home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

ВЕСТНИК

Эскадра двинулась в путь в точно назначенный срок. Медленно, неторопливо крейсера набирали скорость. Гигантский шар Сириуса превратился в яркую белую точку. От могущественного светила кораблей отделяло расстояние в несколько миллиардов километров. Вскоре родная звездная система осталась далеко позади. Техники запустили ускорители. Еще немного и суда преодолеют световой барьер. Даже опытные пилоты, не раз участвовавшие в дальних экспедициях, испытывали волнение. Нелегко свыкнуться с мыслью, что современный корабль вместе с многочисленным экипажем в долю секунды может превратиться в пыль.

А такие случаи бывали. Три месяца назад во время испытательного полета бесследно исчез легкий крейсер «Эквин».

Тщательные поиски не привели к успеху. Не удалось найти даже обломки судна. Шестьдесят четыре человека стали очередной жертвой безжалостного космоса. Мрачная, холодная бездна не знает пощады и ошибок не прощает. Малейший сбой в двигателях, и корабль обречен. Человек жалок и ничтожен по сравнению с бесстрастным величием Вселенной. Ему никогда не познать все законы мироздания. Да и неизвестно существуют ли они.

Выстроившись в линию, крейсера устремились в гиперпространство. Одно за другим суда исчезали из виду. «Лаваль» двигался последним. Едва заметное помутнение сознания и ты понимаешь, что опасность миновала. Русич облегченно выдохнул и провел перекличку кораблей. Эскадра благополучно проскочила световой барьер. Практически сразу суда сманеврировали и заняли свои места в двух колоннах. Это введет разведчиков врага в заблуждение. Поход в систему Китара начался.

Описывать перелет не имеет смысла. Легкие крейсера уступали в скорости тяжелым кораблям, а потому путешествие растянулось на двадцать девять суток. Дни протекали скучно и обыденно. Периодически между Олесем и профессором вспыхивали жаркие словесные баталии, впрочем, никому не приносящие существенных дивидендов. Спутники Маклина и офицеры флагмана в дискуссию не вмешивались. Их задача выполнять приказы начальников. О негласной ожесточенной схватке в высших эшелонах власти они даже не догадывались.

На обзорном экране яркая желтая звезда быстро росла в размерах. Навигаторы идеально проложили курс. Компьютер вывел корабли в ту же точку гиперпространства, откуда разведчики вынырнули почти год назад. Это сразу успокоит эданцев. К ним летят союзники.

Экспедиция вступала в самую ответственную фазу. Ведь неизвестно, как правители Валкаала отреагируют на появление мощной эскадры. Действовать нужно крайне осторожно. Голубокожих представителей планеты следовало подготовить к визиту. Обострять отношения перед важными переговорами землянин не хотел. Заметно нервничал и руководитель делегации. Высокомерные эданцы могут оскорбиться и разорвать хрупкую нить взаимоотношений. Демонстрация силы их только разозлит.

Храбров стоял на командирском мостике рядом с Нейланом. Профессор расположился на втором ярусе рубки. Суда постепенно снижали скорость, приближаясь к световому барьеру. Русич повернулся к офицеру связи, внимательно посмотрел на русоволосого капитана и громко скомандовал:

— Общий канал с крейсерами! Командирам кораблей доложить о готовности!

На экране голографа тотчас замелькали лица мужчин. Несмотря на эмансипацию еще ни одной женщине не удалось столь высоко продвинуться в иерархии звездного флота. Определенная дискриминация в среде космопилотов все же существовала. С ней отчаянно боролись некоторые члены Совета, однако значительных результатов не добились.

Военная бюрократическая машина умело ставила преграды на карьерном пути представительниц прекрасной половины человечества. Лишь год назад одна из аланок добилась назначения первым помощником на легкий крейсер. Феминистки даже устроили по данному поводу митинг в центре Фланкии. Впрочем, сейчас Олеся занимали совсем иные проблемы. Как только был получен ответ со всех тридцати семи судов, землянин вымолвил:

— Слушайте мой приказ. Через сорок минут из гиперпространства выходят «Лаваль», «Баскет» и «Эльдор». Мы вступим в контакт с валкаалцами. Необходимо разъяснить им ситуацию. Это не вторжение, а мирный визит. Эскадра прибыла в систему Китара для того, чтобы продемонстрировать возможности человечества. Ровно через три часа должны появиться остальные корабли. Держитесь плотной группой. Возглавит отряд командир «Клосара» полковник Деквил. По первому требованию местных жителей суда начнут разгон и преодолеют световой барьер. Вглубь системы не двигаться. Не будем провоцировать голубокожую расу на ответные шаги.

Вопросов и возражений со стороны офицеров не последовало. Вступать в войну с эданцами ни у кого желания не возникало. Уж лучше иметь высокомерных валкаалцев в качестве союзников, чем врагов. Несколько повеселел Маклин. Идея Храброва ему явно понравилась. Больше всего Стив боялся, что правители планеты откажутся вступать в переговоры. Миссия делегации провалится, и тогда прощай всенародная слава и почет. Не очень-то хотелось войти в историю неудачником.

Между тем, три крейсера заметно оторвались от эскадры. Вскоре корабли начали торможение. Неожиданно раздался взволнованный возглас наблюдателя:

— Слева по курсу, одиннадцать градусов, неизвестный объект!

— Немедленно идентифицировать! — молниеносно отреагировал командир флагмана.

— Не могу, — произнес лейтенант. — Цель исчезла с экрана.

Нейлан взглянул на русича, ожидая новых распоряжений.

— На «Баскете» и «Эльдоре» заметили что-нибудь подозрительное? — спросил Олесь.

— Никак нет, — доложили с судов. — Горизонт абсолютно чист.

— Может, показалось? — сказал Эрвин.

— Не исключено, — согласился землянин. — Действуем точно по плану. Наблюдателям усилить бдительность.

Крейсера вынырнули на окраине системы. Скорость тут же была снижена до одной девятой «С». Идти быстрее, значит, подвергать себя опасности. В космосе много обломков, при столкновении с которыми, судам грозит неминуемая гибель.

— Эдан точно по курсу, — вымолвил навигатор. — Через восемь часов семнадцать минут достигнем цели.

— Что-то не видно встречающих, — осторожно заметил первый помощник.

— Как ведут себя боевые станции? — уточнил Храбров.

— Абсолютно неподвижны, — откликнулся лейтенант. — На наше маневрирование не реагируют.

— Кораблям сопровождения замедлить ход, — скомандовал русич.

«Лаваль» устремился к планете. «Баскет» и «Эльдор» значительно отстали. Вторжение одного крейсера валкаалцы еще простят, а вот три судна — это уже чересчур. Олесь решил действовать предельно осторожно. При контакте с другой расой мелочей не бывает.

Минуло полчаса, а эданцы так и не появились. Разговоры в рубке управления окончательно стихли. В воздухе витало нервное напряжение. Люди взволнованно смотрели на экраны голографов. Где же валкаалцы? Что они задумали? Почему корабль беспрепятственно проник в систему? Вряд ли голубокожие правители планет стали более гостеприимны.

— Слева по борту три судна, — выкрикнул наблюдатель. — Угол атаки восемьдесят семь градусов, скорость одна восьмая «С». Столкновение через двадцать четыре минуты.

— Справа по борту еще четыре корабля, — сообщил второй офицер. — Угол атаки семьдесят три градуса, скорость одна восьмая «С». Столкновение через двадцать две минуты.

— Эданцы взяли нас в клещи, — произнес Нейлан. — В качестве прикрытия использовали крупные астероиды. Неплохая тактика. Времени на разворот у «Лаваля» нет.

— Очень похоже на западню, — вставил первый помощник.

— Обойдемся без поспешных выводов, — довольно резко сказал землянин. — Немедленно включите канал связи. Чем быстрее вступим в переговоры с союзниками, тем лучше.

Приказ Храброва был выполнен молниеносно. Русич поправил китель, гордо вскинул подбородок, собрался с мыслями и на одном дыхании вымолвил:

— Мы приветствуем жителей священного Валкаала! Наш повторный визит носит исключительно мирный характер. Предлагаем продолжить партнерские взаимоотношения. Человечеству есть, что предложить. Союз Планет готов даже пойти на некоторые уступки.

Экран голографа тотчас вспыхнул. Офицеры увидели молодого красивого эданца. Правильный, идеально гладкий череп, прямой заостренный нос, плотно прижатые маленькие уши, крупные желтые глаза, на устах снисходительная усмешка. Кожа мужчины имела нежный голубой оттенок. Судя по серебристым одеждам, валкаалец принадлежал к довольно знатному роду. Правда, Олеся заинтриговали складка на шее эданца. Такого насыщенного зеленого цвета землянин не видел ни у одного сенатора.

— Консул великого Валкаала рад встрече с представителями дружественного народа, — раздался бесстрастный голос. — За прошедшее время на нашей благословенной планете произошли некоторые изменения. Многие дворяне склоняются к идее сотрудничества с людьми. Снобизм и высокомерие остались в прошлом. В качестве жеста доброй воли мы пропустим вглубь системы все три корабля Союза. Таким образом, Валкаал продемонстрирует свою открытость и честность. Прикажите крейсерам увеличить скорость.

— Превосходно! — не удержался от реплики Маклин. — Какие открываются перспективы!

На восторженный возглас профессора никто не обратил внимания. Космопилоты задумчиво следили за приближающимися судами эданцев. Знакомый удлиненный корпус, закругленные борта, массивные надстройки. Корабли выстроились в четкую линию. На первый взгляд ничего подозрительного. Обычная тактика местных жителей.

— Тут что-то не так, — покачал головой майор Эрвин.

— И я того же мнения, — заметил Храбров. — Куда делась природная подозрительность эданцев? С каким превосходством с нами разговаривал Суппелум. Самодовольная, самодостаточная раса господ. Не слишком ли большие изменения за десять месяцев?

— Столкновение через четырнадцать минут! — доложил наблюдатель.

— Закрытый канал связи! — приказал русич. — «Баскету» и «Эльдору» начать охват противника.

— Вы что делаете! — возмущенно завопил руководитель делегации. — Это же неприкрытая агрессия, срыв переговорного процесса! Немедленно выполняйте их требования.

— Господин Маклин. Либо вы заткнетесь, либо служба охраны удалит нарушителя порядка из рубки управления, — раздраженно произнес Олесь. — Не суйтесь в вопросы, в которых не понимаете.

— Господин полковник, — испуганно выкрикнул лейтенант. — Посмотрите на боковой экран. Я наложил схему космических баз на ту, что была предоставлена разведчиками. Более тридцати процентов станций бесследно исчезли. В линии обороны появились гигантские бреши. Очень похоже на… прорыв мощной эскадры.

— Покажите мне ближайшую базу и дайте максимальное увеличение, — потребовал землянин.

Увиденное потрясло всех присутствующих. В корпусе кольцевидного сооружения зияли огромные дыры. Ворота шлюзового отсека неизвестный враг превратил в кучу металлолома. На стальной поверхности офицеры обнаружили черные пятна былого пожара. В том, что станция мертва, сомнений ни у кого не возникало. Вот почему она не реагировала на вторжение чужаков. Эдан уже потерпел поражение в войне. И догадаться, кто поставил могущественную цивилизацию на колени, труда не составляло. Насекомые!

— Боевая тревога! — на удивление спокойно скомандовал Храбров.

На крейсере взвыла пронзительная сирена. Профессор невольно попятился к стене. Аланец до сих пор не осознавал суть происходящих событий. Стив словно пребывал во сне. Люди двигались как-то странно и неестественно. В помещение вбежали четыре десантника. Естественно возглавлял их огромный мутант по имени Карс. Солдаты заняли оборону у входа в рубку. Таковы стандартные меры безопасности.

— Противник перестраивается в ромб! — воскликнул наблюдатель. — Столкновение через девять минут.

— Надо оторваться от них, — предложил русич.

— Попытаемся, — с сомнением в голосе сказал командир флагмана.

«Лаваль» резко увеличил скорость и начал уходить вверх. Враг разгадал этот маневр и изменил угол атаки. Упускать добычу, угодившую в ловушку, мерзкие твари не собирались. Корабли валкаалцев быстро приближались. Вопрос в том, кто ими управляет.

— Из-за астероидов показались две четверки горгов. Идут на перехват «Баскета» и «Эльдора», — сообщил лейтенант. — Столкновение через тринадцать минут, атака лобовая.

— Западня захлопнулась, — с горечью вымолвил первый помощник.

Теперь стал окончательно ясен замысел противника. По всей видимости, насекомые обнаружили эскадру еще на подлете к системе Китара. Они знали, что рано или поздно люди сюда вернутся. При выходе из гиперпространства лейтенант заметил подозрительный объект.

Парень не ошибся. Это разведывательное судно горгов уходило за звезду.

Ловушку твари подготовили заранее. В терпении им не откажешь. Враг умеет ждать. Так было в колонии на Акве, так случилось и здесь. Насекомые хотели захватить противника врасплох, а потому спокойно дали крейсерам втянуться вглубь территории валкаалцев. Путь к Эдану оказался открыт.

Однако Олесь разделил группу и нарушил планы горгов. Вот почему вышел на связь один из голубокожих представителей планеты. Мерзавец либо пленник, либо предатель. Что, впрочем, не меняет ситуацию. Осознав, что хитрость не удалась, твари двинули в атаку свои собственные корабли. Схватка в космосе вступала в заключительную фазу.

— «Баскету» и «Эльдору» немедленно развернуться и покинуть систему! — приказал землянин.

— А как же вы? — взволнованно спросил Брандт.

— Мы слишком глубоко увязли, — проговорил Храбров. — Сейчас речь идет о спасении судов. На счету каждый тяжелый крейсер. Вернетесь обратно с эскадрой и сполна отплатите насекомым.

— Они получат за все! — зло процедил сквозь зубы командир «Эльдора».

Корабли сопровождения тут же ушли в сторону. Их скорость сразу возросла. Для запуска ускорителей судам потребуется еще не менее получаса. Другого способа вырваться в гиперпространство нет. Двигатели крейсеров работают на пределе и в любой момент могут взорваться. На столь значительную нагрузку они не рассчитаны, хотя соответствующая модернизация на кораблях проводилась. Последние научные исследования позволили существенно сократить время для преодоления светового барьера. И, тем не менее, риск был велик.

Не собирались отступать и горги. Вражеские суда, скорректировав курс, стремительно настигали беглецов. Преследователи не сомневались в конечном успехе. Ведь у насекомых значительное численное преимущество. Восемь крейсеров против двух! И если у «Баскета» и «Эльдора» были хоть какие-то шансы на спасение, то у «Лаваля» их не осталось совсем. Флагман находился в плотном кольце вражеского окружения.

— Столкновение через четыре минуты! — в голосе наблюдателя послышались истерические нотки.

Попытка уйти вверх ни к чему не привела. Корабли эданцев обладали неплохой маневренностью. Противник довольно умело заходил с флангов на угол атаки.

— Поворот на семьдесят пять градусов влево! — скомандовал Нейлан.

— Господин полковник, это самоубийство! — воскликнул пилот. — Резкое изменение направления приведет к разрушению корпуса. Я уже не говорю о людях… Давление…

— Прекратите пререкаться, капитан, и выполняйте! — грубо рявкнул командир «Лаваля».

— Слушаюсь, — отчеканил офицер.

— Советую всем покрепче взяться за поручни, — произнес Эрвин.

Последующие события русич помнил с трудом. Минута жизни исчезла из памяти. На тело обрушилась необычайная тяжесть, кости буквально трещали, ноги подкашивались, пальцы судорожно сжимали металлическую перекладину. Как Олесь ни старался, вздохнуть он не мог. Перед глазами поплыли разноцветные круги, сознание померкло. Пришел в себе землянин так же неожиданно. Храбров по-прежнему стоял на мостике. Вокруг царила необычайная суета. Кто-то пытался устранить неполадки в компьютере, кто-то чинил поврежденный голограф, кто-то останавливал текущую из носа кровь. На втором ярусе тихо стонал Маклин.

— Повреждение корпуса на шестой палубе!

— Трещина в нижней части судна!

— Выход из строя левой двигательной установки!

— Четверо раненых в столовой!

Доклады сыпались один за другим, но полковник на них не реагировал. Только сейчас русич понял — тасконец играет по-крупному. Движение прежним курсом привело бы к неминуемой гибели. Противник догнал бы флагман и безжалостно расстрелял. Кормовые орудия не сумели бы оказать должного сопротивления. Теперь ситуация кардинально изменилась. «Лаваль» летел точно в лоб трем кораблям валкаалцев. И если повезет, он проскочит мимо, запустит ускорители и скроется в гиперпространстве. Главную опасность теперь представляла четверка судов позади крейсера.

— Столкновение через пятьдесят семь секунд! — закричал лейтенант.

— Пушки главного калибра приготовиться к залпу! — приказал Нейлан.

