полюса пехоту. И уж конечно, первыми ступят на ледяные шапки Маоры батальоны Карса и Стюарта. Кровавой драки не избежать. Кто знает, скольких друзей русич сегодня потеряет. Да и уцелеет ли он сам? Едва шевеля губами, русич тихо прочел заученную наизусть с детства молитву. Без бога в душе жить нельзя. В трудную минуту мы всегда обращаемся к нему, часто неоправданно греша всуе.


* * * | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | * * *