home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Не зная, чем заняться, Храбров и Саттон все утро смотрели голограф. Основная часть новостей по-прежнему была посвящена гибели Лизы Соул. Репортажи с места событий, интервью, комментарии следовали один за другим. Абсолютное большинство обозревателей считало, что покушение совершили бывшие посвященные. Факты — упрямая вещь, а они недвусмысленно указывали на сторонников свергнутого диктатора. Тот же тип взрывчатки, темное прошлое телохранителей члена Совета, угрозы, звучавшие в адрес Соул. Замысел Тино блестяще осуществился.

Японец вернулся около полудня. Закрыв за собой дверь, Аято громко крикнул:

— Олесь, бери форму и переодевайся. Времени мало. Журналисты изнемогают от нетерпения.

В прихожей самурай передал русичу огромный черный кейс. В нем лежала новенькая форма полковника звездного флота. Спорить с товарищем Храбров не стал. Механизм операции запущен, отступать поздно. Появление Олеся в Совете должно окончательно сломить оппозицию.

— Сколько же комплектов вы пошили? — поинтересовался русич, натягивая брюки.

— Пять, — не задумываясь, вымолвил Тино. — Но это не моя заслуга, а Аргуса.

Взяв со стола стакан с соком, японец прошел в гостиную и устало опустился в кресло. После некоторой паузы Аято проговорил:

— Думаю, старик предвидел подобную развязку. В прозорливости ему не откажешь. Дарл не случайно готовился три года. А ведь есть еще один двойник. Байлот был мудрым человеком.

— Но избежать смерти не сумел, — вставил англичанин. — Причем, враг совершил покушение не где-нибудь, а в здании правительства. Советую это учесть. Для обезумевших фанатиков собственная жизнь ничего не значит.

— Справедливое замечание, — согласился самурай. — Мы предпримем необходимые меры предосторожности.

Между тем Храбров застегнул китель и направился к зеркалу. Форма сидела идеально.

— Хватит любоваться собой, — иронично произнес Тино. — Пора идти. Нас ждут.

Друзья покинули квартиру и спустились вниз по лестнице. У подъезда дежурили два крепких парня в штатском. Японец остановился и едва слышно сказал:

— Рад представить твоих телохранителей, Олесь. Стин и Гривин.

Аланцы деликатно кивнули головами. Кто их них кто, русич так и не понял.

— Мы с Крисом сопровождать тебя не будем, — продолжил Аято. — Риск чересчур велик. Я до сих пор в розыске. Присутствие на пресс-конференции беглого майора может скомпрометировать командира звездной эскадры. Лишние проблемы полковнику Храброву ни к чему.

— Благодарю за заботу, — усмехнулся Олесь. — Сначала бросил меня на растерзание репортерам и Совету, а теперь беспокоится о моей репутации. Не поздновато ли?

— В самый раз, — бесстрастно вымолвил самурай. — Удачи. Я уверен, ты выкрутишься.

Крепкое рукопожатие, и две группы мужчин разошлись в разные стороны. Агенты вывели русича на улицу. К обочине тут же подъехал серебристый электромобиль. Как только офицеры закрыли двери, машина сорвалась с места. Через несколько секунд она выскочила на центральную магистраль и влилась в общий поток. Храбров плохо знал Фланкию, а в пригородных кварталах вообще не ориентировался. И немудрено, столица Алана занимала гигантскую территорию. По последним данным в ней проживало около тридцати миллионов человек. Выходцы с Тасконы и Маоры стремились сюда, чтобы сделать карьеру и заработать денег. Большой мегаполис — большие возможности.

Электромобиль обогнул площадь Свободы и свернул направо. Минут через пять покажется здание правительства. Олесь взглянул в окно. Привычная картина. Нескончаемый поток машин, яркие витрины дорогих магазинов, тысячи праздно гуляющих людей. Обывателей мало волнуют происходящие в стране события.

Они привыкли полностью доверять средствам массовой информации и в политике совершенно не разбираются. Космические сражения с горгами воспринимаются, как страшный голографический фильм. И не более. Фланкия развращена миром и покоем. Ведь даже мятеж посвященных после свержения Великого Координатора не затронул столицу. Мелкие уличные стычки не в счет. Господь словно берег этот город. Вопрос в том — для чего?

— Охрана не пропустит нас в правительственный комплекс без специального разрешения, — неожиданно произнес русич. — Кроме того, журналисты наверняка перекрыли доступ к воротам.