— Эданцы уплотняют строй! — воскликнул наблюдатель.

— Если мы заденем какой-нибудь корабль, то превратимся в груду обломков, — прошептал первый помощник.

— Где вторая группа противника? — уточнил командир «Лаваля».

— Преследует нас, — доложил темноволосый капитан.

— Увеличьте скорость! — потребовал полковник.

Вражеские суда на центральном экране приобретали все более четкие очертания. Вытянутый корпус, заостренная головная часть, ощетинившиеся лазерными орудиями боевыми рубки. Секунды стремительно таяли. Дальномер бесстрастно отсчитал расстояние до цели.

— Огонь! — громко скомандовал Нейлан.

Черную бездну космоса прочертили ярко-красные полосы. Враг не остался в долгу. Крейсер задрожал от попаданий. Мгновение спустя корабли валкаалцев пронеслись мимо. Тасконец действовал очень грамотно, «Лаваль» прошел под вражескими судами, в основании, образованного ими треугольника. Тем самым командир флагмана подставлял под удар верхние ярусы, пытаясь сохранить двигательные отсеки. К сожалению, замысел полковника не привел к успеху. Наводчики горгов стреляли отменно. На пару секунд в рубке управления отключились голографы и часть компьютеров. Навсегда погасла карта звездного неба.

— Уничтожено навигационное оборудование!

— Сбита внешняя антенна!

— Повреждение в системе электроснабжения!

— Пробоина на седьмом ярусе, погибли два человека!

Заложив руки за спину, Нейлан с невозмутимым видом слушал доклады постов. Даже столь короткая схватка привела к достаточно серьезным последствиям. Корабли эданцев обладали значительной огневой мощью. Сказывалось и количественное превосходство врага.

— Четверка валкаалцев нас догоняет! — выдохнул лейтенант. — Столкновение через две минуты десять секунд.

— Максимально увеличить скорость! — скомандовал командир «Лаваля». — Начать разгон, приготовиться к преодолению светового барьера! Будем отрываться…

Крейсер странно затрясся. В рубке управления ощущалась сильная вибрация. Офицеры с тревогой и волнением смотрели друг на друга. У людей появились неприятные предчувствия.

— Технический отсек, что происходит? — спросил Нейлан. — Где капитан Крейн?

— Я на связи, — раздался хрипловатый голос. — Господин полковник, разбита правая дюза. Мощность двигателей снизилась на тридцать процентов. Мы не в состоянии уйти от погони. Для запуска ускорителей потребуется не меньше часа.

— У нас нет столько времени, — устало заметил тасконец.

Рухнула последняя надежда. Он сделал все, что мог. Маневр был рискованным и авантюрным, но давал хоть какие-то шансы на выживание. Экипажу флагмана не повезло. Сегодня не их день. Вражеские суда быстро настигали крейсер. Сейчас насекомые возьмут «Лаваль» в кольцо и начнут обстрел. Четверо против одного. А где-то сзади разворачиваются еще три корабля.

Олесь бросил взгляд на обзорный экран. Как там дела у «Эльдора» и «Баскета»? Преследуемые горгами, суда покидали систему Китара. Скоро беглецы исчезнут в гиперпространстве. Надо любой ценой предупредить эскадру о нападении. Землянин очень надеялся на Брандта. Он опытный и умелый командир.

— Экстренное торможение! — выкрикнул Нейлан.

Крейсер резко вздрогнул. Три человека, перелетев через голову, рухнули на металлический пол. Кто-то застонал от боли. Храбров в последний момент успел схватиться за поручни. Впрочем, это не спасло русича от удара лбом о стойку. Хорошо хоть зубы остались целы. Со второго яруса вниз рухнул Маклин. Аланец каким-то чудом не сломал руки и ноги. Профессор уже давно не возмущался и, сидя у стенки, молча потирал ушибленное плечо. Лазерные лучи лишь вскользь зацепили корпус флагмана. Корабли противника, сверкая дюзами, проскочили мимо «Лаваля».

— Курс на астероид! — приказал полковник. — Используем космический объект, как прикрытие.

Значительно снизив скорость, судно тянуло к гигантской каменной глыбе. С двух сторон к нему приближались крейсера эданцев. Через несколько минут они начнут атаку.

— Общекорабельную связь! — требовательно произнес тасконец.

Выдержав небольшую паузу, Нейлан громко сказал:

— Дамы и господа, мы угодили в коварную ловушку мерзких агрессивных тварей. Наверное, в этом есть и доля моей вины. Но сейчас посыпать голову пеплом глупо и преступно. Флагманский корабль вступает в решающий бой с врагом. Силы не равны. Однако я уверен, что экипаж «Лаваля» проявит смелость и доблесть. Покажем насекомым, как умеют драться и умирать люди. Друзья отомстят за нас.

— Смерть горгам! — выкрикнул выступивший вперед первый помощник.

В едином порыве его призыв подхватили десятки глоток.

Тасконцы, аланцы и маорцы были готовы сражаться до конца. Необходимо свою жизнь продать как можно дороже.

— Флайерам немедленно покинуть судно, — продолжил командир флагмана. — Ваша задача уйти подальше от крейсера. В сражение не вступать ни при каких обстоятельствах.

— Господин полковник, — на экране появилось худощавое лицо мужчины лет двадцати восьми. — Мы не можем выполнить подобный приказ. Бросать на произвол судьбы корабль не в наших правилах. Среди моих людей нет трусов. Как потом смотреть в глаза товарищам на других судах. Мертвому — позора нет. Я не прощу себе такого поступка.

— Никто не сомневается в вашей храбрости, Дирк, — попытался улыбнуться Нейлан. — Но есть разумная целесообразность. Война с тварями только начинается. В предстоящей драке толку от восьми машин немного, а потому их надо сохранить. Догнать легкие маневренные флайеры нелегко. Запаса кислорода в аппаратах достаточно. Через два часа подойдут основные силы эскадры. Вот тогда и отплатите насекомым сполна.

— Позвольте хотя бы произвести одну атаку? — попросил офицер.

— Нет, — тасконец отрицательно покачал головой. — Это не просьба, а приказ. Те, кто его нарушат — пойдут под суд военного трибунала. Ваше время еще наступит.

— Приближаются три крейсера противника! — доложил наблюдатель.

— Флайеры на старт! — проговорил командир «Лаваля».

Флагман находился уже возле астероида. Группа маленьких точек отделилась от него и быстро ушла в сторону. Вскоре машины исчезли из виду. Они умело спрятались за каменной глыбой. Значительную часть обзорного экрана теперь занимал огромный космический объект. Он был неоднороден. Кое-где Олесь заметил трещины и провалы. Не ускользнуло это и от внимания Нейлана.

— Мирной делегации, женщинам из вспомогательных служб, гражданскому персоналу спуститься в шлюзовой отсек и занять места в десантном боте и гравитационном катере, — скомандовал полковник. — В вашем распоряжении три минуты.

Землянин не ожидал такой прыти от Маклина. Стив мгновенно вскочил на ноги, взбежал по лестнице и скрылся в коридоре. Тасконец не спеша окинул взглядом рубку управления.

— Лейтенант Блайд, Гронвил и Стейн, вас это тоже касается, — проговорил командир судна.

— А как же равные права? Мы… — попыталась возмутиться симпатичная светловолосая девушка лет двадцати двух с ярким румянцем на щеках.

— У меня нет времени на споры! — гневно воскликнул Нейлан. — Слишком много желающих сегодня умереть. Немедленно марш отсюда! Бегом!

Женщины тут же бросились к выходу. Между тем, Карс неторопливо спустился по лестнице и подошел к мостику. Храбров внимательно следил за вражескими кораблями и властелина не видел. Оливиец осторожно похлопал товарища по плечу. Русич мгновенно обернулся. Глаза друзей встретились. В зрачках мутанта легко читалась тоска и грусть. Он словно прощался с Олесем. Пауза длилась не больше секунды, но показалась землянину вечностью.

— Надеюсь, ты меня когда-нибудь простишь, — вымолвил Карс.

— За что? — удивленно произнес Храбров.

Вместо ответа властелин нанес сокрушительный удар русичу в лицо. Что-что, а бить оливиец умел. Олесь провалился в бездну небытия. Его обмякшее тело рухнуло на пол.

— Какого дьявола! — закричал Эрвин, хватаясь за кобуру бластера.

— Спокойно! — мутант поднял руки вверх. — Не надо стрелять! Ситуация под контролем.

— Майор, вы сошли с ума! — сказал полковник, глядя на текущую из носа землянина кровь.

— Ничуть, — возразил Карс. — Всего лишь разумная целесообразность. Вряд ли есть смысл начальнику экспедиции погибать вместе с «Лавалем». Перед ним поставлены серьезные задачи. Да и кто будет командовать эскадрой? Опыт — вещь незаменимая.

— Разумная мысль, — согласился тасконец, — но способ выбран не очень удачный.

— А другого нет, — проговорил властелин. — Я слишком хорошо знаю Храброва. По своей воле он бы никогда не согласился покинуть флагман. Пришлось действовать по старинке…

— Даю вам полторы минуты, — понимающе кивнул головой Нейлан.

— Отлично, — усмехнулся оливиец, забрасывая русича на плечо.

Мутант точно знал, что от такого удара Олесь придет в себя еще не скоро. Быстрым шагом Карс направился к лестнице. Никакой спешки и суеты. В каждом движении чувствовалась уверенность. Землянин весил немало, но властелин нес его легко и непринужденно. Физической силой природа оливийца не обделила.

Мутант поднялся на второй ярус рубки управления, преодолел коридор, спустился на третью палубу и направился к шлюзовому отсеку. На часы он даже не смотрел. Если понадобится, Карс заставит техников задержать вылет катера. Лазерный карабин — лучший аргумент. Тино, как в воду смотрел, когда просил в случае экстремальной ситуации спасти Храброва. А данные обещания властелин никогда не нарушал.

Невольно на устах оливийца появилась саркастическая улыбка. Превратности судьбы. Шестнадцать лет назад отряд мутантов преследовал разведчиков Алана в пустыне смерти. На бархане возле космодрома воины Карса настигли беглецов. Ту сцену забыть невозможно. В багряных лучах заходящего Сириуса стоял полуобнаженный человек с клинком в руках.

На вид совсем мальчишка. Широко расставленные ноги, обнаженный крепкий торс, каменное выражение лица, в глазах решительность и отрешенность. Землянин был готов к смерти и не боялся ее. Он дрался, как сущий дьявол. Пять лучших бойцов племени так и не сумели убить Олеся. Именно тогда властелин осознал, что в его судьбе намечается перелом. Эта встреча произошла не случайно.

Спустя три года русич проявил милосердие к бывшему врагу и спас истекающего кровью оливийца от верной гибели. Мутант поклялся друзьям в верности. И вот сейчас настало время возвращать долги. Поистине, пути господни неисповедимы. Главное теперь сохранить жизнь Храброву и умереть достойно.

В шлюзовом отсеке царила суматоха. Гражданский персонал столовой, крича и ругаясь, грузился в десантный бот. В действиях людей ощущалась паника. Женщины в форме вели себя гораздо спокойнее. Сказывались многочисленные тренировки. Люк гравитационного катера оказался закрыт.

Подобный поворот событий Карса не устраивал. Бот слишком тяжел и неповоротлив. На него надежды мало. А горги наверняка будут прочесывать окрестности астероида. Нажав кнопку передатчика, властелин произнес:

— Говорит начальник внутренней охраны. Командиру катера немедленно опустить лестницу.

Офицер тотчас выполнил приказ оливийца. На корабле все знали о вспыльчивом и жестком нраве мутанта. Спорить с Карсом решались немногие. Властелин быстро поднялся по металлическим ступеням. В салоне находилось одиннадцать человек. Мест не хватало, и люди сидели на полу. На переднем кресле, сразу за пилотом, съежился Стив Маклин. Аланец хитер. Чуть дальше расположились три девушки из рубки управления, один член мирной делегации, два врача и кто-то из технического отдела.

— Подвиньтесь, — довольно бесцеремонно вымолвил оливиец, отталкивая темноволосого мужчину в штатском.

— Катер и так перегружен! — истерично воскликнул Маклин. — Идите…

— Что? — гневно взревел мутант. — У кого-то голос прорезался?

Огромная фигура нависла над Стивом. Аланец испуганно вжался в кресло. Карс осторожно усадил землянина на освободившееся место. Женщина в белом халате тут же бросилась к Олесю. Нижняя часть лица русича была обильно залита кровью.

— Не трогайте полковника! — поспешно вымолвил властелин. — Приведете его в чувство только тогда, когда катер покинет «Лаваль». В противном случае он сбежит.

— А что с ним? — уточнила медик.

— Ничего серьезного, — ответил оливиец. — Небольшое сотрясение мозга и сильный ушиб.

— Понятно, — догадалась врач. — Переломов лицевых костей нет?

— Не знаю, — пожал плечами мутант, продвигаясь к пилоту.

В этот момент в отсеке зазвучала сирена, замигали красные огни. В распоряжении Карса осталось меньше минуты. Офицер повернулся к властелину и терпеливо ждал приказаний.

— Как тебя зовут, капитан? — спросил оливиец.

— Илан, — произнес аланец.

— Слушай меня очень внимательно, Илан, — проговорил мутант. — В этой каменой глыбе много глубоких расщелин. Постарайся укрыться в них. На борту катера находится командующий эскадры. Именно от него зависит судьба человечества. Ты должен спасти полковника любой ценой.

— Я сделаю, что смогу, — кивнул головой пилот.

— Нет, — возразил Карс. — Ты сделаешь гораздо больше. Но учти, если будет хоть малейший риск захвата в плен, немедленно уничтожь машину. Мертвых никто не осудит.

— Не сомневайтесь, господин майор, — заверил властелина офицер. — Рука у меня не дрогнет.

— Вы сумасшедший, — снова не удержался от реплики профессор.

— Кто не хочет лететь, может покинуть катер, — зловеще заметил оливиец.

Маклин поспешно отвернулся в сторону. Пререкания с мутантом ни к чему хорошему не приведут. Карс быстро зашагал к лестнице. Сознание властелина сверлила предательская мысль. Он упускает последний шанс спастись. А, что если остаться здесь? И потом всю жизнь презирать себя за малодушие? Нет, оливиец на подобное не способен. Чему быть, того не миновать. Смерть пугает только труса. Настоящий воин должен умирать с мечом в руке.

Эрвин с грустью провожал взглядом удаляющуюся фигуру мутанта. Карс нес Храброва словно пушинку. Ни малейших внешних усилий. Фантастическая сила и мощь. В рукопашной схватке таким солдатам нет равных. Только сейчас в душу офицера хлынул страх. Ведь жить им осталось несколько минут. А на родном Алане — мать, жена, ребенок. Лица близких невольно всплывали в мозгу. Первый помощник почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. Идти на смерть в двадцать восемь лет нелегко. Перед тобой весь мир, блестящие карьерные перспективы. Будь, проклята война! Мерзкие кровожадные твари! Их надо убивать, убивать, убивать! Сердце наполнилось гневом…

— Как думаете, майор вернется? — поинтересовался Эрвин у командира. — У него есть возможность…

Тасконец посмотрел на застывших у входа десантников. Пехотинцы ни на секунду не оставили свой пост. Они даже не опустили забрала защитных шлемов.

— Уверен в этом, — сказал Нейлан. — Вы плохо знаете мутантов. Карс никогда не бросит подчиненных. Долг и честь превыше жизни. Мало кто из них умирает в собственной постели.

— Корабли эданцев снижают скорость и выходят на рубеж атаки! — дожил наблюдатель.

— Гравитационный катер и десантный бот на старт! — скомандовал полковник.

Расстояние между противниками быстро сокращалось. «Лаваль» снова развернулся и теперь летел навстречу врагу. До столкновения с насекомыми осталось около пяти минут. Вторая четверка валкаалских крейсеров приближалась с фланга. В рубку управления неторопливо вошел властелин. Бросив взгляд на центральный экран, оливиец спросил:

— Какие у нас планы на битву?

Это было явным нарушение субординации. Раньше Карс себе подобных вольностей не позволял. Сейчас ситуация изменилась. Перед лицом смерти все равны. Командир флагмана неопределенно пожал плечами и произнес:

— Прежде чем горги разнесут судно в клочья, хочу отправить на тот свет пару эданских кораблей.

— Неплохая идея, — отреагировал мутант. — У меня есть одна просьба…

— Какая? — с равнодушным видом проговорил тасконец.

— На «Лавале» больше сотни десантников, — вымолвил властелин. — Отличные, опытные солдаты. Обидно просто так взорваться вместе с судном. У моих парней чешутся руки. Хорошая драка бы не помешала. Дайте роте погибнуть красиво.

— Ничего не обещаю, но я постараюсь, — кивнул головой Нейлан.

— Благодарю, — сказал оливиец. — Мы ждем вашего приказа.