— Все предусмотрено, господин полковник, — откликнулся темноволосый парень с красноватым шрамом на шее. — Ровно в полдень Зенда Тиун внесла коррективы в повестку заседания Совета. Ваш отчет поставлен на первое место. Судя по слухам, члены высшего органа власти пребывают в растерянности. Однако соответствующие распоряжения пунктам контроля уже отданы.

— Когда начнется заседание? — уточнил Храбров.

— Через два часа, — ответил разведчик. — Все ждут прибытия генерала Оуна.

— Значит, Тино вытащил и его, — покачал головой Олесь.

— При обсуждении данного вопроса присутствие командующего обязательно, — пояснил аланец.

— Разумеется, — улыбнулся землянин. — Если я правильно понимаю, пресс-конференция получится короткой. Значительная часть времени уйдет на регистрацию и проверку репортеров.

— Именно так, — подтвердил агент. — Главное создать ажиотаж. Говорите уверенно, смело, не стесняйтесь в выражениях. Общество должно увидеть не затравленного беглеца, а героя.

— На обычного телохранителя вы не похожи, — вымолвил Храбров.

— В свое время я окончил университет в Блеквиле, — сказал парень. — Затем разведывательная академия, курсы психологии и стажировка на Тасконе. Два года назад майор Аято вывел меня из штата.

— Спасибо за откровенность, — произнес русич.

Аланец хотел что-то ответить, но не успел. Электромобиль подъехал к зданию правительства. Олесь не ошибся, возле ворот собралась огромная толпа журналистов. Люди с камерами и микрофонами тотчас бросились к машине. Водителю поневоле пришлось снизить скорость, чтобы никого не задавить. В подобных ситуациях даже компьютер управления дает сбои.

Сквозь полупрозрачные окна электромобиля репортеры пытались разглядеть землянина. После некоторого замешательства служба внешней охраны создала машине Храброва коридор. Когда журналистов удалось оттеснить, высокий худощавый капитан попросил у русича документы. Посмотрев на Олеся, на удостоверение личности, офицер лихо козырнул и приказал открыть ворота.

Это стало сигналом для репортеров. Толпа ринулась на штурм. То и дело сзади раздавались разгневанные крики. Солдаты с трудом сдерживали натиск представителей прессы и ведущих каналов. Мужчины и женщины отчаянно требовали их пропустить.

Электромобиль остановился у широкой каменной лестницы. Храбров вышел из машины сразу за агентами. Парни тут же обступили землянина с двух сторон. Через десять секунд вся группа была уже в холле здания. Здесь царила ужасная неразбериха. Персонал не понимал, что происходит, и ждал указаний сверху. Брать ответственность на себя никто не решался. Но вот в помещении появился маленький лысоватый полковник. Олесь сразу узнал Броквила. Аланец, не раздумывая, зашагал к русичу.

— Добрый день, господин полковник, — проговорил Броквил. — Вы устроили во Фланкии шумный переполох. Представляю заголовки вечерних газет. «Очередное воскрешение Храброва»! Эффектно звучит.

— Поверьте, я к этому не стремился, — вымолвил землянин.

Мужчины в знак приветствия пожали друг другу руки. Отступив чуть назад, офицер произнес:

— Вы продемонстрировали завидную предусмотрительность. Операция проведена блестяще.

— Я так не считаю, — возразил Олесь. — Пятьсот пассажиров «Калаквии» — слишком высокая плата за личную безопасность. Вряд ли родственники погибших людей примут мои извинения.

— Похвальная самокритичность, — сказал аланец. — Но не будем терять время понапрасну и перейдем к делу. Зачем вам понадобилась пресс-конференция? И главное, где? В здании правительства.

— Очень сожалею, но это не моя инициатива, — пожал плечами русич.

— Что ж, я давно догадывался, кто стоит за вашей спиной, — проговорил полковник. — Старая дружба никогда не умирает. Кстати, нападение на космодроме тоже его работа?

Храбров внимательно взглянул в глаза Броквила. Офицер довольно легко выдержал испытание. Губы аланца расплылись в ироничной усмешке. После небольшой паузы полковник добавил:

— Наша беседа носит конфиденциальный характер, и к моим прямым обязанностям отношения не имеет.

— Я думаю, он скоро с вами свяжется, — уклончиво ответил землянин. — Тогда все и обсудите.

— Пожалуй, вы правы, — согласился Броквил. — Спешить теперь некуда.

В этот момент к аланцу приблизился коренастый светловолосый майор. Понизив голос, офицер сказал:

— Господин полковник, обстановка у ворот накаляется. Нужно что-то предпринимать.

Броквил повернулся к Олесю и спросил:

— А каковы ваши предложения, господин Храбров?