— До столкновения две минуты! — закричал лейтенант.

— Боевым рубкам приготовиться к залпу! — скомандовал полковник.

Крейсера шли на предельно малой скорости. Корабли насекомых охватывали флагман с трех сторон. Противник намеревался расстрелять «Лаваль» с дистанции. У него значительное превосходство в численности и огневой мощи.

— Тридцать градусов вправо! Сближаемся и атакуем! — приказал командир судна.

Маневр флагмана стал неожиданностью для горгов. Лазерные лучи «Лаваля» прочертили космос и ударили в крейсер валкаалцев. Орудия главного калибра разрывали корпус вражеского корабля. На судне вспыхнули массовые пожары. Языки пламени вырывались из огромных пробоин. Поврежденный крейсер ответить адекватно не сумел. Потеряв управление, он медленно уходил в сторону. Зато два других корабля атаковали флагман в слабо защищенный борт. «Лаваль» сотрясался от частых попаданий.

— Пробоина на третьем ярусе!

— Разбиты внешние шлюзовые ворота!

— Уничтожены две верхние боевые рубки и часть надстроек!

— Пожар в двигательном отсеке!

Несмотря на ущербность позиции, Нейлан не менял направление движения. Его главной целью стало подбитое судно. Оно не должно выйти из боя. Красные лучи ударили по дюзам. Звезды на экране померкли от яркой вспышки. Крейсер раскололся пополам и взорвался. Его обломки застучали по корпусу. Дружный радостный вопль огласил помещение.

Впрочем, и флагману досталось изрядно. Очень серьезно пострадал левый борт. Искромсанные переборки, оплавленные броневые листы, бушующий в каютах огонь, обожженные мертвые тела в коридорах. Система поддержания давления с трудом справлялась с разгерметизацией. Часть отсеков была отключена полностью. Не успевшие их покинуть люди умерли от удушья. К месту сражения подошли четыре вражеских корабля. Горги целенаправленно били по двигателям, стараясь обездвижить «Лаваль».

— Влево и вверх! — закричал Нейлан. — Идем на таран!

Судно лихорадочно трясло. Изменив курс, оно летело уже скорее по инерции, чем за счет реактивной тяги. Технический отсек на призывы командира больше не откликался. На нижних ярусах экипаж отчаянно боролся с огнем. Треть десантной роты погибла в жилых блоках. Сквозь огромные пробоины окоченевшие трупы пехотинцев вываливались в открытый космос.

Неожиданно насекомые прекратили стрельбу. В рубке управления воцарилась томительная тишина. Значительная Часть голографов и компьютеров давно не функционировала. Освободившиеся офицеры были посланы на тушение пожаров. В зале находилось всего одиннадцать человек. Полковник внимательно наблюдал за крейсером валкаалцев.

Противник разгадал замысел Нейлана и пытался уйти от столкновения. Расстояние между кораблями быстро сокращалось. Пилот флагмана умело корректировал направление движения. Дальномер бесстрастно отсчитывал цифры, разделяющие два судна. Набрать скорость крейсеру эданцев никак не удавалось.

— Абордажные конусы! — воскликнул наблюдатель.

Рой машин покинул тяжелые корабли и устремился к «Лавалю». Теперь стало понятно, почему враг не добивает поврежденное судно. Горгам нужны пленники. Только от них можно получить достоверную информацию о звездном флоте человечества. А в безжалостной войне, которую вели между собой две цивилизации, это необычайно важно. Вполне уместный и оправданный риск. Тасконец обернулся к Карсу и произнес:

— Майор, наступил ваш черед. Половину солдат — в носовой отсек. Остальные пусть готовятся к драке здесь. Схватка будет не на жизнь, а на смерть.

— Отлично, — усмехнулся мутант. — Давно мечтал раскроить пару голов мерзким тварям.

Не теряя времени, властелин побежал к выходу. Вскоре в коридоре послышались его громогласные команды. Солдаты начали перегруппировку. Полковник взглянул на Эрвина.

— Благодарю за службу, Блаз, — командир, впервые назвал помощника по имени. — Жаль, что наше сотрудничество получилось недолгим. Шестая палуба, резервная рубка. Закройся изнутри. Ровно через пятнадцать минут нажмешь кнопку самоуничтожения. Дальше мы не продержимся.

— Я выполню приказ, — лихо козырнул майор.

Мужчины обменялись на прощание крепким рукопожатием. Офицеры в помещении проверяли бластеры. Покинул свое место даже пилот. Изменить ситуацию он был не в силах. Спустя тридцать секунд флагман врезался в днище валкаалского корабля. И почти тут же конусы насекомых вонзились в корпус «Лаваля». Горги начали штурм.

Мощный удар застал десантников на пятом ярусе. Головная боевая рубка была полностью смята. Уцелевшие наводчики успели предусмотрительно ее покинуть. На ногах при столкновении удержались немногие. Корпус покрылся сетью трещин. С ужасным шипением воздух уходил из крейсера. Поправив шлем, оливиец громко скомандовал:

— Взрывчатку на внешние стены!

Пехотинцы молниеносно выполнили приказ командира. Солдаты спрятались за бронированные переборки. Ударная волна прокатилась по коридорам. В носовой части флагмана образовались гигантские проломы. Сквозь дыры отчетливо различались внутренние конструкции вражеского судна. Кое-где Карс заметил отблески пожаров.

— За мной! В атаку! — яростно закричал властелин, бросаясь вперед.

Мутант преодолел двадцать метров и нырнул в пробоину. Он оказался в небольшом подсобном помещении. На полу валялись какие-то ящики и тюки. Открыв дверь, оливиец вбежал в полутемный тоннель. В проеме мелькнули неясные тени. Не раздумывая, майор несколько раз выстрелил из лазерного карабина. Одна из фигур покачнулась и упала. Раздался надрывный противный визг.

Между тем, десантники заняли еще две каюты. К счастью, система гравитации работала на обоих кораблях. Плотной группой пехотинцы двигались по коридору эданского крейсера, безжалостно убивая попадавшихся на пути тварей. Солдаты впервые видели живых горгов. Насекомые имели рост среднего человека. Эластичная прочная кожа темно-серого цвета, большая угловатая голова, круглые сетчатые маленькие глаза, упругие усики. Длинная тонкая шея сразу переходила в покатые плечи.

Обладая тремя парами конечностей, твари отличались невероятной быстротой. Не имея оружий, горги нападали на людей, пытаясь прикончить их острыми концами трехпалых кистей, похожих на клешню. Мощные челюсти тянулись к шеям бойцов. Одежда врагов выглядела убого. Синяя куртка из неизвестной материи, такого же цвета шорты, грубые тупоносые ботинки.

Скорее всего, десантники попали в технический сектор судна. Главным залогом успеха стала внезапность высадки. Насекомые не ожидали, что противник сам пойдет на штурм. Однако замешательство тварей длилось недолго. Крупный отряд горгов атаковал мутантов с тыла. У головной части «Лаваля» развернулась рукопашная схватка. Пехотинцы яростно отбивались от насекомых. Карс отчетливо слышал в наушниках крики и ругань солдат. Раненые тасконцы подрывали себя вместе с врагами. В обшивке кораблей появились новые дыры. С дикими воплями десантники и горги вылетали в открытый космос.

— Обратного пути нет, — подвел итог властелин. — Победа или смерть!

Остатки роты устремились в огромный зал. Когда-то высокородные валкаалцы наслаждались здесь роскошью и богатством. На полу ковровое покрытие, стены окрашены в золотистый цвет, изящная мебель, мягкие диваны, в углах на каменных постаментах стоят бюсты знаменитых предков. На столах сохранились даже вазы и бокалы. В том, что это боевое судно верилось с трудом. Не очень было понятно, как тварям удалось захватить крейсера, не нанеся им серьезных повреждений. Неужели эданцы сдались без боя? Вопросов гораздо больше, чем ответов.

Впрочем, пехотинцев сейчас волновала совсем другая проблема. В тридцати метрах от них застыла шеренга насекомых. Темно-коричневые жилеты, на голове массивное подобие шлема, в руках лазерные карабины. Вот они — захватчики планет! Несколько секунд противники молча смотрели друг на друга.

— Убьем мерзавцев, — прорычал кто-то слева от оливийца.

Пальцы сразу нажали на курок оружия. Десятки лучей прочертили зал и ударились в тела мутантов и горгов. Раненные и убитые повалились на ковры, заливая их красной и желто-зеленой кровью. Крича и визжа, непримиримые враги бросились в атаку. Несколько раз выстрелив, Карс откинул карабин в сторону и обнажил клинок. Властелин с ходу снес голову ближайшей твари. Взялись за мечи и остальные солдаты. Насекомые не дрогнули. В свете ламп сверкнули стальные тесаки. Дрались горги не менее умело и отчаянно. Средними лапами они безжалостно разрывали грудь десантников. Бронежилет не спасал от острых, прочных конечностей.

Ряды пехотинцев быстро редели. Широко расставив ноги, оливиец кромсал тварей направо и налево. На столах, креслах, диванах лежали груды безжизненных тел. Шлем давно потерян, куртка располосована в клочья, в плече огромная дыра, по лицу течет пот. В запарке боя Карс совершенно не чувствовал боли.

Враги все прибывали и прибывали. Маленький отряд мутантов оказался в окружении в центре зала. Обессиленные, израненные солдаты затравленно смотрели на врагов. Неожиданно насекомые расступились. Из коридора вывели двух ужасных чудовищ. Высота в холке около полутора метров, длина не меньше двух с половиной. Три пары массивных мохнатых лап, тело покрыто прочным хитиновым слоем, напоминающим броню, гигантские челюсти постоянно двигаются.

— Решили скормить нас хищникам, — догадался сержант-унимец.

— Хорошо бы прикончить хоть одного, — заметил властелин.

Горги сняли цепи с монстров. Шевеля усами, чудища искали добычу. Сетчатые глаза отвратительно вращались. Сбивая мебель, хищники стремительно преодолели расстояние, отделявшие их от жертв и врезались в строй десантников. Вот когда пехотинцы пожалели, что бросили лазерное оружие. Мечи не причиняли монстрам ни малейшего вреда. Первых двух пехотинцев монстры перекусили пополам. Морда убийц обильно окрасилась кровью.

Выхватив из кобуры бластер, оливиец выстрелил чудовищу в глаз. Хищник зашипел от боли и ударом лапы сбил Карса с ног. Огромное туловище нависло над властелином. Собрав последние силы, оливиец вонзил клинок в брюхо зверя. На мутанта хлынула бурая, противно пахнущая кровь монстра. Челюсти чудища сомкнулись на голове Карса.

Властелин не знал, да и не мог знать, что штурмовые отряды насекомых уже почти полностью завладели «Ловалем». Слабое сопротивление экипажа и внутренней охраны было давно сломлено. В коридорах, на лестницах, в каютах валялись мертвые тела людей и тварей. В рубке управления, возле центрального экрана, лежал полковник Вилл Нейлан.

Лазерный луч угодил командиру флагмана точно в сердце. Он умер сразу, не мучаясь. Другим космопилотам повезло гораздо меньше. Некоторых офицеров горги добили, четырех раненых взяли в плен. Лишь на шестом ярусе, в медицинском отсеке, еще шел бой. Именно там забаррикадировались последние десантники.

Эрвин сидел в кресле и задумчиво смотрел на потрескавшееся бронированное стекло. Сквозь него аланец видел мечущихся на борту эданского судна насекомых. Резервная рубка после столкновения оказалась внутри вражеского корабля. Вскоре раздалась серия мощных взрывов. Это пехотинцы прорывались через носовую часть в крейсер валкаалцев. В наушниках слышался непрерывный поток команд, криков, отборных ругательств. Изредка майор узнавал голоса членов экипажа. Они дрались, дрались не на жизнь, а на смерть.

Минула четверть часа и в эфире воцарилась тишина. Первый помощник откинул защитную крышку панели. Одна кнопка уничтожит судно через пятнадцать минут, вторая — немедленно. На устах Эрвина появилась презрительная усмешка. Без колебаний Блаз нажал на нижнюю.

Олесь пришел в себя от прикосновения к лицу чего-то влажного и холодного. Русич с трудом открыл глаза. Над ним склонилась темноволосая женщина лет тридцати пяти в белом халате. Аланка осторожно протирала мокрой салфеткой подбородок Храброва. Нос и левая щека ужасно ныли, голова слегка кружилась. Землянин огляделся по сторонам. Вокруг него сидят девушки в военной форме, справа расположился мужчина из мирной делегации.

— Где я? — непонимающе спросил Олесь.

— В гравитационном катере, — спокойно ответила врач.

— Какого черта! — раздраженно воскликнул русич, приподнимаясь на локтях.

Только сейчас Храбров увидел быстро приближающуюся глыбу астероида. Она уже практически полностью закрыла горизонт. Цепь событий постепенно начала проясняться в мозгу. Вот подходит властелин, за что-то извиняется, а потом… темнота.

— Сволочь! — не удержался от гневной реплики землянин. — Карс ударил меня. Скотина, предатель… А я дурак, думал меня контузило. С чего бы вдруг потерять сознание…

— Вы должны его благодарить, — к Олесю повернулся профессор. — Мутант спас вам жизнь.

Русич хотел нагрубить Стиву, но вовремя удержался.

— Господин Маклин у нас слишком разные понятия о чести и долге, — зло процедил сквозь зубы Храбров. — Мое место сейчас на флагманском корабле, а не здесь.

— Искренне сожалею, — пожал плечами аланец.

— Как долго я находился в таком состоянии? — вымолвил землянин.

— Минут восемь-десять, — проговорила медик. — У майора тяжелая рука. К счастью, нос и лицевые кости не сломаны. Разбита бровь и щека. Синяк будет отменный. Советую приложить холод, иначе через несколько часов глаз сильно заплывет.

— Благодарю за помощь, — произнес Олесь, вставая и продвигаясь к пилоту.

Умело маневрируя, капитан вел машину к глубокой трещине. Резкий вираж и катер скрылся в извилистой расщелине. Офицеру сразу пришлось сбросить скорость. Вскоре он обнаружил удобный, широкий выступ. Очень осторожно пилот посадил летательный аппарат на поверхность. Практически сразу смолкли двигатели, в салоне погас свет. Лишь в черном мрачном небе мерцали далекие холодные звезды. Им безразлична судьба маленькой горстки людей. Понизив голос, русич взволнованно спросил:

— Где «Лаваль»? Его отсюда видно?

Аланец утвердительно кивнул головой и указал на экран радара. Ярко красная точка была в окружении шести желтых. Расстояние между судами стремительно сокращалось. Беглецы стали свидетелями трагического финала сражения. В какой-то момент два силуэта слились в один. Объяснять, что это значит, никому не требовалось. Поврежденный флагман протаранил эданский крейсер.

С тревогой и надеждой беглецы наблюдали за развитием событий. Разве мог предположить Храбров, что примерно через пятьсот лет беременная жена его потомка вот так же укроется на крошечной планете, а ее муж смело направит поврежденное судно в пекло могущественного светила. Пути господни неисповедимы. Да и кто из нас знает будущее? Мир удивителен и непредсказуем.

Между тем, схватка в космосе подошла к своему логическому концу. Слившиеся воедино корабли исчезли с экрана. Землянин невольно взглянул вверх. Яркая вспышка на мгновение осветила мрачную пустоту пространства. Люди скорбно опустили глаза. По щекам женщин текли слезы.

— И ни одной спасательной капсулы, — с горечью заметил капитан.

Члены экипажа предпочли смерть плену. Подобные летательные аппараты не обладали высокой скоростью и маневренностью, а потому перехватить их для горгов труда не составляло.

— Проклятье! — громко выругался пилот. — Вражеские крейсера идут к астероиду.

— И что это значит? — с дрожью в голосе поинтересовался профессор.

— Нас будут искать, — вымолвил офицер. — Пристегнитесь покрепче. Господин полковник, займите свое место.

— Да, да, конечно, — кивнул головой Олесь.

На боевом корабле есть только один командир. Сейчас жизни пассажиров целиком и полностью находятся в руках капитана. Молодой человек внимательно следил за приближающимися судами. Вскоре от них отделился рой маленьких точек. Аланец недовольно закусил губу. Одно дело, когда поверхность каменной глыбы обстреливают тяжелые крейсера и совсем другое, когда в поисках участвуют подвижные, хорошо вооруженные флайеры. Твари быстро учатся. Еще лет семь назад машин такого типа у них не было.

Илан запустил двигатели и включил силовую защиту. Рано или поздно катер все равно обнаружат. Необходимо найти более надежное укрытие. Но стоит взлететь, как радары противника тут же засекут беглецов. Нелегкий выбор.

Флайеры рассыпались в цепь и начали прочесывание. К расщелине неслись сразу четыре машины. Пилот внимательно смотрел на дальномер. Единственный шанс выжить — самому атаковать насекомых. Без авантюрного риска не обойтись. Катер оторвался от площадки и устремился навстречу горгам. Две скорострельные пушки ударили одновременно. Первый флайер рассыпался на куски. Остальные машины, дав залп, проскочили мимо.