— Я готов встретиться с журналистами, — спокойно произнес русич. — Людей нельзя обманывать.

— Не боитесь, что в камере одного из офицеров окажется бластер? — вымолвил аланец.

— Боюсь, — честно признался Олесь. — Но трястись от страха и прятаться не хочу.

— Разумно, — проговорил полковник, окидывая взором холл. — Тем более, вам не привыкать к смерти.

Подойдя к двери, Броквил посмотрел на подчиненного и громко сказал:

— Винс, объяви репортерам, что пресс-конференция состоится через пятнадцать минут. На пропускном пункте — жесточайший контроль. Тщательная проверка личных вещей, сумок, аппаратуры. Возмущающихся немедленно лишайте аккредитации. На лестнице выставь дополнительные посты, а в холл пусть спустятся сотрудники внутренней службы безопасности. И побыстрее! Времени у нас немного. До заседания Совета меньше двух часов.

Майор тотчас связался с постом охраны. Ситуация сдвинулась с мертвой точки. Начальник контрразведки принял удар на себя. Вокруг все сразу завертелось. Кто-то расстилал ковер на мраморный пол, кто-то носил стулья, кто-то перетаскивал вазы с цветами. Вскоре в здании появились первые журналисты. Они старались занять места поближе к переносной трибуне. Крепкие парни в штатском внимательно следили за представителями средств массовой информации.

Чтобы не будоражить публику заранее Храбров покинул помещение. Заложив руки за спину, землянин взволновано прохаживался по коридору. Стин и Гривин стояли чуть поодаль. Удивительно, но у них не изъяли оружие. Без соответствующего распоряжении Броквила тут наверняка не обошлось.

Ровно через пятнадцать минут Олесь решительно зашагал к холлу. Репортеры встретили его бурными аплодисментами. Пока была занята только треть стульев. Проверка явно затягивалась. Впрочем, данное обстоятельство не могло повлиять на планы русича. Обозреватели крупнейших каналов уже здесь.

— Уважаемые господа, — начал Храбров. — Наше время ограничено, а потому обойдемся без длинных вступительных речей. Я готов ответить на интересующие вас вопросы.

— Господин полковник, кто погиб на «Калаквии»? — мгновенно вскочила со своего места рыжеволосая девушка.

— Мой очень хороший друг, — произнес землянин. — Имя офицера вам вряд ли что-то скажет.

— Вы считаете, что покушение совершили бывшие посвященные? — уточнил аланец лет сорока пяти.

— Без всякого сомнения, — вымолвил Олесь. — Хотя я бы предостерег от столь жестких формулировок. На Алане почти четыре миллиарда посвященных. Абсолютное большинство из них — добропорядочные граждане страны. Речь же идет о горстке беспринципных фанатиков-террористов.

— Прокомментируйте, пожалуйста, предъявленное вам обвинение в государственной измене, — проговорил темноволосый мужчина. — И что за история с нападением на агентов контрразведки?

— Объяснить суть конфликтной ситуации непросто, но я постараюсь, — сказал русич. — В Совете Союза существуют две группировки. Главная причина разногласий — стратегия войны с насекомыми. Одна фракция предлагает прекратить полеты в дальний космос и все силы и средства бросить на создание оборонительной линии в системе Сириуса. Другая часть Совета считает данную политику ошибочной. Потеря инициативы неизбежно приведет к поражению.

Храбров сделал паузу. Количество свободных мест в холле стремительно сокращалось.

— Перед экспедицией в систему Китара меня вызвал к себе Аргус Байлот, — продолжил землянин. — Он являлся сторонником активных действий. После завершения дипломатической миссии на Эдан генерал приказал совершить рейд к ближайшим звездным системам. Нужно было любой ценой обнаружить Родину горгов. Лукавить не буду, я догадывался, что начальник контрразведки превышает свои полномочия.

— Генерал Оун присутствовал при разговоре? — выкрикнула немолодая светловолосая тасконка.

— Да, — произнес Олесь. — Однако Аргус Байлот запретил ему в случае провала признаваться в этом. Позиции сторонников изоляции в Совете и так достаточно крепки. Отставка сразу двух оппонентов могла нарушить хрупкий баланс. События в системе Китара подтвердили опасения начальника контрразведки. Космические станции не спасают цивилизацию от вторжения врага.

— Но, насколько нам известно, один из лидеров Валкаала предал собственный народ, — не унималась женщина.

— А разве человечество застраховано от подобного поступка? — молниеносно отреагировал русич. — Вспомните диверсии на кораблях во время первой битвы с насекомыми. Тогда мы чудом победили. Второго шанса горги Союзу не дадут. И потому, после разгрома мерзких тварей у Эдана я отправился на поиски планеты противника. Джози, освобожденные от тирании валкаалцев, любезно предоставили мне дешифратор. Моя задача значительно упростилась. Навигаторы быстро вычислили Тхакен.

— Профессор Маклин выступил с иным заявлением, — заметил обозреватель общественного канала.

— Стив Маклин — высокомерный сноб и редкостный трус, — жестко сказал Храбров. — Он трясся от страха при каждом попадании в крейсер. Если бы я прислушивался к его советам, то Эдан до сих пор находился бы под властью горгов. Увидев вражеские суда, профессор хотел тут же развернуть корабли и бежать. Но зато у господина Маклина есть надежные покровители в Совете. Вот почему позиция паникера и дилетанта была признана верной, а командир эскадры обвинен в государственной измене.

— Вы намекаете на то, что Совет некомпетентен в военных вопросах? — уточнила худощавая темноволосая аланка.

— Не надо делать скоропалительных выводов, — вымолвил землянин. — Я лишь подробно разобрал конкретный случай. В результате непродуманных поспешных решений многие офицеры, героически сражавшиеся с насекомыми, предстали в средствах массовой информации чуть ли не врагами народа. Они, якобы, покушаются на демократические свободы нации. Чушь! Речь шла исключительно о боевой операции. И мы ее выполнили с честью. Местоположение планеты горгов больше не является секретом.

В помещении раздались громкие аплодисменты. Некоторые журналисты даже вскочили со стульев. Охранники невольно потянулись к оружию. Олесь глотнул воды и поднял вверх правую руку, прося тишины. Репортеры тотчас смолкли и сели.

— Что же касается инцидента на космодроме, я приношу искренние соболезнования семьям погибших оперативников, — проговорил русич. — К сожалению, другого выхода, как совершить побег, у меня не было. По странному стечению обстоятельств среди сотрудников службы контрразведки оказались члены подпольной организации посвященных. Мерзавцы даже не пытались скрываться.

— Кто организовал нападение на оборотней? — поинтересовался молодой парень в сером костюме.

— Мои друзья, — произнес Храбров. — После гибели генерала Байлота в ряде ведомств начались безжалостные репрессии. Честных, порядочных офицеров снимали с должности и высылали в отдаленные районы страны. Полковник Броквил — яркий тому пример. Разумеется, мириться с подобным положением вещей некоторые агенты не захотели. Именно им я обязан жизнью.

— Убийство Лизы Соул вписывается в данную схему? — раздалось откуда-то издалека.

— На этот вопрос через несколько дней ответят следователи, — бесстрастно сказал землянин.

— Назовите фамилии людей, спровоцировавших чистку? — воскликнула рыжеволосая девушка.

— Генерал Норклин, — не раздумывая, проговорил Олесь. — А вот по чьему приказу он действовал, выясняйте сами. Уверен, в этой истории немало темных пятен.

— Господин полковник, что вы думаете по поводу последних открытий ученых? — вымолвил мужчина с аккредитационной карточкой главного правительственного канала.

— Если можно, поподробнее, — произнес русич. — Кое-какие новости я слышал, но боюсь ошибиться.

— Два дня назад академия наук сообщила о создании принципиально нового ускорителя, — сказал аланец. — Теперь полторы-две тысячи «С» не предел. Если испытания пройдут удачно, через месяц начнется модернизация кораблей. А еще раньше археологи обнаружили на Униме древний архив. Согласно найденным документам, тасконцы, покинувшие планету перед катастрофой, обосновались где-то неподалеку от рассеянного скопления Плайд. Конечно, нужны подтверждения, но…

— Я понял ход ваших мыслей, — кивнул головой Храбров. — Перспективы действительно открываются неплохие. Во-первых, флот становится очень мобильным. Перелет от Сириуса до Солнца, Аридана, Китара будет занимать всего два-три дня. Распылять силы на защиту различных систем больше не нужно. Мы, наконец, получим преимущество в войне с горгами. Ну, а во-вторых, если унимийская колония и вправду существует, Союз приобретет в ее лице могущественного союзника.

— Значит, вы считаете, данные сведения необходимо проверить? — вымолвил журналист.

— Разумеется, — произнес землянин. — Столь ценную информацию нельзя оставлять без внимания.

— А вдруг потомки древней метрополии не захотят нам помогать? — спросил русоволосый мужчина, сидевший с краю. — За двести лет они ни разу не появились в родных местах.