Капитан резко затормозил и развернул летательный аппарат на сто восемьдесят градусов. Осуществить подобный маневр враги не могли. Поймав в прицел удаляющийся флайер, аланец повторно нажал на кнопку стрельбы. Лазерные лучи настигли машину и попали в двигатели. Флайер завертелся и врезался в каменную стену. Яркая вспышка на секунду ослепила офицера.

На экране появились еще четыре точки. Илан, пытаясь уйти, бросил катер вниз. Противник уже сел на «хвост». В скорости суда тварей все же превосходили гравитационный корабль людей. Он не предназначен для таких гонок.

До поры, до времени, силовая защита спасала беглецов. Но первое же попадание отбросило катер в сторону. Процарапав бортом скалу, машина потеряла управление. Летательный аппарат не вписался в поворот, ударился о выступ и рухнул на дно расщелины. Столкновение с поверхностью было ужасным. Крики, вопли и зловещая тишина. Стуча по корпусу, сверху сыпались камни. Флайеры дали несколько залпов и ушли в космос. Свою миссию они выполнили — враг уничтожен. Скоро прибудет техническая команда и подберет останки судна. Ученым есть над чем поработать. Трофей довольно ценный.

Храбров открыл глаза и осмотрелся вокруг. Часть кресел сломана, проводка искрит, экран радара разбит, на полу валяются куски пластика. Люди лежат в разных позах, руки и ноги неестественно вывернуты, на лицах многих кровь. Русич попытался встать, но тело пронзила острая боль. Олесю ничего не оставалось, как выругаться.

— Какой богатый набор слов, — раздался ироничный приятный мужской голос.

Только сейчас Храбров заметил в проходе неясный силуэт. Человек неторопливо приближался. Рассмотреть незнакомца в тусклом свете дежурных ламп никак не удавалось. И что особенно удивительно, русич не слышал ни звука шагов, ни хруста стекла и пластика. Мужчина остановился в двух метрах от Олеся.

Его внешний вид мог привести в шок кого угодно. Красивое вытянутое лицо, мягкий подбородок, тонкие губы, прямой нос, большие глаза. Длинные светлые волосы спадали на плечи, закрывая чуть заостренные кверху уши. Из одежды на незнакомце была лишь белая тога с золотистой пряжкой на левом плече и легкие плетеные сандалии. На первый взгляд он выглядел, как обычный человек, но глубоко ошибался тот, кто так думал. Тело мужчины странным образом мерцало и просвечивало. В движениях ощущалась неестественная легкость и свобода. Незнакомец не шел, а плыл. Храбров инстинктивно потянулся к кобуре бластера.

— Узнаю землян, — улыбнулся мужчина. — Чуть, что сразу хватаются за оружие. И когда только исчезнет ваша природная агрессивность? Наверное, пройдут века, а то и тысячелетия…

— Кто ты такой? — спросил Олесь. — Говори, у меня нет времени на пустую болтовню.

— О, времени у нас предостаточно, — успокоил русича чужак. — Но я думал, ты сообразительнее. Мы ведь встречались, и не раз. Как только возникает экстремальная ситуация…

Храброва осенила страшная догадка. На лбу выступила испарина. Обреченно опустив руки, землянин внимательно посмотрел на лежащих людей. Без сомнения, они живы.

— Понятно, — кивнул головой Олесь. — Я мертв. А ты ангел… или дьявол, прилетевший за моей душой. Не повезло. Усилия Карса оказались тщетны.

— Интересная и неожиданная мысль, — спокойно отреагировал незнакомец. — В ней даже есть разумное зерно. Но спешу тебя огорчить — предположение в корне неверно. Твой путь на этом свете до конца еще не пройден. Придется помучаться и немало.

Русич недоверчиво взглянул на мужчину. Не издевается ли чужак? Невольно вспомнились давно забытые детские сказки. Черти любят искушать человека. Уж не хочет ли Сатана заключить с ним сделку? Незнакомец громко и искренне рассмеялся.

— Бог мой, куда же тебя занесло… — произнес мужчина. — В голове такая каша. Фантастическая смесь религиозности и атеизма. Аланцы чересчур плохо работают с мозгами.

— Здесь можно поспорить, — возразил Храбров.

И тут до землянина дошел смысл сказанного. Олесь вытащил бластер и направил его на чужака. Палец лег на спусковой крючок. В глазах русича пылала ярость.

— Ты копаешься в моих мозгах, — зло выдавил Храбров.

— Это несложно, — пожал плечами незнакомец. — Люди пока не научились защищаться.

— А если я сейчас тебя продырявлю? — язвительно проговорил землянин.

— Не получится, — с равнодушным видом вымолвил мужчина. — Меня нет в катере. Ты видишь биоэнергетическую копию. В любой момент она может испариться. Вести диалог опосредованно неудобно. Есть риск, что человек сойдет с ума. Не очень приятно слышать в голове чужой голос. Внешний образ гораздо лучше располагает к беседе.

— Видения! — догадался Олесь.

— Ну, наконец-то, — произнес незнакомец. — Сегодня явно не твой день. Слишком заторможенное мышление.

— А образ соответствует оригиналу? — уточнил русич.

— В общих чертах, — уклончиво ответил мужчина. — Впрочем, телесная оболочка не имеет ни малейшего значения. Для меня не составляет труда стать горгом, валкаалцем, джози или волком, притаившимся в лесной глуши. Плоть бренна, а душа вечна.

— Справедливо, — согласился Храбров. — И все же, кто ты?

— Это длинная история, — с грустью сказал чужак.

— Но ведь времени у нас много, — напомнил Олесь.

— Хитрец, — улыбнулся незнакомец. — Теперь понятно, почему шестнадцать лет назад Он выбрал именно тебя в качестве связующего звена. Точный, безошибочный расчет.

Мужчина сделал небольшую паузу. Вскоре чужак продолжил:

— Я принадлежу к очень древней и могущественной расе. Мы называли себя легами. Миллионные города, возделываемые роботами поля, роскошные дворцы и благоухающие сады. Наши космические корабли бороздили бескрайние просторы галактики. Тысячи цивилизаций смиренно склоняли головы перед небожителями. Войны были короткими и победоносными. Богатство, власть, изобилие! О чем еще мечтать? Народ погряз в развлечениях и пороке. А ученые делали все новые и новые открытия. Эта каста достигла небывалых вершин. Они управляли природными стихиями, перемещали в пространстве астероиды, спутники и планеты, познали тайну жизни и смерти. Мы возомнили себя богами. Но гордыня, как известно, наказуема. Наступил час расплаты. Леги не выполнили свою главную миссию — уберечь мир от вторжения сил Тьмы. Где-то на окраине галактики открылся проход в иное измерение. Оттуда хлынули орды ужасных тварей. В короткий срок монстры захватили огромную территорию, подчиняя одну звездную систему за другой. Цивилизации, которые пытались сопротивляться, безжалостно уничтожались. Противник нам ни в чем не уступал. Флот потерпел ряд сокрушительных поражений. Униженные «боги» оказались на краю гибели. И тогда появился Он. Сияние заполнило пространство на несколько парсек. Мы, наконец, осознали, что глупы и ничтожны. Вселенная, целиком и полностью, была в его руках. Условия спасения звучали, как приговор. Легам предстояло либо исчезнуть, либо перейти в совершенно иную ипостась. Вечные помощники Создателя. Одни посчитали это предложение высокой честью, другие — оскорблением. Речь о восстановлении былого могущества и величия даже не шла. Общество раскололось. Тогда Он в гневе испепелил нашу родную планету. Выбора не осталось. Могущественная цивилизация превратилась в легенду.

— А чем закончилась война? — осторожно поинтересовался русич.

— В том-то и дело, война не закончилась, — вымолвил незнакомец. — В центре галактики состоялась грандиозная битва. Чтобы представить ее не хватит воображения. Взрывались звезды, аннигилировалось пространство, превращались в пыль целые скопления, исчезли сотни рас и народов. И как часто бывает, победа не досталось никому. В сражении погибло немало легов. Силы Света и Тьмы оказались равны. После долгих переговоров непримиримые враги заключили удивительную сделку. Их мощь чересчур велика и приводит лишь к уничтожению. Так пусть дерутся более слабые цивилизации. Правила довольно жесткие. Вмешиваться в ход войны нельзя. Противоборствующие стороны должны обладать одинаковыми возможностями. Выбирается строго ограниченное количество бойцов. Чаще всего по двенадцать. Только они кардинально влияют на ситуацию.

— Я слышал несколько иную интерпретацию событий, — заметил Храбров.

— Хранители… — снисходительно произнес мужчина. — Странная каста. Нечто среднее между учеными и жрецами. Правда давно перемешалась с вымыслом. Сейчас я скажу то, чего не знает Байлот. Родиной легов была маленькая зеленая планета, которая теперь называется Земля.

— Земля? — изумленно переспросил Олесь.

— Да, — чужак печально кивнул головой. — Часть моих соотечественников отказалась покидать разрушенные города. Наивные глупцы хотели возродить сожженный дотла мир. Бедняги безнадежно деградировали. Понадобились тысячелетия, чтобы сформировалась и окрепла новая раса — атланты. До них дошла легенда о Великой Битве — Армагеддоне. И именно от нее начался новый отсчет истории. И кто признается, что Свет тогда не добился победы? Добро обязано торжествовать над Злом. Непреложная истина любой сказки. Увы, реальность часто разрушает наши иллюзии. Новая цивилизация должна была заменить легов на просторах галактики. Он готовил людей к решающему сражению с врагом. Но Тьма опередила нас. Осторожно, не спеша, как бы исподволь, коварные твари разлагали не окрепшее общество изнутри. Тщеславие, властолюбие, жадность, зависть, предательство — разве перечислишь все пороки человечества. Мы слишком поздно заметили, что потеряли контроль над ситуацией. Мощное сильное государство в самом сердце территории Света стало неуправляемо. У противника появился великолепный шанс внести перелом в ход войны. Пришлось прибегнуть к крайним мерам.

— Вы уничтожили атлантов, — догадался русич.

— Леги лишь послушно выполнили Его приказ, — сказал незнакомец. — Поверхность Земли подверглась затоплению. Впрочем, мы немного схитрили. Дали улететь звездной эскадре, а оставшимся ученым и инженерам — построить «Ковчег». Когда-то очень давно наши предки экспериментировали с системой Сириуса. Перетащили туда два десятка планет, создали на них пригодную для жизни атмосферу, высадили саженцы растений… Затем наступила пора забвения. Приемлемые для людей условия сохранились только на Алане и Тасконе. Само собой, маршрут экспедиции беглецы выбрали не случайно. По галактическим меркам цивилизация развивалась необычайно быстро.

— Но ведь это нарушение правил, — проговорил Храбров.

— Не совсем, — возразил мужчина. — Воинам Тьмы тоже известно о существовании древнего корабля. Где спрятано судно, и как в него попасть — другой вопрос. Кроме того, на «Ковчеге» есть надежные стражи. Их задача — ограничить доступ слаборазвитых рас к сложным и опасным технологиям. Как ту думаешь, почему абсолютное большинство ваших противников находилось на Тасконе и на Алане? Мерзавцы тоже искали корабль.

— Кое-что проясняется, — вымолвил Олесь. — Но вопросов еще много. Горги — главная ударная сила Зла?

— Нет, — чужак отрицательно покачал головой. — Насекомые — жалкое орудие в руках Тьмы. Война идет с переменным успехом. Отбив несколько важных секторов, в последнее время мы регулярно терпим поражения. Враг любой ценой стремится прорваться к Земле.

— А что в ней такого? — удивленно поинтересовался русич. — Варварская, дикая планета.

— Видишь ли… — произнес незнакомец и сделал паузу. — В нашей галактике существуют две точки перехода в иное измерение. Две двери, ведущие в ад. Одна уже открыта. Вторая расположена на Земле. Если горги захватят Солнечную систему, наступит Апокалипсис. Армия чудовищных тварей заполнит этот мир. Такого удара Свет не выдержит. Война будет безнадежно проиграна. И Он уйдет. Уйдет, чтобы создать новую Вселенную.

— А как же мы? — возмущенно воскликнул Храбров.

— Недостойные, порочные существа навечно канут в небытие. Здесь воцарится Хаос. Злобные безжалостные твари установят в галактике свой порядок. Тьма получит власть над душами. Если честно, человеческий разум не способен понять масштабы подобной трагедии, — сказал мужчина.

— А такое уже случалось? — уточнил Олесь.

— Не знаю, — проговорил чужак. — Я принадлежу к низшему разряду легов. Я — Вестник. Моя миссия — донести до воинов правду. По мере сил и возможностей помочь им.

— Например, с помощью странных видений, — вставил русич.

— Совершенно верно, — подтвердил незнакомец. — К счастью, твой друг Аято умело их трактовал.

— Вряд ли Тино случайно оказался рядом со мной во время первой высадки, — заметил Храбров.

— Пути господни неисповедимы, — уклончиво ответил мужчина.

— Так, значит, он Бог? — спросил Олесь.

— Смотря, что понимать под этим словом, — улыбнулся чужак. — Ты сначала принял меня за ангела, хотя перемещение в пространстве биоэнергетической копии обычное дело для высокоразвитой цивилизации. А представь, что подобный гравитационный катер опустился возле Новгорода. За кого местные жители примут высадившихся на планету людей? Процесс познания бесконечен и безграничен. Люди находятся на одной ступени, леги — на другой, а Он — на третьей. Его уровень фантастически высок даже для нас. Выводы делай сам…

— Почему ты появился именно сейчас? — вымолвил русич. — Что изменилось?

— Вас осталось трое, — произнес Вестник. — Война вступает в решающую фазу. По условию, только теперь я могу поведать бойцам всю правду. Ставки сделаны…

— Жак был прав, — с горечью сказал Храбров. — Мы — жалкие пешки в большой игре. Нами манипулируют, как куклами. Жизнь человека — ничто по сравнению с великой идеей! А как понять, где Свет, а где Тьма? Вокруг — смерть и разрушение. Любая победа приведет к гибели миллионов, миллиардов разумных существ. Разве это Добро?

— Мне нечего возразить, — честно признался мужчина. — Мир несовершенен. Чтобы уцелеть, часто приходится драться. Цивилизации рождаются, достигают вершины и умирают. Поверь, в галактике немало мертвых планет, на которых еще недавно жили и процветали могущественные расы. Вселенной неизвестно слово «жалость». Слабость и малодушие караются беспощадно. Отбрось прочь пустые сомнения, пусть философствуют болтуны и демагоги. Подумай о родных и близких на Земле, о жене и сыне. В чем они виноваты?

После паузы лег повысил голос и раздраженно продолжил:

— Марионетки, говоришь… А почему бы и нет? Когда ты посылаешь солдат в бой, разве не знаешь, что большинство из них погибнет? Вы успокаиваете совесть лозунгами о чести, долге и патриотизме. Мы призываем воинов Света к тому же. Ты принимал когда-нибудь решения под нашим давлением? Нет. Каждый народ выбирает свой собственный путь. Ошибетесь и исчезнете без следа. О человечестве не сохранится даже воспоминаний. Свято место — пусто не бывает.

— Убеждаешь? — проговорил Олесь.

— Ни в коем случае, — отрицательно покачал головой Вестник. — Просто не хочу еще раз увидеть, как полыхает в огне родная планета. Это больно и страшно.

— И чего ты добиваешься от меня? — поинтересовался русич.

— Уже ничего, — усмехнулся мужчина. — Действуй смело и решительно. Ничего не бойся. Душа бессмертна. Расставшись с телесной оболочкой, она либо отдыхает в райских кущах, либо мучается в кипящем котле ада. Реинкарнация случается редко.

— Успокоил, — язвительно вымолвил Храбров. — Скажи лучше, где находится система горгов?

— Нельзя, — развел руками лег. — Правила войны незыблемы. Не торопи события. Скоро все встанет ясно. Развязка близка, хотя очертания будущего довольно туманны.

— Ты знаешь будущее? — изумленно выдохнул Олесь.

— Несколько вариаций, — ответил Вестник. — Оно сейчас в ваших руках. Мне пора возвращаться, мой рассказ советую сохранить в тайне. В противном случае окажешься в сумасшедшем доме. После аварий и сильных ударов головой такое бывает…

Мужчина исчез так же неожиданно, как и появился. Позади русича тихо застонала девушка, впереди зашевелился Маклин. Из кресла пилота послышались отборные ругательства. Храбров провел рукой по лбу и увидел на ладони кровь. Мир словно ожил. Неужели лег остановил время? Ответа на вопрос не было.


Глава 3 ПОДГОТОВКА К ЭКСПЕДИЦИИ | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 5 БИТВА ЗА ЭЛАН