— Данный факт настораживает, — согласился Олесь. — Однако я воздержусь от гипотетических рассуждений. Гадать о причинах такого поведения тасконцев абсолютно бесполезное занятие. Дальняя космическая экспедиция расставит все на свои места. Ну, а дальше пусть договариваются дипломаты.

— Господин Храбров, — со стула поднялась женщина лет тридцати в темно-синем брючном костюме. — На борту «Калаквии» было почти пятьсот человек. Вы чувствуете вину за их гибель?

В помещении воцарилась удивительная тишина. Репортеры не спускали глаз с русича.

— Я ждал этого вопроса, — сказал Олесь. — Мы не сомневались, что посвященные совершат на меня покушение. Но где? Наиболее уязвимая точка — Велаквил. Увы. Преступники избрали другой путь. Вряд ли родственники сгоревших в пламени взрыва людей примут мои извинения. Утрата близких невосполнима. И, тем не менее, я прошу прощения. Поверьте, никто не хотел подвергать риску пассажиров лайнера.

— Уважаемые господа, — внезапно вмешался Броквил, — пресс-конференция завершена. До заседания Совета двадцать минут. Полковнику Храброву нужно отдохнуть и подготовиться к встрече с руководством страны.

Землянин вежливо кивнул головой журналистам, вышел из-за трибуны и быстро скрылся в боковом коридоре. Стин и Гривин последовали за Олесем. Телохранители прикрывали спину русича. Сзади отчетливо слышался шум двигающихся стульев. Представители средств массовой информации торопливо покидали здание правительства. Они спешили передать отснятые сюжеты в эфир. Сегодня Храбров станет главным объектом новостей. Во время диалога с репортерами офицер поднял много щекотливых тем. Споры на Алане, Тасконе и Маоре разгорятся нешуточные.

Землянин остановился, привалился плечом к стене и тяжело выдохнул. Разговор получился нелегким. Правое колено неприятно подрагивало. Справиться с нервным напряжением никак не удавалось. А ведь это только начало! Впереди не менее страшная экзекуция. Тино бросил товарища в самое пекло внутриполитической борьбы. Хорошо, хоть, Лиза Соул мертва. Иначе Олесю бы несдобровать. Русич взглянул на часы. Броквил не солгал. Пора идти на заседание Совета.

В тот момент, когда Храбров направился к лифту, в коридоре показался начальник службы контрразведки. Замедлив шаг, землянин негромко произнес:

— Благодарю за помощь. Я совершено потерял счет времени.

— Ерунда, — махнул рукой полковник, подходя к Олесю вплотную. — Хищники и так неплохо полакомились.

— Вы о чем? — недоуменно вымолвил русич.

— О чем? — переспросил аланец. — О том, что Аято затеял опасную игру. Человек, раскачивающий лодку, может и сам вывалиться за борт. Любая откровенность хороша в меру.

— Лучшая защита — это нападение, — возразил Храброе. — После гибели Аргуса Байлота нас буквально смешали с грязью. Мы выдержали удар и теперь отвечаем той же монетой.

— Хотите отомстить Совету за обвинение в измене? — проговорил Броквил.

— Полковник, если бы дело было только во мне, — с горечью сказал землянин. — Проблема гораздо серьезнее. На кону судьба человечества. Разве тут до мелочных обид. Мы просто пытаемся раскрыть людям глаза на то, что происходит в мире. Ведь рано или поздно горги вновь вторгнутся в систему Сириуса. И прилетят не пятьдесят кораблей, а двести, триста, шестьсот… Это война на уничтожение. К сожалению, в руководстве Союза далеко не все понимают нависшую над страной опасность.

— И вы на них давите, — догадался аланец. — Что ж, желаю удачи.

— Спасибо за поддержку, — улыбнулся Олесь и двинулся к выходу.

Через несколько секунд русич был уже на третьем этаже. Те же голубые стены, темно-синее ковровое покрытие на полу и удивительная, пугающая тишина. Здесь нет привычной для дома правительства коридорной суеты. Вход сюда обычным сотрудникам запрещен. Допуск есть лишь у строго ограниченного числа лиц. Охранники внимательно посмотрели на Стина и Гривина, но останавливать агентов не стали. Обострять отношения с Храбровым сейчас никто не решался. Нарушались самые незыблемые правила. Ведь не дай бог с землянином что-нибудь случится. Тогда членам Совета точно не избежать отставки. Журналисты раздуют грандиозный скандал.


* * * | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 8 НОВОЕ НАЗНАЧЕНИЕ